<<
>>

1.2. Теоретико-методологический конструкт исследования процессов управления человеческим капиталом в современных высококонкурентных российских условиях

В современной синтетической теоретико-методологической ситуации исследователь неизбежно сталкивается с проблемой адекватности выбора методологических средств исследования целям и задачам своего исследования. Поскольку чаще всего привести четкие и достаточные аргументы в пользу выбора исследователем той или иной методологии не представляется возможным, постольку чаще всего исследователь опирается на гипотетическое соответствие предмета исследования и метода исследования. Кроме того, продуктивным будет выбор методы, позволяющей видеть поставленную проблему во всем множестве граней.

Исходя из перечисленных сложных условий выбора метода исследования, в качестве основы теоретико-методологического конструкта исследования управления человеческим капиталом в современных высококонкурентных условиях была выбрана трансдисциплинарная парадигма исследования[61], которая, по словам авторов монографии «Философия трансдисциплинарности», «…вырастает из новейших тенденций развития современной науки и культуры в целом»[62] . Данный парадигмальный выбор объясняется несколькими положениями.

Во-первых, трансдисциплинарная парадигма позволяет синтезировать теоретические результаты по исследованию управления человеческим капиталом, полученные в рамках других социально-гуманитарных дисциплин.

Во-вторых, трансдисциплинарная парадигма исследования позволяет использовать понятийный аппарат широкого спектра наук, вскрывая новые смыслы в определениях вспомогательных категорий исследования, тем самым, развивая и уточняя семантику множества понятий. Действительно, «…познавательные от­ношения должны быть изначально сопряжены с признанием в них правомерности и необходимости сосуществования людей, по-разному познающих реальность, на разных дисциплинарных языках описывающих ее, исповедующих во многом не всегда со­впадающие ценности»[63].

В-третьих, трансдисциплинарный подход социально-гуманитарных наук наиболее эффективен как теоретико-методологический инструмент, создающий целостный концептуальный образ исследуемого объекта. В-четвертых, трансдисциплинарный подход позволяет использовать различные концепции и методологии, совмещая те из них, которые ранее казались либо противоречащими друг другу, либо семантически несовместимыми, тем самым создавая новые синергетически возможные методологические флуктуации исследования.

Теория человеческого капитала стала одним из признаков усложняющегося общества. Поэтому в качестве социологической парадигмы исследования человеческого капитала будет уместным и необходимым использование теории сложного общества и социального конструктивизма.

Итак, наряду с трансдисциплинарным подходом и в тесной взаимодополняющей связи с ним в работе используются следующие теоретико-методологические подходы к социологическому исследованию человеческого капитала:

1. Концепция социального конструктивизма П.Бергера и Т.Лукмана.

2. Социально-экономический подход к анализу внеэкономических явлений социальной жизни Г.С.Беккера, наиболее полно выраженный в сборнике его статей[64].

3. Концепция сложного нелинейно развивающегося социума С.А.Кравченко[65].

4. В качестве эмпирических методов исследования использован компаративистский анализ статистических данных исследования человеческого капитала в развитых странах, исходящих из теоретически предложенных характеристик, элементов и функций человеческого капитала, а также факторов, влияющих на его положительный или отрицательный рост.

Эмерджентным эффектом от применения предложенных методов является эффект разработки концепта управления человеческим капиталом и более целостное видение проблемы управления человеческим капиталом. Как следствие общего видения проблемы, теоретико-методологические инструменты ориентированы на разработку практических рекомендаций по эффективному развитию, оценке и управлению человеческим капиталом как на социально-экономическом микроуровне (фирмы, компании, домохозяйства и т.п.), так и на социально-экономическом и политическом макроуровне (региональный и национальный человеческие капиталы).

Поскольку в нашем случае объектом исследования является управление человеческим капиталом, т.е. некоторая теоретическая модель одной из сторон человеческих отношений (отношения власти и подчинения), постольку можно утверждать, что объект исследования представляет собой сложную социально-психологическую и социально-экономическую систему отношений. Поскольку сложная социокультурная реальность[66], каковою является по сути избранный объект исследования, может быть теоретически осмыслена с позиции разных дисциплин социально-гуманитарной ориентации, постольку за социологическую основу исследования взята концепция сложного социума, которая позволяет оценить и исследовать проблему управления человеческим капиталом во взаимно соотнесенных масштабах: в масштабах микроуровня и макроуровня исследования, которые соответственно конкретизируются через исследование социальной системы, возникающей в результате управления человеческим капиталом семьи, фирмы, компании (микроуровень системы) и через исследование социальной системы, возникающей в результате управления человеческим капиталом региона и государства (макроуровень системы). В работе предпринята попытка исследования динамики социальной системы управления человеческим капиталов в указанных системных масштабах, что необходимо влечет за собой использование лонгитюдного компаративистского анализа поставленной проблемы.

Таким образом, в качестве общей методологии избраны парадигма трансдисциплинарности и концепция сложного общества, которые в свою очередь определяют частные методы исследования. В частности, следующим теоретико-методологическим социологическим подуровнем исследования управления человеческим капиталом в высококонкурентном обществе, т.е. исследования уже предмета исследования, является ряд принципов социального конструктивизма П.Бергера и Т.Лукмана.

Выбор социального конструктивизма в качестве ведущей частной методологической концепции исследования объясняется, во-первых, наличием инструментов анализа современного общества в рамках концепции социального конструктивизма, во-вторых, методологической совместимостью концепций сложного социума и социального конструктивизма как различных ветвей общей теории системного анализа. Таким образом, социальный конструктивизм как частная социологическая методологическая концепция исследования (набор эвристически значимых принципов) является дополнительным к концепции сложного социума, что соотносится с парадигмой трансдисциплинарности, избранной в качестве общей методологической парадигмы. Совместимость методологии трандисциплинарности и методологии социального конструктивизма подтверждают и ученые, работающие в рамках этих методологий: «объективированность нормированных, предельных обобщений теоретического разума поддерживается функциональ­ной способностью практического разума вступать в действие в ре­жиме регулятивной идеи, действующей по принципу «как если бы» на самом деле»[67]. Это высказывание можно поставить на первых страницах как социальных конструктивистов, так и методологов науки от имени философии трансдисциплинарности.

Кроме указанных аргументов в пользу выбора социального конструктивизма, можно указать еще и тот, который повышает эвристическую значимость метода, а именно: социальный конструктивизм исходит из особенностей исследуемого объекта как сложной самоопределяющейся системы, тем самым учитывая особенности конкретных обществ, компаний, семей, с одной стороны, проводя их идеально-типическое теоретическое конструирование, а с другой – необходимо включая в объем исследования особенные черты исследуемых объектов социальной реальности; тем самым выполняется принцип дополнительности методов на ином уровне – уровне совмещения общего и частного, особенного, что позволяет не только формулировать общие положения относительно наблюдаемых системных эффектов, но и формировать ряд конкретных практических рекомендаций, следуя которым на практике любой управленец сможет верифицировать их в конкретных социальных взаимодействиях.

Кроме всего перечисленного, необходимо указать и антиглобалистский, продуктивный в современном глобальном обществе эффект применения социально-конструктивистской методологии: методология социального конструктивизма, которая включает в свое исследование частные элементы конкретных социальных систем, тем самым частично нейтрализует унифицирующее воздействие западной социально-экономической идеологии глобализма на различные формы управленческой практики, в том числе и в области управления человеческим капиталом.

Таким образом, теория и практика социального конструктивизма создает новую теоретическую реальность, фиксируемую в понятии, согласно К.Попперу, как третий мир, т.е. мир знаний о социальной реальности, который является не отражением самой социальной реальности так как она есть на самом деле, но некоторым синтезом субъективного и объективного: т.е. мира психического, учет которого немаловажен при изучении проблемы управления человеческим капиталом, и мира объективного, который в нашем случае репрезентирует система социальных институтов, норм и ценностей, т.е. установлений, независимых от каждого отдельного индивидуума.

Неизбежно и продуктивно суждение о полемичном характере формирования методологии социального конструктивизма. Действительно, социальный конструктивизм сформировался как результат полемичного отношения к социальной действительности. Следовательно, исходя из понимания полемики, источником методологии социального конструктивизма можно считать не только социологов-постмодернистов, но и классиков социологии, с которыми постмодернисты вступали в теоретически нагруженный спор по поводу социальной реальности и понятий, помогающих ее осознанию.

К авторам, сформировавшим теорию социального конструктивизма, относятся прежде всего П.Бергер и Т.Лукман[68], труд которых вышел в 1966 г., а на русском языке в переводе Е.Руткевича – в 1995 г. Сами авторы достаточно ясно выражают основную мысль методологии социального конструктивизма: «… реальность социально конструируется, и социология знания должна анализировать процессы, посредством которых это происходит. Ее ключевые термины – «реальность» и «знание»…»[69].

Е.Д.Руткевич считает, что концептуальными, теоретическими предшественниками социологии знания стали такие фундаментальные направления социологии, как понимающая социология М.Вебера и М.Шелера, которые и ввели понятие социологии знания. Кроме того, в методологический арсенал социологии конструктивизма вошли наработки в области социологии идеологии К.Мангейма, философской феноменологии Э.Гуссерля, творчески переработанной в социологическом операциональном направлении А.Шюцем[70] в феноменологическую социологию.

Таким образом, фундаментальность социального конструктивизма подтверждается как высоким уровнем культуры социологического теоретического исследования П.Бергера и Т.Лукмана, так и фундаментальностью теоретических предпосылок, на основе которых возник социологический конструктивизм, что ясно и отчетливо показывает его фундированность не только в социологии как науке, но и в целом в западной научной традиции, а также и в западной культуре как источнике научного образа мышления.

В своем предисловии к «Социальному конструированию реальности» Е.Д.Руткевич пишет, подтверждая тем самым предположение о фундированности социального конструктивизма в культурной традиции Запада: «социология знания представляет собой одну из самых «философичных» социологических дисциплин, поскольку ее предметом является возникновение и функционирование различных форм мышления и знания в том или ином социально-культурном контексте… исследует проблемы детерминации, форм передачи и хранения знания, социальной обусловленности типов мышления в различные периоды истории, типологии производителей знания, институциональных форм духовного творчества и т.д.»[71].

Главным методологическим концептуальным положением, являющимся сквозным по отношению к исследованию управления человеческим капиталом в современных сложных высококонкурентных условиях, станет положение о том, что конструктивизм исходит из социально-философской предпосылке об уверенности в предзаданности, априорности человеческого знания, обусловленного рамками тех или иных культур. Подобная культурная характеристика знания (а, следовательно, и управления человеческим капиталом как одного из элементов культуры) исторически была неясна и отчетливо проявилась благодаря глобализационным процессам, в частности, в эпоху первой волны глобализации, в течение которой различие первоначально приняло вид превосходства одной цивилизации перед другой, что в современных социально-экономических условиях становится совершенно неприемлемым.

Полем, совмещающим и объединяющим используемые нами методы, является сама проблема исследования, которая появляется на пересечении теоретических разработок, статистических данных, практического опыта управленцев и необходимости построения прогнозов. Проблема исследования управления человеческим капиталом в современных высококонкурентных условиях, исходя из поставленных задач, должна разрешиться как в теоретическом наполнении социологической теории человеческого капитала, так и в практических управленческих рекомендациях, являющихся, по сути, прогнозными теоретическими сценариями будущего состояния человеческого капитала различного уровня.

Тем самым будут удовлетворены два требования социологической науки: вскрыта возможность дальнейшего развития социологической теории и обеспечена верификация будущим в обеспечении прогнозной функции социологии.

Но обеспечение указанных требований социологии как науки невозможно без привлечения методологических средств социального моделирования, которое помогло бы преодолеть противостояние теории (разума) и практики (реальности). Именно модельное представление, включающее в себя операцию идеально-типического конструирования, помогает преодолению методологического сомнения (существующего при любом научном исследовании) и позволяет делать фундаментальные, априорные по сути теоретические допущения, т.е. конструирует гипотетическую реальность, позволяющую свое осмысление, проведение логических операций, верификацию и фальсификацию, а также в случае получения логически непротиворечивых выводов – их дальнейшую операционализацию, приводящую к формулированию практических рекомендаций по управлению человеческим капиталом.

В параграфе 1 было показано, что в современных социально-экономических условиях человеческий капитал становится одним из факторов производства (как стоимостное и в дальнейшем ценностное выражение фактора «трудовые ресурсы), то к нему вполне применим научный подход, который применяют к изучению других факторов производства: капитал (инвестиционные ресурсы), природные ресурсы (земля), предпринимательские способности, информация (в качестве специфической информации в современной экономике и социологии управления используются и технологии).

Теоретическое понимание отношений элементов человеческого капитала позволяет более глубоко осознать принципы возможного позитивного управления ими в направлении оптимизации изучаемых процессов, что в современных высококонкурентных условиях является наиболее значимым как на уровне микроанализа социальных процессов (отношения в семье, в малых группах, в фирмах), так и на уровне макроанализа социальных отношений (отношения в государстве, в регионах, в мире в целом). Методологически данная работа позволяет развить предлагаемые многими зарубежными и отечественными авторами концепции и теории. В частности, в данной диссертации в качестве методологической парадигмальной теории взята синтетическая теория Корчагина Ю.А. и Г.С.Беккера, которые посвятили данной проблеме множество статей и монографий. При этом, основываясь на математических моделях человеческого капитала, Корчагин Ю.А. акцентирует исследовательское внимание прежде всего на выяснении места человеческого капитала в структуре социально-экономических отношений общества, выяснение чего может послужить оптимизации управления как предприятием, так и социально-политическими отношениями на более высоком уровне социальных обобщений.

Следовательно, для анализа человеческого капитала вполне применим социально-экономический подход к внеэкономическим явлениям, разработанный Беккером Г.С. и продолженный в отечественной социологии и экономике Корчагиным Ю.А.

Несмотря на название основной статьи сборника «Экономический анализ и человеческое поведение»[72] (была впервые опубликована на русском языке в 1993 г. в переводе одного из ведущих отечественных исследователей проблемы человеческого капитала Капелюшникова Р.И.) Беккер Г.С. предлагает ряд положений, которые вполне могут быть применены к построению социологической модели исследования управления человеческим капиталом в социологии управления. Тем более, что данная статья была написана Г.С.Беккером в тесном сотрудничестве с социологами. При этом основная ценность полученных Беккером теоретических положений состоит в их опоре на фактический и статистико-математический материал, позволяющий применить лонгитюдный и компаративистский анализ человеческого капитала как основного фактора производства. Как уже было сказано, доказательства Беккера о необходимости развития человеческого капитала повлияли не только на сферу экономики, но и на социальную и политическую сферы общественной жизни.

Беккер Г.С., излагая основы экономического подхода к человеческому поведению, писал: «Я утверждаю, что экономический подход уникален по своей мощи, потому что он способен интегрировать множество разнообразных форм человеческого поведения»[73]. С Беккером Г.С. заочно спорят основоположники отечественной экономической социологии Т.И.Заславская и Р.В.Рывкина, которые считают, что если «… в центре внимания экономистов находится экономическая сфера общества, а область социальных отношений либо вообще не рассматривается (например, сфера семейных отношений), либо рассматривается как зависимая от экономики (окружающая среда, сфера образования и культуры), то при социологическом подходе, напротив, экономика рассматривается как элемент объемлющей ее (и значительно более сложной) системы – общества в целом»[74]. При этом авторы косвенно подтверждают верность использования экономического подхода в социологии: «Связь между обществом (его социальной сферой) и экономикой при социологическом подходе выступает как «нервный ствол» развития экономики: главные механизмы ее развития как бы переносятся изнутри ее в окружающую, более сложную социальную реальность»[75].

Кроме представленных аргументов в пользу применения социально-экономического подхода к социологическому изучению управления человеческим капиталом, можно указать на факт крайней специализации современных наук, выступающий в качестве препятствия действительному изучению социальной реальности, ограничивающий видение сложных взаимосвязей как в естественнонаучной области, так и в сфере социально-гуманитарных дисциплин. Между тем специализация приводит к оформлению бессодержательной по своей сути науки, где различные уровни знания, слитые в реальности в единый социальный мир по сути трактуются как набор безжизненных теоретических моделей, логически верных, но практически неприменимых. Так, Беккер считает, что основным инструментом теоретического формирования предметного дисциплинарного поля науки является дефиниция понятий. В противоположность сложившемуся подходу к предметно-дефиницитной дифференциации наук, Беккер пишет, что «дефиниции социологии (как и других общественных наук) мало что дают для разграничения ее подхода и всех остальных»[76].

Положения экономического подхода к человеческому поведению, применимые в социологии управления в качестве инструмента построения исследовательской модели управления человеческим капиталом:

1. Предполагается модель максимизирующего поведения человека в сфере управления человеческого капитала по экономии ресурсов.

2. Предполагается, что социальная система является системой стабильно стремящейся к равновесию, но всегда находящейся в околоравновесном состоянии или сдвигающейся от него на значительное индикативное расстояние (кризисы, войны и т.п.).

3. Предпочтения людей определяются не благодаря индивидуальному рациональному выбору, а благодаря сложным интеракциям, т.е. внеэкономическим социальным отношениям.

4. Наиболее «глубинные предпочтения определяются через отношения людей к фундаментальным аспектам их жизни, таким, как здоровье, престиж, чувственные наслаждения, доброжелательность или зависть, и отнюдь не всегда остаются стабильными, если иметь ввиду рыночные товары и услуги»[77]

Таким образом, положения о максимизирующем поведении индивидуумов, стремление социальной системы к равновесию и положение о стремлении индивидуальных предпочтений к стабилизации являются в данной теоретико-методологической схеме центральными положениями. Ценность перечисленных предпосылок состоит в их прогностической силе, поскольку, опираясь на них, существует реальная возможность построения идеально-типической модели управления человеческим капиталом.

Исходя из данных предварительных положений становится ясно, что теоретико-методологический конструкт исследования управления человеческим капиталом в высококонкурентных условиях необходимо должен включать в себя и социально-экономические методики исследования. Это объясняется тем, что само определение человеческого капитала через понятия рационального распределения времени, ресурсов человеческой жизни неизбежно заставляет оперировать социально-экономическими терминами, что в принципе удовлетворяет предложенной трансдисциплинарной парадигме исследования. Так, Г.С. Беккер полагает, что «даже вне рыночного сектора каждый продукт – прямо или косвенно – обладает предельной теневой ценой: я имею в виду время, требуемое для производства одной дополнительной единицы такого продукта»[78].

При этом нельзя социально-экономический подход к исследованию управления человеческим капиталом считать абсолютно рациональным. Это невозможно по причине невозможности обладания всей полнотой информации каждым отдельным индивидом и всей системы в целом. Но это не означает немедленного скатывания предложенного методологического конструкта исследования в иррациональность. Здесь вступают в свои права понятия издержек, причем под издержками можно понимать и традиционное их понимание – финансовые, денежные издержки, и упущенную прибыль, но также под издержками можно понимать и психологические, и социально-организационные и, что в современном мире обретает все больший и больший вес, – знаниевые издержки. Все перечисленные издержки индивидуального и коллективного поведения так или иначе сказываются как на качестве человеческого капитала как продукта, так и на качестве управления человеческим капиталом как инструмента использования (потребления) продукта.

Таким образом, в качестве основополагающего тезиса теоретико-методологического конструкта исследования примем тезис Беккера Г.С. о том, что «экономический подход является всеобъемлющим, он применим ко всякому человеческому поведению в условиях денежных или теневых вмененных цен, повторяющихся или однократных, важных или малозначащих решений, эмоционально нагруженных или нейтральных целей; он применим к поведению богачей и бедняков, пациентов и врачей, бизнесменов и политиков, учителей и учащихся»[79].

У основания социально-экономического подхода и применения его к внеэкономической сфере жизни общества стояли такие ученые, как И.Бентам[80], который доводил социально-экономический подход к исследованию социальных и политических явлений до своего логического завершения, сводя большинство социальных явлений к психологическим проявлениям страдания и наслаждения. К.Маркс также применял политэкономический подход как к политике, так и другим формам нерыночного поведения. И хотя это было сделано опосредовано – через социально-экономический анализ капиталистического производства, тем не менее в марксизме наблюдается строгая и подчиненная экономической жизни связь всех социальных проявлений общественной жизни от отношений на производстве до отношений в кругу семьи.

Кроме всего перечисленного, в пользу применения социально-экономического подхода в общем конструкте исследования управления человеческим капиталом необходимо отметить факт устранения субъективности в социологических исследованиях при интерпретации полученных социологических и статистических данных. Опираясь на принцип неопределенности Гейзенберга, согласно которому наблюдаемый объект изменяется вследствие искажающего эксперимент факта наблюдения, т.е. обуславливает невозможность не только объективной интерпретации, но даже и объективного получения фактических данных, можно утверждать, что многие фактические (социологические и статистические) данные во многом являются субъективными и не отражающими действительные социальные интеракции и их эффекты.

Таким образом, основным логосом социально-экономического подхода является посылки, что человеческое поведение необходимо представлять как целостное, носящее в своей интегративной, результативной характеристике максимизирующий характер, что неизбежно влечет как предпочтение стабильности перед нестабильностью, так и предпочтение равновесия перед дисбалансом. Подобная целостная схема теоретико-методологического конструкта исследования управления человеческим капиталом в высококонкурентных условиях позволяет устранить как субъективные выводы, так и считающиесяся гипотезами ad hoc, предпочтения в объяснениях со стороны интеллектуалов.

Немаловажным для построения целостного теоретико-методологического конструкта исследования управления человеческим капиталом, является теоретическая разработка взаимоотношения двух сложных, взаимозависимых систем, запускающих использование человеческого капитала: это собственно сама система человеческого капитала и включающая ее система социального (корпоративного, национального) структурного капитала.

Любые попытки осознания стоимости и ценности (будущей стоимости) человеческого капитала сталкиваются с вопросом о сфере применения человеческого капитала, о сфере реализации его возможностей. Так, для организации в структуре человеческого капитала для организации одно из первых мест занимает способность человека к солидаризации, к идентичности с организацией. Поиск лояльного и готового к жертвам со стороны здоровья, личного времени, семейного счастья сотрудника является одним из немаловажных проблем современного рекрутинга. Но компания, созданная с точки зрения организационного климата наиболее оптимально, позволяет сотруднику минимизировать издержки «индивидуального счастья» и при этом, соответственно, оптимизировать свою лояльность компании. Достижение подобного равновесия между структурным капиталом компании и человеческим капиталом сотрудника является одной из ведущих задач управления человеческим капиталом. Тем более достижение подобного равновесия, в котором все же дисбаланс должен быть на стороне увеличения структурного капитала как обеспечивающего привлекательность для каждого отдельного индивида, обретает высокую стоимость в современных высококонкурентных условиях.

Исследование структурного капитала и его типов, видов и отношений с человеческим капиталом является одним из теоретико-методологических сквозных тем данной работы. Поскольку понятно, что человеческий капитал невозможен ни в онтологическом, ни в социологическом смысле без общества и без условий создания и реализации человеческого капитала, постольку становится ясно, что структурный капитал выступает необходимым социальным (национальным, корпоративным) сложным институтом, который, с одной – несомненно, является показателем развития общества, а с другой стороны, обеспечивает развитие человеческого капитала. Указанная последовательность раскрывает поэтапно-темпоральную характеристику теоретико-методологического конструкта исследования управления человеческим капиталом в современных высококонкурентных условиях не только в сфере экономики, но и в сфере национальной безопасности.

Структурный капитал как часть теоретико-методологического конструкта исследования тем самым включает в себя: 1) поэтапно-темпоральную характеристику становления человеческого капитала; 2) социальную характеристику условии, при которых возможен продуктивный человеческий капитал; 3) характеристики человеческого капитала, при которых обеспечивается условия национальной безопасности в современных цивилизационных условиях; 4) уровень социального комфорта как каждого отдельного индивидуума, предлагающего свой человеческий капитал в аренду на рынке труда, так и социальных групп и общества в целом (политический уровень); 5) Уровень рационализации и оптимизации стилей и подходов конкретного управления человеческим капиталом.

Предложенная схема взаимоотношений человеческого капитала и структурного капитала без аналитического исследования, на практике, в сознании отдельных индивидов, а подчас и управленцев, объединенных в едином и нераздельном процессе производства, позволяет разделить весь процесс управления человеческим капиталом на четыре составляющих данного управления: 1) управление персоналом (человеческими ресурсами); 2) управление организационными изменениями, корпоративной культурой (часть структурного капитала); 3) управление привлечением ценного человеческого капитала и, соответственно, изменение степени привлекательности структурного капитала; 4) управление лояльностью со стороны человеческих ресурсов, подразумевающего согласование (стремление к равновесию) требований рынка, требований человеческих ресурсов и стоимости организационных изменений (структурного капитала).

Предложенный теоретико-методологический конструкт исследования управления человеческим капиталом в высококонкурентных условиях позволяет как вскрыть возможные противоречия в современных исследованиях человеческого капитала, так и продемонстрировать возможные позитивные изменения в управлении человеческим капиталом, которые позволяют повысить как эффективность его использования, так и поиск оптимальных средств его создания и прироста.

<< | >>
Источник: Отырба Тенгиз Мелитонович. Управление человеческим капиталом в россии в высококонкурентных условиях. 2014

Еще по теме 1.2. Теоретико-методологический конструкт исследования процессов управления человеческим капиталом в современных высококонкурентных российских условиях:

  1. Отырба Тенгиз Мелитонович. Управление человеческим капиталом в россии в высококонкурентных условиях, 2014
  2. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ ЗАДОЛЖЕННОСТЬЮ ПРЕДПРИЯТИЯ
  3. Глава 1. Теоретико-методологические аспекты управления предприятием
  4. Обзор российских работ по человеческому капиталу
  5. Модель оценки управления человеческим капиталом
  6. Глава 15 Теоретико-методологические основы инвестиционного анализа
  7. ГЛАВА 1. Теоретико-методологические основы инвестирования в рыночной экономике
  8. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ
  9. Глава 2. Ранние теоретико - методологические положения экономики и социологии труда
  10. Глава 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ СУБЪЕКТОВ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ
  11. Объединение организаций для управления человеческим капиталом
  12. ГЛАВА 1 СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫИ ПУТИ РАЗВИТИЯ В РОССИИ
  13. ГЛАВА I. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ - ВАЖНЕЙШЕЕ УСЛОВИЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ
  14. 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТОВАРНЫХ РЫНКОВ
  15. Глава 3 Методологические подходы к исследованию систем управления
  16. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМЫ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО КАЛЬКУЛИРОВАНИЯ
  17. Глава 2 Основные              методологические положения              исследования систем управления
  18. 10 ВЗВЕШИВАНИЕ ИНСТРУМЕНТОВ В ПРОЦЕССЕ УПРАВЛЕНИЯ КАПИТАЛОМ
- Антикризисное управление - Деловая коммуникация - Документоведение и делопроизводство - Инвестиционный менеджмент - Инновационный менеджмент - Информационный менеджмент - Исследование систем управления - История менеджмента - Корпоративное управление - Лидерство - Маркетинг в отраслях - Маркетинг, реклама, PR - Маркетинговые исследования - Менеджмент организаций - Менеджмент персонала - Менеджмент-консалтинг - Моделирование бизнес-процессов - Моделирование бизнес-процессов - Организационное поведение - Основы менеджмента - Поведение потребителей - Производственный менеджмент - Риск-менеджмент - Самосовершенствование - Сбалансированная система показателей - Сравнительный менеджмент - Стратегический маркетинг - Стратегическое управление - Тайм-менеджмент - Теория организации - Теория управления - Управление качеством - Управление конкурентоспособностью - Управление продажами - Управление проектами - Управленческие решения - Финансовый менеджмент - ЭКОНОМИКА ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ -