<<
>>

Подход, основанный на логических заключениях, против подхода, основанного на непосредственных наблюдениях в отношении политик и институтов

В 2004 г. Wall Street Journal опубликовал статью, в основу которой легли опрос и последующие интервью с рядом нобелевских лауреатов по эконо мике (Wessel and Walker, 2004). Китаю во взглядах лауреатов Нобелевской премии на мир и на его будущее отводилось ведущая роль.
Большинство опрошенных нобелевских лауреатов полагали, что Китай обойдет Соединенные Штаты или Европейский союз через 75 лет. На вопрос о том. какая страна мира имеет лучшие экономические политики, они ответили: «Норвегия и Соединенные Штаты, а на втором месте — Китай». Профессор Гарри Марковиц из Университета штата Калифорния (Сан-Диего) на первое место поставил Соединенные Штаты, так как там, по его мнению, наиболее свободный рынок. Китаю же он отвел второе место. Профессор Роберт Манделл из Колумбийского университета заметил, что Дэн Сяопин сделал больше, чем кто бы то ни было в XX столетии, для повышения уровня жизни сотен миллионов людей, поскольку он «открыл страну для иностранных инвестиций». Профессор Джозеф Штиглиц, также из Колумбийского университета, высоко оценил успехи Китая в сфере экономического управления. Профессор Кеннет Эрроу из Стэнфордского университета, как отмечается в этой статье Wall Street Journal, «нехотя отдает должное» высоким экономическим показателям Китая.

Согласно исследованию ОЭСР в 2005 г. частный сектор произвел 71.2% промышленной продукции Китая — это самые последние опубликованные данные. Несмотря на всю спорность этого утверждения, позвольте мне принять его и сравнить Китай с рядом других стран. Получается, что доля частного сектора в произведенной промышленной продукции в Китае в 2005 г. была примерно такой же, что и доля частного сектора в произведенной промышленной продукции в Индии времен Индиры Ганди, т.е. в начале 1980-х гг. (В главе 5 приводится более подробная сравнительная информация по Китаю и Индии.) Крайне сложно увязать это наблюдение с той точкой зрения, что Китай занимает второе место после США в плане рыночных свобод.

И хотя Дэн Сяопин, вероятно, сделал больше, чем кто бы то ни было в XX столетии, для сокращения бедности, как отмечает профессор Манделл, приписывать всю заслугу в этом его политике вряд ли правильно. Наиболее впечатляющие темпы сокращения бедности наблюдались в Китае в то время, когда страна не имела прямых иностранных инвестиций — в начале 1980-х гг. И кстати сказать, после того, как Китай в 2001 г. вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО), уровень бедности в стране, как показывает статистика, вырос. (Я вернусь к этому вопросу в главе 5.)

Наиболее вероятной причиной того, что эти видные экономисты высказывают столь хвалебные мнения, является то. что на их оценку оказала существенное влияние доступная информация о достижениях Китая в плане роста ВВП. Поскольку показатели ВВП страны столь огромны, она, должно быть, имеет действенные экономические политики и институты. Это один из примеров подхода, основанного на заключениях, сделанных на основании доступных экономических результатов при исследовании китайской экономики. Для этих видных экономистов китайская экономика не является экономикой, требующей углубленного анализа: превосходные экономические показатели, должно быть, являются результатом превосходной экономической политики.

В главе 5 я демонстрирую, что зацикливаться только на данных по ВВП — это ошибка. Мое мнение здесь отнюдь не продиктовано распространенными критическими замечаниями в адрес статистики по ВВП о том, что данные по ВВП. возможно, недостаточно хорошо отображают затраты на ресурсы, степень деградации окружающей среды или такое субъективное ощущение человека, как благополучие. Я оставляю в стороне все эти усложнения общего характера, связанные с данными по ВВП. Мой главный аргумент заключается в том. что темпы роста ВВП Китая были высокими и в 1980-х. и в 1990-х гг., но при этом уровень благосостояния рядовых китайцев в эти два периода был весьма разным. В «предпринимательских» 1980-х высокие темпы роста ВВП сопровождались столь же высокими темпами роста дохода домохозяйства.

В «государственных» же 1990-х высокие темпы роста ВВП диссонировали с темпами роста дохода домохозяйств. В частности, темпы роста доходов в селе — лучшего мерила благосостояния большей части населения Китая — резко снизились по сравнению с 1980-ми. Другие индикаторы, такие как образование и здравоохранение в сельских районах, также указывают на существенные проблемы в 1990-х.

Вторая разновидность подхода, основанного на заключениях, говорит, что экономические политика и институты Китая выполняют разумные и нужные функции, даже если на первый взгляд может показаться, что им недостает традиционной экономической эффективности. Это более продвинутый подход, и он более подкреплен фактами, чем простое заявление, что Китай имеет хорошую экономическую политику. Он признает, казалось бы, несовместимые вещи — то, что Китай имеет много экономических и институтов, которые явно неэффективны, но при этом страна демонстрирует хорошие показатели (в плане ВВП). Ученые предлагают аналитические инструменты для разрешения этой несовместимости. И хотя существует несколько версий этого подхода, общим для них является аргумент, что эти на первый взгляд неэффективные политики имеют серьезные глубинные атрибуты эффективности, учитывая специфические условия Китая. Этот подход весьма широко распространен в экономике, и несколько научных работ, в которых он взят за основу, получили столь желанное освещение в специализированных журналах.

Позвольте мне привести несколько примеров. Одной из самых серьезных головоломок в исследовании китайской экономики представляется такое явление, как поселково-волостные предприятия. Лучше всех эту головоломку формулирует другой нобелевский лауреат, профессор Дуглас Норт. Он утверждает (2005):

Эта система, в свою очередь, обусловила возникновение поселково-волост- ных предприятий и последующее развитие, которое зиждилось на них. Но Китай не располагает четко очерченными правами собственности и по сей день остается страной с коммунистической диктатурой, а поселково-волостные предприятия едва ли походят на классическую фирму.

Было предпринято множество попыток пояснить суть поселково-волостных предприятий, корпоративного образования, которое представляется столь отличным от «стандартной фирмы». Наиболее популярной стала точка зрения, где на первый взгляд неэффективная государственная форма собственности — которую многие аналитики отождествляют с поселкововолостными предприятиями — представляется как переходной институт, созданный для того, чтобы преодолеть проблемы, связанные с государственным управлением19. Согласно этой точке зрения, пребывание фирм в собственности местных органов власти является решением проблемы отсутствия необходимого регулирующего законодательства. Во-первых, отсутствие нужных и действенных законов делает возможным расхищение активов физическими лицами. Во-вторых, отсутствие четких правовых норм создает проблему коррупции и для государственного сектора. Китайское государство, не сдерживаемое никакими институционными сдержками и противовесами, может экспроприировать частные активы, как ему заблагорассудится. Поэтому поселково-волостные предприятия обладают существенным преимуществом в столь неблагоприятной политической среде. Они находятся в собственности местных органов власти, и в силу общности интересов центральных и местных органов власти на них не распространяются риски экспроприации, действующие в отношении частных предпринимателей20.

Некоторые ученые логически вывели эффективные функции даже из наиболее неэффективных институтов. Например, тот общепризнанный факт, что возможности частного сектора в плане кредитов ограниченны, они считают не таким уж и неэффективным по своим последствиям. Финансовое подавление частного сектора имеет базовое экономическое обоснование — финансирование бюджетного дефицита в системе с недостаточно развитыми инструментами государственного финансирования. Тогда как в других странах существует опасение, что несдерживаемое государство — это «загребущие руки», подрывающие экономический рост (Frye and Shleifer, 1997), местные органы власти Китая рассматриваются как «дающие руки», поскольку в отношении них действуют эффективные ограничения в виде «федерализма, китайского стиля» (Montinola. Qian and Weingast, 1995).

Привлекательность этого взгляда просматривается легко. Возьмем, к примеру. пояснение об отсутствии надлежащих институтов. Оно имеет одну отличительную черту, которую можно охарактеризовать как «убить двух зайцев одним ударом». Она выделяет два атрибута китайской экономической системы, которые представляются неэффективными, если их анализировать по отдельности. — отсутствие политических самоограничений и государственная форма собственности. При объединении же этих атрибутов появляется функция эффективности, что хорошо подходит для Китая — страны, ассоциируемой как с высокими темпами роста, так и со множественными проявлениями микроэкономической неэффективности.

Этот взгляд на Китай, утверждающий эффективность его экономических институтов, часто формализуемый при помощи математических моделей и доказательств, имеет весьма большой вес в экономической науке. Научные работы, поддерживающие эту точку зрения, были опубликованы в ведущих журналах и активно цитируются экономистами широкого профиля, которые, возможно, не занимались детальным изучением Китая. В этой книге я беру на вооружение иной подход, в основе которого лежат непосредственные наблюдения в отношении институтов и политики. Он дает такое представление о китайских реформах, которое существенно отличается от традиционных точек зрения, описанных выше. Вместо того чтобы разрабатывать аналитические инструменты для разрешения китайских парадоксов, я задаюсь вопросом: а существуют ли эти парадоксы вообще? Вот какие вопросы исследуются в этой книге: •

Китай имеет высокие темпы роста ВВП, начиная с конца 1970-х гг., но обеспечил ли этот рост столь же ощутимое повышение благосостояния: •

действительно ли поселково-волостные предприятия находятся в общественной собственности: •

осуществлял ли Китай финансовые реформы в 1980-х: •

продолжились ли эти реформы в 1990-х: •

действительно ли китайской политической системе всегда недоставало сдерживающих инструментов?

Основная проблема заключается в деталях. Для формирования непосредственных наблюдений, в отличие от выведения заключений, о китайской экономике необходимо огромное количество информации и данных. С этой целью я провел детальное и широкое исследование государственных и банковских архивных документов, указов и директив. Подробная информация по этим документам/данным, их источники и информация по цитатам приведены в соответствующих частях этой книги, а здесь я хотел бы выделить один источник документальных данных, дабы продемонстрировать глубину своего исследования. Чтобы четко уяснить для себя финансовую политику Китая в отношении частного сектора, я изучил тысячи страниц 22-томного сборника внутренних документов Центрального банка, всех основных государственных коммерческих банков и сельских кредитных кооперативов.

В число этих банковских документов, изданных в период с 1982 по 2004 г.. входят выступления президентов банков перед своими сотрудниками, рабочие инструкции, направленные головными офисами банков региональным отделениям, правила внутреннего распорядка, регламентирующие вопросы отбора и оценки людских ресурсов, критерии и правила выдачи кредитов и пр. Несмотря на то что этот сборник банковских документов имеется в библиотеке Гарвардского университета и Китайского университета Гонконга, он, насколько мне известно, никогда не изучался западными учеными.

Чтобы уяснить для себя форму собственности поселково-волостных предприятий. я отыскал оригинал государственного документа, где приводится их детальное определение, а также множество других государственных документов и норм, имеющих отношение к этому вопросу. Помимо данных по ВВП и выработке продукции, я изучил данные и по другим показателям. Как я уже продемонстрировал, данные по инвестициям в основные фонды говорят об иной динамике эволюции политики в отношении частного сектора, нежели та, на которую указывают данные по выработке. Также я не стал всецело полагаться на ежегодник Chinese Statistical Yearbook, стандартный источник экономических данных, а изучил еще и базу данных по поселково-волостным предприятиям, составленную Министерством сельского хозяйства Китая. Министерство сельского хозяйство ведало сбором данных по поселкововолостным предприятиям, и в его базе данных разбивка по формам собственности гораздо более детальная, чем в Chinese Statistical Yearbook.

Для этой книги цифры ВВП и выработки продукции Китая — это начало анализа, а не его завершение. Я воспользовался результатами исследований на предмет доходов домохозяйств, проведенных Национальным бюро статистики в городских и сельских районах, чтобы изучить рост личного дохода. Помимо этого, я ознакомился с результатами нескольких исследований китайских фирм частного сектора. Совокупность этих качественных и количественных документальных данных дает несколько иную картину китайских реформ, нежели традиционные представления, сформулированные западными экономистами.

<< | >>
Источник: Хуан Я.. Капитализм по-китайски: Государство и бизнес / Яшэн Хуан ; Пер. с англ. — М.: Альпина Паблишерз. — 375 с.. 2010

Еще по теме Подход, основанный на логических заключениях, против подхода, основанного на непосредственных наблюдениях в отношении политик и институтов:

  1. Стандартизированный подход или подход, основанный на оценке риска?
  2. Стандартный подход и подход, основанный на оценке риска
  3. Глава 3 Торговый метод Ларри Вильямса Правда о рынке рождается из всеобъемлющих наблюдений, правильной логики и верных заключений, основанных на имеющихся под рукой данных. Л. Вильямс
  4. ПРИЛОЖЕНИЕ В РОЛЬ ТЕОРИИ: ИНСТИТУТЫ ЧАСТНОГО ПОРЯДКА, ОСНОВАННЫЕ НА РЕПУТАЦИИ
  5. Логический подход
  6. Глава 28 Стоимостной подход «за» и «против»
  7. ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД К ИНСТИТУТАМ
  8. К. КЛАРК: МАКРОСТРУКТУРНЫЙ ПОДХОД К ЭВОЛЮЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ
  9. ГЛАВА 5 Модели, основанные на пробоях
  10. ГЛАВА 18 ВЫПЛАТЫ, ОСНОВАННЫЕ НА АКЦИЯХ
  11. 6.3.2.1.1. Отношения и подходы к их изучению
  12. Конкурентное преимущество, основанное на издержках
  13. ХАРАКТЕРИСТИКИ ВХОДОВ, ОСНОВАННЫХ НА СКОЛЬЗЯЩИХ СРЕДНИХ
  14. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ИНЫХ НЕПОСРЕДСТВЕННО СВЯЗАННЫХ С НИМИ ОТНОШЕНИЙ
  15. ГЛАВА 6 Модели, основанные на скользящих средних
  16. Подход к трудовым отношениям
  17. ВХОДЫ, ОСНОВАННЫЕ НА СОЛНЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ
  18. Конкурентные              преимущества,              основанные на нематериальных ресурсах
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -