<<
>>

ГЛАВА У. Общий характер коммерческой деятельности в средние века.

Рассматривая всю широкую область коммерческой деятельности в средние века, мы поражаемся чрезвычайно мало развитой специализацией запятий. Ремесло или обрабатывающая промышленность резко отделена от торговли, и в области самого ремесла отдельные промыслы отграничены друг от друга; за тем, чтобы эти границы не переступались, зорко следит каждый цех.

Но в то же время торговля оптовая и розничная, перевозка товаров, денежные и кредитные операции, откуп податей и монеты и многое другое тесно связаны и производятся одними и теми же лицами. Транспортный промысел не выделялся в особую специальность—купец, единолично торгующий, или один из членов компании, или, наконец, приказчик или фактор сопровождает товары; корабли принадлежат купцам, перевозящим на них свои товары. Даже матросы — как мы видели — являются отчасти и торговцами, пользуясь правом вести с собою известное количество товаров и торговать ими.

Купец, перевозящий свои товары, торгует самыми разнообразными товарами одновременно, не усваивая себе какой-либо специальности. Сукко и хлеб, перец, корица, шафран и другие пряности, кожи и меха, лес, рыба различных сортов,—все это фигурирует одновременно в качестве • объекта торговли в одной и той же торговой книге. Гильдебранд Векингузен торгует одновременно рыбой, хлебом, маслом и медом, пряностями (перцем, имбирем, мускатным цветом), ладаном, мехами, сукном, шелком, металлами (железом, медью, свинцом), четками. Его брат—сукном, мехами, лесом, хлебом, селитрой, металлами, винными ягодами, рисом. Еще более разнообразны объекты торговли Равенсбургской компании. 507

Далее, тот же купец, закупая в других странах товары оптом, частью продает их снова оптом местным торговцам, частью сам сбывает их в розницу, как это видно из сохранившихся торговых книг того времени (см., напр., торговые книги Тельнера, Виттенборга и др.). Мало того, установленное Беловым положение, что в средние века не было особого сословия, особой категории оптовых торговцев, которая не занималась бы совершенно продажей в розницу, подтвердилось и исследованиями Кейтгена.

Последний в одном лишь Аугсбурге нашел (рядом с корпорациями розничных торговцев) особую корпорацию оптовиков, ограничивающихся только этой областью торговли; во всех других случаях имеются лишь корпорации розничных торговцев, которые одни лишь в праве продавать в розницу, тогда как оптовой торговлей может заниматься всякий, даже и не купец.

Но тот же купец, занимающийся товарной торговлей, есть вместе с тем, как я показал в своем исследовании «Warenhandler und Geldausleiher im Mittelalter», меняла и банкир: он занимается в то же время и разменом денег, и вексельными операциями, и, в особенности, ссудами под проценты. 508 Выделение ломбардов и евреев в качестве единственного класса, занимающегося кредитными сделками — как утверждают многие исследователи — не выдерживает критики, ибо, с одной стороны, под ломбардами в средние века понимались все итальянские купцы, которые вели товарную и денежную торговлю с Англией, Францией, Фландрией и т. д., ас другой стороны, нельзя различать среди итальянских купцов две особые группы—занимающихся только товарной торговлей или только кредитными операциями. Все они, как флорентинцы (компании Фрескобальди, Барди, Перуччи, Моччи, Спини и т. д.), так и венецианцы, генуэзцы, торговые дома Сиены, Болоньи, Лукки соединяют товарные операции со ссудными (банкирскими). Итальянские банки в то же время спекулируют в области торговли (см. стр. 221 и 243); даже крупнейшая фирма Медичи, которую до новейшего времени считали исключительно банкирским домом, как выяснилось на основании исследований Зивекинга, вела в то же время обширную торговлю пряностями Востока, итальянскими шелковыми изделиями и т. д. И точно также евреи, как видно из торговых книг, опубликованных Лебом, и из данных, приведенных Шаубе и Каро, и в ХШ—XY вв. (а не только до XI в., как утверждают Маурер, Шредер, Гольдшмидт) занимались не одними лишь банкирскими операциями, но и оптовой и розничной торговлей. Если мы, с другой стороны, возьмем ганзейцев, купцов южно-германских, французских и т.

д., которых считают обыкновенно исключительно торговцами, то увидим из Hanseakten и из других источников, что ганзейцы и фламандцы в Англии, Жак Кер во Франции и т. д. давали королям, баронам и даже мелким торговцам и ремесленникам деньги под проценты. Hausgenossen — монетчики и менялы — были в то же время сборщиками податей, принимали вклады, давали ссуды под проценты, торговали различными товарами *.

Необходимость соединения торговли с банкирскими сделками вызывалась тем, что купцы, напр., итальянцы и ганзейцы в Англии, для сохранения своих привилегий в торговле (шерстью, сукном, хлебом и т. д.), вынуждены были оказывать услуги королям, постоянно нуждавшимся в деньгах, открывая им кредит, да и имели часто свободные капиталы, вследствие перерывов в торговле, вызываемых войнами и т. п. И точно также банкиры должны были стать купцами* так как у них оставались переданные в заклад и не выкупленные должниками вещи, которые нужно было как-нибудь сбыть. Кроме того, будучи придворными банкирами, они получали постоянно поручения доставить двору различные предметы роскоши и т. д., или же для войска, в случае войны, хлеб, одежду, оружие. Наконец, банкиры нередко получали долг обратно не наличными деньгами, а продуктами, сельско-хозяйственными произведениями королевских и сеньориальных домен, или же взамен уплаты деньгами им давались выгодные торговые привилегии, напр., право вывоза запрещенных другим купцам товаров и т. д. Но банкирам иногда уплачивали за долги и иным образом: короли предоставляли им для покрытия долга различные государственные доходы—подати, таможенные сборы, монету, соляные источники, рудники. Вследствие этого банкиры становились не только купцами, но и сборщиками податей, монетчиками, горнопромышленниками. Итальянцы в особенности соединяли вс& эти операции в своих руках и в Англии, и во Франции, и в Нидерландах, и в королевстве обеих Сицилий.

Из торговых книг братьев Bonis, французских купцов (г. Монтобана) XIV в., мы узнаем, что они постоянно занимались следующими операциями: выдавали ссуды под векселя, под заклад движимостей, под землю, принимали вклады, производили сбор талии, брали на откуп десятину и иные церковные доходы.

Далее, они торговали материей, обувью, золотыми и серебряными изделиями, пряностями, оружием, седлами, порохом; они выделывали лекарственные снадобья, восковые свечи, кондитерские изделия, отдавали лошадей на прокат, устраивали похоронные процессии. !

Крупнейшая торговая фирма средневекового периода—торговый дом Медичи во Флоренции с отделениями в Риме, Милане и т. д. — занималась одновременно как вексельными, ссудными (ссуды и государям, и купцам, и ремесленникам) и депозитными, так и комиссионными, страховыми, фрахтовыми операциями, а равно торговлей в широких размерах, именно, торговлей и шерстью, и фабрикатами, как-то: сукном, шелковыми тканями, — и то и другое изготовлялось по их заказу рабочими на дому (см. выше, стр. 163 и сл.) — шапками и перчатками; они торговали, далее, пряностями и иными левантийскими товарами — перцем, сахаром, хлопком, квасцами и т. п.; наконец они доставляли двору золотые и серебряные изделия. Для флорентпнского отделения на первом плане стояли, банковые операции, хотя рядом с ними производилась и торговля; напротив, в Брюгге Медичи являлись прежде всего импортерами пряностей; из Англии они вывозили сукно, но кредитовали также английских королей. 509

Торговый дом Ианциатичи в Генуе (XV в.) производит кредитные операции, посылает сукно в Авиньон, в Валенсию, в Варварийские владения и в Лондон, занимается страховыми сделками в Венеции и дает ссуды венгерскому королю. 510 Как видно из сочинений Готье и Мореля о ломбардах в Бургундии, во Фландрии и т. д., и они производят рядом с кредитными операциями (вексельными, ссудами под заклад движимости) и денежными (размен монеты) и торговлю, когда к тому представляется выгодный случай. 511 Точно также товарищество купцов-евреев во Франции (Франшконте 1300—1318 гг.) производило — как это видно из его торговых книг (выдержки напечатаны Лебом) — как денежные и кредитные операции, так и торговлю материями самых различных сортов, вином, а также всевозможными сельскохозяйственными продуктами и промышленными изделиями.

512

Гамбургский купец и ратман Вико ван Гельдерсен приобретал во Фландрии, отчасти и в Англии, сукно и сбывал его немецким розничным торговцам. В то же время он торговал оптом и в розницу восточными пряностями и южными плодами, хлебом, шелковыми материями, деревянными и металлическими предметами. Он занимался и кредитными операциями, частью в форме покупки ренты, частью в виде простой отдачи денег в рост под залог движимостей, как драгоценностей, так и простой утвари, принадлежавшей, очевидно, бедным людям, при чем он открыто брал ссудные проценты. 513

Подобным же образом известный французский купец Жак Кер одновременно производил торговлю восточными пряностями и тканями, участвовал в промышленных предприятиях (во флорентинской шелковой промышленности), и арендовал казенные рудники. Далее, он являлся откупщиком монеты, снабжал короля необходимыми для двора предметами робкоши и заключал с ним и с придворными займы, выдавая ссуды под высокие проценты; наконец, он был argentier du roi, т.-е. заведывал всеми королевскими доходами и выплачивал их королю. 8

Любопытно, что и Тевтонский Орден вел одновременно в широких размерах операции как торговые, так и кредитные. Он вывозил из Фландрии сукно, холст, соль и пряности, из земель Ордена — хлеб и янтарь, торговал русским воском и мехами, венгерской медью, посылая все это во Фландрию. Свободные капиталы Орден давал в рост под обеспечение домов и земель или под поручительство. 514

Средневековый торговец нередко не ограничивался этими многообразными источниками доходов из коммерческой деятельности, а присоединял к ним и иной способ наживы — насильственное отнятие имущества, в особенности пиратство. Подвергаясь сплошь и рядом ограблению со стороны иноземного населения, королей и феодалов, купец не гнушался и с своей стороны производить нападения на население тех стран, куда он приезжал, или на корабли купцов других наций.

Стремление к наживе находило наиболее яркое выражение в войнах того времени, целью которых являлось всегда присвоение возможно большего количества принадлежащего неприятелю имущества.

Уже Цезарь и Тацит изображают войну как главный способ приобретения и земель и прочих ценностей германцами. Яо так было и впоследствии. Летописец рассказывает, что франки во время войны с аварами и гуннами отняли у этих народов богатства, которые те успели награбить у других племен, и добыли этим путем столько золота и серебра, что они, прежде жившие в бедности, сразу сильно разбогатели. Григорий Турский описывает, как сыновья Хлодвига, X л отар и Хильдеберт, обратились к своему брату Теодориху с предложением принять участие в походе против бургундов. Когда же тот отказался и они отправились одни, дружина 1еодориха стала выражать сильное неудовольствие, так как он лишает их огромной добычи, которую мог бы ей доставить поход на бургундов; дружина угрожала покинуть его и перейти к его братьям. Но Теодорих успокоил ее, предложив вместо Бургундии совершить нападение на страну одного из его братьев — Хильдеберта, говоря, что дружина там найдет сколько угодно золота и серебра, скота, рабов и одежды. Дружинники согласились с этим и двинулись на Овернь, грабя и разоряя страну. Самое существование княжеской дружины покоилось на той доле награбленного во время войны, которая причиталась ей. Когда же войн не было, то она по собственной инициативе совершала нападения и грабежи. Или же она нанималась к другим королям п баронам за определенную плату и за участие в добыче. Наемные войска появляются очень рано. Вильгельм Норманский созывает, наар., из разных частей Франции охотников, обещая им вознаграждение за участие в походе на Англию и кроме того богатую добычу при завоевании ее. Уже в XI в. короли уступают другим своих рыцарей за деньги, как, напр., епископ регенсбургский Оттон по просьбе герцога Братислава Чешского. Наемные войска доставляют и специальные предприниматели, кондотьери. Такпм был, напр., блестящий Сид Кампеадор, воспеваемый в романсах; собрав значительное наемное войско из людей самых разнообразных национальностей, он бплся сегодня за Христа, завтра под знаменем Магомета, смотря по тому, кто обещает ему большую плату и более значительную добычу, христианский король или магометанский султан.515

Особенно ярко обнаружилось стремление к наживе путем грабежа во время Крестовых походов. Уже византийский имп. Алексий, приглашая рыцарей на помощь для борьбы с сельджуками, старался использовать страсть их к наживе, указывая им на богатства Константинополя. Богатства Византии и являлись тем магнитом, который притягивал европейцев, мечтавших о Константинополе, как о городе чудес, воспеваемом трубадурами, «с дворцом, где дети из бронзы играли на трубе, где имелся вращающийся вал, приводимый в движение морскими волнами, где блестящий карбункул освещал дворец ночью». Эта мечта европейцев осуществилась во время Крестовых походов — им удалось завоевать мировой город и награбить здесь и в других местностях Византии и Малой Азии огромные богатства. Вместе с тем в Западной Европе с начала Крестовых походов наступило успокоение: как рассказывает летописец, «благодаря руке всевышнего, все страшные грозы прошли мимо и во всем мире настала тишина»— погоня за наживой была отвлечена от Европы, нашла себе исход на Востоке.

Богатства, награбленные итальянцами, в особенности венецианцами и генуэзцами на Востоке во время Крестовых походов, положили освование для тех капиталов, которые возникли в итальянских республиках в позднее средневековье и дал с им возможность широко поставить свою торговлю и кредитные операции. Уже во время первого Крестового похода огромная добыча в виде золота и серебра, дорогих одеяний, сосудов, ковров и шелковых тканей была захвачена венецианцами, генуэзцами, пизанцами при завоевании Антиохии, Иерусалима, Арзуфа и Цезареи. Награбленные, напр., в Цезарее богатства были столь велики, что на каждого крестоносца пришлось по 48 сол. деньгами и по 2 фунта перца; в Корфу крестоносцы встретили целый флот, отправленный в Геную с награбленной в Цезарее добычей. Когда франки—рассказывает Вильгардуэн—во время четвертого Крестового похода в 1204 г. увидели Константинополь, они не могли себе представить, что может существовать город с такими богатствами, и, захватив его сокровища, которые в течение многих лет снились их жадной душе, они все асе не переставали удивляться. «Добыча, — повествует он,—была так велика, что ее невозможно было сосчитать: золото, серебро и драгоценные камни, золотые и серебряные сосуды, шелковые одеяния и меха н все, что имеется прекрасного на земле». Добыча была поделена таким образом, что половину получили крестоносцы, а другую одна лишь Венеция. Кроме того, первые из своей части уплатили венецианцам 50 тыс. мар. сер. за перевозку рыцарей, оруженосцев и наемников на Восток и за пропитание их в пути, так что львиная доля богатств попала в руки Венеции—венецианцы заработали и в качестве предпринимателей,

поставлявших суда и провиант, и в качестве воинов, ибо кроме доставленных крестоносцам галер они и сами «из любви к богу» вооружили 50 судов, за что нм принадлежала половина добычи как в виде завоеванных земель, так и деньгами и иными ценностями.

Характерно, что в этом заключенном между дожем Дандоло и крестоносцами договоре участие венецианцев в Крестовом походе рассматривается в качестве коммерческого предприятия—о походе говорится «пока будет продолжаться наше предприятие» (nostre compaignie), а в латинском тексте соглашения оно прямо названо «товариществом» (firma societas), весь доход которого делится пополам. Как справедливо указывает Диль, о богатствах Византии мечтали не только бароны в своих замках, но и торговцы в конторах Венеции, которые вычисляли, что византийский император от одной столицы имеет ежегодно свыше 8 милл. сол.516 золотом нли более ‘/г милл. довоеменных франков, а летописцы заявляли, что к четвертому Крестовому походу особенно побуждали венецианцы, в виду обещанных им за транспорт денег, «до которых это племя обнаруживает сильнейшую жадность».

С такой же коммерческой точки зрения военные походы рассматривались и генуэзцами. Походы совершались путем соединения сил двоякого рода,— с одной стороны, добровольцев-наемников, которые кроме жалованья получали часть добычи в товарах, оружии и рабах, а с другой стороны, лиц или товариществ, которые денежными суммами участвовали в войне. Уже во время первого Крестового похода возникли такие ассоциации из судовладельцев, купцов, религиозных корпораций, впоследствии получившие название маон (maona, mahona— арабское слово); каждый участник получал, соответственно размерам своего взноса, известную долю в награбленных деньгах и товарах, как и в недвижимостях, 4 Тому, кто участвовал только лично в походе, причиталось меньше, чем тому, кто делал денежный взнос.

Еще и впоследствии коммерческая деятельность итальянцев была тесно связана с грабежом на суше и пиратством на море. Вениамин Тудельский так характеризует Геную:

«Каждый житель имеет укрепление в своем доме; если между ними происходит борьба, то башни эти являются местом сражений. Они владычествуют над морем, строят корабли, именуемые галерами, и отправляются за добычею в самые отдаленные местности. Добычу они доставляют в Геную». Венецианцы и впоследствии подвергали разграблению Константинополь, греческие острова — Родос, Самос, Лесбос—города Далмации. В 1471 г. венецианский адмирал Моче- ниго, крейсируя у о. Хиоса, напал на незащищенный город Пассаджио, и его войско награбило много вышитых узорами ковров, цветных шелковых тканей, камлотовых материй и других драгоценностей.

Такие же нападения на чужие суда—английские, фламандские—производили ганзейцы, грабили новгородцев, норвежцев. Норвежский король жалуется на то, что ганзейские купцы «по прибытии в Норвегию и по входе в гавань бьют, наносят раны и умерщвляют людей и тотчас же отплывают, не заботясь об ответе перед богом и королем, ни об удовлетворении пострадавших». Англичане, сделавшие попытку торговать с Бергеном, после 1370 г. были оттуда силой изгнаны гаазейцами, потеряв при этом товаров на 10 тыс. мар. В 1390 и 1400 гг. они делали новые попытки в этом направлении, но ганзейцы их каждый раз выгоняли, отнимая деньги и товары.

По мнению Зивекинга и Гейнена, такие способы приобретения имущества имели огромное значение для Венеции и Генуи при создании их торговых

капиталов, при чем такой образ действий вовсе не считался чем-либо предосудительным. По крайней мере, в генуэзских источниках XIII в. упоминается о купцах, которые занимались пиратством, а пизанские источники того же столетия усматривали в морском разбое предприятие, выгодное с коммерческой точки зрения специально для крупного коммерсанта.517

<< | >>
Источник: И. М. КУЛИШЕР. ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО БЫТА ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ. Т. I. 1926

Еще по теме ГЛАВА У. Общий характер коммерческой деятельности в средние века.:

  1. глава з Бухгалтерский учет в средние века. Развитие стоимостной парадигмы
  2. Общий, средний и предельный доходы фирмы
  3. Общий, средний и предельный продукт. Закон убывающей отдачи факторов производства
  4. Экономические идеи в средние века в России
  5. § 2. Особенности экономического развития славянских народов в средние века
  6. 2. Сравнение характера переходных процессов в экономике России в начале и конце ХХ века.
  7. Н.М. Гуревич НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ЮГО-ЗАПАДНОЙ АЗИИ В СРЕДНИЕ ВЕКА
  8. Понятие дохода. Общий, средний и предельный доход
  9. ГЛАВА 7 КОММЕРЧЕСКИЕ БАНКИ И ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  10. Характер и содержание коммерческого предпринимательства
  11. ГЛАВА 22 КОММЕРЧЕСКИЕ БАНКИ И ОСНОВЫ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. Лекция 3. Нормативно-правовая основа деятельности коммерческого банка. Контроль и регулирование деятельности коммерческого банка
  13. Глава 7 ОСНОВНАЯ ЦЕЛЬ КОММЕРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАНКА
  14. ГЛАВА 3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ НА МИРОВОМ ВАЛЮТНОМ РЫНКЕ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -