<<
>>

3.5. Информационное и коммуникативное поведение

Эти и другие процессы переосмысления просто необходимы и в отношении информационного и коммуникативного поведения, по­тому что измененные кооперационные отношения между участка­ми, делегированием задач и ответственностью требуют также соот­ветствующих информационных и коммуникативных структур.

Это значит, что сотрудники должны быть не только исчерпывающе и своевременно проинформированы о предстоящих мероприятиях, но и активно вовлечены в процесс принятия решений.

В качестве предпосылки для достижения успеха интегрирован­ных концепций по менеджменту необходим соответствующий диа­лог между иерархиями.

М. Аоки, Р. Шмидт, Дж. Бергманн и многие другие43 подчерки­вают, что в рамках современных организационных концепций не­редко односторонне и в ошибочном направлении прослеживается информационный менеджмент, ибо модели информационных пото­ков остаются еще слабоизученными.

На предприятиях "А", "В" и "С" недостатки в информационной политике также составляют серьезную проблему, хотя все осознают

43 Аоки М. Фирма в японской экономике. Информация, стимулирование и за­ключение сделок в японской экономике / Пер. с англ. / Науч. ред. и послесл. B.C. Катькало. СПб: Лениздат, 1995; Schmidt R. (Hrsg.). Reorganisierung und Modernisierung der industriellen Produktion; Bergmann J., Schmidt R. Industrielle Beziehungen - Institutionalisierung und Praxis unter Krisenbedingungen, 1996.

128

важность взаимного информирования. Однако невозможно быстро преодолеть устаревшие алгоритмы действий, консервативный образ мышления и поведения. Велика сила инерции и потому необходимы активные процессы обучения.

Из интервью:

«Мы должны активно заниматься вопросами коммуникации, т.е. я требую от своих людей, чтобы они добровольно и без принужде­ния все говорили, что имеет значение. Со мной точно так же: по оп­ределенным вопросам я информирую своего шефа в местечке М (где расположен головной завод) без напоминаний и говорю: "Это важно, это может иметь значение, здесь возможны изменения и т.д.", поэтому редко бывает, когда он что-нибудь спрашивает у ме­ня, а я говорю "да, я это знаю"; или когда он спрашивает: "Почему же ты мне об этом не сказал?" - Это нужно выучить, а это для неко­торых будет трудно.

Это тоже процесс, который обеспечивал суще­ствование каждого человека на Западе - все, что тебе известно, должно остаться при тебе и, по возможности, никому не рассказы­вать. Конечно, в наше время также есть вещи, будь то стратегиче­ские вопросы или еще что-то, о которых нет необходимости каждо­му рассказывать. Но я организовал информационную деятельность в своей команде так, что я откровенно говорю своим людям все, что они должны знать для своей работы, и они мне обо всем обстоятель­но докладывают (что для меня очень важно). Со временем такая форма обмена информацией хорошо прижилась» (начальник марке­тинга Восточной Европы" завода "С").

В целом можно утверждать, что информационализм пронизыва­ет любые социальные области и культурные явления.

Процессы реструктуризации - это, по большому счету, целая се­рия реформ как на уровне институтов и социокультурных форм, так и на уровне менеджмента фирм, нацеленных на решение главных за­дач: углубление рационалистической логики стремления к макси­мальной прибыли в отношениях между капиталом и трудом; повы­шение производительности труда и капитала; распределение произ­водства и рынков с овладением возможностями использования наи­более выгодных условий для получения прибыли всюду - глобали­зация, причем часто с ущербом для социальной защиты персонала.

При этом информационно-технологическая парадигма стано­вится по сути дела приоритетной. Без новой информационной тех­нологии глобальная рационализация была бы сильно ограниченной реальностью, гибкий менеджмент был бы сведен к экономии на тру­дозатратах, а новые расходы на капитальное оборудование и новые потребительские продукты оказались бы недостаточными, чтобы компенсировать в них инвестиции.

Постиндустриальное общество, давая людям образование и по­степенно организуя экономику вокруг знаний и информации, подго-

5- Россия и Германия

129

товило почву для усиления роли человеческой мысли, когда многим стали доступными новые информационные технологии.

Распростра­нение этой технологии бесконечно увеличивает ее мощь по мере то­го, как она усваивается и переопределяется ее пользователями. Но­вые информационные технологии являются не просто инструмента­ми, которые нужно применить, но процессами, которые нужно раз­рабатывать.

Отсюда следует тесная связь между социальными процессами создания и манипулирования символами - культурой общества и способностью производить и распределять продукты (товары и услуги).

Культурные, социальные и институциональные контексты, со­циальные действия решающим образом взаимодействуют с новой информационной технологической системой, что в итоге приводит к образованию специфических социальных условий, благоприятству­ющих технологической инновации, которая, в свою очередь, сама облегчает путь экономическому развитию и дальнейшей инновации. Воспроизводство таких условий есть проблема культурная, социаль­ная и институциональная, так же как и экономическая и технологи­ческая. Ее решение - это вызов в XXI веке.

Термин "информационное поведение" подчеркивает приоритет­ную роль информации в обществе. Информация в самом широком смысле, т.е. как передача знаний, имела критическую важность во всех обществах, которые были культурно и социально структуриро­ваны. Термин "информационное поведение" указывает также на ат­рибут специфической формы социальной организации, в которой благодаря новым технологическим условиям, возникающим в дан­ный исторический период, генерирование, обработка и передача ин­формации стали фундаментальными источниками для акторов - как на пути к производительности, так и к власти.

Процессы рациональной реструктуризации при этом становятся решающим фактором, ускоряющим, направляющим, формирую­щим и укореняющим новую информационно-технологическую па­радигму - в основном, в социокультурных и в социоструктурных формах - и, по контуру обратной связи, порождающим связанные с ней все новые социокультурные и социоструктурные формы.

Важно подчеркнуть, что одной из ключевых черт информацион­ного поведения и информационного общества является сетевая ло­гика его базовой структуры, что объясняет и концепцию сетевого общества, которая реализуется также и в контексте информацион­ной парадигмы.

Однако в мире, построенном вокруг информационных техноло­гий, информационного общества, информационного поведения, ин­форматизации возникает следующий парадокс: в то время как ин­формационные системы и сети увеличивают человеческие силы в рационализации, организации и интеграции, они одновременно под-

130

рывают традиционную западную концепцию индивидуалистическо­го, независимого субъекта, подрывают понятия суверенности и са­мостоятельности - понятия, которые давали идеологическую осно­ву для индивидуальной идентичности.

Эта идея в своей основе подразумевает кризис "Я", вписанного вп западную индивидуалистскую концепцию, что в итоге означает по­иск новой идентичности и новой духовности.

Отметим, что в России и бывшем Советском Союзе современ­ный поиск новой идентичности и новой духовности на базе инфор­мационных технологий во многом был связан с пониманием той со­циокультурной пустоты, которая на формальном уровне была соз­дана семьюдесятью годами навязывания исключительно идеологи­ческого единства как единственного источника смыслов.

Известно, что институты общества построены так, чтобы на­вязывать отношения власти, существующие в каждый историче­ский период, включая способы контроля, границы действий и социальные контракты, полученные в результате борьбы за власть. Информационные же технологии разрывали старые обществен­ные институты.

Символическая коммуникация между людьми и отношения меж­ду ними, опыт и власть кристаллизуются на специфических террито­риях, создавая, таким образом, культуру и коллективные идентич­ности, воплощаемые в социальных структурах.

Несмотря на парадокс индивидуальной идентичности, представ­ленный выше, существует в то же самое время потребность в по­строении нового коллективного "Я", значимо воплощающего духов­ность, информационную технологию, деловые и социальные связи, культуру и социальную структуру, что, в частности, на предприятии обычно и проявляется и реализуется на микроуровне в концепции групповой работы.

Концепции групповой работы рассматриваются в следующей главе.

При анализе взаимосвязи современных организационных кон­цепций и производственно-организационных изменений в центре внимания стоял вопрос о том, какое влияние оказывают ситуатив­ные условия и коллективы исполнителей на концептуализацию и претворение в жизнь современных производственно-организатор­ских структур.

Результаты исследований позволили сделать следующие выводы: 1. Измененные требования рынка и условия конкуренции - как внешние ситуативные факторы - воспринимаются на предприятиях как давление рынка в сторону к экономизации и гибкости производ­ства, к диверсификации и росту качества продукции.

5*

131

Предприятия, на которых мы проводили исследования, отреаги­ровали на это мероприятиями децентрализации, которые выражены в создании малых самостоятельных единиц с различной рыночной и производственной автономией (прибыль-центр, участки по образо­ванию стоимости, центры по ценообразованию, интрапренерские структуры).

Таким образом, обеспечивалось гибкое реагирование на поже­лания клиентов, на рыночные шоки, а также производство высоко­качественной продукция с наименьшими издержками.

Как для концептуализации, так и для реализации современных форм производственной организации нами были подготовлены эм­пирические данные с относительно сильной ориентацией на рацио­нализаторские образцы правильного действия. Как показывает пра­ктика, т.е. выбор и применение различных организационных моде­лей, эти рационализаторские образцы интерпретируются по-разно­му и используются в различной степени, что указывает на свободу действий производственных исполнителей.

То, что на реализацию таких организационных моделей в суще­ственной степени оказывают влияние исполнители, находит отраже­ние в различных подходах к рациональному образцу применения.

Например, в то время как на одном из исследуемых заводов реа­лизация организационных моделей происходит скорее схематично, на других предприятиях с этим вопросом обходятся более прагма­тично и достаточно органично приспосабливают организационные концепции к собственным потребностям.

2. Ориентация на рациональные образцы иногда "ломается" раз­мышлениями о специфических производственных условиях (внут­ренних ситуативных факторах).

В то время как предпочтение внедрения планов рационализа­ции по пути децентрализации и упразднения иерархий обусловле­ны, скорее всего, внешними ситуативными факторами в форме давления рынка, то причины различного оформления этих про­цессов необходимо, скорее всего, искать во внутренних производ­ственных ситуативных факторах - таких как профиль продукта, способы его изготовления, степени стандартизации производства.

В зависимости от выраженности этих параметров необходимо де­лать различия степени децентрализации, интеграции и ликвида­ции иерархий.

Чем ближе к рынку действуют созданные относительно авто­номные организационные структуры, чем больше их самостоятель­ность и ответственность за подготовку и выполнение заданий, тем масштабнее проведенные мероприятия по децентрализации и лик­видации иерархий.

Ясно также, что наряду с различиями в производственном про­филе, способах изготовления, близости к клиентам влияние на пред­почтение определенных форм децентрализации оказывают также

132 • • " " '•'•''*£

положение в концерне, стратегия концерна и роль концерна на ми­ровом рынке.

3. Если рассматривать усилия по децентрализации и вытекаю­щие отсюда формальные организационные структуры вкупе с ре­альными процессами, то можно констатировать резкое расхождение между формальной структурой и фактическим оформлением реаль­ных организационных и управленческих процессов.

Если, с одной стороны, имеются факты, свидетельствующие о том, что свобода действий в принятии решений, возникшая в резуль­тате современных организационных форм, еще используется не в полной мере, то это связывается с тем, что старый образ мышления и поведения, тяготеющий к централистским структурам, обнаружи­вает еще значительную силу инерции.

С другой стороны, всегда возможны дискурсивные творческие процессы в принятии решений в форме коллективных решений и не­формализованных контактов с персоналом - даже внутри относи­тельно консервативных организационных структур.

<< | >>
Источник: Дряхлов Н.И.. Россия и Германия. Опыт трансформаций. 2004

Еще по теме 3.5. Информационное и коммуникативное поведение:

  1. Тема 6 Коммуникативное поведение в организации
  2. Коммуникативная культура и коммуникативная профессиограмма современного специалиста
  3. Коммуникативная политика, коммуникативные сети и процессы
  4. ИЗМЕНЕНИЯ В ПОВЕДЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ ПОД ВЛИЯНИЕМ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
  5. 10.7. Коммуникативное давление
  6. Анализ коммуникативной эффективности
  7. ОЦЕНКА КОММУНИКАТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ
  8. РАЗРАБОТКА КОММУНИКАТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ
  9. ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ОТНОСИТЕЛЬНО КОММУНИКАТИВНЫХ ЭФФЕКТОВ
  10. Научение поведению и модификация поведения человека в организации
  11. Общение как коммуникативная деятельность
  12. Тема 1 Развитие коммуникативных навыков
  13. Мотивация коммуникативных процессов
  14. Самодиагностика Анкета для изучения коммуникативного минимумаруководителей организации (В. М. Снетков)
  15. Планирование коммуникативной политики
  16. Раздел III ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПОВЕДЕНИЯ АГЕНТОВ РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА А. ПОВЕДЕНИЕ АГЕНТОВ НА РЫНКЕ ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ
  17.   А — КОММУНИКАТИВНЫЕ ЗНАНИЯ И НАВЫКИ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -