<<

3.3. Усиление роли Банка России в формировании электронно-денежной платёжной системы

Общая тенденция развития центральных банков за последнее столетие связана с усилением их роли в экономике стран. Это утверждение подтверждается тем, что в 1900 г.

эти учреждения существовали лишь в 18 странах, сейчас - в 172 странах. Всё большее число центральных банков получает официально закреплённый независимый статус, предпринимаемые ими в рамках денежной политики шаги и высказывания руководителей привлекают пристальное внимание средств массовой информации.

Именно центральным банкам, по всеобщему признанию, принадлежит главная заслуга в успешной борьбе с инфляцией в последние два десятилетия и обеспечении, таким образом, условий для продолжительного экономического роста стран.

Эффективность деятельности этих учреждений весьма высока -проводимые Федеральной резервной системой США объёмы операций на открытом рынке не превышают 5 млрд долл. в год, но они оказывают воздействие на рынок ценных бумаг объемом почти 14 трлн долл. Экономисты отмечают: сегодня влияние центральных банков так велико, что фактически они могут использовать вместо операций на открытом рынке (open market operations) так называемые «операции открытых уст» (open mouth operations). Центральному банку достаточно лишь объявить о необходимости повысить или понизить процентные ставки, и рынок все делает сам, послушно реагируя на эти заявления в нужном направлении.

Власть центральных банков, как нами уже было показано в п. 2.1 и 2.2 работы, основывается на их монополизме в создании законных платёжных средств, то есть на возможности увеличивать или уменьшать денежную базу, состоящую из наличных денег (банкнот и монет) и безналичных (средств на счетах).

Новейшая тенденция к замене резервных требований (поддержание определённого уровня средств на резервных счетах коммерческих банков в Центральном банке, в зависимости от величины привлекаемых банками депозитов) на расчётные требования (поддержание определенного уровня средств на расчётных счетах коммерческих банков в Центральном банке для проведения итоговых расчётов по межбанковским платежам) лишь модифицирует этот монополизм, но не меняет его сути: в распоряжении центральных банков есть высокоэффективный рычаг влияния на активы, необходимые экономике для осуществления трансакций, тогда как никакие другие участники рынка этим рычагом не обладают.

Вместе с тем, актуален вопрос влияния современных тенденций развития платёжных систем на будущую роль и место центральных банков в экономической системе стран.

А именно влияния электронно-денежной платёжной системы на эффективность денежной политики, осуществляемой центральными банками. Их особенный статус может быть поставлен под угрозу из-за происходящего в последние годы быстрого развития информационных технологий вообще, и электронных денег в частности.

Данная тема является предметом острых дискуссий зарубежных экономистов. Этой проблеме была посвящена состоявшаяся в июле 2000 г. в Вашингтоне конференция «Будущее денежной политики и банковского дела» под эгидой департамента вице-президента по финансовому сектору Мирового банка и департамента исследований Международного валютного фонда.

Рассмотрим международный и российский научный опыт, накопившийся за последние годы.

Условно мнение зарубежных экономистов можно разделить на два направления. Сторонники пессимистичной точки зрения полагают, что развитиеэлектронных денег приведёт к «утрате центральными банками своей роли эффективного денежного регулятора»21. Сторонники оптимистичной позиции утверждают, что в условиях нового информационно-технологического экономического устройства «значение центральных банков для экономики сохранится»22.

Российские экономисты также придерживаются двух общих точек зрения: -

есть мнение, что «в России государство постепенно теряет свои монополии (например, монополию на связь, на электрическую инфраструктуру), и в ближайшем будущем будет потеряна последняя монополия - монополия государства на построение денежных систем»23. -

другая точка зрения, поддерживаемая В. Юровицким, - государство должно и будет контролировать все финансовые операции в стране, так как рост объёмов неконтролируемых наличных денег (в бумажной или электронной форме) напрямую связан с ростом преступности.

Целый ряд вопросов относительно «электронных денег» волнует не только учёных мира, но и сами центральные банки развитых стран, а также Банк России. Перечислим основные из этих вопросов:

Какова роль Центральных банков в регулировании эмиссии и обращения «электронных денег»?

Влияет ли эмиссия «электронных денег» на объём денежной массы в стране?

Кто будет осуществлять эмиссию «электронных денег»: центральные банки, коммерческие банки, финансовые компании?

Должны ли Центральные банки требовать выполнение нормативов эмитентами «электронных денег» для защиты интересов клиентов и снижения рисков систем?

Какова степень участия Банка России в реализации проектов «электронных денег»?

Прежде чем ответить на эти вопросы, опишем модель будущей экономической системы, в которой «электронные деньги» нашли своё широкомасштабное применение и полностью отсутствует государственное регулирование их обращения.

Естественно, понятным является то, что это будет мультивалютная система, в которой наряду с государственными деньгами (деньгами эмитируемыми Центральными банками) в обращении будут находиться электронные валюты разнообразных эмитентов.

«Электронные деньги» эмитируются большим количеством институтов: банками и небанковскими учреждениями.

Эти деньги начинают существовать как их собственные; многие из них больше не связаны с валютами, эмитируемыми центральными банками. Появился даже специальный термин, отражающий это новое явление - монетарная свобода. Цифровые деньги циркулируют в течение длительных периодов времени без выплат в виде реальных денег, не оседая в виде депозитов. Определяющим становится доверие потребителя эмитенту этих денег.

«Электронные валюты» сделают сложным для центральных банков решение вопросов измерения размеров денежной массы, денежных агрегатов и денежного предложения.

Использование многих валют, выданных банками и небанковскими учреждениями, полностью выведет часть денежного оборота за пределы регулирующего воздействия государства.

В предполагаемых экстремальных ситуациях частные валюты могут доминировать, а валюты, эмитируемые центральными банками, могут терять лидирующее значение.

Если власть Центрального банка основана на эмиссионном монополизме, то в целом государственная власть - на налоговой системе. Уклонение от налогов будет серьезной проблемой в экономике, где сделки посредством «электронных денег» являются нормой. Будет просто передать большие суммы денег через границу, и налоговые убежища будут намного доступнее.

С электронными деньгами и прямыми платежами все виды налогов на продажу, налоги на добавленную стоимость и подоходные налоги будет всё труднее и труднее собирать.

Ещё более сложным станет вопрос юрисдикций - кто и за что собирает налоги? Скажем, пользователь Internet, находясь в России, решает купить программное обеспечение с компьютера, размещенного в Германии, и платит расчётными единицами электронной платёжной системы Microsoft (США) с депозитного счета в банке республики Науру. Под чью юрисдикцию попадает сделка?

Будет практически невозможно проследить сделки, когда электронные деньги станут широко используемым средством платежа, он-лайновые международные операции значительно упростятся, и посредники, которые в настоящее время фиксируют сделки, исчезнут.

Широко распространенное использование «электронных денег» сделает национальные экономические данные намного менее значимыми. Появление электронной коммерции снимает фундаментальные вопросы о национальном рынке как основной счётной единице в международной экономической системе.

«Электронные деньги» заметно снижают существующие барьеры по передаче капиталов через границы. Сделки, которые были ограничены центральными банками, будут доступны любому человеку.

Если дилемма «свобода - контролируемость» не будет решена, международные переводы больших сумм денег будет невозможно проследить. Цифровые фальшивомонетчики могут работать в любой точке мира и распространять свою валюту в любой точке Киберпространства. Возникнут новые финансовые пирамиды и новые формы мошенничества, сам факт совершения которых будет сложно обнаружить сразу, и, тем более, сложно будет определить виновных.

Вышеприведённая модель является лишь теоретической конструкцией, основанной на предположениях, однако, в целом она соответствует общим мировым тенденциям интеграции национальных экономик в мировую.

Оценка мировой глобализации выходит за рамки данного исследования, тем не менее, можно предположить, что она принесёт свои неоспоримые преимущества, поставив жителей всей планеты в относительно равные условия, и свои катаклизмы, разрушив национальные границы и породив новые формы финансовых преступлений.

В свете описанной модели естественным является интерес Центральных банков к принципиально новым платежным системам, поэтому рассмотрим подробнее поставленные в начале параграфа вопросы:

Какова роль Центральных банков в регулировании эмиссии и обращения «электронных денег»?

Центральные банки стран до сегодняшнего момента игнорировали развитие систем «электронных денег», о чём свидетельствует полное отсутствие официальных документов (указаний, положений, инструкций, их определяющих и регулирующих).

В настоящее время существует два значимых документа, созданных рабочими группами по правовому обеспечению развития электронной коммерции, работающими в различных странах: американский проект «Рамочных условий для глобальной электронной коммерции» (Framework For

Global Electronic Commerce, FFGEC) и «Европейская инициатива в области электронной коммерции» (European Initiative In Electronic Commerce, EIEC).

Оба они в большей мере указывают направления разработки правового обеспечения и ограничения на правовое регулирование, чем устанавливают конкретные нормы (в EIEC, в частности, прямо указано: эта инициатива должна укрепить уверенность фирм в отношении инвестиций, а пользователей - в отношении использования электронной коммерции, устраняя существующие юридические и регуляторные барьеры и предотвращая появление новых препятствий).

В целом EIEC выглядит более проработанной и сбалансированной, однако, нужно учесть, что этот документ был опубликован в апреле 1997 г.

после обсуждения FFGEC. Кроме того, основные положения EIEC нашли отражение также и в заключительном документе состоявшейся в июле 1997 г. встречи министров европейских стран "Глобальные информационные сети: раскрытие потенциала" (в так называемой Боннской декларации) и, тем самым, стали уже фактически руководством к действию.

Обе рассмотренные инициативы не содержат запретительных моментов, передают решение всех тактических вопросов деловому сообществу и предоставляют, таким образом, неплохо оборудованную площадку для конкуренции и экспериментов в поисках создания эффективных платёжных систем, функционирования и развития всех секторов цифровой экономики.

В России уже предпринимались попытки некоторых организаций ввести ограничения «электронных денег», исходя из интересов безопасности страны. Так, в законопроекте «О создании в Российской Федерации государственной электронно-чековой платёжной системы», выдвинутом партией ЛДПР в статье 2 сказано: «в Российской Федерации никогда не будет допущена к использованию платёжная система, основанная на наличных электронных деньгах».

Банку России стоит признать заслуги корпоративного сектора в развитии «электронных денег» и глобальных сетей и его роль в разработке новых технологических решений в платёжных системах, а также применять дапозитивный подход к регулированию новых платёжных систем, поскольку сейчас и в дальнейшем частная инициатива будет оставаться движущей силой в их развитии.

В связи с этим представляется разумным компромиссный подход, предусматривающий определенные меры по регулированию «электронных денег», при условии, что они будут носить рамочный и гражданский, а не запретительный и административный характер, а также не будут покрывающими, то есть границы создаваемых метаюрисдикций будут оставаться свободными для тех, кто желает выйти на рубеж и поэкспериментировать с новыми проектами.

Можно привести массу аргументов в пользу такого подхода, но достаточно указать на то, что жёсткое регулирование (сплошной запрет на определённую деятельность или определённые инструменты) Киберпространства на практике осуществить невозможно: любой такой запрет должен был бы поддерживаться юридической практикой всех без исключения государств, причём неучастие хотя бы одного из них делает акцию бессмысленной. Практика показывает, что чем большим ограничениям в конкретном законодательстве подвергается деятельность, на продукты которой существует реальный спрос, тем большим оказывается стимул для других государств принять у себя фирмы, оказывающие соответствующие услуги.

Влияет ли эмиссия «электронных денег» на объём денежной массы в стране?

До тех пор, пока «электронные деньги» работают на принципах предоплаты, они некритично воздействуют на объём денежной базы, главным образом увеличивая скорость оборота денег и снижая потребности в расчётных операциях через центральные банки.

В России в настоящее время функционируют следующие платёжные системы на основе «электронных денег»: PayCash, WebMoney, Instant, ЭлИт, Assist, InterRussia.

Платёжная система WebMoney ориентированна на российский рынок, но зарегистрирована в офф-шорной зоне.

Следовательно, эмиссия данной платёжной системой «сетевых электронных денег» производится без соответствующего депонирования законных платёжных средств (государственных денег), что увеличивает денежное предложение и позволяет пользователям системы не платить налоги в соответствии с российским законодательством.

Также необходимо упомянуть ещё один потенциально опасный для монополии центральных банков денежный субститут - так называемые «подарочные деньги» (gift money), используемые для приобретения товаров в Internet-магазинах (в США - Flooz, Beenz, Cybergold; в Великобритании -iPoints). Клиенты получают «электронные деньги» в этих компаниях не после предоплаты и не на основе средств, внесенных на банковский депозит, а в качестве приза за покупку товаров, услуг у определённых, входящих в ту или иную систему Internet-магазинов.

Среди вышеперечисленных российских платёжных систем ни одна не реализует схемы «электронных подарочных денег».

Кто будет осуществлять эмиссию «электронных денег»: центральные банки, коммерческие банки, финансовые компании?

Учитывая накопленный опыт можно заключить, что Центральные банки не будут эмитентами электронных денег, передав эту функцию либо единому эмитенту, либо коммерческим банкам и осуществляя резервирование под выпущенные обязательства. В случае, если эмиссию электронных денег будут производить не только банки, но и другие финансовые компании, то это приведёт к снижению роли банков в финансовых системах стран.

Банком России было высказано мнение, что на данном этапе развития денежного обращения предпочтительней, чтобы «электронные деньги» выступали в качестве обязательств самих кредитных организаций, подлежащих стопроцентному резервированию в Банке России, что обеспечит возможность полного и эффективного контроля со стороны Банка России за величиной денежной базы и денежной массы в обращении.

Однако, по мнению центральных банков развитых зарубежных государств, отсутствие 100%-го резервирования обязательств кредитных организаций по «электронным деньгам», выпущенным в обращение, на первоначальном этапе развития технологий «электронных денег» позволит стимулировать процессы внедрения в сферу безналичных расчётов по розничным платежам прогрессивных и перспективных технологий.

Должны ли Центральные банки требовать выполнение нормативов эмитентами «электронных денег» для защиты интересов клиентов и снижения рисков систем?

Так, Казначейство США уже поднимало вопрос использования существующих регуляторов, применяемых к банкам и учреждениям, которые действуют как банки (то есть, принимают вклады), ко всем организациям, которые эмитируют электронные деньги.

Также поднимался вопрос о применении к нефинансовым учреждениям-эмитентам требований, касающихся резервов и отчётности (в настоящее время он считается неприемлемым) которые банки давно считают нормой.

Согласно рекомендациям Базельского комитета по банковскому надзору регулирование основных рисков, которые возможны по операциям с использованием «электронных денег» (операционный, правовой, страновой и риск утери репутации), не требует специальных пруденциальных норм.

Управление этими рисками должно осуществляться самой кредитной организацией, в первую очередь, путем организации должного внутреннего контроля.

Другие риски (кредитный, ликвидности) регулируются в составе иных требований и обязательств, которые участвуют в расчёте экономических нормативов. Поэтому определение порядка бухгалтерского учёта, при котором требования и обязательства банка, возникшие по операциям с использованием «электронных денег», учитывались бы на счетах с однородными экономическими характеристиками, являлось бы одной из основных форм контроля рисков (кредитного, ликвидности) по операциям с «электронными деньгами» при осуществлении банковского надзора.

С точки зрения денежно-кредитной статистики следовало бы отметить необходимость отражения в ней данных об эмиссии «электронных денег», что требует получения соответствующей информации на регулярной основе.

Какова степень участия Банка России в реализации проектов «электронных денег»?

По нашему мнению, участие Центрального банка в системах «сетевых электронных денег» должно ограничиваться лицензированием эмитентов. Вопросы разработки систем безопасности и их соответствия должны решаться Федеральным агентством правительственной связи и информации (ФАПСИ).

В США функционирует Управление надзора за благосостоянием (Office of Thrift Supervision) - это федеральное учреждение, регулирующее деятельность сберегательных банков. Одной из функций данного учреждения является регистрация и надзор за виртуальными банками. Банк, получивший одобрение Управления надзора за благосостоянием сообщает клиентами о гарантированности государством защищённости своей инфраструктуры в Internet.

Вместе с тем, по нашему мнению, Банк России должен принимать прямое участие в системах «электронных кошельков» с централизованной обработкой. В данном контексте интересен опыт участия Центрального банка Австрии в австрийской национальной системе электронных кошельков «Quick», рассмотренной нами в п. 3.2 работы.

Австрийский Национальный Банк не ограничил свою роль только участием в разработке оценивающих систему критериев, он входит в постоянно-действующий орган надзора за реализацией концепции безопасности. Работа Национального Банка осуществляется в соответствии со следующими провозглашёнными принципами: -

затраты на проверку реализации системы безопасности должны быть такие же, как и на разработку системы (что соответствует международным правилам); -

должно быть обеспечено разграничение концентрации знаний в одном месте (разграничены проверка и оценка реализации концепции безопасности); -

должны быть приведены результаты проверки для определения тонких мест системы, с точки зрения системы безопасности.

Приведённая структура взаимодействия Австрийского Национального Банка с учреждениями, участвующими в процессах, связанных с расчётами и обработкой информации по операциям с применением банковских платёжных карт и электронных кошельков, показывает его активную позицию и непосредственное участие.

В платёжной системе с использованием платёжных карт Австрийский Национальный Банк исходит из необходимого и достаточного принципа участия. Его задача поддерживать стабильность системы, охранять доверие вкладчиков к эмиссионным банкам и контролировать концепцию безопасности в системе, поскольку наступление риска в платёжном обороте может поставить под угрозу доверие к финансовой системе страны среди собственного населения, а также за рубежом.

При этом если эмиссионный банк заявляет, что он не может рекомендовать определённую платёжную систему, потому что имеются опасения в отношении безопасности системы, это действует сильнее, чем официальное запрещение системы.

Учитывая вышеизложенное, можно оценить функции контроля Австрийского Национального Банка только как функции контроля над созданием и разработкой концепции безопасности в системе «Quick», а также механизма надзора за оценкой реализации концепции безопасности в этой системе.

Таким образом, на основе рассмотренного международного опыта, мы можем сформулировать рекомендации по развитию систем «электронных денег» в России. 1.

Основным субъектом, регулирующим рынок «электронных денег», должен быть Банк России. В этом случае он сможет своими актами создать новую отрасль нормативного регулирования, не вступая в конфликт с действующим законодательством (до внесения изменений). 2.

Учитывая, что Россия находится в списках одной из самых злостных стран, «отмывающих» доходы, и стран фальшивомонетчиц уже сегодня Банку России необходимо найти жёсткие границы между денежной анархией -эмитированием различными платёжными системами денег или их подобия, ведущим к лавинообразному увеличению денежного предложения в стране, и организованной платёжной системой.

3. Если действующее в настоящее время законодательство не предоставляет необходимых норм для оформления этих отношений, то в будущем регулирование должно строиться на основе применения императивных норм разрешительного и запретительного характера.

4. На основании анализа функционирования пилотных проектов необходимо в рамках нормативного регулирования порядка эмиссии и обращения «электронных денег» разработать требования Банка России, которые должны определять сферу функционирования «электронных денег», перечень операций, допустимых к совершению с использованием «электронных денег», условия их использования, а также ограничения их использования.

5. Очевидно, что риски, возникающие в диапозитивной платёжной системе, специфичны и должны быть оценены и управляемы. Для чего в Центральном банке РФ в структуре Департамента платёжных систем должно быть создано подразделение по надзору за электронными расчётами. Данное подразделение будет курировать вопросы функционирования электронно-денежных платёжных систем, а также вопросы электронной коммерции банков.

6. Участие банка России в построении национальной системы «электронных кошельков».

Необходимость прямого участия Банка России в разработке и построении национальной системы «электронных кошельков» объясняется следующей логикой рассуждения: -

затраты по организации налично-денежного оборота несёт только Центральный банк РФ (п. 3.2) и покрывает их исключительно за счёт доходов Банка России (п. 2.2); -

основную долю в доходах Центрального банка РФ составляют доходы от безналичной эмиссии валюты Российской Федерации (п. 2.2); -

эмиссионное увеличение денежной массы, производимое путём валютных операций, операций с государственными ценными бумагами и кредитованием бюджета России, оказывает серьёзное влияние на инфляционные процессы (п. 2.2); -

внедрение в России технологий на основе микропроцессорных карт актуально и, в некотором смысле, проще (в отличие от стран Европы и

США, где крупномасштабно развита сеть приёма магнитных карт, Россия не имеет данной инфраструктуры); - участие Банка России в данном проекте обеспечит первоначальные инвестиции и позволит решить проблему замкнутости корпоративных локальных платёжных систем, обеспечив им переход в региональные и общероссийскую.

Создающаяся платёжная система должна иметь централизованную обработку и опираться либо на новые разработки микропроцессорной карты, соответствующей всем пяти разделам стандарта ISO-7816, либо на усовершенствованные карты существующих локальных платёжных систем, таких как «СБЕРКАРТ», «Золотая корона», «Union card» (микропроцессорные карты) и др.

Экономическая выгода участников системы состоит в следующем. Государство получит дополнительные налоговые поступления за счёт увеличения легально получаемых доходов. Банк России получит возможность в дальнейшем снизить расходы на содержание налично-денежной платёжной системы, за счёт увеличения безналичных потоков сможет проводить более объективные анализы денежного обращения. Коммерческие банки снизят затраты на содержание денежных хранилищ, пересчёт и перевозку денежной наличности. Торгующие организации смогут значительно снизить затраты на инкассацию и содержание кассовых работников; получат возможность усиления контроля за своим оборотом и персоналом; снизят риски, присущие налично-денежным расчётам; сформируют систему безопасной передачи денег в банк. Конечные потребители получат удобный и безопасный инструмент совершения расчётов.

<< |
Источник: Нариков Геннадий Сергеевич. ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЛАТЁЖНАЯ СИСТЕМА И РАЗВИТИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЕЙ ДЕНЕГ / Диссертация. 2001

Еще по теме 3.3. Усиление роли Банка России в формировании электронно-денежной платёжной системы:

  1. ГЛАВА 3. ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ДИАПОЗИТИВНОЙ ЭЛЕКТРОННО-ДЕНЕЖНОЙ ПЛАТЁЖНОЙ СИСТЕМЫ
  2. 4.2. ПЛАТЕЖНАЯ СИСТЕМА БАНКА РОССИИ
  3. 2.3. Банк России и его деятельность в формировании императивной платёжной системы
  4. Межрегиональные электронные расчеты, осуществляемые через расчетную сеть Банка России.
  5. УСИЛЕНИЕ РОЛИ МВФ
  6. Ближайшие перспективы развития электронных платежных систем
  7. 4.Усиление роли международных экономических организаций.
  8. Нариков Геннадий Сергеевич. ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЛАТЁЖНАЯ СИСТЕМА И РАЗВИТИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ НОСИТЕЛЕЙ ДЕНЕГ / Диссертация, 2001
  9. Глава 2. ПОРЯДОК ОКАЗАНИЯ ПЛАТЕЖНЫХ УСЛУГ, В ТОМ ЧИСЛЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕРЕВОДА ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ, И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ СРЕДСТВ ПЛАТЕЖА
  10. § 1. Сущность платежной системы России
  11. Денежно-кредитная политика Банка России
  12. 4.8. ПЛАТЕЖНАЯ СИСТЕМА ПОЧТЫ РОССИИ
  13. Глава 4. Платежная система России
  14. Тема 16. Факторы экономического роста мировой экономики и усиление роли международных экономических организаций
  15. 4.4. ПЛАТЕЖНАЯ СИСТЕМА СБЕРБАНКА РОССИИ
  16. ГЛАВА 2. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИМПЕРАТИВНОЙ ПЛАТЁЖНОЙ СИСТЕМЫ
  17. Комментарий к новому Положению N 266-П Банка России "Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт"*(138)
  18. МОДИФИКАЦИЯ КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ ПОД ВЛИЯНИЕМ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ ФОРМ ОБМЕНА
  19. 19.3. Платежная система и ее структура в современной России