<<
>>

Приобретение акций создаваемого общества самим реорганизуемым обществом.

Приобретение является способом размещения акций, который непосредственно указан в Федеральном законе "Об акционерных обществах" (ст. 19). Применяется он исключительно в процессе реорганизации в форме выделения.
Смысл его состоит в том, что акции вновь созданного в процессе выделения общества получает само акционерное общество, а не его акционеры.

Данный способ обычно применяется как единственный, т.е. не совмещается с иными способами размещения. В частности, такая ситуация возникает, если решением о реорганизации акционерного общества в форме выделения предусматривается только приобретение акций акционерных обществ, создаваемых в результате выделения самим акционерным обществом, из которого осуществляется выделение. Однако данный способ может применяться как дополнительный, если при выделении используются иные способы размещения.

Несмотря на свое название, он с таким же успехом мог быть назван распределением акций при выделении самому акционерному обществу. Сам термин "приобретение" является в большой степени условным и какой-либо особой смысловой нагрузки, которая бы проявлялась в каком-то специальном регулировании, не несет.

Целый ряд исследователей проблем реорганизации полагают, что такого способа размещения при реорганизации существовать не должно. К примеру, Е.П. Дивер основывается на следующей общей посылке: "Участниками коммерческих организаций, создаваемых в результате реорганизации, должны становиться все или часть участников реорганизуемого юридического лица. В случаях, когда учредителем вновь возникшей коммерческой организации выступает реорганизуемое юридическое лицо, имеет место не реорганизация, а создание новой коммерческой организации путем учреждения". В связи с этим она, видимо, и полагает, что "реорганизуемое юридическое лицо не должно приобретать обязательственные права учредителя (участника) в юридическом лице - правопреемнике" <1>. Такая позиция, по нашему мнению, является излишне жесткой, поскольку реорганизация как институт должна служить прежде всего потребностям хозяйственного оборота, т.е. максимально обеспечивать его участников правовыми возможностями структурирования бизнеса. Выбор же способа этого структурирования - учреждение нового лица или выделение с приобретением акций - следует оставить на усмотрение самих участников гражданских правоотношений.

<1> Дивер Е.П. Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 9, 17.

Возмездное приобретение акций работниками преобразуемой коммерческой организации и иными лицами при преобразовании в акционерное общество работников (народное предприятие). Данный способ размещения ценных бумаг в процессе реорганизации предусмотрен исключительно Стандартами эмиссии. Даже Федеральный закон "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)", ст. 3 которого формально является основанием для его наличия, такого термина не употребляет.

Само существование этого способа размещения не может не вызывать удивление по следующей причине. Если этот способ применяется для акционеров реорганизуемого в народное предприятие акционерного общества, то не совсем ясна природа возмездного платежа. Ведь акционер уже владеет акциями, которые в процессе такой реорганизации аннулируются. Получается, что он не только не получает эквивалент стоимости своих акций, но еще и должен доплатить за акции создаваемого общества.

Здесь очевидно нарушаются права таких акционеров, при том что никакой разумной компенсации законом не предусмотрено.

Применение возмездных отношений к неакционерам - работникам акционерного общества в принципе вполне оправданно. Пунктом 8.3.6 Стандартов эмиссии для такого случая сделана специальная оговорка: "Дополнительные взносы и иные платежи за ценные бумаги, размещаемые при реорганизации юридического лица, а также связанные с таким размещением, не допускаются, за исключением возмездного приобретения акций при преобразовании в акционерное общество работников (народное предприятие)".

Никаких деталей применения такого способа размещения Стандарты эмиссии не содержат. По логике закона все остальные подробности должны содержаться в решении о реорганизации и договоре о создании народного предприятия. В частности, согласно п. 8.9.2 Стандартов эмиссии порядок приобретения ценных бумаг, предусмотренный решением о преобразовании, должен определять способ размещения - возмездное приобретение, количество приобретаемых акций каждой категории (типа) преобразуемого юридического лица. А ст. 3 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" указывает, что договор о создании народного предприятия должен содержать "указание формы оплаты акций народного предприятия".

Анализ всех способов размещения показывает, что их правовое регулирование нуждается в серьезной корректировке <1>. Как думается, для описания всех способов размещения ценных бумаг в процессе реорганизации можно вполне обойтись только двумя способами: конвертацией (преобразованием) и приобретением. Преобразованием надо признавать такой способ размещения, который означает предоставление владельцу ценной бумаги реорганизуемого общества ценных бумаг создаваемых компаний. Приобретение же предполагает ситуацию, когда акционер или само реорганизуемое общество получает в собственность ценные бумаги вновь созданных компаний без потери права собственности на ценные бумаги реорганизуемого общества.

<1> Вообще, несовершенство правового регулирования способов размещения ценных бумаг при реорганизации не может не вызывать удивление. В этом видится некоторая историческая несправедливость. Ведь вот что интересно: один из самых первых актов (а по полноте регулирования - точно самый первый) русского права, регулировавший вопросы создания и функционирования акционерного общества (и притом, как указывают некоторые авторы, первого русского акционерного общества (Пахман С. О задачах предстоящей реформы акционерного законодательства: Речь, написанная для произнесения в торжественном собрании Императорского Харьковского Университета, 30 августа 1861 года. Харьков: Университет. тип., 1861. С. 5; Горбачев И.А. Товарищества. Полные, на вере, кредитные, ссудо-сберегательные, трудовые и с переменным капиталом. Акционерные и паевые компании: закон и практика с сенатскими разъяснениями. М.: Юрид. кн. маг. И.К. Голубева, под фирмою "Правоведение", 1910. С. 222)), предусматривал создание акционерного общества не путем учреждения, а путем реорганизации. Так, в утвержденных Указом Павла I от 1 июля 1799 г. "О именовании компании, составившейся для промыслов и торговли по Северо-Восточному морю промыслов и торговли Российско-Американской компанией" Правилах для учреждаемой компании (ПСЗ. 1-е изд. Т. XXV: 1798 - 1799. Ст. 19030) отмечалось: "Компания сия не вновь учреждается, но составляется из двух частных компаний Голикова сШелиховою и Мыльникова с товарищами".

Интересно отметить, что документ содержал и самые первые в русской истории положения о размещении акций в процессе реорганизации. Суть их состояла в том, что часть акций оставлялась за имевшимися учредителями, а часть "прибавлялась" для распродажи всем желающим. Вот дословные положения этого документа: "Складственный первоначальный ея капитал состоит из 724000 рублей и разделен на 724 акции. Но как соучаствование в оной предоставляется не токмо и другим, сим промыслом, кроме вышесказанных участников, занимающихся, но даже и всем российским подданным вступать в сию компанию пожелающим: то и прибавляется, к ныне существующим 724, еще 1000 акций... Всяк российский подданный и чужестранный, записавшийся в вечное российское подданство, какого бы чина и состояния ни был, разумея о последнем, чтоб имел оседлость в недвижимом имении, может вступать на нижеписанных правилах в сию компанию. Но как со времени соединения сказанных... двух компаний Голикова с Шелиховою и Мыльникова с товарищами, некоторыя суда возвратились с богатым грузом, а о других получены хорошие известия о приращении капитала и о успехах разных заведений, то и не можно полагать цену акциям по той соразмерности, каковая при составлении сей компании наблюдалась; а по тому и надлежит при разпродаже прибавочных 1000 акций наблюдать нижеследующие постановления: считая со дня утверждения сих правил, купно с привилегиями Всемилостивейшее даруемыми сей компании, в течение 6 месяцев соединенная компания должна сделать поименованный список не токмо тем участникам, кои под сочиненным ею 3 августа 1798 года актом подписались, но и всем прочим, хотя и неподписавшимся, но имеющим участие в складственном первоначальном ея капитале по каким-либо условиям, и в случае согласия таковых на новое присоединение к компании, составя истинный баланс общему ея с ними совокупно имуществу... и разделяя всю сумму на число состоящих ныне акций, то есть на 724 части, вывести из сего цену каждой акции, и о том, не позже назначено выше сего срока, публиковать в газетах, печатаемых в обеих столицах; после же сего, не медля ни мало, начать принимать как желание, так и капиталы, во что каждая акция оценена будет, ото дня сей публикации через 6 месяцев".

Цитируемый документ, который содержит и иные положения о порядке размещения акций, несмотря на свой почтенный возраст, между тем является едва ли не единственным примером столь детального описания в русском праве вопросов размещения ценных бумаг при реорганизации.

Русское дореволюционное право вообще детально разработанной теории реорганизации не имело. Признавались факты возникновения, изменения и прекращения (ликвидации) юридической личности, к которой применялись общие правила прекращения договоров. К случаям прекращения (именно прекращения, не изменения, см., к примеру: Анненков К. Система русского гражданского права. 3-е изд., вновь переем. и доп. СПб., 1910. Т. 1: Введение и Общая часть. С. 262) относились и те действия, которые в ныне действующем законодательстве именуются реорганизацией. Из способов реорганизации, известных нам сегодня, упоминалось, и то не всеми авторами (см., к примеру: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По испр. и доп. 8-му изд., 1902. М.: Статут, 1997. С. 131 - 135; Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 118 - 119, 435), только слияние (иногда использовали слово "фузионирование"), которое разумелось как "частичная ликвидация" и признавалось "двух родов: 1) одна компания поглощается другой... и 2) две компании переходят в третью." (Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М.: Статут, 2000. С. 583; см. также: Анненков К. Указ. соч. С. 263 - 264; Победоносцев К. Курс гражданского права. 2-е изд., с перем. и доп. СПб., 1890. Часть третья: Договоры и обязательства. С. 531, 561 - 562; Федоров А.Ф. Торговое право. Одесса, 1911. С. 528; Писемский П. Указ. соч. С. 197 - 198). То есть, по существу, признавались собственно слияние и присоединение в сегодняшнем понимании. Однако детального описания процедуры и последствий реорганизации, в том числе и применительно к судьбе ценных бумаг, не имелось. Реорганизация не рассматривалась ни как основание прекращения существования ценных бумаг, ни как основание прекращения обязательств из них. Вот позиция Н.И. Ржондковского, отражающая взгляд на то, что является основанием прекращения бумаг: "Естественный способ прекращения прав, вытекающих из бумаг на предъявителя, есть исполнение обязательства, а вместе с тем и уничтожение самого документа или по крайней мере надпись о платеже... К способам прекращения принадлежит и давность (исковая)..." (Ржондковский Н.И. Бумаги на предъявителя (Нерсесов Н.О. О бумагах на предъявителя сточки зрения гражданского права. Историко-догматическое исследование. Москва, 1889) // Юридический вестник. 1892. Т. XI. Кн. первая и вторая, май - июнь. С. 119). В очень редких работах можно встретить какие-то суждения по указанному вопросу. К примеру, П. Писемский, анализируя последствия слияния, указывал: "При слиянии компании с другой существующей акционеры первой взамен имущества могут получить акции этой второй компании или иные имущественные выгоды; вообще свобода соглашения здесь полная" (Писемский П. Указ. соч. С. 198). Однако приведенную формулировку нельзя воспринимать как некое подобие нынешней конвертации - ее нужно рассматривать в контексте общего понимания русским правом вопросов реорганизации. Нельзя не отметить здесь справедливое мнение A.B. Венедиктова о том, что слияние не имело в русском праве "характера особого юридического института" (Шретер В. Рец. на книгу: Венедиктов A.B. Слияние акционерных компаний. (Изд. Петроградского Политехнического Института Императора Петра Великого, 1914. 369 стр. Ц. 2 р. 50 к.) // Юридический вестник. 1913. Кн. IX (I). С. 257). Это отражалось и на решении вопросов о судьбе ценных бумаг. Поскольку слияние рассматривалось как прекращение, то и возникал вопрос об отчуждении имущества. Однако, как следует и из вышеупомянутого Указа Павла I, и из иных актов, как минимум для акции размещение при слиянии в то время ничем не отличалось от процедуры размещения при учреждении компании. Относительно судьбы иных ценных бумаг закон хранил молчание.

Ситуация и во времена НЭПа не может быть охарактеризована в этом вопросе однозначно. С одной стороны, каких-то существенных законодательных постановлений по указанному вопросу мы не имеем. В литературе часто встречаются те же формулировки про слияние, что и в дореволюционном праве (см., к примеру: Данилова Е.Н. Товарищества // Советское хозяйственное право. С. 188; Израэлит М.Н. Акционерные общества. Правовые основания деятельности акционерных обществ (с участием и без участия государственного капитала). М.: Экономическая жизнь, 1927. С. 52 - 53). Однако некоторые авторы пытаются показать разницу в правовых режимах способов слияния (так, В.Ю. Вольф отмечал: "Юридическая природа обоих случаев совершенно различна, так как в первом случае прекращение присоединяющегося общества сопровождается лишь (и то не всегда) увеличением основного капитала присоединяющего общества, а во втором случае прекращение двух обществ сопровождается процессом учреждения нового общества" (Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М.: Финансовое изд-во, 1927. С. 145)), а также указывают и на иные способы реорганизации, к примеру на разделение (см.: Шретер В. Советское хозяйственное право (право торгово-промышленное). М.; Л.: Госиздат, 1928. С. 178; Стучка П.И. Общая часть гражданского права. М.: Изд-во Коммунистической академии, 1929. С. 94). Появляется, видимо, в этот период и понимание отличия порядка размещения акций при реорганизации от порядка размещения акций при учреждении. Это можно проследить на примере работ В. Шретера, В. Вольфа и И. Брауде. Так, В. Шретер отмечал, что "положение об акционерных обществах... молчит о правах акционеров прекращающегося в силу слияния общества. Между тем акционеры должны быть в данном случае компенсированы в особом порядке, ибо после передачи всего имущества общества другому обществу их акции утрачивают всякую ценность... В силу общепринятой практики, в таких случаях взамен утрачивающих силу акций старым акционерам выдаются или акции вновь образуемых обществ, или акции поглощающего общества, которое для сего выпускает новую серию акций" (Шретер В. Советское хозяйственное право (право торгово-промышленное). С. 179). И. Брауде по этому вопросу в своих работах 1923 и 1926 гг. отмечал: "Слияние может иметь две формы: или оба слившихся акционерных о-ва прекращают свою самостоятельную деятельность и образовывают новое акционерное о-во, причем в этом случае акционеры обоих о-в обменивают свои акции на акции нового о-ва, или одно о-во, прекращая свою самостоятельную деятельность, вливается в другое о-во, которое, соответственно, увеличивает свой основной капитал; в последнем случае лишь акционеры прекращающего свою деятельность о-ва меняют свои акции на акции дополнительного выпуска другого о-ва" (Брауде И. Акционерные общества и товарищества в торговле и промышленности: Сборник действующих узаконений с кратким комментарием и приложением примерного устава акц. общества и договора полного товарищества / Вступ. ст. В.Ю. Вольфа. Пг., 1923. С. 36; Он же. Акционерные общества и товарищества в торговле и промышленности: Сборник действующих узаконений с кратким комментарием и приложением примерного устава акц. общества и договора полного товарищества. 2-е изд., доп. и испр. М.: Право и жизнь, 1926. С. 33). В.Ю. Вольф комментировал этот момент следующим образом: "Предусмотренное ГК слияние общества с другим акционерным обществом есть не что иное, как прекращение одного (или обоих) обществ, с последующей ликвидацией их путем отчуждения предприятия на ходу присоединяющемуся или вновь учреждаемому обществу и с эвентуальной выдачей эквивалента в виде акций этого общества" (Вольф В.Ю. Указ. соч. С. 147).

После изучения основных особенностей процедуры эмиссии ценных бумаг при реорганизации правомерно поставить вопрос: с какого момента возникают ценные бумаги в этой процедуре как самостоятельные объекты гражданских прав?

Для ответа на данный вопрос мы опять должны рассмотреть позицию Верховного Суда РФ (решение от 10 июля 2000 г. N ГКПИ 00-520), в котором суд посчитал, что "аннулирование государственной регистрации выпуска ценных бумаг прекращает существование ценных бумаг данного выпуска как объектов гражданского оборота". То есть с точки зрения позиции суда и в этом случае акции возникают с момента государственной регистрации. Однако при ближайшем рассмотрении процедуры реорганизации данная гипотеза не выдерживает никакой критики. Ведь в процедуре реорганизации получается, что размещение ценных бумаг уже состоялось (до государственной регистрации их выпуска), т.е. предполагается, что акции как объекты гражданских прав существуют (хотя с ними и нельзя совершать никаких сделок в силу требований Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов"), а государственной регистрации еще нет!

Более того, детальное рассмотрение процедуры реорганизации вообще приводит нас к парадоксальному выводу. Согласно п. 8.3.8 действующих Стандартов эмиссии ценных бумаг сами ценные бумаги юридических лиц, реорганизуемых путем присоединения, при их конвертации погашаются (аннулируются) путем проведения операции в реестре ценных бумаг регистратором. А значит, никакого отдельного регистрационного действия со стороны ФСФР России в части аннулирования государственной регистрации действующее законодательство не предусматривает. Получается, что акций нет, но, если следовать логике Верховного Суда, они существуют.

С конвертацией ценных бумаг в процессе реорганизации вообще картина интересная. Рассмотрим для примера конвертацию при слиянии акционерных обществ (под которым ст. 16 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних). Отмечено, что с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица (акционерного общества) аннулируются выпуски акций (акции) сливающихся обществ. Акции как объекты гражданских прав прекращают свое существование. Однако на основании того количества акций, которое принадлежало акционеру, ему на лицевой счет в системе ведения реестра или на счет депо в депозитарии начисляются акции вновь созданного юридического лица. Такие акции, как отмечено в Законе, размещаются путем конвертации в соответствии с установленным решениями о реорганизации и договором о слиянии порядком и соотношением (коэффициентом) конвертации. Если подлежащие конвертации акции принадлежат на праве собственности какому-либо из обществ, участвующих в слиянии, они должны быть погашены. По прямому указанию закона действия по размещению ценных бумаг и аннулированию (погашению) ранее существовавших ценных бумаг производятся одновременно (см. п. п. 8.3.4 и 8.3.8 действующих Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг). В Стандартах эмиссии, в частности, отмечено, что: а) размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате слияния, осуществляется в соответствии с договором о слиянии в день государственной регистрации этого юридического лица и б) ценные бумаги юридических лиц, реорганизуемых путем слияния, при их конвертации погашаются (аннулируются). Смысл данной конструкции понятен: акционер, одномоментно теряя старые права, приобретает новые, при этом отсутствует (с правовой, конечно, точки зрения) какой-либо срок, в течение которого лицо не владеет ничем.

Однако справедливости ради отметим, что одновременность действий в данном случае представляет собой не более чем условность (фикцию). То есть юридически они осуществляются одновременно, но фактически должны осуществляться последовательно. Связано это с тем, что нужно сначала бумаги разместить, а уже потом старые бумаги аннулировать. Если будет иметь место обратная последовательность, то возникнет правовая коллизия: не будет бумаг, которые необходимо конвертировать.

Значит, для процедуры эмиссии при реорганизации факт государственной регистрации выпуска не является тем фактом, от которого мы отсчитываем существование акции как объекта гражданских прав. Однако мы не можем поддержать здесь и логику Федерального закона "О рынке ценных бумаг", согласно которой акции возникают с момента их размещения, ведь для того, чтобы всеми исследованными нами способами их разместить, самому акционерному обществу их надо уже иметь. Более того, следует отметить, что при реорганизации может иметь место ситуация, когда государственная регистрация выпуска вообще не осуществляется и выпуску не присваивается государственный регистрационный номер. В частности, в случае, если реорганизация акционерного общества в форме разделения или выделения осуществляется одновременно со слиянием или с присоединением, государственная регистрация выпуска ценных бумаг и государственная регистрация отчета об итогах выпуска ценных бумаг, размещаемых при такой реорганизации в форме разделения или выделения, не осуществляются. В этом случае бумагам присваивается идентификационный номер.

Вывод напрашивается для нас следующий: в анализируемом нами случае реорганизации факт, после которого акция признается полноценным объектом прав, - это не момент размещения и не момент государственной регистрации. В случае реорганизации акции создаются через сложную систему юридических фактов - корпоративных решений и действий субъектов учетной системы <1>. Здесь вообще очень сложно выявить момент появления бумаг. В тех процедурах реорганизации, которые характеризуются прекращением существования старого общества и возникновением нового и сопровождаются конвертацией, перед нами очевидно сложный акт, который составляют государственная регистрация вновь возникшего общества и действия субъекта учетной системы по начислению новых бумаг. Аналогично и в ситуации, когда реорганизуемое общество не прекращает существование (выделение), которое сопровождается применением способов распределения и приобретения.

<1> Есть вероятность, что согласно действующему законодательству и в этом случае государственная регистрация играет не последнюю роль. Так, согласно п. 3.2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27, в реестре в том числе должна содержаться в качестве информации о выпуске ценных бумаг эмитента информация о "дате государственной регистрации и государственный регистрационный номер выпуска ценных бумаг, наименование регистрирующего органа, осуществившего государственную регистрацию выпуска ценных бумаг". То есть по логике вещей реестр не будет вестись до тех пор, пока не будет государственной регистрации. А раз нет реестра - нет и бумаг.

Что прекращает существование ценных бумаг, возникших при реорганизации? Законодательство ответа на этот вопрос не дает. Можно попытаться наложить на эту процедуру правила ст. ст. 26 и 51 Федерального закона "О рынке ценных бумаг". И здесь мы столкнемся с весьма интересными вещами. Если процедуру признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся еще можно представить (хотя и здесь это некорректно, поскольку надо не выпуск признавать несостоявшимся, а устранять юридическое действие факта, который повлек возникновение ценных бумаг, при всей его неясности в этом случае), то представить процедуру признания выпуска ценных бумаг недействительным сложно. В самом деле, что будет его последствием при слиянии и преобразовании, к примеру? Ведь реорганизовавшихся акционерных обществ уже нет, значит, их надо "реанимировать"? Но как это сделать и, самое главное, с какими издержками этот процесс связан? Процедура "реанимации" прекратившего существование юридического лица в законе вообще не прописана. Неясно, можно ли это сделать, и если можно, то как?

В целом, оценивая эту процедуру, нельзя не сказать о полном хаосе в ее регулировании в законодательстве. Более неурегулированного участка в процедуре эмиссии на сегодняшний день мы просто не знаем. Как думается, законодателю стоит подумать о более качественном и детальном ее регулировании.

В частности, нам представляется странным, что государство фактически устранилось в этом случае от предварительного контроля за допуском на рынок новых ценных бумаг. Само по себе закрепление в законе "перевернутой" процедуры эмиссии, когда сначала осуществляется размещение, а уже потом государственная регистрация, в качестве едва ли не формальной процедуры представляется неверным. Необходимо закрепить и в случае реорганизации общую процедуру, когда сначала осуществляется государственная регистрация выпуска ценных бумаг (ценные бумаги создаются), а уже потом происходит их размещение. Здесь может возникнуть много вопросов технического характера, а именно до момента создания нового юридического лица (прекращения реорганизуемого) не всегда ясно то количество ценных бумаг, которое понадобится для конвертации и распределения, однако эти вопросы не являются, с нашей точки зрения, препятствием.

Ж) Особенности процедуры эмиссии ценных бумаг при учреждении акционерных обществ.

Процедура эмиссии акций при учреждении акционерного общества по своим характеристикам очень схожа с описанной выше процедурой реорганизации хотя бы по той причине, что ст. 19 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", также как и при реорганизации, указывает, что при учреждении акционерного общества размещение эмиссионных ценных бумаг осуществляется до государственной регистрации их выпуска, а государственная регистрация отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг осуществляется одновременно с государственной регистрацией выпуска эмиссионных ценных бумаг.

Однако есть и некоторые особенности. Первая из них заключается в том, что двумя способами размещения ценных бумаг в этом случае являются согласно Стандартам эмиссии (п. 3.1.1): -

распределение акций среди учредителей акционерного общества и -

приобретение акций единственным учредителем в случае учреждения акционерного общества одним лицом.

