<<
>>

ГЛАВА I. Изменения в распределении земельной собственности и организации поместья.

Аграрное развитие позднейшего средневековья (XII — ХУ вв.) характеризуется прежде всего изменениями в распределении землевладения между королевской вдастыо, церковью и светской аристократией.

Уже начиная с X, в особен-

ности же с XI—ХП вв., имперские домены сокращаются. Правда, прежние источники увеличения их существуют и в эту эпоху и даже в XIII — XV вв.: таково поступление выморочных имуществ, конфискация, новые завоевания. В XI — ХП вв. конфискации играли еще значительную роль: период от половины X до начала XIII века особенно богат конфискациями не только ленов, so и наследственных земель у вотчинников, впавших в немилость императора или сражавшихся против него во время феодальных междоусобиц. Но приобретенные этим путем земли нередко отдавались церквам и монастырям, или сподвижникам и сторонникам императора. Значительное увеличение произошло и вследствие завоеваний, происходивших непрерывно в течение трех веков как на севере, так и на юго-востоке. Но и эти земли превращались большей частью в лены и раздавались разным лицам. Начиная же с XIII века как выморочные имущества, так и конфискованные земли поступали в пользу отдельных территориальных государей, а не имперской казны; точно так же завоеванные на востоке земли принадлежали Тевтонскому ордену, который образовал особое государство. И другие права имперской власти, как-то: регалия горная, рыночная, монетная, таможенная, лесная, в особенности же судебная, перешли в руки отдельных территориальных государей (как и право конвоя, право на найденные вещи, береговое право и т. д.); таким образом, умаление значения императора, как землевладельца, шло рука об руку с общим упадком его власти — и в том и в другом случае он уступал свое место территориальным государям.

В совершенно ином направлении шло развитие землевладения светской аристократии. В период X — ХП вв. возрдстает количество крупных землевладельцев (феодалов), вследствие распространения феодализма, образования рыцарства, сословия министериалов (в особенности из прежних поместных управителей и имперских придворных чинов), присвоения общинных земель, образования поместий во вновь завоеванных на востоке землях; притом крупные поместные владельцы попрежнему обнаруживают стремление к дальнейшему расширению своих владений.

Пользуясь обширной властью и правами, перешедшими к ним от императора, они не упускают попрежнему случаев приобретения, полюбовно ли или насильственный путем, новых земель. Чем успешнее была деятельность отдельных аристократических родов в этом направлении, чем более усиливались они в политическом отношении, тем легче им было превратиться из обыкновенных крупных землевладельцев в территориальных государей, подчинив себе всех остальных владельцев вотчин, графов и баронов. Эти территориальные государи были в то же время и крупнейшими помещиками в своем княжестве: таковы были и баварские герцоги, считавшиеся в ХШ веке богатейшими государями, и герцоги австрийские еще до Габсбургов, таковы были маркграфы бранденбургские, в значительной мере и герцоги вюртембергские. На владении землей ведь и покоилась их власть, на нем была построена и военная организация, и феодализм, и весь социальный строй. Для приобретения государственной власти необходимо было, следовательно, прежде всего получить в свои руки те земли, с которыми была связана публичная власть в данной местности, независимо от того, покоилась ли последняя на ленных или на аллодиальных землях.

Вследствие этого произошла, однако, дифференциация среди той однородной системы крупного землевладения, которая господствовала в эпоху Каролингов. В то время, как одни повышались, другие падали, — рука об руку с превращением одних крупных землевладельцев в государей шел процесс подпадения других под их власть, а это повело, в свою очередь, к поглощению последних первыми. В результате те крупные землевладельцы, которые не сумели захватить в свои руки государственную власть, под влиянием образования последней, потери прежних регалий, падения земельных рент, погибли в неравной борьбе, с новой территориальной властью. В ХШ и XIV веках эти аристократические роды повсюду вымирали, их замепяли мелкие землевладельцы в виде министе- риалов и рыцарей. Этого не случилось только в таких местностях, как, напр.,, прирейнские земли, где существование многочисленных очень крупных поместий, духовных (Трир, Майнц, Вюрцбург, Кельн) и светских, препятствовало стремлению немногих феодалов к расширению их власти и вызвало образование- многочисленных графств с правами верховной влаети.

Во всех других местностях не только светское, но и духовное землевладение страдало от образования территориальных государств.

Уже в XI — ХП вв., когда стали сокращаться домениальные земли императоров, и церковное землевладение уменьшается. Дарения в пользу церкви, как со стороны королей, так и со стороны прочих землевладельцев, хотя и продолжаются, но в значительно меньших размерах; а в то же время много земли уходит из рук церкви, частью вследствие передачи вассалам, частью вследствие захвата церковной земли баронами, наконец, вследствие неоднократных секуляризаций церковных земель, в роде отнятия около 1250 гуф у баварских монастырей при Оттоне I, раздачи в XI и ХП веках монастырских земель светской аристократии и т. д. В XIII — XIY вв. мы не находим уже столь крупных монастырских владений, как в IX — X вв., и владение в 300 гуф считалось уже весьма значительным, — действительно, редко монастыри имели большее количество. В ХШ веке дарения в пользу них совершенно прекратились; наоборот, доходы настолько уменьшились, что приходилось прибегать к отчуждению церковных земель. Если в предыдущие века церкви занимались кредитными операциями, отдавая взаймы денежные капиталы, которыми они располагали, то к концу средневековья им, наоборот, приходилось самим прибегать в займам, и задолженность некоторых из духовных княжеств (Констанц, Кельн, Майнц) достигает к концу средневековья весьма больших размеров. Только во вновь завоеванных землях различным духовным орденам удалось образовать крупные- территориальные княжества, среди которых на первом месте стоит Тевтонский орден.

И в Англии с конца XQ н начала XIII в. происходит раздача земель баронам. Хотя английские короли от времени до времени дают обещания не раздавать более домениальных земель, и высшие сановники неоднократно связывают себя присягой в том, что не станут впредь принимать таких подарков, но фонд королевских домен сокращается все более и более: в середине XV века в руках поземельной аристократии сосредоточилось около половины всех земель королевства.

Лишь в конце века, благодаря конфискации земель мятежных лордов при Эдуарде IV и Ричарде Ш, домены несколько увеличились, но и то они по самой высшей оценке не превышали одной пятой всех земель. Что касается другой половины земель, то—по вычислениям М. М. Ковалевского — она принадлежала в средине XV века церкви. При этом, подобно тому, как светские земли находились во владении немногих крупных вотчинников,— герцогов, графов, вице-графоз и баронов, — и среди духовенства архиепископы, епископы, аббаты и приоры сосредоточивали в своих руках почти все поземельное владение церкви, именно, не меньше одной трети всех земель королевства; на долю же белого духовенства приходилась сравнительно небольшая часть земель. Таким образом, в Англии церковные владения вплоть до XV века не сокращались; и только в этом веке делаются попытки отнятия земель у церкви, но опять-таки с целью раздачи ее вновь народившейся светской аристократии. Владения последней продолжали непрерывно расширяться, в политическом же отношении она' хотя и играла большую роль, но не успела превратиться в самостоятельных владетельных государей, как это было в Германии.231

И в характере самой поместной организации и ведения хозяйства в поместьях произошла резкая перемена. Возьмем ли мы имперские земли, монастырские владения или вотчины светской аристократии, повсюду заметим совершающийся процесс распадения прежнего поместного хозяйства, распадения той единицы, которую представляло собой поместье—вилла (manor, сеньория), состоявшая попрежнему из двух частей — барской земли (domaine proche, demesne) и крестьянских держаний (tenements). И это происходит во всех странах, хотя и в различных местностях не одинаково скоро. На имперских поместьях бар-

щинное хозяйство более не ведется; домены доставляют лишь определенный для каждого из них servitium, тогда как все остальное остается в руках maior’oB, графов и других минисгериалов. С ХШ века самостоятельность последних усиливается; они образуют новое сословие, должности их превращаются в наследственные вместе с землей, которая отдана в качестве лена, нередко они и прямо присваивают себе домениальные земли.

Но то же самое совершается повсеместно, как в Германии, так и во Франции и Англии, и на поместьях аристократии, духовной и светской. Барщинная земля либо вовсе исчезает, либо •значительно сокращается, как, напр., в поместьях Верденского аббатства в ХП в., по сравнению с X в.; ибо villicus или maior, Meier или maire, прежде простой приказчик из крепостных, превращается в министериала с рыцарским достоинством. Будучи обязан доставлять вотчиннику продукты, производимые в имении и приносимые крепостными, он не только присваивает себе значительную часть оброка, ибо учитывать приказчиков представлялось почти невозможным, но старается превратить свою должность в наследственную. Феодалы делают попытки сохранить за собой право назначать мэров: аббатство Стабло оставляло за собой право сменить villicus’a или maior’a в любое время, при чем сын не должен претендовать на эту должность после смерти отца;232 аббат монастыря Saints P6res des Chartres заставляет своих майоров присягать, что они свой «майорат» (maio- ratus) не будут рассматривать как наследственный.233 Из этих фактов, как и из других грамот, н'апр., парижского монастыря Богоматери,234 видно уже, как сильно укоренился обычай перехода должности управителя по наследству. В некоторых случаях феодал даже сам соглашается на переход функции maior’a к сыну, но только не далее (напр., граф Блуа в ХП в.), в других случаях — до третьего поколения (напр., аббатство Кормери в конце ХШ в.). Но на этом, конечно, дело не останавливалось. Maior’bi становятся ленными владельцами, их земли ничем не отличаются от других феодов.235 Отнятие феодалом таких наследственных должностей у манистериалов и связанных с ними ленов рассматривалось как своего рода государственный переворот. Стараясь предотвратить такое превращение приказчиков в владельцев сеньориальных земель, феодалы устанавливали определенный servitium, который maior обязан доставить, предоставляя последнему весь получающийся сверх этого избыток дохода. Они шли и дальше, просто сдавая в аренду maior’y барщинную землю и заключая с ним определенный договор на известный срок (iure pensionali quod vulgari dicitur pachtrecht).
Наконец, поскольку наследственность еще не успела установиться, они отнимали барскую землю (terra dominica), разбивали ее на части и отдавали в аренду другим лицам fisti tenent de dominico); такие случаи часто встречаются в земельных книгах; иногда отдавали целым общинам. Но особенно феодалы старались сохранить за собой, по крайней мере, доходы, получаемые с надельной земли, и устранить посредничество приказчиков в этом отношении. С этой целью барщинная земля совершенно отделялась от надельной, и доходы от последней должны были поступать непосредственно от крестьян, которые прямо сносились с барской конторой в руки помещика; или же барские земли сдавались на откуп так называемому фирмарию за определенную сумму, или, наконец, заведы- вание ими передавалось особому лицу—фогту.

Но такой образ действия приводил неминуемо к распадению поместного хозяйства, ибо связь между барщинной землей и надельной прекращалась, и поместье нередко расчленялось на две самостоятельные части, из коих одна обыкновенно представляла наследственное держание прежних maior’oB или иных лиц, другая же независимо от первой обособленно доставляла феодалу доходы тем или иным способом. Сеньор во многих случаях перестал быть сельским хозяином,, ибо барщинная земля более не обрабатывалась на его страх и риск; он оставался лишь землевладельцем. Вилла превращалась из хозяйственной единицы,, состоявшей из известного количества земли, исключительно в субстрат платежей и повинностей, которые доставляют принадлежащие феодалу земли и которые, в свою очередь, отчуждаются и выделяются другим лицам по частям. Получается дисмембрация виллы, распадение прежних крупных поместий на ряд мелких; из вилл образуются иногда, совершенно мелкие имения в руках не только аристократии, но и духовенства и горожан.

В Бретави находим уже с XII века владения, ограничивающиеся одним держанием и состоящие из немногих arpents земли; в Бургундии встречаются виллы в 18 дворов, разделенные между 4 сеньорами, иногда же сеньору принадлежит всего один виллан в целом селе; а в Пуату встречаются поместья в 1 — 2 и даже Ув надела. Именье в 50 держателей считалось (во Франции) уже значительным; распространялось, следовательно, и вскоре стадо господствующим мелкое хозяйство и мелкое землевладение, при чем класс землевладельцев расширился за пределы феодальной аристократии, включив в свои ряды весьма много городских патрициев.236

<< | >>
Источник: И. М. КУЛИШЕР. ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО БЫТА ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ. Т. I. 1926

Еще по теме ГЛАВА I. Изменения в распределении земельной собственности и организации поместья.:

  1. Земельная реформа, система земельных отношений, земельная собственность
  2. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 11 ноября 2002 г. № 808 «ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИИ ТОРГОВ ПО ПРОДАЖЕ НАХОДЯЩИХСЯ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ИЛИ ПРАВА НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРОВ АРЕНДЫ ТАКИХ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ»
  3. §47. Характер изменения индивидуальных составляющих при изменениях в распределении
  4. Глава 13. РЫНОК ЗЕМЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ И ЗЕМЕЛЬНАЯ РЕНТА
  5. Глава VI ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ ФЕОДАЛЬНОГО ПОМЕСТЬЯ И ЕГО ПРОТИВОРЕЧИЯ
  6. ГЛАВА IY. Образование крупных поместий.
  7. РЕНТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ОБРАЗОВАНИЕ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЗЕМЕЛЬНОЙ РЕНТЫ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  8. Базовое значение земельной собственности
  9. ФОРМА СОБСТВЕННОСТИ И РАЗРЕШЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА
  10. 3.4. Трансформация собственности Изменение форм собственности.
  11. ГЛАВА 4. АНАЛИЗ И ОЦЕНКА СОБСТВЕННОГО КАПИТАЛА ПО ДАННЫМ ОТЧЕТА ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ КАПИТАЛА
  12. Глава 22 УЧЕТ СОБСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ОРГАНИЗАЦИИ
  13. Глава 10. УПРАВЛЕНИЕ СОБСТВЕННЫМ КАПИТАЛОМ СОСТАВ СОБСТВЕННОГО КАПИТАЛА И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ  СОБСТВЕННЫХ ФИНАНСОВЫХ РЕСУРСОВ ПРЕДПРИЯТИЯ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -