<<
>>

ЭВОЛЮЦИЯ СТРАТЕГИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ РЕЗЕРВНОЙ СИСТЕМЫ В УПРАВЛЕНИИ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКОЙ

В течение последних десятилетий стратегия Федеральной Резервной Системы в управлении денежно-кредитной политикой несколько раз претерпевала существенные изменения. Эти изменения частью возникали в ответ на изменения политического курса, частью — на изменения в окружающих экономических сферах, а частью — как ответ на лучшее понимание последствий «волевых» решений в сфере денежно-кредитного регулирования.

В настоящем разделе мы рассмотрим основные моменты денежно-кредитной политики в период со Второй Мировой войны по наши дни.

Вторая Мировая война и максимальный уровень нормы процента

В период с 1941 по 1951 годы Федеральная Резервная Система, преследуя вполне определенные политические цели, всеми силами пыталась удержать процентные ставки на ценные бумаги федерального правительства (в первую очередь обязательства казначейства США) на фиксированном максимальном уровне или ниже его. Проводя в это период гибкую денежно-кредитную политику, ФРС обеспечивала предложение денег, соответствующее горизонтальной кривой. Максимальные процентные ставки варьировались в зависимости от срока погашения долговых обязательств следующим образом: —

казначейские векселя, 90 дней: 3/8%.

Программа поддержки облигаций —

поддержка со стороны ФРС максимальных фиксированных уровней процентных ставок по обязательствам казначейства США, предотвращавшая падение рыночных цен на эти ценные бумаги, в период с 1941 по 1951 годы. —

среднесрочные облигации (сертификаты), 1 год: 7/8%. —

долгосрочные облигации (боны), более 10 лет: 21 /2%.

ФРС установила эти процентные ставки, фантастически низкие

по меркам сегодняшнего дня, на основе рыночных норм процента, преобладавших на рынке ценных бумаг накануне Второй Мировой войны. Поддержка процентных ставок казначейских обязательств США на максимально высоком фиксированном уровне стала известна в истории американской экономики как «Программа поддержки облигаций».

Необходимость в ней возникла в связи со сдерживанием рыночных доходов по правительственным ценным бумагам на уровне, непревышающем максимально установленного. А для выполнения этого условия необходимо было поддерживать рыночные цены этих ценных бумаг от падения2.

Такая денежно-кредитная политика одновременно преследовала две цели. Во-первых, она сводила выплаты по процентам ценных бумаг федерального правительства, производимые из федерального бюджета на максимально низкий уровень. Во-вторых, эта программа предотвращала спекулятивные операции инвесторов, основные на росте процентных ставок, что присуще военному времени. Действительно, во время Первой Мировой войны, спекулятивный бум на растущих нормах процента по обязательствам Казначейства США вынудил многочисленных потенциальных вкладчиков отказываться от приобретения облигаций, затрудняя деятельность казначейства США по финансированию военных действий.

Максимальные фиксированные уровни процентных ставок действовали и в течение нескольких лет после окончания войны. Это объяснялось следующими обстоятельствами. Отчасти ФРС отдавала себе отчет, что «отпустить на свободу» процентные ставки (а значит способствовать падению цен на облигации) означало нанести урон инвесторам, которые честно и преданно покупали облигации, способствуя финансированию военных действий. Кроме того, низкие процентные ставки в сильной степени стимулировали экономический рост и развитие.

’ Имеется в виду Вторая Мировая война — прим. пер.

: 2 Еще раз истолкуем кажущееся противоречие. Обязательства казначейства США есть обязательства, реализуемые с дисконтом; иначе говоря, инвестор не получает по ним отдельные процентные платежи, а вместо этого реализует процентный доход, уплачивая цену, которая ниже номинала векселя, и получая в момент погашения его полную стоимость. Если векселя продают до истечения срока, продавец выручит сумму меньше номинала, но тем не менее, получит часть процента. Так происходит (и это наиболее существенный момент в описываемой ситуации), если с момента покупки не было резкого роста процентных ставок.-»- прим.

пер.

Однако, в период 1950—51 годов, с начала войны в Корее, программа поддержки облигаций столкнулась с рядом трудностей и проблем. Расширение деловой активности, вызванное войной, привело к резкому скачку спроса на деньги, что оказало давление в сторону увеличения норм процента. Однако при условии существования предельного уровня нормы процента, ФРС была вынуждена нивелировать имевший место сдвиг вправо кривой спроса на деньги соответствующим увеличением предложения денег, то есть сдвигом вправо вдоль горизонтальной кривой предложения денег. Банковские резервы, ссуды, количество денег, находящихся в обращении, очень быстро возросли, питая и подталкивая рост номинального ВНП. По мере того как номинальный ВНП начал обгонять в своих темпах роста реальный ВНП, в экономике США начала раскручиваться инфляционная спираль. Это, в свою очередь, оказывало все усиливающееся давление на номинальные нормы процента в сторону их увеличения, на что ФРС приходилось отвечать все увеличивающимся количеством закупок на открытом рынке ценных бумаг. В этих условиях сохранения программы поддержки облигаций означало новый виток инфляции.

Соглашение между Казначейством США и Федераіьной Резервной Системой — настоящее соглашение положило конец программе поддержки облигаций, что позволило ФРС сосредоточить усилия на смягчении последствий циклических подъемов и спадов в экономике.

С целью пресечения нараставших инфляционных процессов ФРС объявила об окончании реализации программы поддержки облигаций. Объявление о приостановке выполнения этой программы стало известно в истории экономики США как «Соглашение между Казначейством США и Федеральной Резервной Системой».

Это соглашение прекратило подчинение денежно-кредитной политики ФРС политическим амбициям Казначейства США, направленным на финансирование федерального бюджета. Это означало начало новой экономической эры, в которой денежнокредитная политика стала мощным инструментом проведения стабилизационных мер в экономике.

Свободные банковские резервы как тактическая цель

Свободные резервы — избыточные

резервы за вычетом резервов, полученных путем займов у Федеральной Резервной Системы.

Вышеописанное соглашение, разумеется, не остановило интерес ФРС к нормам процента.

Творцы экономической политики продолжали рассматривать нивелировку взлетов и падений рыночных процентных ставок в качестве одной из основных задач проводимой ими денежно-кредитной политики. Но хотя ФРС и продолжала следить за существующими после соглашения рыночными нормами процента, на первый план стала выдвигаться краткосрочная программа, имеющая в основе тактическую цель, обусловленную поддержками определенного уровня свободных резервов. Свободные резервы определяются как избыточные резервы минус резервы, полученные путем займов у Федеральной Резервной Системы. Высокий уровень свободных резервов считается признаком благоприятных условий в денежно-кредитной политике, при которых банки охотно расширяют масштабы кредитования делового сообщества, тогда как низкий уровень свободных резервов характеризует жесткие условия в денежно-кредитной политике, при которых получения банковского кредита затруднено.

Фиксация свободных резервов на определенном уровне, рассматриваемая в качестве тактической цели, подразумевает проведение такой денежно-кредитной политики, которая, по крайней мере частично, а, вероятнее всего, и полностью может считаться гибкой. Например, предположим, что ФРС задается тактической целью сохранения уровня свободных резервов на нуле. В этом случае подразумевается, что уровень резервов, полученных путем займа у ФРС, точно соответствует уровню избыточных резервов. Теперь номинальный национальный доход, начиная с некоего положения равновесия, возрастает. Это увеличивает имеющийся спрос на деньги и, вследствие этого, увеличивает рыночные ставки, включая весьма чувствительную к такого рода изменениям норму процента федеральных резервных фондов. По мере того, как норма процента федеральных резервных фондов растет относительно учетной ставки (нормы дисконта), которая рассматривается как неизменная, банки увеличивают свои займы через «учетное окно». Поскольку существование более высоких процентных ставок означает большую альтернативную стоимость (потери от неиспользованных возможностей) хранения не приносящих доход резервов, уровень избыточных резервов, весьма вероятно, начнет понижаться.

По одной или по обеим этим причинам уровень свободных резервов в ответ на рост спроса на деньги упадет ниже уровня, декларированного тактической целью.

Для восстановления уровня свободных резервов соответственно уровню поставленной задачи, ФРС начнет операции по скупке ценных бумаг на открытом рынке. Такие действия способствуют росту количества денег, находящихся в обращении, что, в свою очередь, также увеличивает давление, подталкивая вверх норму процента. Пока банки держат некоторую часть из вновь приобретенных резервов в качестве избыточных или используют их для погашения займов, полученных через «учетное окно», свободные резервы начнут движение к уровню, определенному поставленной тактической целью. Ко времени возвращения свободных резервов на этот уровень, предложение денег вырастет столь значительно, что все или почти все первоначальное давление, инициирующее рост процентных ставок, исчезнет. В графическом изображении тактическая цель, фиксирующая уровень свободных резервов, представит кривую предложения денег горизонтальной или очень умеренной наклонной формы1. Такая кривая изображена на рис. 16.7 как MSt. Однако до сего момента мы игнорировали другой аспект денежно-кредитной политики ФРС в пятидесятые —

шестидесятые годы. Эта сторона политики ФРС заключалась в адаптации задачи регулирования свободных резервов по мере развития деловых циклов. Такие действия предотвращали «перегрев» экономики во время фаз расширения деловых циклов. Это происходило следующим образом: в фазе расширения ФРС часто понижала уровень свободных резервов, повышая тем самым процентные ставки, но относительно небольшие закупки ценных бумаг на открытом рынке и относительно небольшое увеличение количества денег, находящихся в обращении, решали поставленную задачу. Аналогично ФРС целеустремленно повышала уровень свободных резервов во время периода сжатия делового цикла, смягчая последствия упадка деловой активности. Задаваясь целью обеспечения более высокого уровня свободных резервов, ФРС способствует уменьшению существующих норм процента, а расширение закупок на открытом рынке ценных бумаг и увеличение количества денег, находящихся в обращении, с необходимостью приводит к решению поставленной задачи.

Такой способ регулирования уровня свободных резервов формирует кривую предложения денег со значительной степенью крутизны (см. рис. 16.7, кривая- MS2). Предложение денег, иллюстрируемое кривой такого типа, действует на среднесрочных временных интервалах, то есть временном интервале достаточно длительном с точки зрения приспособления поставленной тактической цели к ранее действовавшему предложению денег, описываемому пологой краткосрочной кривой предложения денег.

Кривые предложение денег в эпоху «свободных резервов»

С середины пятидесятых вплоть до начала семидесятых годов Федеральная Резервная Система в качестве тактической цели проводимой денежно-кредитной политики провозгласили регулирование уровня свободных резервов. Проведение этих мер в жизнь привело к предложению денег, описываемому практически горизонтальной кривой предложения на краткосрочных временных интервалах (MSi на рисунке). В течение более длительных периодов времени (приблизительно равных году) ФРС корректировала вверх или вниз (в соответствии с тактической целью) уровень свободных резервов, пытаясь смягчить негативные для экономики последствия в ходе делового цикла. Такая денежно-кредитная политика приводила к существованию более крутой кривой предложения денег на среднесрочных временных интервалах (кривая MS2 на рисунке).

? 'Среднесрочные фтвмеянш *

интвр&хлы f?S,

Краткосрочны* фвненные интервалы MS,

—у * і I > 1

0 ТОО $SOO 0300 0нх> $soo

находящихся 6 обращении /лг^од. dOAACtjfioSj

Рис. 16.7

Наклон кривой предложения денег при тактической цели, преследующей фиксацию свободных резервов на определенном уровне, зависит только от номинальной нормы процента федеральных резервных фондов относительно учетной ставки. Свободные резервы не в состоянии вернуться к уровню, определенному поставленной задачей, до тех пор, пока давление, увеличивающее номинальную норму процента, не будет полностью скомпенсировано. В этом случае денежно-кредитная политика, направленная на фиксацию свободных резервов на определенном уровне, выбирая эффективный уровень нормы процента, обеспечивает горизонтальный характер кривой предложения денег. Если желательный уровень свободных резервов (помимо обратно пропорциональной зависимости с номинальной нормой процента) реагирует и на другие факторы — что волне допускала ФРС в своих расчетах в рассматриваемый период времени,— то кривая предложения денег может иметь некий положительный наклон. Так в главе 10 показано, что желательный уровень избыточных резервов может зависеть от общей суммы банковских депозитов. Кроме того, в банковской практике существует традиционное мнение о дополнительных займах у ФРС как свидетельстве слабости финансового положения, что также может повлиять на уровень свободных резервов.— прнм. aef.

В течение шестидесятых годов денежно-кредитная политика ФРС подвергалась все более ожесточенной критике со стороны экономистов, в особенности представителей монетаристской школы. Сегодня мало кто из экономистов считает уровень свободных резервов верным ориентиром в проведении денежно-кредитной политики. Основные аргументы критики таковы: несмотря на декларированную ФРС цель действовать в «противоходе» делового цикла для смягчения последствий, на практике, как это ни парадоксально, вышеописанная политика ФРС вполне циклична и лишь способствует его развитию. Например, во время спада экономической активности уменьшение спроса на деньги понижало существующие нормы процента, вызывая рост уровня свободных резервов и в тоже самое время замедляя темпы роста количества денег, находящихся в обращении. Федеральная Резервная Система акцентировала внимание экспертов на том, что растущий уровень свободных резервов и усилия ФРС, предпринимаемые с целью ускорения этих процессов, являются в сути протекционистской денежно-кредитной Политикой «доступных денег». Но критики из монетаристского клана, заостряя внимание на одновременное с указанными процессами и понижение темпов роста денежной массы, считали, что на самом деле проводимая политика чрезмерно жестка. Аналогичные противоречия возникали и во время периодов инфляции. Растущий спрос на деньги повышал номинальные нормы процента, сокращая тем самым уровень свободных резервов, и в то же самое время увеличивая темпы роста денежной массы, находящейся в обращении, ФРС указывала на сокращение уровня свободных резервов и свою готовность к дальнейшему понижению их уровня как на признак «жесткой» денежнокредитной политики. Однако критики из монетаристского клана усматривали в увеличении темпов роста количества денег, находящихся в обращении, вызванное указанными действиями ФРС, лишь мероприятие, поощряющее развитие инфляционных процессов.

Двойная цель денежно-кредитной политики семидесятых годов

В конце шестидесятых — начале семидесятых годов ФРС была вынуждена прислушаться к критическим голосам, признавая во все усиливающейся степени слабость использования уровня свободных резервов как тактической цели проводимой денежно-кредитной политики. В хитросплетениях финансовой политики-все большее значение стали притобретать темпы роста количества денег, находящихся в обращении, как ключевая переменная величина. Однако и нормы процента на краткосрочных временных интервалах (надо сказать, что ФРС никогда не упускала над ними контроль, даже в эпоху господства уровней свободных резервов как превалирующей цели) находились в центре внимания банковских сфер. Хотя и не произошло каких-либо резких внешних изменений, в семидесятые годы на экономических подмостках появляется новое стратегическое направление денежно-кредитной политики, характеризовавшееся наличием двойной цели.

В качестве первого ее аспекта ФРС рассматривала пределы норм роста для различных совокупных элементов денежной массы, в особенности М1 и М2 на годовых интервалах. Например, в начале 1978 года ФРС устанавливает диапазоны роста для М1 (от 4 до 6,5%) и для М2 (от 6,5 до 9%) на следующий финансовый год. Сначала установленные ориентиры использовались исключительно для внутреннего пользования ФРС. Однако, начиная с 1975 года, Конгресс США в своей резолюции потребовал предоставления ежегодного публичного отчета Федеральной Резервной Системы США об устанавливаемых ею пределах темпа роста денежной массы. Закон Хэмфи-Хоукинса 1978 года регламентировал эту процедуру в законодательном порядке.

Установив диапазоны роста денежной массы по всем основным ее параметрам, ФРС обратилась ко второму аспекту преследовавшейся цели. Исходя из предполагавшегося спроса на деньги, ФРС определила уровень нормы процента федеральных резервных фондов, который соответствовал бы заданному рассматриваемой целью росту количества денег, находящихся в обращении. Определенный таким образом уровень нормы процента федеральных резервных фондов в дальнейшем служил бы ориентиром для ежедневных операций на открытом рынке.

Рассуждая на эту тему, полезно представить себя в качестве капитана парусного судна. Для того, чтобы благополучно прийти в порт назначения, сначала необходимо выставить верный курс по компасу. Сверяясь с компасом и учитывая направление ветра, вы соответствующим образом ставите паруса. Во время движения вы корректируете курс судна штурвалом. Если направление ветра не изменится, вы придете в порт, не меняя положения паруса. Компас же покажет вам только отклонение в курсе, вызванное изменением ветра, которое потребует переставить паруса.

Подобным образом ежедневный пристальный интерес Федеральной Резервной Системы за нормой процента федеральных резервных фондов держит корабль экономики на выбранном курсе, пока сбываются прогнозы о величине спроса на деньги. Однако при неожиданных изменениях в величине спроса на деньги, сохранение нормы процента федеральных резервных фондов на уровне, принятом в соответствии с рассматриваемой тактической целью, способно изменить темпы роста денежной массы весьма нежелательным образом. При усилении спроса на деньги закупки ценных бумаг на открытом рынке удерживали процентные ставки федеральных резервных фондов от чрезмерного роста. Но рост количества денег, находящихся в обращении, превышал намеченные в тактической цели пределы. При уменьшении спроса на деньги продажа ценных бумаг на открытом рынке удерживала процентные ставки федеральных резервных фондов от чрезмерного понижения, но тогда рост количества денег, нахбдящихся в обращении, замедлялся относительно запланированного темпа.

Так же, как моряк переставляет парус, сохраняя выбранный курс при смене ветра, так и ФРС, преследуя поставленную двойную цель, корректировала процентные ставки федеральных фондов при изменении спроса на деньги. Повышение процентных ставок федеральных резервных фондов при угрозе расширения спроса на деньги замедляло темпы роста денежной массы, а их понижение при уменьшении спроса на деньги ускоряло темпы роста денежной массы.

Изменение процентных ставок федеральных резервных фондов, определенное рамками избранной цели проведения денежно-кредитной политики, в принципе всегда способно обеспечить необходимые темпы роста денежной массы. Однако на практике выбранная стратегия, преследующая двойную цель, не могла обеспечить четкого и всеобъемлющего контроля за ростом денежной массы. Частично это объяснялось сложностью такого прогнозирования спроса на деньги. Частично — невозможностью мгновенной реакции ФРС на изменения в предложении денег. Кроме того, при проведении подобной денежно-кредитной политики ФРС все же пыталась избежать очень резких изменений в нормах процентов, которые по мнению экспертов ФРС, могут дестабилизировать положение на финансовых рынках и планирование предпринимательской деятельности.

События, произошедшие в 1978 году, подтвердили остроту вышеуказанной проблемы. ФРС планировала пределы роста для параметра М1 от 4 до 6,5%. На графике, представленном на рис. 16.8(a) диапазон изменения М1 ограничен двумя прямыми линиями, берущими начало в одной точке. В начале года прогнозы и оценки экспертов указывали, что существование процентных ставок федеральных резервных фондов в диапазоне от 6,5 до 7% приведет к желаемому темпу роста количества денег, находящихся в обращении. Диапазоны роста процентных ставок представлены на рис. 16.8 (Ь).

Деньги и процентные ставки в 1978 году

В 1978 году ФРС определила в качестве тактической цели пределы роста количества денег, находящихся в обращении, (рассматривая параметр М1) от 4 до 6,5%, а норма процента федеральных резервных фондов в начале года была установлена в пределах 6,5—7% для краткосрочных временных интервалов. По предварительным оценкам они находились в соответствии с запланированным ростом денежной массы. Однако, начиная с весны, количество денег, находящихся в обращении, стало превышать намеченный тактическими целями диапазон. Несмотря на реакцию ФРС, выраженную в форме многократного повышения нормы процента федеральных резервных фондов, предпринятого с целью стабилизации положения, количество денег, находящихся в обращении (параметр М1), вернулось в запланированные пределы роста лишь только в конце года. SiS г

згз 365 SSS 3*S 3 3S

h

її

Р

€%% УстаноЗ,генный предел изменений

Реальный яоггеслчмый цообенд /if

янЗарь -гга&т /9Г9

pnSafib -декабрь 19Г8

Однако весной 1978 года спрос на деньги усилился. Количество денег, находящихся в обращении, быстро превысило намеченный уровень. В середине апреля ФРС среагировала на это обстоятельство повышением уровня процентных ставок федеральных резервных фондов, однако это повышение оказалось недостаточным, чтобы возвратить денежную массу в намеченные пределы (сектор между прямыми линиями на рис. 16.8(a)). В мае ФРС снова повысила процентные ставки, а затем повторяющиеся повышения норм процента федеральных резервных фондов следовали друг за другом в течение года. Несмотря на эти отчаянные усилия, количество денег, находящихся в обращении, вошло в намеченные пределы роста только в декабре.

На основании происходивших в 1978 году процессов критики финансовой стратегии ФРС, представлявшие в основном сторонников монетаристской школы, инкриминировали ФРС излишнюю, по их мнению, гибкость преследующей двойную цель денежно-кредитной политики. В ее претворении в жизнь критики видели замкнутый порочный круг: инфляционный рост номинального ВНП подстегивает спрос на деньги, рост спроса на деньги подстегивает предложение денег, а рост предложения денег еще больше подстегивает рост номинального ВНП — и круг замыкается, запуская описанные процессы на более высоком уровне. По их мнению, несмотря на очевидное изменение тактических целей, Федеральная Резервная Система не смогла добиться кардинальных перемен в денежно-кредитной политике, что очевидно из предыдущего рассмотрения кривой предложения денег в этом случае. На краткосрочных временных интервалах регулирование нормы процента федеральных резервных фондов, рассматриваемое как тактическая цель денежно-кредитной политики, удерживает кривую предложения денег весьма близкой к горизонтальной, как это происходит и в случае регулирования уровня свободных резервов (см. рис. 16.7). На временных интервалах большей длительности периодический пересмотр процентных ставок федеральных резервных фондов увеличил угол наклона кривой предложения денег, однако в степени недостаточной, чтобы в значительной мере предотвратить воздействие инфляционных процессов на состояние экономики.

Независимые резервы как тактическая цель 1978—1982 годов

В октябре 1979 года Федеральная Резервная Система снова изменила свою тактическую цель, сняв с повестки дня вопрос регулирования краткосрочных процентных ставок федеральных резервных фондов. Хотя годовые темпы роста этих ставок, воздействующие на рост денежной массы по-прежнему очерчивались, основное внимание на краткосрочных временных интервалах фокусировалось науровнях независимых резервов банковской системы. Если уровень независимых резервов рос быстрее, чем это было определено ФРС, и это сопрягалось с поставленной целью контроля за ростом денежной массы, Оперативное торговое бюро ФРС ужесточало проводимую денежнокредитную политику, не препятствуя повышению процентных ставок федеральных резервных фондов до компенсирующего уровня. Если уровень независимых резервов падал или рос слишком медленно, проведение операций на открытом рынке облегчало ситуацию, способствуя понижению процентных ставок федеральных резервных фондов.

Почему же Федеральная Резервная Система выбрала в качестве тактической цели регулирование уровня независимых резервов, а не совокупные резервы или само количество денег, находящихся в обращении? Отчасти это объясняется техническими причинами. Во время принятия вышеописанных решений ФРС функционировала в условиях недостатка обязательных резервов (коими в регламентированном порядке обязан обладать любой банк — член ФРС), усложнявшего контроль за количеством денег, находящихся в обращении (см. главу 12). Кроме того, этот выбор был обусловлен давним желанием ФРС ограничить флуктуации процентных ставок на краткосрочных временных интервалах. Как ранее объяснялось в настоящей главе, тактическая цель регулировании уровня независимых резервов предполагает существование предложения денег, описываемого кривой предложения денег весьма близкой (но не строгої) к вертикальной. Тенденция количества займов, полученных через «учетное окно», расти и падать синхронно с ростом и падением краткосрочных норм процента, придает существующему в этих условиях предложению денег некоторую эластичность. Следовательно, сдвиг в спросе на деньги производит меньшие изменения в номинальной норме процента, чем он производил бы при проведении денежно-кредитной политики, которая фиксировала бы количество денег, находящихся в обращении, на постоянном уровне и, соответственно, кривую предложения денег строго вертикальной.

При осуществлении денежно-кредитной политики, направленной на регулирование независимых резервов, флуктуации нормы процента на краткосрочных временных интервалах стали заметнее. Это вполне естественный результат того, что кривая предложения денег стала менее эластичной по сравнению с рассмотренной ранее политикой, преследующей двойную цель. Темпы роста М1 замедлились, темпы инфляции упали с 13,3% в 1979 году до 3,9% в 1982году. Казалось бы самые строгие критики деятельности ФРС должны были быть удовлетворены. Но, к сожалению, эаодним исключением: после октября 1979 года темпы роста количества денег, находящихся в обращении, стали менее устойчивыми.

Что же произошло? Сторонники монетаристского направления и, в частности, М. Фридмен безаппеляционно утверждали, что декларированные изменения денежно-кредитной политики ФРС — подлог и мошенничество в чистом виде. По их мнению ФРС продолжала морочить голову общественному мнению, прикрывая нерешительность проводимой денежно-кредитной политики «революционной» фразой. Резкие перепады в темпах роста денежной массы вменялись ими в вину Федеральной Резервной Системе. М. Фридмен обнародовал разработанную им схему, увязывающую перепады в темпах роста денежной массы с флуктуациями ВНП (см. рис. 16.9). Очень неплохо,— считал М. Фридмен — что темпы инфляции замедлились между 1979 и 1982 годами, однако этот процесс принес с собой два весьма болезненных экономических спада, следовавших один за другим. Дефляционны^ процессы прошли бы менее болезненно при наличии «твердой руки» на руле денежно-кредитной политики. Деньги н номинальный ВНП, 1980—1983 гг.

В 1980 году и в период 1981—1982 годов экономика США подверглась резким, следующим один за другим, спадом экономической активности. Схема, приведенная на рисунке, показывает, что переломные моменты в темпах роста ВНП в течение этих лет были тесно связаны с изменениями в темпах роста денежной массы (рассматривается параметр М1), сдвинутыми друг относительно друга приблизительно на три месяца. М. Фридмен приводит эту схему как доказательство излишнего обострения дефляционных процессов в экономике тех лет, вызванное возросшей изменчивостью темпов роста денежной массы.

Рис. 16.9

Норма процента и денежная масса, 1978—1982 гг.

Официальные представители ФРС признают, что темпы роста количества денег, находящихся в обращении, в начале восьмидесятых годов отличались крайней изменчивостью и часто выходили за рамки намеченных пределов изменений. Однако они склонялись считать это явление следствием возросшей нестабильности в спросе на деньги, а отнюдь не результатом проводимой ими в то время денежно-кредитной политики. При этом они указывали на следующее обстоятельство: денежная масса превышала уровень, намеченный в тактической цели как предел ее роста, в периоды максимального повышения нормы процента, и падала ниже запланированных пределов изменения в периоды относительно низких норм процента. Такая схема хорошо сопрягается с перемещением кривой спроса взад и вперед относительно стабильной наклонной кривой предложения денег. При нестабильной кривой предложения денег и фиксированной кривой спроса следовало бы ожидать обратный эффект: отрицательную корреляцию между ростом денежной массы и нормой процента. Таково мнение экспертов ФРС.

Однако в высших эшелонах управления ФРС не согласились с подобным анализом. Они утверждали, что проводимая ими политика умерила возможности резких, дестабилизирующих экономику изменений процентных ставок. По их мнению, резкие колебания темпов роста денежной массы обусловлены возросшей изменчивостью спроса на деньги, проще говоря,— спрос на деньги в 1979—1982 годах стал менее предсказуем, чем когда бы то ни было раньше. Они склонялись объяснить выросшую изменчивость спроса на деньги совпавшими изменениями организационных структур в банковских сферах, взлетами мировых цен на нефть и попытками хозяйственных агентов приспособить свои портфели активов к замедлению темпов инфляции. ~

Кто же прав в создавшейся ситуации? Чем обусловлена возросшая изменчивость темпов роста денежной массы? Нестабильностью предложения денег при относительно предсказуемом спросе на деньги,— как утверждают монетаристы? Нестабильным спросом при относительно стабильном предложении денег,— как утверждают высшие руководители ФРС? В первом случае при перемещении кривой предложения денег относительно кривой спроса вполне вероятно ожидать, что норма процента и рост денежной массы движутся в противоположных направлениях. Во втором случае при перемещении кривой спроса относительно стабильной кривой предложения денег вероятнее всего ожидать, что норма процента и рост денежной массы движутся в одном направлении. Данные, приведенные на рис. 16.10, подтверждают последнее предположение и часто цитируются представителями ФРС как одно из свидетельств их правоты в возникшем конфликте.

Период после 1982 года

Хотя высшие руководители ФРС, определявшие направления денежно-кредитной политики, ставили себе в заслугу резкое снижен иё темпов инфляции, жестокие экономические спады начала восьмидесятых годов поумерили их восторги. Их уверенность в дальнейшей дестабилизации спроса на деньги привела к новому изменению тактических целей денежно-кредитной политики. В октябре 1982 года они объявили о новой смене курса. Его проведение предусматривало уменьшение внимания к регулированию роста денежной массы, рассмотренной в весьма узком аспекте параметра М1, а также уровня независимых резервов, и усилению внимания к параметрам М2 и М3. Кроме того, ФРС декларировала быстрое и гибкое реагирование на все возникающие изменения в финансово-экономических сферах, понимая под этим целую гамму факторов: воздействие изменение правил правительственного и банковского контроля на скорость обращения денег, состояние экономики в целом, условия функционирования мировой экономики, проблемы международной задолженности.

С другой стороны, ФРС продолжала объявлять пределы роста параметров денежной массы, однако далеко не столь строго корректировала возникающие изменения, руководствуясь принятой тактической установкой. В своих повседневных операциях ФРС стала уделять основное внимание резервам, полученным путем займа. Вообще говоря, эта тактическая цель не слишком разительно отличается от предыдущей устанровки, регулировавшей уровень свободных резервов. Однако, в периоды, характеризующиеся нестабильностью скорости обращения денег, эта проблема концептуальна.

Вслед за кризисом, охватившим фондовую биржу в октябре 1987 года, Совет Управляющих Федеральной Резервной Системы начал испытывать весьма обоснованные опасения, что слишком большое внимание к уровню резервов, полученных путем займа, рассматриваемых в качестве тактической цели денежно-кредитной политики, приводит к резким колебаниям процентных ставок по федеральным резервным фондам. После этого Федеральная Резервная Система направила свои усилия на фиксацию норм процента федеральных резервных фондов в пределах установленного диапазона. Такие действия конечно же нельзя рассматривать как полное возвращение к денежно-кредитной политике семидесятых годов и даже более ранних периодов. Дело в том, что ФРС достаточно часто прибегает к корректировке краткосрочных процентных ставок по федеральным фондам в зависимости от развития финансово-экономической ситуации.

Такая денежно-кредитная политика, отличающаяся эластичностью, плавными изменениями и корректировками, трудно поддается графической интерпретации. С уверенностью можно сказать, что ее курс пролегает между крайностями денежно-кредитной политики, жестко фиксирующей количество денег в обращении с одной стороны, и денежно-кредитной политики, строго регламентирующей уровень норм процента — с другой. Такие действия ФРС отчасти сопоставимы с наклонной кривой предложения денег, отличающейся большей эластичностью, нежели чем ее аналог периода 1979—1982 годов.

<< | >>
Источник: Долан Э. Дж. и др.. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика/Пер. с англ. В. Лукашевича и др.; Под общ. ред. В. Лукашевича.— М.,—448.. 1996

Еще по теме ЭВОЛЮЦИЯ СТРАТЕГИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ РЕЗЕРВНОЙ СИСТЕМЫ В УПРАВЛЕНИИ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКОЙ:

  1. Глава 19 ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА И ФЕДЕРАЛЬНАЯ РЕЗЕРВНАЯ СИСТЕМА
  2. 2. Инструменты денежно-кредитной политики государства. Операции на открытом рынке, изменение учетной ставки, пересмотр резервных требований, валютные интервенции, кредитные ограничения
  3. СТРАТЕГИИ УПРАВЛЕНИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКОЙ И ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДЕНЕГ
  4. ФЕДЕРАЛЬНАЯ РЕЗЕРВНАЯ СИСТЕМА: МЕТОДЫ КОНТРОЛЯ И УПРАВЛЕНИЯ
  5. 14.2. Современные кредитно-денежные механизмы и политика кредитно-денежного регулирования Система кредитных институтов
  6. ФЕДЕРАЛЬНАЯ РЕЗЕРВНАЯ СИСТЕМА СТРУКТУРА ФЕДЕРАЛЬНОЙ РЕЗЕРВНОЙ СИСТЕМЫ
  7. 6 лекция МОДЕЛИ ЭВОЛЮЦИИ КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ
  8. Глава 14. Кредитно-денежная система и политика кредитно-денежного регулирования
  9. Глава 20. КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА
  10. Глава 25. ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА И ПОЛИТИКА
  11. НЕЗАВИСИМОСТЬ ФЕДЕРАЛЬНОЙ РЕЗЕРВНОЙ СИСТЕМЫ
  12. Тема 2. Деньги и денежный рынок. Банковская система и ее структура. Кредитно-денежная политика: цели и инструменты.
  13. Федеральная резервная система
  14. Федеральная резервная система