<<
>>

Экономическое развитие в эпоху торгового капитализма (1500-1820 гг.)

Расходящиеся интерпретации эпохи торгового капитализма

Известно по крайней мере две значительно отличающиеся друг от друга точки зрения на результаты экономического роста в конце XVIII в.

Если Адам Смит занимал умеренно эйфористическую позицию (Smith 1776), то Мальтус придерживался глубоко пессимистических воззрений (Malthus 1798).

Положительная

По мнению Адама Смита, открытие Америки и южного маршрута в Азию означало возникновение новых возможностей для достижения экономии, обусловленной масштабами производства и специализацией в международной торговле (Smith 1776). Несмотря на то что эти возможности были использованы далеко не в полной мере в силу распространенности антагонистических торговых ограничений, в отношении достигнутого прогресса Смит придерживался умеренно эйфористической позиции. Она не была подкреплена количественными оценками результатов роста, однако исследователь перечислил страны (в порядке убывания), добившиеся наибольших успехов: Нидерланды, Англия, Франция, Североамериканские колонии, Испан

ская Америка, Китай, Бенгалия и Африка. В качестве основных причин различий в результатах между странами Смит выделял политику государства и институты.

Отрицательная

В предложенной Томасом Мальтусом схеме роста рассматривались лишь такие факторы, как произведенные и природные ресурсы и труд, без учета технического прогресса, накопления капитала или выгод от международной специализации (Malthus 1798). В соответствии с его описанием общей для человечества ситуации, постоянно возрастающая численность населения является настолько значительной нагрузкой на природу, что доступные ресурсы не позволяют обеспечить простое существование людского рода, а равновесие достигается лишь с помощью различных катастроф, таких как войны, голод и эпидемии. Вызванные ими огромные потери в численности населения Мальтус описывал как «положительные» остановки.

Для проверки на предмет соответствия катастрофы «превентивному» снижению рождаемости он предлагал исключительно политические меры. Идеи Мальтуса оказали сильное и продолжительное влияние во многом благодаря его убедительной риторике и использованию доступных простым умам примитивных аргументов.

Таким образом, мы имеем дело с сохраняющейся на протяжении столетий дихотомией между положительными и отрицательными воззрениями. Во многом схожих со Смитом взглядов придерживаются Кузнец (Kuznets 1965), Лэндес (Landes 1969), Чиполла (Cipolla 1976), Джонс (Jones 1981), Ян де Вриз (Jan de Vries 1993; 1994) и Мэддисон (Maddison 2001). Однако множество сторонников имеют и пессимистическую точку зрения.

По мнению французского мальтузианца Ле Руа Ладюри, с 1300 по 1720 г. экономика Франции пребывала в состоянии застоя (LeRoy Ladurie 1966; 1978). Еще большими пессимистами проявили себя ученые, оценивавшие «реальную заработную плату». По предположению Фелпса Брауна и Хопкинса, в 1820 г. стандарт уровня жизни в Англии был на 44% ниже, чем в 1500 г. (Phelps Brown and Hopkins 1956). Вильгельм Абель высказал предположение, что аналогичное снижение произошло во всех странах Западной Европы (Abel 1978). Первоначально такого рода суждения были поддержаны Байрохом, Броделем, Ригли и Шофилдом, но впоследствии позиции этих исследователей изменились. Новую волну пессимизма в отношении реальной заработной платы «подняли» Роберт Аллен (Allen 2001)

и Ян Лейтен ван Занден (van Zanden 1999; 2002). Согласно Аллену, в 1500-1820 гг. имел место отрицательный подушевой рост, а по ван Зандену он составлял менее половины от моей оценки (см. приложение 1 к настоящей главе). Но проблема индикаторов средней заработной платы состоит в том, что они не относятся к числу макроэкономических показателей. Они отображают лишь небольшую часть экономической деятельности. К тому же почти никогда не ставился вопрос о репрезентативности рассматривавшихся данных.

Большая часть пессимистической литературы является ев- ропоцентричной, однако Сьюзен Хэнли (Hanley 1997) и Кеннет Померанц (Pomeranz 2000) выступили с заявлениями о том, что в Японии и Китае соответственно жизненные стандарты находились на уровне аналогичных показателей Великобритании в начале XIX в.

Тем самым подразумевается или предполагается отсутствие в Европе в 1500-1820 гг. сколько-нибудь значительного экономического роста[49].

Природа количественных свидетельств об экономических результатах в 1500-1820 гг.

В 1965 г. Кузнец высказал предположение (впоследствии приобретшее значительное влияние) о том, каковы были значения темпов роста населения и подушевого ВВП в конце XV —второй половине XVIII в. Оно основывалось на доступных в то время демографических данных (Carr-Saunders 1936; Urlanis 1941) и работе Дина и Коула, посвященной росту подушевого дохода в Великобритании в XVIII в. (Deane and Cole 1962). В первоначальные оценки были внесены коррективы, учитывавшие вероятность того, что британские результаты были несколько выше, чем средние показатели. Кузнец пришел к выводу, что «возможные (и, вероятно, максимальные) долгосрочные показатели роста подушевого продукта в развитых странах Западной Европы в 1500-1750 гг. находились на уровне около 0,2% в год» (Kuznets 1973: *39) • Исследователь полагал, что более высокие темпы роста были маловероятны. К тому же более достоверными ему

представлялись несколько меньшие значения этих показателей. Об оценках темпов роста в остальном мире не было и речи. Однако, как представляется, Кузнец считал, что они были меньшими, чем в Западной Европе (а для 1750 г. —меньшими, чем в Европе в целом).

Попытка проверить предположения Кузнеца была предпринята Мэддисоном, попытавшимся получить количественные данные о результатах мирового экономического развития до 1820 г. (Maddison 2001). Основные замечания о природе этих фактических свидетельств приведены ниже (количественные результаты отображены в табл. 6.6). Что касается Западной Европы, то я обратился к другим исследователям с просьбой расширить обратный временной горизонт посредством интерактивного сетевого обмена того типа, который позволил добиться положительных результатов в сборе данных начиная с 1820 г. по настоящее время. В 1985-1994 гг. по моей инициативе были созданы шесть рабочих групп по количественной экономической истории (две в Гронингенском университете, две на конференциях IARIW и две на сессиях Международной ассоциации по экономической истории).

Большинство опубликованных по этой теме работ были посвящены исследованию роста в Западной Европе в период до 1820 г. с использованием данных о производстве и расходах. Как показано в табл. 6.б, в 1500-1820 гг. среднегодовые темпы подушевого роста составляли 0,14%, что значительно ниже предположений Кузнеца (см.: Maddison 2001: appendix В — приложение, в котором подробно описывается процедура расчетов и предположения, использовавшиеся для устранения разрывов в данных о показателях ВВП).

Важнейший вклад в анализ рассматриваемого нами периода внес Ян де Вриз (Vries 1984; 1993; 1994; 2000). Имеются в виду его исследования сразу в трех направлениях: сравнительное изучение европейской урбанизации; изменяющиеся структурные матрицы расходов европейцев; демонстрация роста трудового вклада в расчете на душу населения в условиях, когда подушевой доход увеличивался быстрее, чем продуктивность. Де Вриз называет последний феномен революцией «трудолюбия», противопоставляя его имевшей место на протяжении XIX—XX вв. долгосрочной тенденции к сокращению рабочего времени. В отношении США и Канады, Австралии и Новой Зеландии, а также Бразилии и Мексики я использовал метод, который Ноэль Бат- лин назвал «мультикультурной» оценкой (Budin 1986), когда

ТАБЛИЦА 6.6.

Уровни подушевого ВВП в различных странах и регионах мира в 1500 и 1820 гг., долл. Гири-Хамиса 1990 г.

1500

1820

Темпы роста

ДИНАМИЧНЫЕ СТРАНЫ И РЕГИОНЫ

Западная Европа в целом

772

1202

0,14

Бельгия ‘ ‘

875

1319

оgt;*3

Франция

727

И35

0,14

Германия

688

1°77

/>0,14

Италия

1100

1117

0,00

Нидерланды

761

1838

о,з8

Португалия

боб

923

0,13

Испания

661

1008

* 0,13

Ирландия

526

877

0,16

Великобритания (искл.

Ирландию)

762

2122

0,33

Другие страны Западной Европы

650

1051

0,15

Америка в целом

415

871

о,аз

Латинская Америка в целом

416

691

0,16

Бразилия

400

646

0,15

Мексика

425

759

0,18

Вест-Индия

400

635

0,14

США и Канада

400

1 23 1

о.35

МЕНЕЕ ДИНАМИЧНЫЕ СТРАНЫ И РЕГИОНЫ

Азия в целом

568

581

0,01

Китай

боо

боо

(фо

Индия 1 -

55°

533

-0,01

Япония

500

669

еgt;09

Российская империя ^

499

688

0,10

Восточная Европа •

, 496

683

0,10

Африка в целом г

414

420

0,004

Египет • •

475

475

0,00

Другие страны Северной Африки

43°

43°

0,00

Черная Африка

405

415

0,01

Австралия и Новая Зеландия

400

49°

о/зб

Весь мир

566

667

0,05

Источник: www.ggdc.net/Maddison.


в отношении коренного населении, рабов и белых поселенцев осуществляют отдельные расчеты. Для первых двух групп я использовал традиционную оценку подушевого дохода в 1500 г. на уровне 400 долларов, что соответствует доходу, близкому к уровню существования. Для Вест-Индии, с ее высокоспециализированными, ориентированными на экспорт экономиками, мои оценки основывались на данных о производстве сырьевых товаров и их вывозе. В Америке в целом подушевой ВВП рос быстрее, чем в Западной Европе. В отношении Китая, Индии и Японии мы располагаем фактическими данными о производстве, матрицах расходов и демографическом положении. Япония демонстрировала более высокие результаты экономического развития в расчете на душу населения, чем Китай или Индия. Однако если мы возьмем Азию в целом, то уровни дохода в этом регионе изменились весьма незначительно. В то же время очевидно, что Китай в рассматриваемый период находился на стадии «экстенсивного» роста. Это выражалось в значительном росте населения при сохранении жизненного уровня. К тому же по темпам роста ВВП Китай не уступал Западной Европе.

У руля китайского государства находилась сильная физиократическая бюрократия. Нам доступны записи о численности населения и результатах сельскохозяйственного производства начиная с IX в. В своей опубликованной в 1998 г. книге я использовал впечатляющее количество научных работ, посвященных Китаю (Maddison 1998). В их число входили: труды Нидхэма, посвященные технологическому развитию Китая (Needham I954~19975 W0); работы Хо, в которых рассматривались демографические проблемы (Но 1959); интерпретационный анализ Балаша (Balazs 193!—1933), работа Элвина по экономической истории в период правления династий Тан и Сун (Elvin 1973), а также книга Перкинса о развитии сельскохозяйственного производства начиная с 1368 г. (Perkins 1969). В 1400-1820 гг. производство зерна в Китае увеличилось в 5 раз, в полном соответствии с ростом численности населения. За рассматриваемый период площадь обрабатываемых земель возросла втрое, а сбор урожая —на 8о%. Эстер Бозеруп продемонстрировала, что это было достигнуто благодаря увеличению трудового вклада в расчете на душу населения, а также более интенсивному использованию земли (сбор двух урожаев в год, выведение новых сортов зерновых, тщательный сбор и целенаправленное применение

удобрений) и культивированию новых, завезенных из Америки, сельскохозяйственных культур (Boserup 1965). Проведенный Розмэном анализ демографических записей позволяет сделать вывод об отсутствии в рассматриваемый период сколько-нибудь значительных изменений в относительных размерах городского населения (Rozman 1973). Если говорить о более раннем периоде, представляется очевидным, что в период правления династии Сун (960-1280 гг.) в Китае имел место рост сельскохозяйственного производства в расчете на душу населения и ВВП.

Индия. В одной из моих работ содержался анализ социальной структуры Индии и ее институтов в период правления Великих Моголов и во времена британского владычества (Maddison 1971). В первом случае я использовал подготовленный в XVI в. визирем Абу-л Фазлом для императора Акбара обзор экономического положения на подвластных территориях (см.: Jarrett and Sarkar 1949). Качество количественных данных о развитии экономики Индии в 1600-1860 гг. не слишком высоко. Однако результаты исследований двух ведущих специалистов по истории Индии времен Великих Моголов Ирфана Хабиба и Шайрина Мусви (из Алигархского мусульманского университета), основанные на изучении новых данных, подтверждают правоту моих оценок, согласно которым после краха империи Моголов и перехода страны под власть британской Ост-Индской компании в ней имело место некоторое снижении подушевого дохода.

Начиная с VII в. развитие японской экономики, общества, литературы и институтов происходило во многом по образцу Китая. Сравнявшись с ним в XVIII в., Япония отказалась от китайской модели. В 1867 г. Япония официально поставила перед собой задачу догнать страны Запада. В 1720 г. сёгун снял запрет на использование европейских книг, и переводы голландских учебников (рангаку) оказали немаловажное влияние на заимствование японцами западных научных знаний и технологий (см.: Maddison 2001: 204-206; 252-260, а также главу 2 настоящей книги). В отчетах о кадастровых описаниях, проводившихся при правлении Тоётоми Хидэёси, содержатся полезные количественные данные, характеризующие развитие сельского хозяйства Японии в XVI в. В работе Акиры Хаями и Осаму Сайта опубликованы бесценные свидетельства об исторической демографии Японии. Характерным для Африки было четкое разделение на территории, расположенные к северу и югу от пустыни Сахары. В особенно благоприятных условиях находился Египет (река Нил как источник воды для ирригации и прекрасная транспорт

ная артерия). По сравнению с Черной Африкой регион Магриба отличался высоким уровнем урбанизации и грамотности населения, сложно устроенной экономикой и развитыми для того времени политическими институтами. К тому же он был в большей степени вовлечен в международную торговлю. Несмотря на потери, обусловленные работорговлей, численность населения Черной Африки увеличивалась более высокими темпами, так как на смену охотникам-собирателям приходили оседлые земледельцы. Кроме того, в Африке началось выращивание новых, завезенных из Америки, сельскохозяйственных культур — кукурузы и маниоки.

Непосредственные причины роста в эпоху торгового капитализма

К сожалению, анализируя непосредственные причины роста в эпоху торгового капитализма, мы не имеем возможности опереться на счета роста, аналогичные представленным в табл. 6.4 и 6.5. В то же время Бозеруп (Boserup 1965) и де Вриз (Vries 1994) показали, что в рассматриваемый период происходило увеличение трудового вклада в расчете на душу населения. Впоследствии этот показатель постепенно снижался. Нам известно, что в то время произошел значительный прирост основного капитала в морских перевозках, совершенствовался человеческий капитал и расширялся круг знаний. Очевидно, что очень важную роль играл процесс глобализации.

Международная торговля

Огромный прогресс, достигнутый странами Запада в сфере морских грузовых перевозок и навигации, способствовал 20-кратному увеличению мировой торговли в 1500-1820 гг. (см. табл. 2.6 главы 2). «Рука об руку» с ним шли выгоды от специализации производства, на которые особое внимание обращал Адам Смит. Европейские потребители познакомились с новыми продуктами — такими, как чай, кофе, какао, сахар, картофель, табак, фарфор, шелковые и хлопчатобумажные ткани. С относительной точки зрения протекавший в Позднее Средневековье и в начале Нового времени процесс глобализации был гораздо более важной составляющей роста, чем он является в наши дни. К тому же европейские страны имели возможность извлечения колониального экономического излишка: испанцы и португальцы в XVII в.— из американских колоний, голландцы начиная ci6oo г. —из Азии, англичане и французы —в XVIII в. Основную часть испанской «добычи» составляли благородные металлы.

Увеличение объема золота и серебра в Европе имело принципиальное значение для финансирования торговли с Азией, так как ее жители были не слишком заинтересованы в приобретении европейских товаров. Большинству европейских торговых наций была выгодна и торговля африканскими рабами.

Экологические, технические и демографические преобразования в Америке

Появление и начало культивирования в Америке пшеницы и риса, сахарного тростника и кофе, винограда и оливковых деревьев, лука, капусты, салата, апельсиновых деревьев, бананов, ямса (сладкого картофеля), крупного рогатого скота, свиней, кур, овец и коз означало значительное увеличение ее сельскохозяйственного потенциала. Улучшению перевозок и расширению транспортных возможностей способствовали завезенные европейцами лошади, волы ослы и мулы. В огромной степени увеличился и производственный потенциал благодаря появлению железного оружия, инструментов и плуга, колесных транспортных средств, морских кораблей и кораблестроения, книгопечатания, распространению грамотности, образования, созданию новых политических и экономических институтов. Внедрение европейских технологий добычи полезных ископаемых позволило произвести в 1500-1820 гг. 1700 тонн золота и 73 тыс. тонн серебра. Часть из этих благородных металлов была направлена на финансирование европейской торговли с Азией.

В числе неблагоприятных эффектов следует назвать появление в Америке европейских болезней. В результате распространения новых заболеваний погибли около двух третей коренных жителей Нового света. Восстановление численности населения произошло за счет африканских рабов и европейских мигрантов, переселявшихся на континент с гораздо большими земельными ресурсами в расчете на душу населения. В 1820 г. коренные жители или метисы составляли 37% населения Америки, белые жители — 41%, а черные или мулаты — 22%.

Америка как источник экологических выгод

В свою очередь, увеличение производственного потенциала Европы, Африки и Азии было во многом связано с появлением в них новых сельскохозяйственных культур из Америки — таких, как кукуруза, маниока, картофель, батат, фасоль, арахис, помидоры, ананасы и какао. Их доступность была важнейшим фактором устойчивого ускоренного роста населения во всех

трех названных выше областях. В наибольшей степени от распространения новых сельскохозяйственных культур выиграли Китай и Африка.

Интеллектуальные и институциональные изменения,

лежавшие в основе относительно быстрого развития стран Запада

Если мы попытаемся заглянуть за измеримые элементы непосредственных причин, то увидим, что за ними скрываются важнейшие, не имевшие аналогов где-либо еще, интеллектуальные и институциональные изменения, сыгравшие важную роль в быстром развитии экономики Запада.

Развитие светских знаний и науки

Начиная приблизительно с 1500 г. формируется новое понимание человеческой способности к преобразованию сил природы посредством рациональных исследований и экспериментов. Первый европейский университет был создан в Болонье в 1080 г. К 1500 г. в Западной Европе насчитывалось около 70 подобных центров светского образования (см.: Goodman and Russell 1991: 25). Вплоть до середины XV в. основная часть знаний передавалась изустно, а процесс обучения мало чем отличался от принятого еще в Древней Греции. Все изменилось после того, как в 1455 г. в Майнце Иоганн Гутенберг напечатал свою первую книгу. К 1500 г. в Западной Европе насчитывалось уже 220 печатных прессов, а общий тираж книг достиг 8 млн экземпляров (см.: Eisenstein 1993: 13—1^7). Книгопечатание способствовало значительному росту эффективности деятельности университетов и их открытости новым идеям.

Обычный тираж венецианских типографий составлял юоо и более экземпляров книги. К середине XVI в. здесь было выпущено свыше 20 тыс. наименований книжной продукции, включая партитуры музыкальных произведений, карты, книги по медицине и множество использовавшейся в процессе обучения литературы. До распространения книгопечатания ценность книг определялась их художественной или культовой ценностью, а содержание отражало мудрость и догматы прошлого. Книгопечатание привело к значительному удешевлению книг. У издателей появилась возможность брать на себя риск распространения книг, в которых содержались свежие идеи, публиковать произведения новых, неизвестных широкой публике авторов. Значительно возросла доля населения, имевшего доступ

к книгам, а также повысились стимулы к обретению грамотности. За исключением Китая, вплоть до начала XIX в. европейское книгопечатание не знало аналогов в других частях мира. Важнейшее отличие европейского книгопечатания от китайской практики состояло в его конкурентном характере и в международной торговле книгами.

В XVI—XVII вв. произошли фундаментальные изменения в интеллектуальных горизонтах, когда были отброшены средневековые представления о Земле как центре Вселенной. Благодаря Ренессансу, научной революции XVII столетия и наступившей в XVIII в. эпохе Просвещения западные элиты постепенно избавлялись от суеверий, веры в волшебство и покорности церковной власти. Исподволь научный подход проникал и в систему образования. Горизонты познания неимоверно расширились. Начались прометеевские поиски в науке. Ее воздействие непрерывно усиливалось благодаря созданию научных академий и обсерваторий, сосредоточившихся на эмпирических исследованиях и экспериментах. Ключевым элементом научного прогресса стали систематические записи результатов экспериментов и их распространение в письменной форме.

Зарождение городской буржуазии и защита прав собственности

В XI-XII вв. во Фландрии и Северной Италии возникли важные городские торговые центры, наделенные автономными правами собственности. Их появление способствовало развитию предпринимательства и упразднению феодальных ограничений на приобретение и продажу различного имущества. Развитие бухгалтерского учета облегчило правовую поддержку контрактов. Новые финансовые институты и инструменты открыли доступ к кредиту и страхованию, способствовали оценке рисков и возникновению крупных коммерческих организаций.

Изменение в характере семьи, брака и способе наследования

Принятие в 380 г. н.э. христианства как государственной религии обусловило сущностные изменения в европейском браке, наследовании и родстве. Введенная папским престолом модель значительно отличалась от обычаев Древних Греции, Рима и Египта, а также от более поздних установлений ислама. Допускался исключительно моногамный брак, с одновременным запретом на внебрачное сожительство, усыновление, развод, повторный брак для вдов или вдовцов, родственные браки между родными братьями и сестрами, родственниками по восходя

щей и нисходящей линии, включая двоюродных, троюродных и четвероюродных братьев и сестер или родственников родных братьев и сестер по браку. Согласно решению папы римского (385 г. н.э.), католические священники обязаны были принимать на себя обет безбрачия. Первостепенная цель нового режима была направлена на приращение активов церкви, постепенно превратившейся в одного из крупнейших собственников различного имущества. Все эти нововведения имели самые широкие последствия. Наследование имущества ограничивалось близкими родственниками, а широко распространившееся право первородства разрушило приверженность роду, племени или касте и способствовало развитию индивидуализма и накоплению богатства, упрочивая чувство принадлежности к государ- ству-нации (см.: Goody 1983; Lai 2001).

Зарождение системы государств-наций

Еще одной отличительной чертой развития Европы было зарождение системы соседствующих друг с другом государств- наций, поддерживавших довольно значительные торговые отношения. Несмотря на языковые различия, граждане этих государств относительно легко осуществляли интеллектуальный взаимообмен. Эта мягкая фрагментация стимулировала конкуренцию и инновации. В случае необходимости предприимчивые, по-новому мыслившие люди имели возможность мигрировать или найти убежище в иной культуре и окружении. Меркантилистская коммерческая политика ведущих европейских стран носила взаимный дискриминационный и ограничительный характер, что часто становилось причиной возникновения войн. Однако если мы сравним Европу с Османской или Китайской империей или государством Великих Моголов, то первая имела несомненные преимущества.

Корни современности: быстрый «взлет» или долгое обучение?

После того как мы рассмотрели количественные данные о макроэкономических результатах в условиях экономического роста в XIX—XX вв. и предшествовавшего ему торгового капитализма, а также движущие силы, определившие различия в темпах развития, было бы полезно проанализировать характер перехода между двумя этими эпохами. Современные исследователи придерживаются различных позиций по вопро

су о «корнях современности», что является своеобразным эхом упоминавшихся вьцпе расхождений между предложенными еще Смитом и Мальтусом интерпретациями событий периода торгового капитализма.

Внезапный «взлет»

Приверженцы этого направления научной мысли приписывают современный экономический рост начавшейся в Манчестере «промышленной революции», которой предшествовали столетия мальтузианской стагнации. Впервые эта метафора была предложена Арнольдом Тойнби в 1884 г. и имела продолжительный резонанс. Ростоу назвал это явление «взлетом» (Rostow i960), а специалист по истории технологий Мокир дал ему следующую характеристику: «...до 1800 г. большинство новых технических приемов рождались в результате случайных открытий... До начала промышленной революции в экономике имела место отрицательная обратная связь; хорошо известным примером такого механизма являются мальтузианские ловушки» (Mokyr 2002: 31-32). В свою очередь Нордхаус (Nordhaus 1997) и Де Лонг (DeLong 1998), переборщив с гедонистическими «добавками», предложили поистине сказочные сценарии, в которых явно переоценивается прогресс человечества после 1800 г. Ознакомившись с трудами этих исследователей, можно сделать вывод, что до начала XIX в. люди продолжали жить в пещерах и вели себя как троглодиты (см. приложение 3 к настоящей главе). Такого рода представления в корне ошибочны.

. /

Или долгое ученичество?

В 1500 г. в Западной Европе функционировали уже 70 университетов. Революция в образовании и распространении знаний была вызвана появлением книгопечатания.

К концу XVIII в. был достигнут огромный прогресс в конструировании судов и их оснащении такелажем, в артиллерии, метеорологии и астрономии, а также в изготовлении навигационных инструментов. Мореходы получили в свое распоряжение логарифмические таблицы, секстаны, морские альманахи и хронометры. Значительно улучшились морские карты, на которых очень подробно отображались береговая линия, направления господствующих ветров и течений. Мореплавание стало более безопасным, а продолжительность переходов —более предсказуемой. Одновременно снизилось число кораблекрушений и смертность моряков от болезней во время длительных плаваний.

Эти изменения стали результатом целеустремленной научной деятельности. В 1543 г. Коперник отверг идею о том, что Земля является центром Вселенной. Кеплер и Галилей производили тщательные наблюдения за небесными телами, уделяя первостепенное внимание характеру и изменчивости их орбит. В 1687 г. Ньютон показал, что Вселенная подчиняется законам движения и гравитации. Прогресс в астрономии и физике сопровождался новыми важными достижениями в математике, конструировании телескопов, микроскопов, микрометров, термометров, барометров, пневматических насосов, часов и созданием парового двигателя.

Происходившие в Европе события стали своего рода прелюдией к более быстрому экономическому развитию в XIX-XX вв. Они не имели аналогов в других частях Земли.

<< | >>
Источник: Мэддисон  Э.. Контуры мировой экономики в 1-2030 гг. Очерки по макроэкономической истории. 2012

Еще по теме Экономическое развитие в эпоху торгового капитализма (1500-1820 гг.):

  1. Европейская трансформация Америки в 1500-1820 гг.
  2. Воздействие Европы на Азию в 1500-1820-х гг.
  3. 6. ИНФЛЯЦИЯ В ЭПОХУ ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА
  4. ГЛАВА ВТОРАЯ Товарное производство в эпоху, предшествующую монополистическому капитализму
  5. 2. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ И КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА РОССИИ В ЭПОХУ ДОМОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА
  6. ИНСТИТУТЫ И ТОРГОВАЯ ЭКСПАНСИЯ В ЭПОХУ ЗРЕЛОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  7. 3. НОВАЯ РОЛЬ БАНКОВ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА И ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА. ФИНАНСОВЫЙ КАПИТАЛ И ФИНАНСОВАЯ ОЛИГАРХИЯ
  8. Цены и прибыль в эпоху торгового капитала.—Революция цен.
  9. ТОРГОВАЯ ЭКСПАНСИЯ В ЭПОХУ ЗРЕЛОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ПОДЪЕМ ЗАПАДА: ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ
  10. Количественные оценки и интерпретация мирового экономического роста с 1820 г. по настоящее время
  11. 2.7. Всемирная торговая организация и экономическое развитие России
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -