<<
>>

6.3.4. Деятельность эмитента по ведению реестра и деятельность по управлению ценными бумагами, связанная исключительно с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам

Деятельность данных субъектов, если так можно выразиться, представляет собой "серую" зону в правовом регулировании профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Дело в том, что законодательство, фиксируя, что профессиональные виды деятельности должны осуществлять профессиональные участники рынка ценных бумаг, к которым предъявляются повышенные и специальные требования, да к тому же (по крайней мере в действующей концепции) на основании специальной лицензии, до сих пор признает возможность осуществления некоторых видов такой деятельности непрофессиональными участниками.

Причем интересно, что, как нам кажется, есть общее понимание того, что это (по крайней мере в отношении эмитентов) совершенно неправильно, но закон до сих пор остается без изменения.

Наиболее известным примером является осуществление эмитентом деятельности по ведению реестра своих ценных бумаг.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" держателем реестра может быть эмитент или профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по ведению реестра на основании поручения эмитента. Как следует из Закона, эмитент вправе осуществлять ведение реестра самостоятельно, если число владельцев ценных бумаг не превышает 500. Данное правило несколько скорректировано в отношении акционерных обществ. В соответствии со ст. 44 Федерального закона "Об акционерных обществах" держателем реестра акционеров общества может быть само акционерное общество, если число акционеров не превышает 50.

Еще одним примером деятельности, которую вправе осуществлять сам эмитент, является правило ст. 27.5.3 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", в соответствии с которым ведение реестра российских депозитарных расписок может осуществляться их эмитентом - депозитарием независимо от числа владельцев российских депозитарных расписок.

Однако этот пример нами рассматриваться здесь не будет, поскольку такую деятельность ведет не просто эмитент, а субъект учетной системы - депозитарий. В этом смысле какая-никакая лицензия у него все-таки есть, да к тому же есть и правила осуществления ведения реестра, которые обеспечивают достаточную квалифицированность его действий и создают определенные гарантии для владельцев ценных бумаг (см. Приказ ФСФР России от 18 марта 2008 г. N 08-9/пз-н "Об утверждении Положения о порядке ведения реестра владельцев российских депозитарных расписок").

Другое дело - ведение реестра самим эмитентом - непрофессиональным участником. Проблема состоит в том, что каких-то внятно сформулированных требований ктакой деятельности эмитента законодательство не предъявляет. А это создает известные проблемы для владельцев ценных бумаг. Дошло до того, что даже высшие судебные инстанции были вынуждены разъяснить, казалось бы, вещь очевидную: правовой статус работника и акционера - это совершенно разные и не связанные друг с другом статусы.

Проблему попытался решить регулятор. ФСФР России был издан Приказ от 27 декабря 2007 г. N 07-113/пз-н "О требованиях к порядку ведения реестра владельцев именных ценных бумаг эмитентами именных ценных бумаг". В соответствии с этим документом было установлено, что в случаях, когда в соответствии с законодательством Российской Федерации ведение реестра владельцев именных ценных бумаг осуществляется эмитентами самостоятельно, такие эмитенты помимо требований к порядку ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, должны соблюдать требования, установленные указанным Приказом. А главным таким требованием было наличие в штате эмитента не менее одного работника, имеющего квалификационный аттестат специалиста финансового рынка по ведению реестра владельцев ценных бумаг. На наш взгляд, требование не просто здравое, а совершенно необходимое. Однако по-иному решила высшая судебная инстанция.

Решением Верховного Суда РФ от 16 мая 2008 г. N ГКПИ08-1154, оставленным в силе Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 22 июля 2008 г. N КАС08-379, соответствующий пункт Приказа был отменен. А поэтому отпала и надобность в самом Приказе - он также был отменен.

Логика Верховного Суда РФ, в принципе, безупречна, если подходить к проблеме узконормативно (формально). По мнению Суда, "законодателем предоставлено эмитенту право выбора при решении вопроса о том, кто будет осуществлять сбор, фиксацию, обработку, хранение и предоставление указанных данных". Суд отметил, что, оказывается, "случаи, когда эмитент не может самостоятельно осуществлять деятельность по ведению реестра и в обязательном порядке должен поручить ее профессиональному участнику рынка ценных бумаг, носят исключительный характер и специально оговорены в законе". Закрепив же в п. 2.2 Приказа предписание, обязывающее эмитента именных ценных бумаг иметь в штате не менее одного работника, имеющего квалификационный аттестат специалиста финансового рынка по ведению реестра владельцев ценных бумаг, ФСФР России "тем самым распространила квалификационное требование, необходимое для выдачи профессиональному участнику рынка ценных бумаг лицензии на осуществление деятельности по ведению реестра, на эмитентов, что не может быть признано правомерным, поскольку в Законе такого условия для осуществления эмитентами деятельности по ведению реестра не имеется". С такой логикой согласилась и кассационная инстанция (вышеупомянутое Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ).

Еще раз отметим: формально все правильно, но вот по сути... По сути, данное решение закрепляет и легализует практику массовых нарушений прав акционеров эмитентами, самостоятельно ведущими реестр <1>.

<1> Это прежде всего проблема ведения параллельных реестров (см., к примеру: Добровольский В.И. Применение корпоративного права: Практическое руководство для корпоративного юриста. М.: Волтере Клувер, 2008.