Согласно Стандартам эмиссии размещение акций осуществляется в день государственной регистрации акционерного общества и до государственной регистрации их выпуска.

Стандарты эмиссии также отмечают, что такое размещение осуществляется либо на основании договора о создании акционерного общества (если учредителей двое и больше), а в случае учреждения акционерного общества одним лицом - на основании решения об учреждении акционерного общества, принятого единственным учредителем акционерного общества.

Это позволяет нам утверждать, что в случае учреждения учредители (учредитель) как бы создают сами акции договором между собой (или решением учредителя). Именно эти договор и решение являются теми фактами, после наступления которых мы можем говорить о создании ценных бумаг как объектов гражданского права.

Относительно процедуры прекращения существования ценных бумаг в этом случае существуют такие же неясности, как и при реорганизации. Решение этих проблем нам также представляется правильным находить в том, чтобы предварительно осуществлять государственную регистрацию ценных бумаг, а уже затем их размещать. 3)

Особенности процедуры эмиссии биржевых облигаций.

Процедура эмиссии биржевых облигаций (ст. 27.5.2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг") имеет много особенностей. Основная из них состоит в том, что их эмиссия осуществляется без государственной регистрации их выпуска, регистрации проспекта и государственной регистрации отчета об итогах их выпуска по решению эмитента. По большому счету можно сказать, что такая процедура осуществляется при минимальном участии государства в создании ценных бумаг, поскольку состоит она в допуске биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже, который сама же фондовая биржа и осуществляет.

Для запуска всей этой процедуры необходимо одно важное юридическое условие: ценные бумаги потенциального эмитента биржевых облигаций должны котироваться на фондовой бирже.

Первым этапом в процедуре эмиссии биржевых облигаций является утверждение эмитентом документов, на основании которых будет осуществляться соответствующий допуск. К числу таких документов относятся решение о выпуске биржевых облигаций и проспект биржевых облигаций.

Далее, эмитент биржевых облигаций должен представить соответствующие документы фондовой бирже. Такие документы для допуска биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже в процессе их размещения должны быть представлены не позднее одного месяца с даты утверждения проспекта биржевых облигаций. Допуск, который в данном случае является своего рода аналогом процедуры государственной регистрации, осуществляется на основании заявления эмитента, к которому прилагаются решение о выпуске биржевых облигаций, проспект биржевых облигаций, документы, подтверждающие соблюдение эмитентом требований законодательства, определяющих порядок и условия принятия решения о размещении облигаций, утверждения решения о выпуске (дополнительном выпуске) облигаций и проспекта облигаций, а также других требований, соблюдение которых необходимо при осуществлении эмиссии облигаций. Исчерпывающий перечень таких документов определяется правилами допуска биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже, утвержденными фондовой биржей. Требования к документам устанавливаются ведомственными актами регулятора. Они в основном носят "облегченный" характер, поскольку позволяют эмитенту не включать в документы множество сведений, которые включаются при обычной эмиссии (показатели финансово-экономической деятельности эмитента, сведения о рыночной капитализации эмитента и его обязательствах и т.п.).

Фондовая биржа, осуществляющая допуск биржевых облигаций к торгам, обязана проверить документы, представленные для допуска биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже, на предмет соответствия полноты содержащейся в них информации требованиям, установленным законодательством.

Датой допуска биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже является дата принятия соответствующего решения уполномоченным органом фондовой биржи.

При допуске биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже в процессе размещения их выпуску присваивается индивидуальный идентификационный номер. Порядок присвоения идентификационных номеров выпускам биржевых облигаций и аннулирования индивидуальных номеров (кодов) дополнительных выпусков биржевых облигаций устанавливается федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг. В случае принятия решения о допуске биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже на каждом экземпляре решения о выпуске биржевых облигаций и проспекта биржевых облигаций фондовой биржей указывается ее наименование, делается отметка о допуске биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже и дате такого допуска, а также указывается идентификационный номер, присвоенный выпуску биржевых облигаций фондовой биржей.

После допуска облигации могут размещаться через биржу. Процедура размещения таких бумаг имеет свои особенности: размещение осуществляется путем открытой подписки на торгах фондовой биржи. Эмитент обязан завершить размещение биржевых облигаций в срок, установленный решением об их выпуске, но не позднее одного месяца с даты начала размещения биржевых облигаций. Не позднее следующего дня после окончания срока размещения биржевых облигаций либо не позднее следующего дня после размещения последней биржевой облигации в случае, если все биржевые облигации выпуска размещены до истечения указанного срока, фондовая биржа обязана раскрыть информацию об итогах выпуска биржевых облигаций и в письменной форме уведомить об этом федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Предусмотрены в этой процедуре и специальные меры реагирования со стороны регулятора. Так, размещение биржевых облигаций, допущенных к торгам на фондовой бирже, может быть приостановлено федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг или фондовой биржей до устранения нарушений в пределах срока размещения биржевых облигаций при обнаружении следующих нарушений:

а) нарушение эмитентом в ходе эмиссии биржевых облигаций требований законодательства Российской Федерации;

б) наличие в документах, на основании которых биржевые облигации в процессе их размещения были допущены кторгам на фондовой бирже, недостоверной информации.

Обратим внимание, что полномочия регулятора в отношении таких бумаг начинают действовать с момента начала размещения, но не ранее, тогда как в обычной процедуре признания выпуска ценныхбумаг несостоявшимся регулятор имеет гораздо больше полномочий.

Что считать моментом возникновения ценных бумаг в этой процедуре? Как думается, есть все основания считать таким фактом допуск фондовой биржей биржевых облигаций к торгам на фондовой бирже, т.е. дату принятия соответствующего решения уполномоченным органом фондовой биржи. Именно после этой даты эмитент таких облигаций вправе их размещать на торгах фондовой биржи.

Здесь просматривается прямая аналогия с этапом государственной регистрации при обычной эмиссии. Кстати, предлагаемая нами логика, которая заключается в отрицании за этапом размещения правообразующего для ценных бумаг характера, подтверждается в еще большей степени.

Ведь если признать правоту Закона (ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг"), то получается весьма странная ситуация: на торгах фондовой биржи инвесторы покупают непонятно что. Но торговать на бирже воздухом нельзя. В данном случае очевидно, что инвесторы приобретают именно ценные бумаги, т.е. объекты права, которые были созданы допуском биржей их кторгам.

Однако опять нельзя не заметить некоторую нелогичность закона. Согласно Закону и Стандартам эмиссии до истечения срока размещения биржевых облигаций их выпуск может быть признан несостоявшимся федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг или фондовой биржей в следующих случаях:

а) делистинг акций всех категорий и типов эмитента биржевых облигаций;

б) неустранение эмитентом нарушений, явившихся основанием для приостановления размещения биржевых облигаций, в течение срока, указанного в решении о приостановлении размещения биржевых облигаций.

По логике закона получается, что правовая судьба биржевых облигаций привязана к правовой судьбе других ценных бумаг эмитента облигаций и дефекты таких бумаг (делистинг) самым прямым образом сказываются на правовой судьбе облигаций.

<< | >>
Источник: Габов A.B.. Ценные бумаги: вопросы теории и правового регулирования рынка. М.: Статут. 1104 с.. 2011
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Приобретение акций создаваемого общества самим реорганизуемым обществом.:

  1. 7.7. ПРИОБРЕТЕНИЕ КРУПНОГО ПАКЕТА АКЦИЙ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА
  2. Распределение среди акционеров реорганизуемого общества.
  3. Право предъявить акции для приобретения акционерным обществом.
  4. РАЗМЕЩЕНИЕ ОБЩЕСТВОМ АКЦИЙ И ИНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ
  5. Право на предъявление акций к выкупу акционерным обществом.
  6. УЧЕТ И ОТЧЕТНОСТЬ, ДОКУМЕНТЫ ОБЩЕСТВА. ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕ
  7. Способы защиты акций и долей в уставном капитале хозяйственных обществ
  8. Акционерное страховое общество. Виды страховых обществ
  9. Разделение общества
  10. ПРИОБРЕТЕНИЕ АКЦИЙ