<<
>>

В. Ульянов-Ленин: первенство политики над экономикой


«Марксизм-ленинизм». В. И. Ульянов, получивший некоторую известность в России начала XX в. как эконо- мист-«неомарксист» Вл. Ильин — автор книги «Развитие капитализма в России» — гораздо более стал известен под другим своим псевдонимом «Н.
Ленин» — как политик с кредо «дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию» (книга «Что делать?», 1902). Ульянов-Ленин категорически отрицал «ревизионизм» (т.е. прямое выражение несогласий с философскими и экономическими основами марксизма) в любых его проявлениях, приняв в теории кредо «учение Маркса всесильно, потому что оно верно». После Октябрьского переворота в России, поставившего Ленина во главе правительства, эти слова были подкреплены административным ресурсом власти, провозглашенной «диктатурой пролетариата». Еще при жизни «вождя мирового пролетариата» его соратники по взявшей власть партии большевиков охотно прибегали к понятию «ленинизм». После смерти Ленина его имя надолго срослось с марксизмом в идеологический канон международного коммунистического движения и «первого в мире социалистического государства», направляемого руководством созданной Лениным партии РКП (б) — ВКП (б) — КПСС.
Учение об империализме как высшей и последней стадии капитализма, при которой происходит «подрыв товарного производства» и создаются «материальные предпосылки» для «планомерности», логически полностью укладывалось

в усвоенное смолоду Лениным представление о социализме как «уничтожении товарного хозяйства». Это представление запечатлелось и в главной ленинской работе 1917 г. «Государство и революция», и в декретах Советской власти, и в партийной Программе, принятой в 1919 г., и в сочинениях тех ближайших соратников председателя Советского правительства, которые считались наиболее образованными «марксистами-экономистами» (Н. Бухарин, Е. Преображенский, Н. Осинский, Ю. Ларин и др.).
Политика первых лет Советской власти получила наименование «военного коммунизма». Термин был введен А. Богдановым, указывавшим на «атмосферу миража, в которой мрачные прообразы социализма принимаются за его осуществление», и на нереальность достижения планомерности, пока не выработана «всеобщая организационная наука». Ленин разругал работы Богданова, при этом заявив (на I Всероссийском съезде советов народного хозяйства в мае 1918 г.), что «не знает» ни одного сочинения о социалистическом обществе, «где бы указывалось на ту конкретную практическую трудность, которая встанет перед взявшим власть рабочим классом, когда он задастся задачей превратить всю сумму накопленного капитализмом богатейшего... запаса культуры, и знаний, и техники — превратить все это из орудия капитализма в орудие социализма» (Богданов акцентировал именно эту трудность).
Большинство европейской социал-демократии во главе с «ренегатом» К. Каутским отрицало возможность осуществления социализма в России, исходя из общего марксистского положения о соответствии производственных отношений уровню производительных сил. Ленин отвечал на это, что «политика не может не иметь первенства над экономикой».
Модель «единой конторы-фабрики». Национализация (вооруженным путем) крупной промышленности, транспорта, банков и внешней торговли должна была стать основой предсказанного Лениным превращения «высокотехнически оборудованного механизма, который вполне могут пустить в ход сами объединенные рабочие», в общество-кон- тору-фабрику «с равенством труда и равенством оплаты».
Н. Осинский, первый председатель ВСНХ (Высшего совета народного хозяйства), считал, что при социализме «вообще не должно быть отдельных предприятий, хотя бы и государственных; есть только технические производственные единицы, частицы единого общественного хозяйства». Попытка создания жесткой вертикали ВСНХ — отраслевые «главки» и «центры» — национализированные предприятия рассматривалась как «наполнение пролетарским классовым содержанием» организационных форм военно-государственного капитализма, «знатоком» которых слыл Ю. Ларин (председатель Комитета хозяйственной политики ВСНХ). Программа партии нацеливала на неуклонную замену торговли «планомерным, организованным в общегосударственном масштабе распределением продуктов» и беспощадную борьбу со спекуляцией; перспективу превращения национализированного банковского аппарата в «центральную бухгалтерию»; проведение мер, подготовляющих уничтожение денег. Председатель президиума Социалистической академии Е. Преображенский выражал удовлетворение развалом денежной системы, который довершили большевики не без пользы для своей победы в гражданской войне.
Однако Ленину пришлось довольно быстро скорректировать позицию по вопросу о том, кто и за какую плату будет осуществлять сознательно поддерживаемую (?) «пропорциональность». Предреволюционная формула об «уничтожении армии, полиции, чиновничества» была позабыта в развернувшейся деятельности таких знаковых для новой власти фигур, как Л. Троцкий (Реввоенсовет), Ф. Дзержинский (ВЧК), И. Сталин (партийно-государственный аппарат). Пришлось скоро отказаться и от формулы «не выше зарплаты хорошего рабочего», чтобы привлечь кадры специалистов для военного и хозяйственного строительства.
«Разверстка» производительных сил. Подчеркивая значение «крупнокапиталистической техники, построенной по последнему слову новейшей науки», и высокой производительности труда для «победы нового общественного строя», Ленин как глава правительства «перетянул» на сторону Советской власти созданную старым режимом Комиссию по естественным производительным силам России (КЕПС) и поощрял разработки по научной организации труда (НОТ). Однако главное значение среди первоочередных научно-технических задач социализма Ленин придавал электрификации, выдвинув знаменитую формулу «коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны».
Об электричестве как основе социалистических производительных сил писали уже Маркс и Энгельс, затем Бал- лод в своем «Государстве будущего» и Богданов в своих экономических учебниках. По-видимому, было не случайно наличие целой «ячейки» марксистов среди выдающихся электроэнергетиков России. В их числе: ближайший друг Ленина Г. М. Кржижановский, основатель энергосистемы Москвы Р. Э. Классон, генеральный представитель фирмы «Сименс» (а перед тем — руководитель военно-технической группы РСДРП) Л. Б. Красин. Возвращение Красина в партию большевиков сделало реальным привлечение к плану государственной электрификации России (ГОЭЛРО) и широкого корпуса внепартийных инженеров, в том числе тех, кто был изначально враждебен Советской власти, как, например, автор плана электрификации Центральной России (1918) К. А. Круг. Наконец, Красин познакомил Ленина с книгой крупнейшего инженера-теплотехника В. И. Гриневецкого (1861—1919) «Послевоенные перспективы русской промышленности» (1918), излагавшей подкрепленный технико-экономическими расчетами план электрификации в связи со структурным и региональным преобразованием российского народного хозяйства в целом.
Гриневецкий, противник марксизма, хотел бы видеть скоропреходящее зло в правительстве большевиков, но невольно оставил им в наследство трактат — руководство к действию. С важной поправкой: Гриневецкий рассчитывал на восстановление «нормальных» рыночных связей и иностранные капиталы. «Практический план кампании по электрификации», выдвинутый Лениным, предполагал строительство новых производственных отношений на основе энтузиазма и принуждения. Ленин рассчитывал увлечь инженеров и массы населения грандиозностью задачи. Но одновременно сформулировал принципы разверстки производительных сил:
«1) в каждом уезде создать срочно не менее одной электрической станции; обязать этот центр сделать центром обучения, лекций, демонстраций и пр. и провести через эти курсы все население (начав с молодежи или по волостям и т.д.); разверстать тотчас среди населения то, что можно сейчас начать готовить (меди надо 21 /2 млн пуд. — разверстаем тотчас 25 млн пуд., пусть собирают добровольно колокола, ручки и проч.; затем столбы и т.д.); начать подготовительные земляные работы тотчас и разверстать их по уездам; мобилизовать всех без изъятия инженеров, электротехников, всех кончивших физико-математический факультет и пр. Обязанность: в неделю не менее 2 (4?) лекций, обучить не менее 10 (50?) человек электричеству. Исполнишь — премия. Не исполнишь — тюрьма».
Последний пункт выражает представления о роли «пролетарского внеэкономического принуждения», которые систематизировал Н. Бухарин в одобренной Лениным книге «Экономика переходного периода» — главном теоретическом трактате большевиков периода «военного коммунизма».
«Коренная перемена» в концепции социализма. Признание крупной электрифицированной промышленности «единственной базой социалистического общества» и жесточайший «якобинский» характер российской «диктатуры пролетариата» не вытеснили из поля зрения Ленина факта необходимости «ужиться» с крестьянской массой мелких товаропроизводителей. Мятежи против «военного коммунизма», за которыми стояло желание крестьян свободно распоряжаться выращенной продукцией, подтолкнули к провозглашению новой экономической политики. Она означала признание невозможности «непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране». Ленин торопился по-новому определить ориентиры: «развязать стихию рынка, чтобы затем обуздать ее планом»; «не запретить или запереть развитие капитализма, а направить его в русло» государственного капитализма, привлекая торговцев-комиссионеров, сдавая в аренду госпредприятия или земельные (лесные) угодья; «лично заинтересовать» работников предприятий госпромышленности через хозяйственный расчет; осваивать «коммерческие начала и искусство торговать».
Сформулировав главную задачу НЭПа как «смычку» сохранившихся за государством «командных высот» с мелкособственнической, мелкобуржуазной стихией через торговлю, Ленин определил НЭП как «тип экономических отношений, который вверху имеет вид блока пролетарской государственной власти с иностранным капиталистом для свободного оборота с крестьянством внизу». Налажи

вание связи с крестьянской деревней и с мировым рынком потребовало от большевиков проведения денежной реформы 1922—1924 гг., завершенной уже после смерти Ленина и обеспечившей устойчивую валюту — советский червонец.
Но НЭП был прежде всего политическим маневром и компромиссом, отягощенным грузом непроясненных теоретических вопросов и постоянно возникающих новых практических проблем. На практике разворот к надеждам (подобным тем, что были у инженера Гриневецкого) на концессии и импорт капиталов столкнулся с нежеланием западных политиков и бизнесменов кредитовать план ГОЭЛРО и инвестировать в советское хозяйство. Внедрение хозрасчета — с кризисом сбыта при недостатке товаров. Отношения с крестьянином-хлеботорговцем — с кризисом хлебозаготовок. Переоценка «военного коммунизма» — с заявлениями критиков режима о несовместимости вообще социалистического строя с рациональным хозяйствованием. Наиболее заядлых из экономистов — критиков социалистической доктрины по распоряжению Ленина выслали из Советской России. Для экономистов, ставших советскими — будь то члены партии большевиков, выходцы из других партий или просто «спецы» (специалисты-немарксисты), — осталась загадка предсмертных слов Ленина о «коренной перемене всей нашей прежней точки зрения на социализм». Они давали повод как минимум для трех версий: отказа от «уничтожения товарного хозяйства» не только для переходной стадии, но и для зрелого («цельного») социализма; принятия, с поправкой на диктатуру пролетариата, идеала «кооперативного социализма» («достигнуть через НЭП участия в кооперации поголовно всего населения»); признания неоправданности прежних надежд на пролетарскую революцию в «передовых» западных странах и установки на строительство самых «передовых» («социалистических») производственных отношений в одной стране с далеко не передовым уровнем производительных сил.
Главным по значимости для руководства партии большевиков после смерти Ленина стал вопрос о возможности победы социализма в одной стране, нависший политической тучей над экономическими дискуссиями. 
<< | >>
Источник: Гловели Г. Д.. История экономических учений : учеб, пособие для бакалавров. 2013

Еще по теме В. Ульянов-Ленин: первенство политики над экономикой:

  1. 5  Контроль над некоторыми аспектами маркетинговой политики
  2. Глава шестая Падение промышленного первенства Англии
  3. Учение В. Ульянова-Ленина об империализме как высшей стадии капитализма
  4. Ленин contra Маркс
  5. Учение В. И. Ленина о вывозе капитала и международном кредите
  6. Внутреннее и внешнее равновесие как цели стабилизационной политики в открытой экономике. Влияние денежно-кредитной и фискальной политики на состояние платежного баланса страны
  7. Тема 12. ГОСУДАРСТВО В НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ. ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БЮДЖЕТ. ДЕНЬГИ И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
  8. Определение приоритетов государственной промышленной политики, направленной на повышение уровня              международной              конкурентоспособности национальной экономики РФ Концепция промышленной политики РФ, предложенная П. Фишером
  9. Кредитная политика государства и коммерческих банков в фазе подъема национальной экономики. Факторы, способствующие изменению кредитной политики государства в фазе подъема национальной экономики
  10. 14.1 .Фискальная политика и ее роль в стабилизации экономики. Виды фискальной политики
  11. Государство и экономика. Экономическая политика государства. Типы, формы, основные направления и методы экономической политики
  12. 14.5. Политика экономики предложения
  13. Часть IV ЭКОНОМИКА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
  14. Влияние экономики на политику
  15. 9.4 Воздействие монетарной политики на экономику
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -