<<
>>

РАЦИОНАЛЬНЫЕ ОЖИДАНИЯ И НЕОКЛАССИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА

В настоящей главе мы подчеркивали значёние ожиданий в определении и прогнозировании положения кривой совокупного предложения. Исходя из упрощающих допущений, на которых основан весь предыдущий графический материал, а равно наши рассуждения, кривая Совокупного предложения пересекает линию, характеризующую естественный уровень реального объема производства, в точке соответствующей уровню цен, эквивалентному уровню ожидаемых цен на привлекаемые факторы производства, на которые ориентируются хозяйственные агенты в своей производственной деятельности.
Экономика может оставаться в состоянии равновесия на долгосрочном временном интервале тогда и только тогда, когда реальный уровень цен равен ожидаемому уровню цен.

Реальный объем производства превосходит свой естественный уровень только в периоды превышения уровня цен, ожидаемого хозяйственными агентами (в графической интерпретации это означает, что экономическая система находится в той точке на кривой совокупного предложения, которая лежит выше и правее точки персечения кривой совокупного предложения и линии, характеризующей естественный уровень реального объема производства.) Подобным образом реальный объем производства падает ниже естественного уровня только в периоды, когда реальный уровень цен находится ниже ожиданий хозяйственных агентов (в графической интерпретации это означает, что экономическая система находится в той точке на кривой совокупного предложения, которая лежит ниже и левее точки пересечения кривой совокупного предложения и линии, характеризующей естественный уровень реального объема производства). Таким образом, все периоды спада и усиления инфляции преподносят непредсказуемые сюрпризы, которые дезориентируют хозяйственных агентов и, соответственно, наводят на ошибочные предложения о вероятных изменениях уровня цен в обозримом будущем.

Теория адаптивных ожиданий

До сего момента, несмотря на важность ожидания того или иного уровня цен для поведения экономической системы, мы уделяем мало внимания самому процессу формирования этих ожиданий.

Наши взгляды развивались

Теория адаптивных ожиданий — теоретическая посылка, указывающая на то, что формирование ожиданий хозяйственных агентов происходят путем экстраполяции тенденций развития процесса в прошлом.'

Неоклассическая экономика — школа экономической мысли, основанная на теории рациональных ожиданий.

в предположении, что хозяйственные агенты основывают свои ожидания определенного уровня цен на привлекаемые факторы производства в непосредственном будущем, отталкиваясь от его изменений в недалеком прошлом. В области экономики, которая рассматривает инфляцию и связанные с ней процессы, представления о том, что хозяйственные агенты формируют свои ожидания на основе экстраполяции тенденций этих изменений в прошлом, известны как теория адаптивных ожиданий. Наиболее упрощенный вариант этой теории гласит о том, что хозяйственные агенты формируют свои представления о затратах на следующий год путем экстраполяции темпов инфляции года прошедшего.

Уровень обобщения теории адаптивных ожиданий, изложенный как «люди учатся на основе предыдущего опыта», никто не станет отрицать. Но, конечно, подобный уровень развития этой теории вряд ли способен удовлетворить экономистов. В последние годы экономическая мысль выдвинула новый подход к интерполяции ожиданий. Это направление получило название «неоклассическая экономика». Далее мы рассмотрим ее приложения к различным аспектам денежно-кредитной политики.

Теория рациональных ожиданий

Теория рациональных ожиданий — теоретическая посылка, указывающая на то, что формирование ожиданий хозяйственных агентов относительно будущего экономической системы происходит как на основе экстраполяции тенденции развития в прошлом, так и на основе анализа грядущих возможностей.

Стержнем неоклассической школы экономической мысли является теория рациональных ожиданий. Эта теория утверждает, что люди заглядывают в будущее, равно как и оглядываются в прошлое — то есть они не только экстраполируют прошлые события, но и подвергают анализу будущее.

Люди основывают свои ожидания о будущем экономики не только на основании прошлых событий, но и основываясь на ожиданиях относительно настоящей и будущей экономической политики и анализа ее вероятных влияний на состояние экономики. Рассмотрим характерный пример. В середине предвыборной президентской кампании, экономическая система претерпевала очень умеренную инфляцию — не более 3% в год. Зная, что американцы в массе своей не испытывают к инфляционным процессам нежные чувства, оба кандидата в Президенты, вечер за вечером появляясь на экране ТВ, старались перещеголять друг друга в своих обещаниях победить инфляцию. Однако, очень скоро выясняется, что эти обещания оказались праздной болтовней. Бывший претендент, а ныне уже Президент, использовал все свое влияние, стремясь оказать давление на вновь назначенных членов ФРС и надеясь подстегнуть рост количества денег, находящихся в обращении. Он рассчитывал, что это мероприятие снизит номинальные нормы процента и поможет завоевать ему голоса строительных рабочих, покупателей автомобилей и других групп населения, которым в данный момент времени низкие номинальные нормы процента оказываются на руку. Тем временем, его бывший конкурент налево и направо обещал выделить огромные суммы на финансовую поддержку наиболее популярный в каждом штате программ, а также обещал воздержаться от увеличения налогов. Какой же темп инфляции в этих условиях могут ожидать рядовые американцы?

С точки зрения теории адаптивных ожиданий — скорее всего как и раньше: где-то около 3% в год. Неоклассицисты считают такой подход безнадежно наивным. Рационально переработав полученную информацию, включая возможные последствия наиболее вероятного политического курса обоих кандидатов в Президенты, хозяйственные агенты решат, что темпы инфляции в будущем году увеличатся и соответственно этим обстоятельством будут строить свои экономические планы.

Скептики подвергают теорию рациональных ожиданий злобной и насмешливой критике. Они утверждают, что слишком наивно ожидать от каждого водопроводчика или владельца маленького дела знаний, присущих скорее доктору экономических наук24. Такая критика не имеет под собой почвы. Теория рациональных ожиданий не предполагает, что каждый индивид обладает всеобъемлющей суммой знаний и фактов, но лишь то, что хозяйственные агенты не отбрасывают интересующую информацию, попавшую в их распоряжение. Они принимают во внимние всю информацию, которой они располагают, включая сведения о вероятных последствиях настоящей и прошлой финансово-экономической политики. Чем большую роль в экономике играет принятие тех или иных решений, тем больше усилий прилагают хозяйственные агенты для сбора интересующей информации. На высшем уровне принятия решений — руководители корпораций, президенты компаний и промышленных объединений — эти обстоятельства подразумевают постоянное обращение к экспертным экономическим консультациям и оценкам.

Рациональные ожидания и супернейтральность

Теория рациональных ожиданий имеет огромное значение для проведения эффективной экономической политики. На рисунке 17.11 представлена попытка проиллюстрировать этот тезис. Рассмотрение начинается от исходной точки равновесия экономической системы (Е,) в предположении, что в недалеком прошлом инфляционные процессы не наблюдались. В этот момент не закрытое — как, впрочем, всегда — заседание собираются члены Федерального Комитета Открытого Рынка и принимают решение о резком повышении темпов роста количества денег, находящихся в обращении. Это неожиданное обстоятельство сдвигает кривую совокупного спроса вправо — из положения AD, на AD2. Не ожидая роста цен на привлекаемые факторы производства, фирмы и деловые предприятия реагируют на рост спроса увеличением объема выпускаемой продукции и повышением цен на свою продукцию (кривая совокупного предложения ASj). Как и в предыдущих примерах этой главы, экономическая система буДет смещаться вдоль прогнутой стрелки, отмеченной на рисунке литерой А, создавая постоянное увеличение уровня цен (а также увеличивая объем производства и снижая уровень безработицы, что, как мы видели ранее, присуще такому переходному периоду).

Хотя конечный результат и не отличается от рассмотренных ранее процессов, наличествуют существенные различия в ходе событий, этот результат повлекших. В мире рациональных ожиданий экономическая система следует по траектории, отмеченной стрелкой А, только потому, что предпринятая Федеральной Резервной Системы акция явилась для хозяйственных агентов полной неожиданностью. Если бы хозяйственные агенты и отдельные индивиды ожидали нечто подобное, события развернулись бы совсем иным образом.

Предположим, что вместо неожиданно предпринятого ускорения темпов роста денежной массы, председатель ФРС проводит пресс-конференцию вслед за заседанием ФКОР и открыто объявляет об изменениях в проводимой денежно-кредитной политике. Председатель прямо заявляет, что новый курс усилит инфляционные процессы. Средства массовой информации широко освещают высказанную точку зрения, и она получает повсеместное распространение, в нее верят. Теперь, в процессе «верстки» своих перспективных производственных планов и планов найма рабочей силы на ближайшие месяцы, фирма и деловые предприятия принимают во внимание эффекты ожидаемой инфляции и ориентируются на ожидаемый уровень цен на привлекаемые факторы производства. Они, в соответствии с новыми условиями, корректируют свои прейскуранты и товарно-материальные запасы, чтобы получить прибыль, несмотря на ожидаемую инфляцию. Они охотно повышают заработную плату своим сотрудникам, зная, что в обозримом будущем стоимость жизни вырастет, и учитывая, что растущий номинальный спрос позволит им восполнить возросшие затраты на оплату рабочей силы за счет роста цен.

Взятые вместе и ориентированные на усиление инфляционных процессов перспективные планы хозяйственных агентов, сдвинут кривую совокупного предложения в положение АБг, но произойдет это не после определенной временной задержки, а сразу после того, как информация о новом повороте в денежно-кредитной политике станет достоянием гласности. В результате этого, экономическая система переместится из точки Е, в Еэ по пути, указанному на рисунке стрелкой В.

Таким образом, центральное место в практическом приложении этой теории занимает следующая точка зрения неоклассицистов: экспансионистская денежно-кредитная политика эффективно повышает реальный объем производства и занятость лишь тогда, когда подобные мероприятия носят неожиданный и непредсказуемый харатер. Изменения в денежно-кредитной политике, которые полностью прогнозированы, не смогут воздействовать нереальный объем производства или занятость. Даже на краткосрочных временных интервалах, такие действия повлияют только на уровень цен. Аналогичный результат будет наблюдаться, не только в случае широко декларируемых

Рациональные ожидания и супернейтральность

В экономическом мире, описываемом неоклассицистами, экономическая система будет следовать по траектории, указанной на рисунке стрелкой А, если рост количества денег, находящихся в обращении, происходит неожиданно и инспирирован внезапными изменениями в денежно-кредитной политике. Таким образом, наклонные кривые совокупного предложения (AS, и AS2 на рисунке) — это, собственно, «кривые сюрпризов». Полностью ожидаемый рост количества денег, находящихся в обращении, немедленно сдвинет кривую совокупного предложения вверх, а экономическая система в своем развитии будет следовать по траектории, отмеченной на рисунке стрелкой В. В такой экономической модели принято считать, что деньги супернейтральны.

Силернвигральмаи крийая предиажвния (долго- и фе/чвнные

ииге/юалб/J

$9.000 $>г.юе $1900

Авалем/й объем лдешзбодсгба и заграгы (/тлрд долларов в iodj

Рис. 17.11

Рациональные ожидания и супернейтральность: свидетельства и доказательства

Справедлив ли подход, предложенный сторонниками неоклассического направления в экономической мысли? Является ли денежно-кредитная политика эффективной только тогда, когда изменения ее ракурса происходят внезапно? Ввиду важности этого вопроса был предпринят ряд попыток с целью установления истины.

Свидетельства из опыта экономики США. Попытка проведения сравнительного анализа экономических последствий ожидаемых изменений денежно-кредитной политики и последствиями неожиданных изменений наталкивается на ряд сложностей. В их числе измерение ожидаемых темпов инфляции, роста денежной массы и ряда других ключевых параметров. Некоторые исследователи полагались на статистические оценки ожидаемых темпов инфляции и роста денежной массы. Например, Роберт Бэрроу, ведущий представитель неоклассической школы, использовал в своей работе следующие параметры — предшествовавший темп роста денежной массы, уровень безработицы и показатель федеральных расходов — для оценки рационально ожидаемых хозяйственными агентами темпов роста денежной массы. Он обнаружил положительную корреляцию между изменениями реального объема производства с отклонениями действительного темпа роста денежной массы от ожидаемого, полученной в результате проведенных оценок*. Однако, результаты Р. Бэрроу не нашли подтверждения в других работах, построенных на эмпирическом материале. '

Свидетельства из опыта дефляции. Другой обширный источник материала по рассматриваемой проблеме — это экономический опыт стран, в которых возобладавшие инфляционные процессы были в конце концов поставлены под контроль. Модель совокупного спроса и совокупного предложения, сопряженная с теорией адаптивных ожиданий предсказывает, что период сокращения темпов инфляции будет сопровождаться снижением реального объема производства и высоким уровнем безработицы. Это происходит потому, что инерция инфляционных ожиданий увлекает кривую совокупного предложения все выше, даже после того, как также направленное вверх движение кривой совокупного спроса замедлилось или остановилось. В мире, построенном на рациональных ожиданиях, ожидаемая дефляционная политика не повлияла бы на реальный объем производства, поскольку все хозяйственные агенты приспособят свою деятельность с учетом ожидаемых изменений, связанных с проведением денежнокредитных мероприятий, и таким образом, сдержат поступательный подъем кривой совокупного предложения.

Из вышеприведенного следует, что в экономическом развитии стран, испытавших дефляционные процессы и мероприятия, можно почерпнуть полезную информацию о теории рациональных ожиданий. Некоторые исследователи в своих поисках обратились к опыту стран, испытавших гиперинфляцию — очень быстрый инфляционный процесс, темпы роста которого составляют, к примеру, пятьсот и более процентов в год. В своей хорошо известной работе25 известный сторонник неоклассического направления Томас Сарджент изучал гиперинфляцию, поразившую Германию в двадцатые годы — это наиболее сильный за всю историю гиперинфляцию, поразившую Германию в двадцатые годы — это наиболее сильный за всю историю гиперинфляционный процесс, когда-либо поражавший экономику. В 1923 году уровень цен в Германии вырос в миллиард (I) раз, только в декабре этого года цены взлетели на 35 тысяч (I) процентов. В этот момент были приведены в действие крайне резкие меры административно-политического характера, которые включали в себя: установление пределов на рост цен, увеличение налогов и сокращение государственных расходов. Была выпущена новая денежная единица — новая марка, которая соответствовала 1 триллиону старых марок. Инфляция была остановлена практически за один день.

Сарджент в своей работе утверждал, что проведенная дефляция не имела значительного отрицательного воздействия на занятость и реальный объем производства и интерпретировал эти данные, как подтверждение справедливости теории рациональных ожиданий. Реальный объем производства не сократился с окончанием периода инфляции, так как хозяйственные агенты ясно представляли себе последствия проводимой денежно-кредитной политики и приспособили свои ожидания относительно цен и грядущих затрат должным образом. Однако, надо отметить, что ряд его выводов был поставлен под вопрос позднейшими исследователями26.

В середине восьмидесятых годов Аргентина и Бразилия попытались повторить германский успех двадцатых годов. При инфляции, составлявшей почти 100% в год, каждая из этих стран ввела новую денежную единицу, пределы роста цен и провела бюджетную реформу. Сначала подобные мероприятия, казалось бы, возымели желаемый результат; однако несколько позже инфляционные процессы в этих странах развернулись с новой силой. Повторные попытки дефляции потерпели неудачу. Трудно сказать, тому виной явились плохо разработанные антиинфляционные программы, или экономическое фиаско последовало из-за политической нестабильности в этих странах. Справедливости ради, небходимо отметить, что аналогичная программа весьма успешно была реализована в Боливии, где первоначальные темпы инфляции были даже выше, чем в Бразилии и Аргентине.

И, наконец, был проведен ряд исследований на материале дефляционных процессов в американской экономике восьмидесятых годов с целью подтверждения теории рациональных ожиданий. Предшествующая инфляция в экономике США была далека от своей гиперстадии, и поэтому ее последствия не были столь отчетливо выражены. Тем не менее, дефляция начала восьмидесятых годов снизила реальный объем производства в степени меньшей, чем это ожидалось исходя из теории адаптивных ожиданий.

Некоторые наблюдатели считают, что подобные позитивные изменения в экономике QLLIA произошли на основании кредита доверия, оказанного высшим политическим и финансовым кругам. Под этим они подразумевают, что кривая совокупного предложения американской экономической системы сдвинулась вниз во многом благодаря вере народа, что администрация президента Р. Рейгана и высшие руководители ФРС решили покончить с инфляционными процессами самым серьезным образом. Такой эффект в принципе совместим с теорией рациональных ожиданий. Однако несомненно и другое: быстрая и практически безболезненная дефляция тех лет во многом была обеспечена благоприятными для экономики США нарушениями предложения на валютных и энергетических рынках, о чем упоминалось в предыдущих разделах этой главы.

?номалмм рассмотренных процессов м эффективность денежно-кредитной политики

Отчасти неоклассическая экономика привлекла к себе всеобщее внимание, так как предоставляла экономистам необычные и не всегда удобные в реализации рецепты проведения той или иной денежно-кредитной политики. С одной стороны, многие экономисты весьма неуютно себя чувствуют, сталкиваясь с провозглашенной неоклассической экономической доктриной супернейтральности (особенно в ее чистом виде). Они убеждены, что денежно-кредитная политика имеет важное значение в любом случае — неожиданно ли наступают ее изменения или нет; в этих предположениях они опираются на большое число статистических данных, не сопрягающихся с доктриной супернейтральности. Такая точка зрения общепризнана как среди тех, кто ориентируется на милосердное правительство, видя в нем источник экономической стабильности, так и среди тех, кто рассматривает ошибки в проведении денежно-кредитной политики в качестве основной причины экономических бедствий. С другой стороны, большинство экономистов равным образом не могут согласиться с тем, что хозяйственные агенты ведут себя иррационально, намечая перспективные планы своей1 деятельности и учитывая легкодоступную информацию.

Неудобства, связанные с существованием полярных точек зрения, в итоге привели к формированию эклектичной теории на своеобразной «центральной» платформе, которая оставляет место как рациональным ожиданиям, так и на краткосрочных временных интервалах в своей сути предполагает, что хозяйственные агенты ожидают несколько замедленной реакции цен на привлекаемые факторы производства относительно произошедших изменений в спросе. Почему фирмы и деловые предприятия реагируют подобным образом? Почему они ожидают, что цены на привлекаемые ими факторы производства будут отставать от цен на их собственную продукцию, а не поднимутся сразу же за очередным изменением в денежно-кредитной политике?

Долгосрочны* контракты. Сторонники «центристской» платформы полагают, что в основе реакции предложения на краткосрочных временных интервалах лежат некие аномалии рассмотренных процессов. Одна часто встречающаяся аномалия подобного рода связана с долгосрочными контрактами и другими институционными препонами на пути быстрой адаптации уровня цен. Например, многие фирмы, нанимающие рабочих и служащих, объединенных в профессиональные союзы, заключают и рассматривают трудовые соглашения только один раз в три года. Более того, предприниматели, использующие труд рабочих, не являющихся членами того или иного профсоюза, не пересматривают масштабы заработной платы при каждом небольшом повышении цен. Что справедливо для заработной платы, очевидно и истинно и для многих других привлекаемых факторов производства. Кроме того, необходимые для производства энергия, полуфабрикаты, сырье тоже предлагаются на основе долгосрочных контрактов, которые перезаключаются через значительные сроки; правительственные инструкции и регламентации, определяющие цены на некоторые товары и услуги, еще больше задерживают корректировку и адаптацию уровня цен к меняющимся обстоятельствам.

Товарно-матернальные запасы. Другой причиной, по которой хозяйственные агенты не ожидают, что грядущие затраты мгновенно среагируют на изменение спроса, является смягчающий этот переход эффект, вызванный наличием товарно-материальных запасов. Рассмотрим простой пример: булочник работает на рынке конкурирующих продавцов. Когда рост спроса на рынке вызывает увеличение рыночной цены на хлеб, фирма увеличивает выпуск своей продукции, взяв для этого муку из своих запасов. Когда запасы будут исчерпаны, хлебопекарное предприятие закажет муку на мукомольном заводе. Завод выполнит заказ, взяв для этого пшеницу из своих собственных запасов.

Через некоторое время мукомольный завод будет вынужден закупать больший объем пшеницы. На рынке зерна цены станут более чувствительными к изменениям спроса, они начнут изменяться с каждым часом, так что к моменту нового заказа цена на пшеницу вырастет. Далее, в следующий раз булочник, заказывая муку, услышит ответ: «Извините, цена на пшеницу выросла, и нам придется поднять цены на муку». Супермаркет, заказывая хлеб, услышит ответ булочника: «Извините, цена на муку выросла, и мне придется поднять цены на хлеб». Но ведь этот процесс требует времени. Руководствуясь этими соображениями, фирмы не ожидают, что их затраты изменятся сразу же за изменением спроса на их продукцию.

Дефицит информации. Некоторые экономисты считают, что проблема дефицита информации хозяйственных агентов играет не последнюю роль в реакции величины предложения на краткосрочных временных интервалах. Поначалу фирмы могут принять широкие изменения в совокупном спросе за некое локальное изменение, в части касающейся лишь их собственной продукции. Например, предположим, что экспансионистская денежно-кредитная политика вызывает рост спроса на все виды продукции, включая хлеб. Местный булочник видит, что продажа его изделий возрастет, но приписывает это обстоятельство удачному повороту дел или сезонному изменению на своем ограниченном местном рынке. Ничто пока не указывает ему, что цены на привлекаемые им факторы производства вырастут. Только позже станет ясно, что имеет место широкомасштабный сдвиг совокупного спроса, и лишь потом эта маленькая фирма станет ориентироваться в своих действиях на изменение заработной платы работникам и цен на другие привлекаемые факторы производства.

Затраты на прейскуранты. И, наконец, уровень цен реагирует на изменение спроса с некоторым отставанием вследствие своеобразного механизма, получившего название «затрат на меню». Ресторан не меняет цены каждый день хотя бы из-за того, что печатать новое меню каждый день очень накладно. Схожими соображениями руководствуются фирмы и деловые предприятия, когда печатают и рассылают каталоги и прейскуранты, доводя информацию до сведения своих служб сбыта, своих клиентов.

Приложение эклектического подхода. Взятые вместе — долгосрочные контакты, товарно-материальные запасы, дефицит информации и затраты на прейскуранты — приносят некую общую задержку между изменением в спросе на выпускаемую продукцию и соответствующей реакцией затратного механизма. На некоторых рынках эта задержка длится менее продолжительное время, чем на другом. Но в среднем она достаточно длительна и является причиной того, что хозяйственные агенты реагируют на изменения в спросе, как-будто ожидают, что уровень цен на привлекаемые факторы производства будет изменяться медленным темпом, если вообще не останется какое-то время на постоянном уровне (как было в некоторых ранее рассмотренных примерах). Этого достаточно, чтобы кривая предложения на краткосрочных временных интервалах представила бы собой кривую наклонной формы.

Сторонники эклектического подхода считают, что рассмотренные процессы явятся причиной того, что экономическая система на краткосрочных временных интервалах будет двигаться вдоль наклонной кривой совокупного предложения, даже в случае ожиданий конкретных перемен в денежно-кредитной политике. И это будет иметь место даже в том случае, когда все хозяйственные агенты будут располагать наиподробнейшей информацией о грядущей экономической политике и ее последствиях. Тем не менее, оставаясь в рамках рассматриваемого подхода, разумно положить, что задержка между изменением спроса и уровнем цен будет короче, а отклонения менее разительны, если какому-либо решению об изменении экономического курса предшествует широкое обсуждение, нежели эти перетурбации происходят внезапно, являя собой полную неожиданность.

Заглядывая вперед

В настоящей главе рассмотрена взаимная связь реального объема производства и уровня цен, обусловленная изменениями в денежно-кредитной политике и резкими нарушениями предложения. Выше был представлен обширный материал и проанализированы различные варианты изучаемых взаимных связей. Тем не менее, наш анализ был ограничен рядом серьезных упрощений.

Мы предполагали, что скорость обращения денег остается постоянной или, по крайней мере, систематически не изменяется в результате изменений денежно-кредитной политики или уровня цен. В следующих двух главах мы снимем это ограничение. Это позволит нам вновь ввести в рассмотрение норму процента (целенаправленно исключенную из анализа в этой главе) не надлежащее ей место.

Кроме того, была исключена из рассмотрения немонетаристская экономическая политика,— ведь изменения в структуре государственных закупок и федеральных налогов могут также иметь важные для экономики последствия. В последующих главах будет рассмотрена модель, интегрирующая эту политику с денежно-кредитной.

Однако, для проведения обобщения на более высоком уровне, придется опять следовать методу «шаг назад, два шага вперед». В основных разделах следующих двух глав мы рассмотрим мир, в котором уровень цен остается постоянным, а такие явления как инфляция и дефляция в нем неведомы. Материал, представленный ниже,— это фундамент знаний в области макроэкономики (подготовленный читатель может рассматривать его как повторение, неподготовленный — как нечто новое), который позволит собрать воедино все рассмотренные явления и представить некую законченную модель.

<< | >>
Источник: Долан Э. Дж. и др.. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика/Пер. с англ. В. Лукашевича и др.; Под общ. ред. В. Лукашевича.— М.,—448.. 1996

Еще по теме РАЦИОНАЛЬНЫЕ ОЖИДАНИЯ И НЕОКЛАССИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА:

  1. Гипотеза рациональных ожиданий и неоклассический оптимизационный подход
  2. Гипотеза рациональных ожиданий, трактуемая как гипотеза ожиданий, совместимых с теоретической моделью
  3. § 1. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ В НЕОКЛАССИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  4. Теория рациональных ожиданий (новые классики)
  5. Теория рациональных ожиданий
  6. Гипотеза рациональных ожиданий
  7. 15-4. Концепция рациональных ожиданий
  8. Лекция 14 МОНЕТАРИЗМ И ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
  9. § 1. Рациональные ожидания и политическое доверие
  10. Оптимальные свойства гипотезы рациональных ожиданий
  11. Гипотеза рациональных ожиданий и проблема обучения
  12. Приложение 4. П.А. Самуэльсон, У.Д. Нордхаус «Теория рациональных ожиданий»*
  13. 4.4. АНАЛИЗ ЦЕННЫХ БУМАГ В ПРЕДПОЛОЖЕНИИ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
  14. Иллюстрация рациональных ожиданий при помощи кривой Филлипса
  15. Опросы и прямые проверки гипотезы рациональных ожиданий