<<
>>

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО И ИЗМЕНЕНИЯ В СТРАТИФИКАЦИИ ОБЩЕСТВА

Среди наиболее актуальных вопросов мирового социально- экономического развития выделяется один, имеющий непосредственное практическое значение для всего населения планеты: какое влияние оказывают процессы глобализации на социально- экономическое неравенство в обществе, способствует ли глобализация снижению показателей малообеспеченности и бедности в странах мира или нет?

В гл.

XI уже говорилось о том, что социально-экономическое неравенство в мире (неравенство доходов и имущества) возрастало на протяжении всего предшествовавшего столетия, причем эта тенденция не изменилась и в последние десятилетия — в условиях глобализации мировой экономики. Известно, что среднедушевые доходы в 20 наиболее богатых странах мира в 37 раз превышают соответствующий показатель в 20 беднейших странах, причем за последние 40 лет этот разрыв удвоился. По оценкам аналитиков Программы развития ООН, на начало XXI в. совокупное богатство 225 богатейших людей планеты превышало 1 трлн долл., что равнялось ежегодному доходу 2,5 млрд бедняков, составляющих 47% населения мира. Общее состояние 3 богатейших людей планеты превышало совокупный ВВП 48 наименее развитых стран1.

Несколько более оптимистично выглядит ситуация с показателями бедности: за 1990-е гг. число жителей стран с низким и средним уровнем доходов (по классификации Всемирного банка), проживающих за международной чертой бедности (доходы менее 1 долл. США в день, пересчитанные из национальной валюты в доллары по паритетам покупательной способности валют в ценах 1993 г.), снизилось с 28 до 21% населения, или в абсолютном выражении — с 1,22 млрд до 1,1 млрд чел. В то же время по-прежнему 2,8 млрд чел. имеют доходы ниже 2 долл, в день[LXXXIII] [LXXXIV]. За 1990-е гг.

количество бедняков (получающих менее ] долл, вдень) радикально сократилось в абсолютном выражении лишь в Восточной Азии, в остальных регионах «третьего» и «второго мира» либо сокращение было минимальным, либо количество бедных серьезно увеличилось, как в Африке южнее Сахары и странах с переходной экономикой Восточной Европы и бывшего СССР (табл.

12.1). Кроме того, у неангажированных экспертов вызывает сомнения возможность достижения мировым сообществом поставленной ведущими международными организациями цели — обеспечить к 2015 г. сокращение вдвое относительной величины населения, живущего за международной чертой бедности.

Таблица 12,1

Население, живущее за международной чертой бедности,

в развивающихся странах и странах с переходной экономикой,

1990-2001 гг.*

Регион

доля от численности населения в 1990 г., %

Доля от численности населения в 2001 г., %

/ Число жителей В 1990 г., млн чел.

; . ЧИСЛО' % жителей в 2001 г., млн чел.

Африка южнее Сахары

44,6

46,5

227

314

Восточная Азия и Тихоокеанский бассейн

29,6

15,6

472

284

Южная Азия

40,1

31,1

462

428

Латинская Америка и Карибский бассейн

11,3

9,5

49

50

Восточная Европа и Средняя Азия

0,5

3,7

2

18

БЛИЖНИЙ ВОСТОК и Северная Африка

1,6

2,4

6

7

Всего

27,9

21,3

/>1219

1101

* Источник: hitp://developmeiitgoals.org/Poverty.htm.

В условиях глобализации в конце XX — начале XXI в. параллельно с процессом укрепления многообразных взаимосвязей между странами, включения практически всех стран в единую мировую экономическую систему проблема социального неравенства и бедности, которая прежце имела преимущественно страновое измерение, приобрела глобальное, общепланетарное звучание.

В последнее время все чаще говорят о социально-экономическом неравенстве в мире, включая значительное распространение бедности, как об одной из глобальных проблем современной циви-

лизации наряду с экологической, демографической, ресурсно- сырьевой, продовольственной и др. Причем развертывание процессов глобализации, особенно в ее неолиберальном варианте, с принципиальной асимметричностью выгод и рисков глобализации в пользу богатых развитых стран, само по себе не способно улучшить ситуацию в данной области. Наоборот, в странах — объектах глобализации, несущих при худших вариантах развития событий потери в уровне благосостояния, проблемы социального неравенства и бедности могут только обостриться. Для их решения необходимы, очевидно, сознательные усилия как всего мирового сообщества, так и каждого отдельного государства.

По образному выражению российского исследователя М. Пешкова, «глобализация действует как передатчик, мультипликатор мировых неравенств и их стимулятор, своего рода допинг»[LXXXV].

Важно отметить и другие направления воздействия процессов глобализации на социальную жизнь общества. Во многих развивающихся странах и странах с переходной экономикой под влиянием интенсификации международных экономических и неэкономических связей потенциал социального напряжения между богатыми и неимущими слоями общества возрастает. Дело в том, что высокие потребительские стандарты общества «массового потребления», установившиеся в странах так называемого золотого миллиарда, разлагающе действуют на «верхи» обществ, не способных пока обеспечить высокий жизненный стандарт для всех его членов, растет коррупция, усиливаются социальные контрасты. В недрах социального «дна» накапливаются отчаяние и безразличие, а в более активной его части — потенциал протеста, чаще всего направленного против абстрактного «Запада» либо США. (Наличие злорадствующих после террористических актов 11 сентября 2001 г. в США — свидетельство нездоровья мирового социокультурного пространства.)

Изменяется в современных условиях глобализации и социальная структура общества (его социальная стратификация), при этом наиболее отчетливо изменения прослеживаются в развитых странах.

По мнению многих аналитиков, в этой группе стран происходит нарастающая фрагментация прежде более единой социальной структуры на множество все более автономных и замкнутых слоев и групп. В этом процессе фрагментации находят свое отражение закономерности не только становления так называемого индивидуализированного общества (по выражению западных

социологов), но и функционирования современных хозяйственных систем в условиях глобализации мировой экономики и перехода к постиндустриальному и информационному обществу.

В этих странах еще начиная с 1960-х гг. устойчивость традиционной классовой системы (крупные и средние предприниматели, наемные рабочие и до известной степени инертный и социально защищенный средний класс) перестала быть незыблемой. С одной стороны, фактор материального богатства, важный для предпринимателей и наемных рабочих, уступил свое значение фактору статуса, принадлежности к высшим ступеням иерархии, особых способностей человека, позволяющих ему воплощать в себе новые интеллектуальные технологии (обладать соответствующими знаниями и компетентностью). В последнее десятилетие часто говорят о возникновении новой глобальной элиты, непосредственно осуществляющей и обслуживающей процессы глобализации (финансисты, международные менеджеры традиционной и «новой» экономики, юристы, ученые и специалисты — транснациональная интеллектуальная элита). С другой стороны, технологический прогресс, связанный с формированием в передовых экономиках постиндустриального общества и ставший одной из основ современных процессов глобализации, все более обесценивает массовый индустриальный труд (в рамках конвейерного, «фордовско-тейлоровского» технологического способа производства). Например, даже в Германии, известной своими давними индустриальными традициями, численность занятых в обрабатывающей промышленности с 1990 по 1998 г. сократилась с 8,55 млн до 6,5 млн чел. Это вынуждает значительные группы населения выполнять примитивные и низкооплачиваемые функции.

Как следствие, в социальной структуре общества наметилась тенденция к замыканию в себе высшей социальной страты на фоне эрозии среднего класса.

По мнению ряда исследователей, в последние десятилетия в развитых странах редеет состав социальной группы, которая может реально считаться средним классом на основании получаемых доходов (15—50 тыс. долл, в год). В то же время доля представителей «высшего класса» достигает сегодня в западных странах порядка 12—17% населения, а «низшего» — 13-25%. Причем корреляция между социальным положением родителей и детей в этих социальных группах оказывается гораздо более высокой, чем у представителей среднего класса.

Следует добавить, что та часть среднего класса, которая не только сохраняет свои позиции в современных условиях глобали-

зации, но и выигрывает от этих процессов, получила в ряде исследований название «глобальный средний класс». Речь идет о бизнесменах, специалистах и квалифицированных работниках тех профессий и секторов экономики, которые интенсивно развиваются под влиянием и на фоне протекания мировых глобализационных процессов и включены в глобальную сеть экономических и профессиональных связей. Например, это те профессии, в существовании которых материализуется процесс информатизации и развития современных «высоких технологий». Распространение новейших технологий и форм организации производства обеспечивает высокий материальный статус этих работников, требует от них научных знаний и мобилизует творческую инициативу и интеллектуальные способности.

Величина и удельный вес новой глобальной элиты и глобального среднего класса неодинаковы в различных регионах и странах. В большинстве развивающихся стран к ним может быть причислена только достаточно тонкая прослойка наиболее квалифицированных и удачливых работников. К тому же воспроизводство этой прослойки затруднено стремлением многих из них к миграции в мировые центры производства новых знаний и наукоемкой технологии — США и Западную Европу (что составляет содержание хорошо известного феномена «утечки мозгов»).

Вызывают определенные опасения связанные с социальной дифференциацией процессы имущественного расслоения в развитых странах. Так, хорошо подтверждено статистическими данными, что в период с начала XX в. до середины 1970-х гг. имущественное расслоение в основных западных странах (измеренное через децильные и квинтильные коэффициенты неравенства, коэффициент Джини и др.) сокращалось. Но в последней четверти XX в. эта тенденция повернула вспять во всех странах данной группы. Правда, острота проблемы гораздо меньше в странах ЕС, чем в США (табл. 12.2).

Таблица 12.2

Неравномерность распределения доходов в развитых странах*

Страна

Децильный коэффициент неравенства, в среднем за 1990-е гг.

Коэффициент

Джини,

В среднем за 1980-е гг.

Коэффициент Джини, в среднем за 1990-е гг.

Коэффициент Джини в 2002 г.

1

• 9 *

3

/>4

5

Швеция

5,4

0,2

0,25

0,25

Италия

6,2

0,31

0,273

0,36

1 -у

2

3

4

5

Германия

7,1

0,27

0,3

0,283

Франция

9,1

0,28

0,327

0,327

Великобритания

10,4

0,29

0,361

0,36

США

16,6

0,34

0,408

0,408

* Источник: Human Development Report 2004. UNDP, 2004. P. 188. — http://www.undp.org; Глобализация мирового хозяйства и национальные интересы России / Под ред. В.П. Колесова. М., 2002. С. 215—216.

Меньшее неравенство доходов в странах ЕС можно отнести на счет нескольких обстоятельств. Это прежде всего более консервативная структура общественного производства в Европе по сравнению с США, что обеспечивало больший спрос на высококвалифицированный труд наемных работников1 и не допускало столь значительного разрыва в уровне оплаты труда, как в США. Европейские экономики оказались в меньшей степени затронуты эффектом бурного роста богатства высших слоев населения, что было характерно для США в условиях их либеральной налоговой политики и бума на фондовом рынке в 1990-е н. Кроме того, внутренняя социальная политика европейских государств на протяжении десятилетий способствовала сглаживанию имущественных различий посредством поддержания доходов низкооплачиваемых групп населения на общественно приемлемом уровне.

Итак, изменения в стратификации современных западных обществ сопряжены с обострением проблемы имущественного неравенства. Часто в основе имущественной поляризации оказываются различия образовательного уровня граждан и их творческих способностей. Ряд аналитиков подчеркивают, что впервые в истории обездоленное положение представителей «низшего класса» оказалось обусловлено не их подчиненной ролью в рамках производственного процесса, а «выталкиванием» их за пределы общественно полезной деятельности.

В результате в самих передовых экономиках накапливаются и обостряются социальные противоречия. Стала не такой уж редкой оценка современного западного общества как расколотого по меритократическому признаку[LXXXVI] [LXXXVII], в котором достаточно узкий слой

населения в лице интеллектуальной и имущественной элиты противостоит основной массе простых людей. Это может иметь не меньшее значение для судеб цивилизации, чем развитие событий в периферийных странах. При всем внешнем благополучии статистика свидетельствует об усилении социальных контрастов в различных странах — не только развивающихся, но и развитых. Устойчиво воспроизводятся достаточно массовые слои населения, которым недоступны ни относительный материальный достаток, ни качественное дорогостоящее образование, открывающее путь к современному высококвалифицированному труду. Причем глобализация, генерируя дополнительные риски для социально-экономического развития всех групп стран, может зачастую углублять разрыв, отделяющий эти массы от имущих и средних слоев общества, во многих случаях пополнять их новыми жертвами и сокращать их возможности выхода из бедности.

Эволюция стратификации современного общества западных стран разворачивается и по другому направлению, также весьма тесно связанному с протекающими в мировом хозяйстве процессами глобализации. В последние десятилетия интенсификация международных экономических отношений, рост взаимосвязей и взаимозависимости в мировом сообществе привели к обострению проблемы социально-экономического неравенства в планетарном масштабе, что имело своим следствием гигантские потоки переселенцев из «третьего мира» в западные страны (о проблемах международной трудовой миграции см. гл. IV учебного пособия). Так, начиная с 1970-х гг. здесь стала реальностью сегментация общества по этническому и национальному признаку. Новые социальные проблемы возникли из того факта, что менталитет, религиозные и ценностные установки иммигрантов оказались существенно отличными от традиционно принятых в Европе и США. Например, если в 1900 г. 84,9% всех эмигрантов в США происходили из Европы и принадлежали в основном к средним слоям общества, то уже к 1990 г. доля выходцев из Латинской Америки и Азии, большинство которых происходят из бедных слоев общества, возросла до 67,7%. В 2000 г. европейцы составляли лишь 16% всей иммиграции в США, выходцы из Латинской Америки — 51, Азии — 27%. При этом в 1995 г. доля не имеющих полного среднего образования среди легальных иммигрантов в США превышала 40%, средний же уровень их образования был в 4 раза ниже, чем у среднего американца1. Неудивительно, что это

приводило к тому, что иммигранты получали работу преимущественно в низкооплачиваемых секторах хозяйства и обособлялись от коренного населения стран — реципиентов рабочей силы.

По мере того как в общем количестве иммигрантов росла доля выходцев из беднейших стран Африки, Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки, раскол общества западных стран на группы, отличающиеся по своим экономическим предпочтениям, моделям поведения, религиозным ценностям и даже языку, становился все более заметным. Либеральное демократическое общество Запада, прежде всего США, ответило на это распространением идей мультикультурализма (сосуществования различных культур в рамках одного общества). Но вопреки распространению подобных идей в обществе, границы между различными этническими группами становятся все более жесткими, а конфликты между ними — все более непримиримыми и угрожающими социальной стабильности. (Известный в свое время «плавильный котел» Америки дает слишком много трещин, вновь прибывшие в США выходцы из Латинской Америки и Азии стремятся сохранить свою языковую, культурную и религиозную идентичность и часто не намерены интегрироваться в общество страны, принимающей мигрантов[LXXXVIII].)

Таким образом, этнокультурная стратификация становится важнейшей социальной проблемой современного западного общества, во многом являющейся следствием процессов глобализации. Способность противостоять этому типу социальной сегментации будет в немалой степени определять стабильность того или иного общества в XXI в. 

<< | >>
Источник: Под ред. М.Н. Осьмовой. Глобализация мирового хозяйства: Учеб, пособие. 2006

Еще по теме ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО И ИЗМЕНЕНИЯ В СТРАТИФИКАЦИИ ОБЩЕСТВА:

  1. Теория социальной стратификации П.А. Сорокина (1920) как стратегическое видение социально-экономических систем
  2. Понятие, структура и основы развития мирового хозяйства. Сущность глобализации мировой экономики
  3. Понятие глобализации. Роль транснациональных корпораций (ТНК) в современной мировой экономике. Региональная экономическая интеграция (Евросоюз (ЕС), НАФТА, СНГ, ЕврАзЭС, Союз Беларуси и России)
  4. Богомолов О.Т.. Мировая экономика в век глобализации: Учебник — М.: ЗАО «Издательство «Экономика». — 359 с. , 2007
  5. Глобализация мировой экономики
  6. ПРИОРИТЕТЫ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИНА РАЗЛИЧНЫХ УРОВНЯХ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ Влияние глобализации мировой экономической системы на приоритеты НИС
  7. 5.1. Влияние процессов интернационализации, интеграции и глобализации на изменение мировой финансовой архитектуры
  8. Тема 2: Глобализация и глобальные проблемы в мировой экономике в начале 21века. Глобальное экономическое сотрудничество и роль международных организаций
  9. П.В. Сергеев. Мировая экономика: Учебное пособие по курсам «Мировая экономика» «Мировое хозяйство и международные экономические отношения на современном этапе». – М.: Юриспруденция.- 160 с., 1999
  10. Глобализация мировой экономики
  11. 5. Глобализация мировой экономики
  12. Изменение социальной структуры общества и характера трудовыых отношений
  13. Социальная стратификация и маркетинговая стратегия
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -