<<
>>

Кризис командной экономики.

Рассмотренные выше черты в их наиболее полном выражении были присущи советской экономике образца 30-50-х годов. Возникнув в экстремальной ситуации, антикапиталистически-тоталитарная экономика выполнила ряд жизненно важных функций и в значительной мере способствовала выживанию государства, но, достигнув объективно возможного предела своего развития, она стала воспроизводить экстремальную ситуацию в качестве условия своего собственного существования, подвергая тем самым прямой опасности все общество.
В рамках тоталитарного социума деформируется и ограничивается развитие научного знания, что особенно явно обнаружилось в последней трети прошлого столетия, когда значительно усилились тенденции превращения науки в непосредственную производительную силу23. В условиях начавшейся научно-технической революции неэффективность командного хозяйства, его невосприимчивость к научно-техническим нововведениям, затратный характер стали проявляться все более ощутимо. Выяснилось, что технологическую революцию нельзя осуществить по приказу. Развитие же компьютерных технологий в 70-е - 80-е годы делало все более сложным поддержание военного паритета; наметилась тенденция отставания от развитых стран в гонке вооружений, особенно космических. Разрыв в уровне производительности труда и, в целом, эффективности хозяйства требовал для производства аналогичных по количеству и качеству видов вооружений значительно больших затрат массы труда и других ресурсов, что, в свою очередь, вело к углублению диспропорций между I и II подразделениями и к дальнейшему отставанию в уровне жизни. Происшедшее после 2-й мировой войны расширение международных контактов, рост информации о зарубежном образе жизни, возросшие возможности сравнения и самостоятельного осмысления происходящих в мире процессов способствовали расшатыванию идеологических устоев тоталитарного режима. С середины 50-х годов начинаются попытки его совершенствования, выразившиеся первоначально в смягчении наиболее жестоких форм принуждения.
Существенному ограничению была подвергнута система принудительного труда, расширились экономические и политические права колхозников. В 60-е годы в СССР предпринималась попытка хозяйственной реформы, в ходе которой предполагалось значительно повысить роль товарно-денежных отношений, экономических стимулов, обеспечить хозяйственную самостоятельность производственных единиц при одновременном преодолении бюрократизации и формализации управления и планирования. В случае реализации предполагавшихся преобразований стал бы возможен, как представляется ныне, выход на качественно новый цивилизационный уровень, характеризующийся трансформацией антикапиталистического общества в посткапиталистическое, что вновь придало бы существовавшей в Советском Союзе социальной системе качества "точки роста" мировой цивилизации. Однако вскоре реформа была свернута, так как она противоречила оставшемуся в неприкосновенности системному качеству командной экономики и, прежде всего, отношениям фактической собственности номенклатурной бюрократии на национальное богатство. Более того, в результате неудавшейся реформы позиции фактических собственников окрепли, так как ослабление тоталитарного характера политической власти расширило для них возможности присвоения прибавочного продукта. Однако данное укрепление позиций собственников происходило в рамках социально-экономической системы, находящейся в состоянии прогрессирующего кризиса. Множились симптомы неэффективности форм хозяйствования и их несоответствия объективным тенденциям развития мировой экономической цивилизации, естественным закономерностям ее функционирования. К концу 80-х годов отставание в гонке компьютерно-космических вооружений приобрело угрожающий характер; не менее угрожающим становился разрыв в образе и уровне жизни, который в странах командной экономики, на фоне "потребительского общества" зарубежного мира представлялся относительно все более нищенским и примитивным. Глубокие и всеобъемлющие народнохозяйственные диспропорции, усугубляемые бюрократическим псевдопланированием и расточительным потреблением ресурсов, породили состояние перманентного дефицита производительных и потребительских благ воспроизводственная система окончательно сформировалась как "экономика дефицита".
В течение предшествующих десятилетий дефицитность объяснялась как следствие чрезвычайных обстоятельств (войн, разрухи, враждебности внешнего окружения и т.д.) - и это, в значительной степени, соответствовало действительности; но к концу 80-х годов стало очевидно, что главная причина - в другом, а именно - в неэффективности экономической системы. Ряд стран, начинавших свое развитие после 2-й мировой войны в не менее сложных условиях, но пошедших по пути формирования рыночной экономики, достиг к данному периоду гораздо более высоких уровней производства и потребления. Важное значение для осознания тупиковости дальнейшего движения в рамках командно-бюрократического хозяйствования сыграло возникновение так называемого "социалистического лагеря" и в его рамках - страновой вариантности развития экономики на основе однотипных принципов командности. Общие пороки этих принципов сказались на всех континентах и во всех странах, где они были реализованы, несмотря на любые исторические, региональные и национальные особенности. Преодолеть эти пороки не удалось ни в ходе многочисленных половинчатых реформ, ни посредством ограниченного развития частной собственности и товарно-денежных отношений (в соответствии с концепцией "рыночного социализма"). Наиболее наглядно сравнительная неэффективность командной экономики демонстрировалась в странах, внутренне разделенных по блоковому принципу (Восточная и Западная Германия, Северная и Южная Корея, материковый Китай и Тайвань)24. В полной мере выявились последствия волюнтаристского пренебрежения объективностью закономерностей социально-экономического развития, и, в частности, объективностью формирования отношений собственности, первичности базисных структур соотносительно с надстроечными. Преждевременная надстроечная "ликвидация" отношений частной собственности отнюдь не привела к действительному исчезновению соответствующих элементов базиса; частная собственность "встала на дыбы" и нашла иные формы реализации. Двумя основными вариантами последних явились, во-первых, тенденция воспроизводства частной собственности на номенклатурные должности ("бюрократия имеет в своем обладании государство...
это есть ее частная собственность"25); во-вторых - развитие под вывеской "общественной собственности" различных форм частнохозяйственной деятельности. Обусловленная формальной "антикапитализацией" социально-историческая инверсия, отмечавшаяся выше, имела одним из своих результатов тот парадоксальный факт, что в обществе, ставившем своей целью достижение социальной однородности, степень экономической дифференциации оказалась (еще задолго до попыток его радикального реформирования) выше, чем в странах "традиционного" капитализма. Частное хозяйство, функционировавшее в рамках тоталитарно-государственных экономических структур, достигло к 80-м годам такого уровня развития, которому уже не соответствовали эти рамки; начинается их разрушение "изнутри". Материальные и финансовые ресурсы, накопленные в руках персонифицировавших частную собственность номенклатурных чиновников и дельцов теневой экономики, стали использоваться для организации политических потрясений в целях ликвидации прежних форм государственного регулирования, контроля и ограничения движения доходов. Фактические собственники стремились к юридическому закреплению своего статуса26. Разрушение механизмов государственной власти выступало как средство достижения, прежде всего, экономических целей,; происходило, таким образом, внутреннее самоотрицание, саморазрушение тоталитарно-бюрократической экономики современного типа, при том, что само ее возникновение явилось одной из форм самоотрицания капитализма. В 80-е годы необходимость отказа от командно-бюрократической организации экономики стала абсолютно очевидной; осознание этой необходимости приобрело всеобщий характер. Несмотря на претензии псевдосоциализма оценивать себя как "самый прогрессивный строй", дальнейшие посткапиталистические тенденции и действительные "точки роста" мировой цивилизации локализовались вне его рамок, и понимание этого стало фактом массового сознания во всем мире. Окончательно выявилась природа современного тоталитарного общества как негативно-формальной, ложной альтернативы капитализму, как тупиковой ветви на пути объективно-необходимого преодоления антагонизма собственности и труда, действительно присущего капиталистическому обществу. ("... Социализм мы не построили, в условиях социалистического общества еще не жили. Иначе мы должны будем признать, что социалистическим может называться общество, в котором не решена проблема продовольствия, не решена жилищная проблема, в котором отсутствуют демократические институты правового государства. Не может быть признано социалистическим общество, в котором трудящиеся отчуждены, отделены от собственности, от экономической и политической власти"27. Вместе с тем, нельзя отрицать, что существовали "деформированные ростки социализма, ослабленные бюрократическим подавлением демократического коллективизма и отказом от использования наиболее прогрессивных экономических форм капитализма"28.)
<< | >>
Источник: Н.Д. ЕЛЕЦКИЙ. ОСНОВЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ Учебное пособие для экономических вузов и специальностей. 2008

Еще по теме Кризис командной экономики.:

  1. Типология современных экономических систем. Традиционная экономика. Классический капитализм. Административно-командная экономика. Смешанная экономика
  2. 12.3. Возникновение административно-командной системы и причины ее кризиса
  3. 1. Причины краха командно-административной экономики. Основные черты и закономерности переходной экономики
  4. ПЕРЕХОД КАК ЭТАП ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ. КРИЗИС АДМИНИСТРАТИВНО' КОМАНДНОЙ СИСТЕМЫ
  5. Командная экономика
  6. Производительные силы командной экономики.
  7. Лекция № 7 КОНСТИТУЦИИ КОМАНДНОЙ ЭКОНОМИКИ И РЫНКА
  8. Командно-административная и рыночная экономика
  9. 7.1. Конституция командной экономики
  10. Командный подход к экономике
  11. 23.3.1. Домашнее хозяйство в командной экономике
  12. 18.2.1. Предприятие, действующее в командной экономике
  13. 9.2.3. Модель командно-административного управления экономикой
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -