<<
>>

«Периодическая система» параметров экономических систем: основные свойства. «Периодический закон»

С целью прояснения нашей гипотезы построим предельно простую модель[157] экономического пространства-времени, опуская деление на технико-экономические и социально-экономические метасистемы и сведя число параметров к 5 (n = 5): а) технологические уклады; б) способ координации; в) собственность; г) воспроизводство.

Теперь, условно обозначив параметр «технологические уклады» как параметр (а), мы можем сказать, что он варьирует по достаточно сложной шкале, опять же упрощенно отображаемой шестью укладами: (1) до-индустриальный, (2) переходный к индустриальному (ранне-индустриальный), (3) индустриальный и (4) поздне-индустриальный, (5)-(6) постиндустриальные. Обозначив параметр «способ координации» как (б), мы фиксируем, что он варьирует (мы вновь очень огрубляем проблему) по шкале (1) натуральное хозяйство, (2) генезис национальных рынков, (3) всеобщий рынок (рыночное хозяйство с господством свободной конкуренции), (4) регулируемый рынок с несовершенной конкуренцией, (5)-(6) генезис и развитие пост-рыночных механизмов координации. Соответственно, параметр «присвоение/отчуждение (собственность)» (в) будет варьировать от состояния (1) личной зависимости (внеэкономическое отчуждение) к (2) генезису формального подчинения труда капиталу (вещной зависимости), (3) реальному подчинению труда капиталу (господство отношения «наемный труд – капитал» на базе частно-капиталистического присвоения), (4) социализации капитала при господстве финансового капитала и (5)-(6) – посткапиталистическим отношениям присвоения.

Не рассматривая далее содержательно эволюцию параметра (г) воспроизводство, мы можем зафиксировать, что при такой чудовищно примитивной модели классическая капиталистическая экономическая система может быть представлена как вектор, который по параметрам (а) – (г) имеет значения (3, 3, 3, 3). Еще раз подчеркнем: выше для прояснения модели был использован упрощенный пример, далекий от конкретных реалий.

Для того чтобы перейти к более сложному виду нашей схемы, мы должны принять во внимание переходные экономические системы. При построении нашей схемы мы будем исходить из простейшей исторической периодизации, опираясь на наиболее изученную капиталистическую систему и показав возможный вид добуржуазной и гипотетической постбуржуазной экономики. Наконец, в схеме будут выделены и мутантные экономические системы[158], обоснование чему будет дано ниже.

С учетом сказанного мы должны будем несколько усложнить и стадии развития каждого из параметров, выделив не три, а шесть (включая периоды «заката систем» и переходные состояния). Сказанное позволяет предложить более сложный и, соответственно, более интересный для развития нашей гипотезы, вид «системы экономических систем» (см. схему 2).

Схема 2

элементы

системы

Господствующий технологический уклад Способ координации Присвоение / отчуждение (собственность) Воспроизводство
добуржуазные (1) доиндустриал. (1) Натурал. хозяйство, насилие (1) Внеэконом. (личная) зависимость (1) Природный (азиатский и т.п.) цикл
переходные (2) индустриализация (2) Генезис национальных рынков (2) Генезис вещн. зав-ти (формал. подч. труда капиталу) (2) Первоначальное накопление капитала
буржуазные (3) индустриал-й (3) Всеобщий рынок (3) Вещная зав-ть (реальн. подчинен. труда капиталу) (3) Бизнес-цикл
поздне-буржуазные (4)-(5) позднеинд. (фордизм), генезис постинд. (4) Регулир-й рынок с несовершен. конкуренцией (4) "Социализация" к-ла, госп-во фин. к-ла (4) Госуд. регулирование цикла
Мутантно-социалистические (1)-(4) (1), (5М), (2)

Бюрократ.

регулир. с эл-ми нат.х-ва и рынка
(1), (5М) Мутации своб. труда, гос.-кап. и внеэк. принуждение (1), (5М) "Экономика дефицита" с эл-ми нат. хоз. замкнутости
Переходные от мутантного соц-ма к кап-му (3)-(1) деиндустр-я (1), (4М)

мутации рынка с элементами нат.х-ва

(1), (3М) мутации кап-ма с элементами внеэк. прин-я (3М), (5М) мутации бизнес-цикла, пережитки "эк-ки деф-та"
переходные от капитализма к посткапитализму[159] (4)-(6) позднеинд; генезис постинд. (4)-(5) Переход от регул. рынка к пострын. регулированию (4)-(5) переход от социал. кап-ма к форм. освобождениютруда (4)-(5) программируемое устойчивое развитие
Посткапиталистичекие (6) генезис и развитие постинд. (5)-(6) пост-рыночное рег-е (5)-(6) переход от форм. к реал. освобожд.

труда

(5)-(6) переход к ноосферному типу воспроизводства

В качестве комментариев к предлагаемой ниже схеме заметим следующее.

Во-первых, как было показано выше, мы исходим из того, что в своем развитии все основные параметры экономических систем («измерения» экономического пространства-времени) развиваются по определенным законам, когда на смену аграрному, натуральному, основанному на внеэкономическом принуждении хозяйству раньше или позже приходит индустриальная, рыночная, основанная на власти капитала экономика, которая постепенно видоизменяется по мере генезиса поздне- и постиндустриальных технологий, развития механизмов сознательного регулирования рынка, социализации капитала и т. д. Соответственно, сильно упрощая диалектику развития, мы выделили ниже несколько фаз в развитии основных блоков экономических систем (уровней значений параметров; условно – от [1] до [6]).

Безусловно, самый главный вопрос, который здесь возникает, это наличие самого прогресса. Общеизвестны аргументы критиков и сторонников идеи прогрессивного развития социально-экономических систем, равно как и споры о его критериях.

Авторы в данном случае могут лишь ограничиться отсылкой к неомарксизму, где показана возможность использования этапов историко-генетического развертывания взаимосвязанных систем производительных сил и производственных отношений (и стадий развития производительной силы Человека как критерия выделения этих этапов) как основы для структуризации экономических систем[160].

Эта основа структуризации элементов экономических систем выглядит гораздо менее конкретной и четкой, нежели атомные веса в системе Менделеева, но это неслучайно. Сложность нашего предмета несравненно выше: мы рассматриваем не механические объекты, а развивающиеся социальные процессы. Кстати, и в периодической системе элементов на самом деле в основе структурирования лежит не атомный вес, а достаточно сложная совокупность взаимодействий электронных оболочек и ядер, лишь более-менее наглядно отображаемая атомными весами. Кроме того, выше мы показали, что выделяемые нами параметры структурирования экономических систем эмпирически достоверны: как мы уже писали, крайне далекие от марксизма авторы либеральных реформ в России и других постсоветских экономиках воспроизвели в своей практике предложенную нами теоретическую модель структуры экономической системы (способ координации, собственность, воспроизводство и т.п.), начав осуществлять либерализацию, приватизацию и стабилизацию…

Во-вторых, мы исходим из того, что между основными параметрами развития экономических систем есть достаточно устойчивая взаимосвязь. Так, для «классической» аграрной, основанной на ручном труде системы наиболее адекватны натуральное хозяйство и внеэкономическое принуждение (на схеме она по всем измерениям будет иметь значение [1]); для индустриальной экономики – «классический» рынок свободной конкуренции и капитал (на схеме она по всем измерениям будет иметь значение [3]), а для постиндустриальной нужны механизмы государственного регулирования и социализации экономики (на схеме она по всем измерениям будет иметь значения [4] – [5]).

Соответственно, можно выделить «классические» типы экономических систем, где достигается «идеально» возможное на данной стадии развития взаимное соответствие элементов, обеспечивающее им максимальные возможности развития (гуманитарного, технологического, экономического и т.п.).

В данном тексте мы не раскрываем и не обосновываем тезис о наличие таких оптимально-адекватных друг другу параметров «классических» состояний экономических систем. Однако на практике известно, что именно те экономические системы, где их основные элементы (блоки элементов), технико-производственные основы и институционально-политические формы были взаимоадекватны, как правило, оказывались устойчивыми центрами в рамках каждого из крупных этапов развития человечества (азиатские деспотии, метрополии классического капитализма и т.п.).

Что же касается социумов, продвигавшихся далее достигнутого «стандарта» базовых параметров (таких, например, как Древняя Греция или ренессансная Италия), то ниже мы покажем, что они были «забегающими вперед» (прогрессивными) мутациями «классических» состояний.

В-третьих, мы можем показать определенную периодичность в видоизменении элементов экономической жизни, в основе чего (если пользоваться аналогиями из химиии) должен лежать некий «периодический закон …». В рамках предлагаемой нами модели такая периодичность (при всей ее кажущейся неочевидности) на самом деле присутствует, хотя и имеет существенно другую форму, чем в химии. Последнее вполне естественно. Выше мы везде специально оговаривали: «периодическая система» в экономике и в химии имеют лишь некоторые весьма ограниченные, но любопытные, подталкивающие к новым содержательным выводам, аналогии.

Итак, в рамках экономической формации всякая система (рассматривая ее как научную абстракцию) включает повторяющийся круг параметров (элементов, измерений социально-экономического пространства). Собственно, повторим, «элемент» экономической системы нами и был определен как фиксация (это, естественно, не более чем научная абстракция сложной и текучей экономической жизни) в социально-экономическом пространстве-времени.

Эти элементы в реальной экономической жизни (и в теории ее отражающей) обладают своего рода «избирательным сродством» (и это уже категории не столько химии, сколько «Науки Логики» Гегеля, замечательно затем обыгранные в романе Гете) и вследствие «взаимного притяжения» (взаимоадекватности их социально-экономических свойств) соединяются в определенные группы (системы). Каждая из таких систем, естественно, не просто состоит из группы элементов, но и имеет системное качество. При этом определенные координаты социально-экономического пространства-времени (они были описаны нами выше и включают способ координации, отношения присвоения/отчуждения и т.п.) задают определенные виды элементов. По аналогии с химией мы можем сказать, что подобно тому, как в этой сфере существуют, например, определенные виды газов или металлов, в экономике существуют определенные исторические типы элементов. В экономике это элементы, обладающие не формально-общей чертой, а реальным историческим единством («избирательное сродство»), как, например, доиндустриальное производство, натуральное хозяйство, присвоение, основанное на личной зависимости, соответствующим им типы воспроизводства, распределения доходов, институтов и т.п.

Развертывание полного ряда таких взаимоадекватных элементов и дает экономическую систему. Когда по мере социально-экономического прогресса система достигает своей целостности (вбирает все необходимые элементы), то дальнейшее развитие, в частности, рост производительной силы («увеличение атомного веса») ведет к генезису новых элементов, но обладающих уже другими свойствами, объединяющихся (опять же на основе «избирательного сродства») в новый вид – новую экономическую систему (в приведенном выше примере это будет переход к индустриальному производству, всеобщности рынка, господству капитала и т.п.

Итак, развертывание полного ряда взаимоадекватных элементов приводит к образованию экономической системы, которая по мере прогресса сменяется новым рядом развертывающихся элементов и так далее, что и обеспечивает периодическую смену экономических систем (групп элементов экономической жизни, как бы «повторяющих», но на новом уровне, все ту же структуру – способ координации, отношения присвоения и т.п.[161]) Естественно, эта смена систем будет идти в реальной истории долго и противоречиво, включая образование переходных состояний, прогрессивные и регрессивные мутации и т.п. – но об этом ниже[162].

Следовательно, рассматривая абстрактную модель развития экономических систем (мы говорим в данном случае прежде всего о логике генезиса и развития элементов), можно зафиксировать определенную периодичность: возникновение некоторого способа координации (например, натурального хозяйства) оказывается взаимосвязано с развитием внеэкономического присвоения (отчуждения), рентного распределения дохода и «кругового» экстенсивного воспроизводства; пройдя этот круг, экономика поднимается на новый уровень, по спирали (периодически), диалектически, «повторяя» те же параметры экономической жизни (способ координации, присвоение/отчуждение и т.п.), но на новом уровне: генезис рынка как формы товарных отношений, капитала и наемного труда, прибыли и зарплаты, бизнес-цикла и т.д.

При этом взаимосвязь элементов в таблице просматривается как «по горизонтали» (в рамках каждой исторически определенной социально-экономической системы взаимоадекватны способ координации, отношения присвоения, распределения и т.п.), так и «по вертикали» (существует историко-логическая субординация способов координации – натуральное хозяйство, рынок, пострыночные механизмы, – типов присвоения/отчуждения – внеэкономический, основанный на капитале, посткапиталистический и т.п.).

Тем самым мы, в качестве гипотезы, можем выделить «периодический закон» развития экономических систем:

· социально-экономическое развитие является совокупностью периодически сменяющих друг друга экономических систем;

· оно проходит через периодически повторяющиеся (по спирали, с обретением нового качества) этапы (генезиса, классического состояния, заката, включая переходные состояния, мутации и т.п.);

· каждая система включает определенные структурные (опять же периодически повторяющиеся с обретением нового качества на каждом витке спирали) элементы (параметры), а именно: способ координации, отношения собственности, воспроизводства и т.п.;

· последние взаимосвязаны между собой (1) внутри каждой из систем (например, натуральное хозяйство и личная зависимость, опирающиеся на доиндустриальный технологический базис) и (2) как этапы развития определенного параметра (например, натуральное хозяйство, рынок и т.п. как этапы историко-логического развития такого параметра, как способ координации).

В-четвертых, предлагаемая модель «периодической системы» позволяет выделить, как мы отметили выше (пообещав в дальнейшем раскрыть этот тезис), не только относительно «чистые», «классические» типы систем с взаимоадекватностью всех основных элементов (они будут иметь одинаковые по всем параметрам, «измерениям» уровни развития и, соответственно, в нашей условной схеме одинаковые значения; например, как мы уже писали, для классического индустриального капитализма это будет совокупность троек), но и отклонения от этого «чистого» вида. Такие отклонения мы будем называть «мутациями» экономического развития и, соответственно, мы сможем выделить «мутантные» экономические системы. Скажем, отклонение одного-двух из параметров от господствующих на 1 и более пунктов (доиндустриальный базис рынка и капитала, например), скорее всего, приведет к вырождению, мутированию последних. Так же переходным, неустойчивым, мутантным скорее всего окажется социум с массовым использованием наемного труда на базе ручной техники и натурально-латифундистского хозяйства – такие мутации возникали, например, в Древнем Египте.

Гипотеза мутаций экономических систем в силу ее принципиальной значимости требует особых комментариев (собственно возможность выделения относительно «чистых» и «мутантных» типов экономик является одним из наиболее любопытных следствий предлагаемой гипотезы «периодической системы элементов» в экономике).

Начнем с простейшего следствия предложенной гипотезы мутаций: последние могут быть как прогрессивными, так и регрессивными.

В первом случае – прогрессивных мутаций – речь может идти о своеобразном «забегании вперед» некоторых компонентов системы по отношению к господствующему состоянию социально-экономического пространства-времени (например, характерные для ренессансной Италии попытки развития рынка и капитала в доиндустриальной и в целом позднефеодальной Европе или даже Древней Греции периода Перикла). Эти попытки «забегания вперед», как правило, приводят к видоизменению (мутированию) «чрезмерно прогрессивных» элементов, их вырождению, что, как правило, оказывается связано с весьма негативными последствиями следующего затем (по принципу «маятника») регресса (реставрация феодализма и расчленение Италии, порабощение и кризис античных полисов и т.п.). Однако эти «прорывы» в будущее при всех их возможных негативных последствиях очень многое дают человечеству (не будем утомлять читателя перечнем достижений Ренессанса или Античности), особенно в том, что касается формирования культурной модели будущего (например, модели демократии и рыночной экономики в наших примерах).

По-видимому, можно предположить, что и попытки прорыва к посткапиталистической экономике и обществу, предпринятые в СССР и других странах «мировой социалистической системы», могут быть расценены как своего рода мутации социалистического строительства[163] (а что до ГУЛагов, то и Италия 14-16 веков была пространством самой чудовищной инквизиции и постоянных гражданских и междуусобных войн).

Соответственно противоположный вариант – регрессивные мутации – оказывается связан с консервацией отсталых (по отношению к достигнутому уровню экономического развития) экономических отношений (пример – сохранение позднефеодальных отношений в России вплоть до середины 19 века, а их пережитков – еще и в 20-м, и, как следствие, формирование «военно-феодального империализма» – крайне противоречивой, неустойчивой, «мутантной» системы, неслучайно ставшей родиной Октябрьской революции).

В-пятых, мы должны задать себе и самый сложный вопрос: можно ли реализовать прогностическую функцию периодической системы, или хотя бы лучше упорядочить с ее помощью прошлое?

На последний вопрос мы выше постарались дать положительный ответ, показав способ систематизации и даже некоторой формализации структуры экономических систем (характерные для определенного уровня развития основных параметров «классические» и переходные состояния, а так же прогрессивные и регрессивные мутации разных видов этих систем).

Предложенная выше методология позволяет также предположить, какими свойствами должны обладать некоторые плохо изученные экономические системы прошлого. Для этого мы сможем воспользоваться определенной «канвой» (представлениями о структуре элементов), поставив достаточно детальную систему вопросов: как был устроен способ координации, отношения собственности, распределения дохода и т.п.

Ответив на них, можно сделать следующий шаг и использовать методологию выделения классических состояний и прогрессивных и регрессивных мутаций экономических систем. Исходя из сравнения реальных ее черт с ожидаемыми свойствами ее элементов, можно предположить, к какому классу (типу) относится та или иная конкретная историческая система[164]. При этом, естественно, мы должны сверять теорию с практикой на каждом шагу, при каждом несоответствии задавая себе вопросы, где ошибка: то ли теорию (периодическую систему) надо уточнять, то ли (напомним, таблица Менделеева позволяла корректировать неправильно определенные атомные веса элементов) историки не выяснили всех фактов или неверно их интерпретировали (например, в случае с «реальным социализмом»: теоретически в СССР мы должны были бы иметь мутант ранней посткапиталистической системы, а официальная историческая наука нам показывала «чистые» формы развитого социализма и строительства коммунизма).

Продолжая наши комментарии, заметим, что предлагаемая система позволяет более строго определить и место «реального социализма». Как уже было замечено, предлагаемая нами модель позволяет его квалифицировать как опережающую мутацию некоторой, пока еще не известной, но прогнозируемой посткапиталистической и даже шире – постэкономической системы, а так же, во-вторых, обрисовать контуры ее основных параметров. Подобно тому, как Менделеев сумел предсказать появление новых элементов с определенными атомными весами и некоторыми прогнозируемыми свойствами, мы (продолжая марксистскую традицию) можем предсказать, что классический вид следующей [пост]-экономической системы будет иметь следующие параметры.

Уровень развития производительной силы человека в этой системе (ее «атомный вес») будет характеризоваться доминированием творческой деятельности (это ключевая черта труда в постиндустриальной макротехнологической системе), пострыночный способ координации должен быть адекватен распределению такой деятельности по «отраслям» креатосферы (сферы со-творчества), человек в этой системе должен быть неотчужден от культурных благ как «средств производства» творческого процесса, ценности и мотивации будут связаны с самореализацией и развитием личности. Рождение таких параметров – уже не область футурологии, но реальные тенденции, развивающиеся в недрах позднего (естественно-мутирующего – в нашей терминологии) капитализма[165].

При этом, однако, всегда следует помнить, что общество (частью которого является та или иная экономическая система) – это образование качественно более сложное, нежели элементы и вещества, и здесь всякая теоретическая схема (будь то модель лечения экономики при помощи либеральной шоковой терапии или предлагаемая периодическая система элементов) должна применяться весьма осторожно, как гипотеза, но не догма.

* * *

Завершить размышления по поводу представленной выше модели «периодической системы» хотелось бы некоторой самокритикой, указанием на то, что нам самим кажется слабыми местами:

Прежде всего, выше элементы систем были очерчены довольно грубо (как если бы Менделеев выделил не химические элементы, а их группы – щелочные металлы, галогены, инертные газы…). Но это, в общем-то, вполне разрешимая и, более того, частично уже решенная авторами проблема: в своей книге по сравнительному анализу переходных экономик мы предложили гораздо более детальную, эмпирически достоверную структуру.

Как мы уже отметили, в этом тексте не прописаны четко (критериально) взаимосвязи элементов – почему один определяет другой: почему купля-продажа рабочей силы порождает промышленный цикл? почему крепостная зависимость порождает ренту? Но, как уже было замечено, мы, во-первых, утверждаем только то, что на основе метода историко-генетического развертывания системы производственных отношений можно построить такое обоснование для каждого из классических типов экономических систем. Кроме того, выделение именно таких типов «классических» состояний различных экономик – не наша заслуга; эта работа (и обоснование правомерности таких выводов) уже проделана в науке. Наконец, мы показываем, это реальные экономические системы в большинстве случаев не только могут, но и должны отклоняться от «классических образцов»[166].

После этих комментариев к «периодической системе» экономики мы можем предложить попытку более сложной модели периодической системы элементов экономической жизни.

<< | >>
Источник: А.В.Бузгалин, А.И.Колганов. Пределы капитала: методология и онтология Реактуализация классической философии и политической экономии (избранные тексты). 2009

Еще по теме «Периодическая система» параметров экономических систем: основные свойства. «Периодический закон»:

  1. Гипотеза “периодической системы параметров”: некоторые свойства n-мерного экономического пространства-времени
  2. 3.1. Экономика: «периодическая система» элементов (к вопросу о структуризации и типологизации экономических систем)
  3. Глава 10 Периодическая система инвестиций
  4. К проблеме формализации модели «периодической системы»
  5. 1.4. Основные параметры анализа экономических систем
  6. 3. Периодическая печать
  7. 39.7. ФУНКЦИЯ «ПЕРИОДИЧЕСКИЙ ВЗНОС НА НАКОПЛЕНИЕ ФОНДА»
  8. Периодическая информация на компакт-дисках
  9. Определение и характеристики основных свойств систем
  10. Туган-Барановский М. И.. Периодические промышленные кризисы. - М., 1999
  11. 39.5. ФУНКЦИЯ «ПЕРИОДИЧЕСКИЙ ВЗНОС НА ПОГАШЕНИЕ КРЕДИТА»
  12. Монографии, учебники, периодические издания
  13. 4.13. Периодическая таблица трейдера (по Вайнштайну)
  14. Статьи и материалы периодической печати
  15. 3. Статьи в научных сборниках и периодической печати
  16. ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ ГУДВИЛЛА НА ОБЕСЦЕНЕНИЕ
  17. Приложение 6. Метод периодического опроса банкиров.
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -