>>

1.1. Основные направления развития институционализма

Современный подход к экономической теории предполагает смену взглядов (парадигм) на устройство экономики. Необходимость смены парадигм обусловлена эволюцией экономики и особенностями современной эпохи. Главная тенденция современного общественного развития позволила отдельным экономистам сделать вывод о наступлении особого временного феномена или эпохи трансформаций, предполагающих качественное обновление экономики на пути к ее новой модели, именуемой будущим постиндустриальным обществом. Отмеченные трансформации представляют собой скачок в историческом развитии, «цивилизационный сдвиг» или «цивилизационный разлом».

Экономическая теория, представленная в виде «экономике», как синтез двух основных направлений неоклассики и неокейнсианства, образующих мейнстрим (центральное течение) науки, демонстрирует все большее отставание в понимании роли и значения происходящих мировых процессов и глобальных сдвигов в развитии общества. Более того, все большее число достаточно известных экономистов рассматривают состояние современной неоклассической науки как кризисное, критикуя основные ее постулаты, к которым относятся:

1) исследование экономики в чистом виде, т.е. без учета ее тесной связи с обществом и общественно-историческими условиями развития;

2) аксиома рыночной равновесности экономической системы;

3) методология статичного функционального анализа;

4) аксиома вечности рынка как определяющего регулятора экономики, основывающегося на естественно-

6

спонтанных, а потому стихийных законах рыночного равновесия;

5) преобладание позитивного подхода над нормативным.

«Ограничив предмет экономической теории, - пишет известный американский экономист и историк М. Блауг -неоклассики открыто признались в своей некомпетентности за пределами поставленных ими границ и, таким образом, исключили не только ряд выводов на уровне здравого смысла, но и несколько ценных идей». Далее он поясняет: «Неизбывный методологический грех неоклассической теории состоял в том, что она незаконно использовала макростатические теоремы, выведенные из «вневременных» моделей, в которых отсутствовал технический прогресс и увеличение доступных ресурсов, для предсказания хода событий в реальном мире» [1].

Отмечая грех статичности, взявший верх над динамизмом, М. Блауг противопоставляет примитивную количественную динамику моделей экономического роста и подлинную динамику исторических изменений. Он отмечает, что «недолгий анализ убеждает нас в том, что множество неоклассических теорий ничего нам не даст с точки зрения количественного исчисления. Если не ввести в модель дополнительной информации, накладывающей ограничения на соответствующие функции, она сообщит нам лишь то, что точка равновесия находится там, где она должна находится. Но в таком случае, почему экономисты до сих пор пользуются такими бессодержательными моделями?» [2].

Еще в более резкой форме о кризисе парадигмы неоклассики высказался известный экономист математик Лауреат Нобелевской премии М. Алле, который раскритиковал попытки математизации неоклассических моделей, признанных несостоятельными по своему содержанию. Он отметил: «В течение четырех десятилетий экономическая литература развивалась в ошибочном направлении в сторону совершенно искусственных идей, оторванных от жизни математических моделей с преобладанием математического формализма, что представляет собой, по сути дела, большой шаг назад» [3].

Как отмечают современные экономисты, без опережающего понимания качества явлений, основанного на логике

7

диалектики, предполагающей сочетание логического и исторического в развитии экономических явлений, попытки их измерения средствами одной только математики являются «игрой в цифирь», препятствующей пониманию реальной экономической истины.

За пределами понимания мейнстрима остается возникшая в условиях трансформации общества огромная сфера новой экономики, выходящая за пределы рынка и ставшая качественной составляющей современной смешанной экономики. Например, формирование нового информационно-технологического уклада. В этих условиях возникла необходимость расширения предмета экономической науки за пределы чистой экономики с учетом новых общественных и социальных преобразований, приобретающих глобальный характер. Важную, если не определяющую роль в решении отмеченной проблемы, играет институциональная теория.

Справедливости ради следует отметить, что сама институциональная теория еще полностью не сложилась как законченное ведущее экономическое направление, но уже начался процесс ее синтеза с мейнстримом в виде неоинституциональной теории. Роль мейнстрима, как считают некоторые экономисты, будет играть институциональная теория. Парадигма институциональной теории выходит за привычные рамки неоклассики и отрицает ее базовые постулаты о некой универсальной рациональности индивида (человека экономического), наделенного полнотой экономической информации, действующего в условиях обязательно автоматически восстанавливаемого рыночного равновесия и предельной полезности, лежащей в основе экономического выбора.

Рассмотрим основные принципы новой парадигмы.

1. Принцип социоцентризма, который предполагает социальную ориентацию, центральным звеном которой выступает человек не чисто экономический, действующий по правилам только индивидуального рационального эгоистичного поведения (модель А.Смита) на основе принципов экономического выбора, а человек социально-экономический, поведение и выбор которого обусловлен его богатой природой, включающей наряду с материальными и духовно-этические потребности, определенные историческими

8

культурными ценностями, выступающими в качестве стимулов его поведения как человека общественного, действующего на основе ограниченной рациональности и сатисфакции (т.е. удовлетворенности).

2. Принцип институтоцентризма утверждает, что определяющую роль в регулировании экономики как целостной системы играет совокупность институтов как социальных регуляторов экономики, выступающих в качестве специфических, нормативных законов ее функционирования и развития. Система институтов, основанных на сознательно вырабатываемых обществом правилах, регулирующих поведение и взаимоотношение людей, выступает как механизм сознательного управления обществом и экономикой как его составной части. С этих позиций экономика предстает как социально-экономическая система, а не оторванная от общества сфера, управляемая собственными законами, которые носят в представлении неоклассиков вечный, не изменяющийся характер.

3. Принцип эволюционизма предполагает процессы трансформации, переходные состояния (точки бифуркации), возникающие под воздействием факторов, определяющих качественные перемены в экономике при изменяющихся исторических условиях развития общества. В этих переменах определяющую роль играют институты, в т.ч. социальные, изменения которых позволяют выявить основные направления исторической динамики и сделать выводы прогнозного характера.

4. Принцип ограниченности информации, в соответствии с которым, как пишет Г. Саймон: «Разум, способность к обработке информации тоже являются редкими ресурсами». Иначе говоря, если взаимодействующие субъекты примут во внимание издержки, то они будут стремится не к оптимальной, а к удовлетворительной рациональности, т.е. заранее ограниченной информационными издержками» [4].

В настоящее время именно непроизводственные, т.е. информационные издержки стали составлять значительную Долю как в производстве, так и в обмене (трансакционные издержки). В связи с этим учет и регулирование затрат на образование, науку, переквалификацию, интеллектуальный

9

капитал, организацию соглашений требуют достаточно пристального внимания с позиции оптимизации затрат.

С учетом вышесказанного проблемы, затрагиваемые сегодня институциональной теорией, которые традиционно игнорировались мейнстримом, стали не только актуальными, но и требуют включения их в предмет экономической теории нового поколения. Будучи предметом институциональной теории, они требуют пристального внимания и изучения в качестве составной части будущего синтезированного предмета новой экономической теории.

В настоящее время, несмотря на свою парадигмальную незавершенность, институционализм, в силу своей адекватности представлениям об обществе и экономике, начинает не только входить в предмет современной экономической теории, расширяя ее рамки, но все в большей степени, как отмечают ведущие экономисты, претендовать на роль магистрального течения современной науки.

В основе современной теории институционализма лежит традиционный «старый» институционализм. Его корни тесно связаны со школами марксизма и историзма (историческая школа). Связь со школой марксизма состоит в использовании диалектического метода познания, предполагающего сочетания логического и исторического подходов в анализе развития, понимании экономики как социально-экономической системы, подчиняющейся законам исторически определяемой динамики. При этом марксистский подход предполагает учет социально-экономических противоречий в качестве фактора развития и трансформации экономических систем. Связь с исторической школой предполагает учет своеобразия социально-культурных традиций, влияющих на особенности функционирования экономических систем и многообразие направлений и моделей их исторического развития.

Старый институционализм в зависимости от подходов и объектов своего анализа имеет четыре разновидности или направления, получившие хрестоматийное признание: психологическое (Т. Веблен), социально-правовое (Дж. Коммонс), эмпирическое (У.К. Митчелл), социологическое (Дж.К. Гелбрейт). Критикуя позиции неоклассиков и их модели, играющих в настоящее время роль мейнстрима

(центрального течения), институционалисты осваивают новые «мертвые зоны» хозяйственной практики и расширяют традиционно сложившиеся узкие рамки чистой экономики. Их несомненная заслуга состоит в том, что, преодолевая горизонт узкоэкономического подхода путем включения в экономическую систему массы социальных институтов наряду с экономическими, они по-новому подошли к пониманию экономики как органической части общественной системы, подчиняющейся законам социальной, а не только узкоматериальной эволюции.

Преодоление этих узких рамок, а также своего традиционного «греха» - узкофункционального анализа, основанного на моделях человека чисто экономического, подчиненного требованиям рыночного равновесия, вынудило неоклассиков пойти на частичный синтез с

институционалистами. В этих условиях в рамках современного институционализма возникло два направления: неоинституционализм (neoinstitutional economics) и новый институционализма (new institutional economics). При всей однозвучности названий этих двух направлений, они существенно отличаются друг от друга парадигмальной основой.

Принципиальное отличие первого направления состоит в том, что его синтез с неоклассической теорией произошел на базе старой парадигмы, которая стала объектом серьезной критики из-за изъянов, отмеченных выше.

Основателем неоинституциональной теории экономики считают Р. Коуза, который в 1991 г. получил Нобелевскую премию за новаторские работы в области исследования трансакционных издержек и прав собственности,

опубликованных им еще в 1937 г. Р. Коуз выдвинул гипотезу о положительной величине издержек обмена и защите прав собственности, влияющих на эти издержки. Неоинституционалисты очень основательно переосмыслили роль и значение информации в экономической среде с позиций формирования издержек (Дж. Стиглер, К. Эрроу). Изучение издержек, связанных с поиском и получением информации, издержек по подготовке специалистов (образование), издержек научных разработок, а также издержек обмена или трансакционных издержек, их структуры и роли в качестве

10

11

рычагов повышения эффективности - стали серьезным вкладом неоинституционалистов в развитие экономической науке.

К этому вкладу следует добавить идеи неоинституционалистов в области теории государства (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок, М. Ольсон), разработавших «Теорию общественного выбора», вменявшую политикам те же интересы, что и хозяйствующим агентам. Сама политика рассматривалась ими как разновидность рыночных отношений. Ряд существенных разработок в институциональную теорию с позиции теории организации и экономической истории внесли Д. Норт и Р. Фогель, которые были в 1993 г. награждены Нобелевской премией. Этой же высокой наградой был отмечен Г. Беккер за разработку теории человеческого капитала и анализ института семьи. Его «теория домохозяйства», предполагающая возрастающую роль семьи и социального сектора экономики в новых информационных условиях, оказала значительное влияние на теорию смешанной экономики и основ современной цивилизации, черты которой проявились в национальных социально-ориентированных моделях развитых стран.

Принципиальное развитие второго направления (новый институционализм) состоит в том, что в его рамках была разработана новая парадигма современной экономической теории. Дело в том, что контрапунктом неоклассики, ее центральным звеном является проблема равновесия (частичного или полного), рассматриваемая в рамках статичных моделей, предполагающих чисто количественные изменения (экономический рост или спад). Такой подход далек от реальной исторической динамики, оцениваемой с позиции качественных исторических трансформаций, описываемых в терминах эволюции и развития. Это принципиальное отличие стало квинтэссенцией теории институциональной трансформации, теории

институционального детерминизма, предполагающих существование состояний неопределенности, неравновесия и многолинейного развития.

Эти состояния описываются в теории игр - Дж. Нейман и О.Моргенштерн. В этой теории утверждается, что состояние равновесия может не существовать вообще или же

12

одновременно может существовать несколько его точек. При этом обнаруживается, что точки равновесия далеко не всегда соответствуют точкам оптимума по Парето.

Существенный вклад нового направления в становлении новой парадигмы проявился в эволюционной теории (Р. Нельсон, С. Винтер), в «теории соглашений» (Л. Тевено, О. Фавро), «институциональной компаративистики» (П. Грегор, Р. Стюарт, Я. Корнай).

Институциональная теория в целом, преодолевая сложившуюся за многие годы в экономической науке узкую дисциплинарность, связанную с ней фрагментарность, узкую функциональность, основанную на статичном равновесном анализе, становится серьезной составной частью экономической теории, в качестве мейнстрима которой она и должна выступать.

| >>
Источник: Любимцева С.В., Ермолаева М.Г., Коляго B.C., Canop A.K.. Основы институциональной экономики. Учебное пособие.. 2012

Еще по теме 1.1. Основные направления развития институционализма:

  1. HTP и основные направления ее развития
  2. Основные направления развития интеллектуальной собственности
  3. 9.2. Основные направления и темпы экономического развития
  4. Основные направления развития внешнеэкономической торговли
  5. Основные направления развития казначейских структур
  6. 2. Основные направления развития политэкономии социализма
  7. Основные направления развития теории денег
  8. Основные направления развития зернового хозяйства
  9. 13.3. Основные направления развития рыночной среды
  10. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ
  11. Глава 1 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  12. 9.2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ НТП В АГРАРНОЙ СФЕРЕ
  13. 1. 1. Основные направления развития теории государственного долга
  14. 40. Основные направления развития систем клиринга и расчетов
  15. 40. Основные направления развития систем клиринга и расчетов
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -