<<
>>

Кто сказал! Кто сделал! «Точная настройка» экономической системы: взгляд монетариста

В 1986 году, комментируя постоянное и упорное противодействие Федеральной Резервной Системы сдерживать темп роста денежной массы на устойчивом уровне, определенном выбранной целью, Милтон Фридман вспомнил свой собственный совет, который ему пришлось дать двадцать лет назад: «Почти два десятилетия назад Уолтер Хеллер и я спорили в Нью- Йорке о различных аспектах и взаимодействии денежно-кредитной и фискальной политики.
Я тогда заметил: «По моему разумению денежно-кредитной политикой чрезмерно спекулируют. Более того, и фискальной политикой чрезмерно спекулируют. И даже «точной настройкой» экономической системы тоже чрезмерно спекулируют. И эта мысль далеко не нова».

Далее я процитировал одну из своих ранних работ, датируемую 1958 годом: «Постоянство темпов роста предложения денег не обеспечивает полной стабильности экономической системы, но избавляет от невероятных потрясений, знакомых нам по недалекому прошлому. Очень соблазнительно продвинуться дальше по этому пути, пытаясь таким образом скомпенсировать нежелательные изменения других экономических факторов, сопутствующих

процессам экспансии и сжатия... Но имеющиеся в настоящий момент в распоряжении экономистов данные не позволяют отбросить сомнения относительно возможностей корректировки экономической деятельности за счет «точной настройки» денежнокредитной политики — по крайней мере на сегодняшнем уровне наших знаний».

«Таким образом, возникают серьезные ограничения в возможностях «свободной» денежно-кредитной политики и, одновременно, опасность ухудшения экономической ситуации».

«Чтобы избежать возможного недопонимания в этом вопросе, следует подчеркнуть, что указанные проблемы не являются прерогативой лишь денежнокредитной политики, и не затрагивают налогово-бюджетные мероприятия. Фискальной политике они присущи в равной степени».

С тех пор, как были сделаны эти заметки, интенсивное изучение вопросов денежного обращения добавили к имевшимся значительный материал.

Теперь мы знаем много больше о сумме факторов, влияющих на спрос и предложение денег, а также о сложной взаимной связи между изменениями денежной массы и таких параметров экономической системы, как номинальный национальный доход, нормы процента, уровень цен, обменный валютный курс, объем производства и уровень занятости. Позднейшие исследования лишь усилили господствовавшее ранее мнение, что временные задержки, весьма разнообразные в своей длительности, между изменением количества денег, находящихся в обращении, и другими экономическими переменными в огромной от целого ряда превходящих обстоятельств. В настоящий момент наших знаний о долгосрочных экономических процессах, подобных анализу экономической ситуации на краткосрочных временных интервалах, явно не хватает. В результате денежно-кредитная политика не может в полной мере обеспечить «точную настройку» экономической системы. Опыт последних десятилетий снова и снова продемонстрировал тот ущерб, который может быть нанесен при неразумных попытках использования денежно-кредитной политики для «точной настройки» экономической системы. Самый свежий пример — метания из стороны в сторону в вопросе о росте денежной массы 1980— 1982 годов. Они дестабилизировали рынки денег и, тем самым, продлили и углубили экономический спад 1981—1982 годов.

«Таким образом, я остаюсь убежденным сторонником основного принципа монетаризма: деньги слишком важны, чтобы позволять центральным банкам манипулировать ими по своему усмотрению». Таково мнение Милтона Фридмена.

Источник: «Mi's Hot Steak

Gave Keynesians a Bad Idea» by M. Friedman, The Wall Streef Jornal, September 18, 1986. p. 32). Управляющих, что подкрепляется периодическими угрозами со стороны Конгресса об ограничении полномочий ФРС в законодательном порядке. Такие действия, естественно, пугают.

Второй вопрос касается определения момента времени принятия определенных экономических решений. Когда экономическая система ввергается в спад, давление на ФРС с сакраментальными просьбами и пожеланиями типа «сделайте что-нибудь с безработицей» максимально возрастает.

Однако любое мероприятие, направленное на стимулирование уровня занятости и предпринятое именно в этот момент, возымеет эффект лишь спустя немалый промежуток времени, когда наступит фаза расширения делового цикла, и приведет уже к обратным результатам. Подобным образом в период экономической экспансии политическое давление «сделайте что-нибудь с инфляцией!», достигающее максимальной силы во время предельного темпа роста уровня цен, приведет к тому, что протекционистские мероприятия скажутся лишь тогда, когда реальный объем производства снова начнет уменьшаться, а предпринятые меры лишь усугубят ситуацию.

Неоклассической подход и «свободная» денежно-кредитная политика

Приверженцы теории рациональных ожиданий и экономисты-неоклассики солидаризируются с монетаристами в вопросе о необходимости создания денежно-кредитной конституции, расходясь во взглядах лишь в некоторых деталях . Необходимость денежно-кредитной конституции мотивируется представителями неоклассической школы исходя из принятой ими на вооружение доктрины супернейтральности денег. Вспомним, что этот тезис предполагает отсутствие сколь-ниубдь заметного влияния на реальный объем производства со стороны ожидаемых заранее изменений денежно-кредитной политики и указывает, что существенное воздействие могут возыметь лишь неожиданные повороты политического курса.

Принятие денежно-кредитной конституции само по себе способно устранить неожиданные изменения в заранее определенном курсе денежно-кредитной политики, и, таким образом, отсечет один из возможных источников возникновения экономической нестабильности. Наоборот, режим «свободной» денежно-кредитной политики оказывается не в состоянии повлиять насредний уровень реального объема производства в течение длительного времени, поскольку реальный объем производства в таком случае стремится к своему естественному уровню; это означает, что единственным результатом проведения в жизнь «свободной» денежно-кредитной политики, полной разнообразных превратностей и сюрпризов, явится увеличение дисперсии (разброса) уровня реального объема производства относительно своего естественного значения,— то есть приводит к самым нежелательным последствиям.

Проблема временных несоответствий —

противоречие между долгосрочными и краткосрочными задачами Федеральной Резервной Системы, обусловленное наличием определенных экономических ожиданий, связанных с проведением тех или иных денежно-кредитных мероприятий.

Хотя свобода в выборе определенных денежно-кредитных мероприятий и не изменит средний уровень реального объема производства с течением времени, сторонники неоклассического подхода в экономической мысли усматривают в этом явлении потенциальную опасность повышения среднего уровня темпов инфляции. Они утверждают, что существует коренное противоречие между долгосрочными и краткосрочными задачами ФРС, известное в экономической жизни как «проблема временных несоответствий».

В качестве доказательства этого обстоятельства неоклассики предлагают следующую схему. Предположим, что в один прекрасный день ФРС, действуя в рамках «свободной» денежно-кредитной политики, объявляет о проведении ряда мероприятий, преследующих снижение темпов инфляции на долгосрочных временных интервалах. Хозяйственные агенты относятся к этому сообщению с полным доверием. Фирмы, деловые предприятия и семейные хозяйства основывают свои экономические планы, руководствуясь низким уровнем инфляции. Однако, когда подобные ожидания входят в плоть и кровь экономической системы, выясняется, что Федеральная Резервная Система может обеспечить рост реального объема производства на краткосрочных временных интервалах только за счет некоторого увеличения темпов инфляции, сопутствующего внезапному повышению темпов роста совокупного спроса. Затем, не дожидаясь полной корректировки ожиданий хозяйственных агентов применительно к новым условиям, ФРС заявляет, что подобные изменения в будущей денежно-кредитной политике никогда более не вос- последствуют. Таким образом напрашивается следующий вывод: рациональные действия ФРС на краткосрочных временных интервалах категорически несовместны с декларированными долгосрочными экономическими программами.

Неоклассики утверждают, что рациональные ожидания фирм и семейных хозяйств учтут возможность таких действий со стороны ФРС; поэтому любые декларации ФРС не вызовут у них особого доверия, и они будут строить свои экономические планы, основываясь на завышенных темпах инфляции, нежели те, о которых объявила ФРС как цели своей денежно-кредитной политики. И тут перед Федеральной Резервной Системой возникает весьма неприятная альтернатива. Предположим, что ФРС продолжает упрямо поддерживать рост денежной массы, что само по себе обеспечивает низкий темп инфляции на долгосрочных временных интервалах, даже несмотря на увеличение совокупного предложения, питаемого все еще имеющими место инфляционными ожиданиями. В результате происходящих процессов реальный объем производства в скором времени упадет ниже своего естественного уровня, и экономическая система будет ввергнута в спад (либо, в лучшем случае, спад темпов экономического роста). Чтобы удержать реальный объем производства на естественном уровне, ФРС будет вынуждена принять меры, которые обеспечат рост совокупного спроса, причем более высокими темпами, чем это было ранее обещано. Но именно эти действия ФРС и подтвердят рациональные ожидания скептически настроенных хозяйственных агентов.

Неоклассики полагают, что рассмотренная проблема временных несоответствий придает «свободной» денежнокредитной политике необратимый и неотъемлемый инфляционный уклон, а единственным способом решения возникающих противоречий является принятие денежной конституции, ограничивающей бесконтрольную свободу дейст-

' Robert J. Barro «Rules Versus Discretion», Alternative Monetary Regimes (Baltimore: The John Hopkins University Press, 1986), pp. 16—30.

вий Федеральной Резервной Системы. Такой свод правил делает невозможным преследование со стороны ФРС краткосрочных экспансионистских целей, пусть даже рационально обоснованных, а денежно-кредитная конституция способна стабилизировать ожидания хозяйственных агентов и, соответственно, обеспечить стабильность цен.

Позиция Федеральной Резервной Системы

Члены Совета Управляющих ФРС отдают себе отчет в существовании ряда негативных моментов, сопряженных с проведением «свободной» денежно-кредитной политики, но, тем не менее, считают, что жесткий регламент мероприятий, связанных с денежным обращением, таит в себе больше опасностей. Образно говоря, их положение можно сравнить с действиями командира воздушного лайнера: он понимает все преимущества автопилота при ординарном полете, но принимает управление кораблем на себя, когда возникает необходимость в непредвиденном маневрировании. Располагает ли ФРС необходимым числом сотрудников для успешного проведения выбранного экономического курса? Способна ли эта организация гибко лавировать в угрожающей экономической ситуации? Не тяготит ли основную массу «пассажиров» полет по маршруту, заданному ФРС? Эти вопросы остаются открытыми и по сей день, а споры продолжаются.

<< | >>
Источник: Долан Э. Дж. и др.. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика/Пер. с англ. В. Лукашевича и др.; Под общ. ред. В. Лукашевича.— М.,—448.. 1996

Еще по теме Кто сказал! Кто сделал! «Точная настройка» экономической системы: взгляд монетариста:

  1. Кто сказал! Кто сделал Пионер в области исследования кривой совокупного предложения
  2. 2.1. «Кто сказал! Кто сделал!» ТОМАС ДЖЕФФЕРСОН О МЕРЕ СТОИМОСТИ
  3. Кто сказал! Кто сделал! Сторонники «концепции предложения»
  4. Кто сказал! кто сделал! ОН ВЫВЕЛ ФРС НА ОРБИТУ
  5. Кто сказал! Кто сделал! ВЕЛИКИЙ ТЕОРЕТИК
  6. «Кто сказал! Кто сделал!»
  7. 2.2 Кто сказал! Кто сделал! ЗАКОН ОРЕЗМА! ЗАКОН КОПЕРНИКА!
  8. 2.5.5. Маржинальная торговля и теория игр. Кто выигрывает, и кто проигрывает на рынке FOREX
  9. Финансовая система страны и кто является главными действующими лицами в мире финансов?
  10. Раздел 3 Элементы коммуникационной системы: ЦЕЛИ И СРЕДСТВА КОММУНИКАЦИИ КТО ГОВОРИТ? ЧТО? КОМУ?
  11. 4.8. Кто зажег «японские свечи»?