С. 317 - 320).

Кстати, отметим, это не единственная коллизия, порождаемая правом эмитента вести реестр самостоятельно. Другая высшая судебная инстанция - Высший Арбитражный Суд РФ - рассматривала коллизии, возникающие в связи с осуществлением эмитентом, ведущим реестр самостоятельно, сделок с ценными бумагами, по которым он обязался (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 февраля 2000 г. N 5784/99).

В данном примере ООО "Бакалея" обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО "Магнитогорская пищевая компания" о признании недействительным заключенного между сторонами договора, согласно условиям которого первое передает второму помещение магазина с торговым оборудованием, а второе, в свою очередь, передает первому 9007 простых акций ОАО "Магнитогорская пищевая компания", и о применении последствий недействительности сделки. Исковые требования были мотивированы тем, что ответчик не имел права осуществлять сделки со своими акциями, поскольку одновременно являлся регистратором и эмитентом. Решением первой инстанции в иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено, исковые требования удовлетворены. Федеральный арбитражный суд Уральского округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

Однако Президиум ВАС РФ не поддержал апелляционную и кассационную инстанции. В основу его позиции были положены следующие аргументы. Согласно ст. 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" юридическое лицо, осуществляющее деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, не вправе осуществлять сделки с ценными бумагами эмитента, зарегистрированного в системе ведения реестра ценных бумаг. ОАО "Магнитогорская пищевая компания" выступало держателем реестра акционеров своего общества. По мнению ВАС РФ, заключая спорные сделки, ответчик действовал в рамках Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 72 которого обществу предоставлено право реализации выкупленных акций. По мнению ВАС РФ, ст.

8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" необоснованно применена судами апелляционной и кассационной инстанций, поскольку она регулирует деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг (на что указывает раздел, в котором она содержится), каковым ответчик не является.

В обоих случаях (и в решении Верховного Суда, и в Постановлении Президиума ВАС РФ) прослеживается отчетливая тенденция: не применять ст. 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" к лицам, которые не осуществляют профессиональную деятельность или не обладают правовым статусом профессионального участника рынка ценных бумаг.

Выходом из этой ситуации, на наш взгляд, должно быть изменение концепции Закона: эмитент не может осуществлять деятельность, которая в Законе называется профессиональной. Ведение реестра должно осуществляться только субъектом учетной системы, и соответствующие изменения должны быть внесены в ст. 8 Федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Еще одним примером осуществления профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг непрофессиональным участником является ст. 5 Федерального закона "О рынке ценных бумаг", которая предусматривает, что наличия лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам.

Такое исключение нам также не кажется правильным. Цель его понятна - упорядочить отношения, связанные с выдачей доверенности на осуществление прав, закрепляемых ценной бумагой, какому-либо лицу, не являющемуся профессиональным участником. В противном случае возникает соблазн признать действия такого представителя неправомерными, что может привести к нарушению прав самого владельца ценных бумаг. Однако, для того чтобы избежать здесь коллизий, можно было пойти по другому пути: указать, что такие случаи не являются профессиональной деятельностью.

<< | >>
Источник: Габов A.B.. Ценные бумаги: вопросы теории и правового регулирования рынка. М.: Статут. 1104 с.. 2011

Еще по теме 6.3.4. Деятельность эмитента по ведению реестра и деятельность по управлению ценными бумагами, связанная исключительно с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам:

  1. 11.2. УПРАВЛЯЮЩИЕ КОМПАНИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО УПРАВЛЕНИЮ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ
  2. 54. Депозитарная деятельность и деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг.
  3. 5.7. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг
  4. 11.4. ВЕДЕНИЕ РЕЕСТРА ВЛАДЕЛЬЦЕВ ЦЕННЫХ БУМАГ И ДЕПОЗИТАРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  5. Статья 8. Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг
  6. Исполнение обязательств эмитента по ведению реестра перед владельцами ценных бумаг.
  7. 3.3. Брокерская, дилерская деятельность. Деятельность по управлению ценными бумагами
  8. Статья 29. Переход прав на ценные бумаги и реализации прав, закрепленных ценными бумагами
  9. 5.5. Деятельность по управлению ценными бумагами
  10. 2.3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО УПРАВЛЕНИЮ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ
  11. Статья 5. Деятельность по управлению ценными бумагами
  12. 6.2.3. Деятельность по управлению ценными бумагами
  13. 22.1. Виды деятельности банка с ценными бумагами Ценные бумаги
  14. 3.6. Деятельность по ведению реестра. Совмещение видов профессиональной деятельности
  15. 2.5. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ВЕДЕНИЮ РЕЕСТРА
  16. Регуляторы финансовых рынков: Комиссия по регулированию банковской деятельности, Комиссия по регулированию страховой деятельности и Комиссия по ценным бумагам
  17. 6.2.6. Деятельность по ведению реестра
  18. 4. ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ И ДЕНЕЖНЫМИ СРЕДСТВАМИ, ИНВЕСТИРУЕМЫМИ В ЦЕННЫЕ БУМАГИ
  19. Глава 2 ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАНКОВ ПО РАБОТЕ С ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ
  20. 7.4.1. Вызывное производство (восстановление прав по утраченным предъявительским и ордерным ценным бумагам)