<<
>>

Место проблемы роста в предшествующей истории экономической мысли

После того как применение антикризисной кейнсианской «рецептуры» позволило достигнуть стабилизирующего эффекта, задачи макроэкономической политики и макроэкономической мысли были дополнены динамическим измерением.

Перемещение проблемы экономического равновесия в область динамики потребовало соответствующей динамизации экономической теории — разработки моделей долговременного экономического роста и его факторов.

«Стагнационисты» и «прогрессисты». До середины XX в. категория экономического роста, так же как не отделявшееся тогда от нее понятие экономического развития, оставалась неразработанной. А. Смит, указав на разделение труда, бережливость, широту рынков и накопление капитала как на факторы роста национального богатства, придавал большое значение влиянию природных условий и распределения собственности на эти факторы. Мальтус, Джеймс Милль и Рикардо из природных условий оставили два — биологический закон размножения и убывающее плодородие почвы. Фатальная убывающая отдача земли в ответ на усилия труда и приложение капитала для необходимого увеличения запаса продовольствия предопределяет падение нормы прибыли, «железный закон заработной платы» и неизбежный рост земельной ренты. Никакое технологическое совершенствование или социальное преобразование, по мнению этих авторов-«пессимистов», не сулило выхода из порочного круга все менее успешной борьбы за хлеб на

сущный. Дж. Ст. Милль скорректировал эту позицию тем, что представил переход к будущему «стационарному состоянию» экономики как плавный процесс, обеспечивающий необходимую адаптацию институтов; но и он остался «стагнационистом».

«Стагнационистам» противостояли «прогрессисты» вроде Ф. Листа с его примитивной стадиальной схемой экономического прогресса и Г. Кэри, опровергавшего ри- кардо-мальтусовский «пессимизм» тем, что при освоении США происходил переход не от использования лучших земель к худшим, а наоборот.

Но эти авторы воспринимались скорее как полемисты-публицисты, а не серьезные экономисты; их влияние было ограничено в основном Германией и Россией.

К. Маркс: рост органического строения капитала. К. Маркс, третировавший Листа и Кэри за их оптимизм относительно благоприятных перспектив капитализма, предложил свою версию экономического прогресса, отражавшую убеждение большинства социалистов в том, что не природа, а распределение собственности повинно в порочном круге бедности и устранение частной собственности и неравенства вообще обеспечит неограниченный прогресс средств существования и «духа изобретательности». Сформулированный еще в «Коммунистическом Манифесте» вывод о революционизирующем влиянии буржуазного способа производства на технологии (производительные силы) Маркс подкрепил в «Капитале» законом прибавочной ценности. Погоня за «относительной» прибавочной ценностью диктует инновационное технологическое применение науки и рост органического строения капитала. Однако Маркс со своим учителем в трудовой теории ценности Рикардо, выделенным как «классик» из всей «вульгарной буржуазной политэкономии» XIX в., сходился на тенденции нормы прибыли к понижению, оценивая ее (тенденцию) как признак самоисчерпания капитализма. Поэтому элементы теории экономического роста у К. Маркса остались лишь «обертоном» концепции фатального обострения внутренних противоречий капитализма, который должен быть заменен более прогрессивным (технологически и социально) экономическим строем.

Неоклассики. Маржиналисты, озабоченные «реабилитацией» категорий капитала и процента, проблемами рыночного равновесия и факторного распределения доходов, не уделили должного внимания динамике, ограничившись формальным разграничением ее от статики (Дж. Б. Кларк) и иллюстрацией-«робинзонадой» преимуществ «окольных методов производства» (Э. Бем-Баверк). Дальше других продвинулся А. Маршалл. Он, по сути, развил некоторые из основных положений А. Смита как элементы теории экономического роста: специализация труда и расширение рынков как внешняя и внутренняя экономия с возрастающей отдачей от масштаба и стимулами к технологическим и организационным нововведениям; снижение издержек благодаря хорошим средствам сообщения и значение прогресса транспорта.

Однако и Маршалл не выделил экономическую динамику в особое направление исследований, а приложение «Рост свободной промышленности и предпринимательства» осталось вне логической связи с основным текстом «Принципов» и не привлекло к себе дальнейшего внимания.

Й. Шумпетер, акцентировав нарушения рыночного равновесия вследствие технологических и организационных нововведений и роль сбережений (кредита), выступил с претензией на создание теории экономической динамики. Однако его опыт «преодоления статичности» неоклассической теории оказался скорее эффектным, чем действенным, поскольку содержал слишком мало возможностей для формализации и слишком много «социологии».

Параметрическое планирование в СССР. Оригинальным вкладом в исследование проблемы экономического роста стали работы советских экономистов 1920-х гг., особенно тех, кто стремился сочетать «генетический» и «телеологический» подходы к составлению народнохозяйственных планов и определить количественные параметры возможных темпов индустриализации. В. А. Базаров в книге «Капиталистические циклы и восстановительный процесс хозяйства СССР» (1927) предложил, опираясь на естественнонаучные аналогии, модель экономического роста при заданных технических условиях. Вслед за австралийским биохимиком Т. Б. Робертсоном (1884—1930) Базаров считал универсальным законом роста формулу 5-образной логистической кривой (на рис. 23.1 x(t) означает размеры выпуска продукции, а А — тот новый уровень, достижение которого обеспечивается повысившейся производительностью труда):

Рис. 23.1. Логистическая кривая В. А. Базарова

При обсуждении доклада Н. А. Ковалевского о методологии генерального плана Базаров прогнозировал, что из-за исчерпания к 1928 г. возможностей имеющегося в СССР оборудования «в ближайшее время предстоит некоторое затухание».

Оно может смениться ускорением темпов роста благодаря радикальному преобразованию старой техники, по завершении которого будет опять некоторое затухание, обусловленное приближением к уровню предельного использования наличного оборудования. Таким образом, экономическая динамика есть последовательное ускорение и затухание темпов роста, связанное с техническими нововведениями и описываемое 5-образными кривыми, а предельные размеры выпуска продукции определяются уровнем техники.

Во время разгрома «генетического» направления концепция Базарова была тенденциозно сведена к «затухающей кривой» и «изобличена» как «вредительская». Не получила поддержки и концепция другого сторонника совмещения «генетического» и «телеологического» подходов — Г. А. Фельдмана, участника комиссии по генеральному плану, руководителя отдела перспективного планирования Госплана СССР.

Григорий Алексеевич Фельдман (1888—1958) изложил свою концепцию в ряде статей в журнале «Плановое хозяйство» (1927—1929). Она исходила из того, что централизованно планируемые показатели темпов роста народного дохода должны определяться на основе прогноза эффективности использования производственных фондов. Фельдман опирался на модификацию схем воспроизводства К. Маркса, с помощью которой построил систему уравнений и ввел ряд важных коэффициентов, характеризующих эффективность и источники роста социалистического расширенного воспроизводства.

Модель экономического роста Г. А. Фельдмана. Выделив два сектора всей экономики — обеспечивающий ее

простое воспроизводство (сектор П) и обеспечивающий ее расширенное воспроизводство (сектор У), Г. А. Фельдман исходил из ведущей роли при расширенном воспроизводстве сектора У, создающего потенциал роста за счет вновь созданных капитальных фондов. Соответственно, величины дохода, создаваемого секторами, были обозначены как Ду и Дп, объемы капитальных фондов — как К и Кп, эффективность использования фондов — как С и Сп, а величины темпов роста по секторам — как Ту и Тп.

темпы прироста капитальных фондов Фельдман обозначил как              и Гкп, а темпы изме

нения эффективности их использования — как Гсу и Гсп.

В качестве основных параметров, задающих темпы экономического роста, Фельдман определил: распределение народного (национального) дохода между той частью, которая направляется на увеличение капитальных фондов, и той частью, которая направляется на текущее потребление (за этим показателем в советской экономической литературе закрепилось наименование нормы накопления); «темповая структура» капитальных фондов, т.е. изменение пропорции между ^иКпв пользу 1^; коэффициент эффективности использования фондов — отношение их величины к величине создаваемого дохода, которое может быть выражено как капиталоотдача С = Д/К или капиталоемкость 1/С = К/Д.

Подчеркнув, что «рост потребления должен был бы интересовать нас в первую голову, когда мы говорим о “народном доходе”, Фельдман показал, что в краткосрочном периоде рост потребления зависит от показателя эффективности использования фондов (3), тогда как в долгосрочном периоде — от «темповой структуры» национального дохода (1) и «темповой структуры» капитальных фондов (2).

1+*и

Kv

Анализируя далее эти условия, Фельдман вывел формулу «состояния динамического равновесия», когда оба сектора народного хозяйства при одинаковой и постоянной эффективности использования фондов (т.е. Гсп = Гсу = 0) растут с одинаковым постоянным темпом роста:

Опираясь на выведенные формулы, Г. А. Фельдман сделал прогнозный расчет экономического роста СССР

на 25 лет (1926—1950). Главное место в расчете отводилось «периоду социалистической реконструкции» 1926—1932, характеризуемому резким возрастанием прироста Д и К относительно Дп и К (с 22—25% до 68—72%) при стабильной величине эффективности использования фондов.

Для последующего же периода Фельдман прогнозировал постепенное увеличение показателя капиталоотдачи при существенном уменьшении доли сектора У в «темповой структуре» национального и капитальных фондов. Эта деталь оказалась неприемлемой для практики директивного планирования в СССР с возобладавшими при переходе к «сталинским пятилеткам» административным волюнтаризмом, завышением нормы накопления и пренебрежением отраслями народного хозяйства, обслуживающими текущее потребление. Модель Г. А. Фельдмана была забыта, а ее разработчик был вынужден в 1931 г. уйти из Госплана, а в 1937 г. был репрессирован и оставшуюся часть жизни лишен возможности заниматься наукой.

Производственная функция Кобба — Дугласа. Почти одновременно с разработкой советскими учеными проблемы экономического роста, в США, пребывавшими — во многом благодаря автомобилизации — в 1920-е гг. в состоянии «процветания» («просперити»), появилась формула, важная для последующих макроэкономических моделей роста. Ее вывели (1928) ученик Дж. Б. Кларка по Чикагскому университету Пол X. Дуглас (1892—1976) и математик Чарлз Кобб (1875—1949) во времена сотрудничества в Амхерст-колледже (который закончил в свое время все тот же Кларк) во время статистической обработки индексов занятости, применяемого основного капитала и произведенного продукта в отраслях обрабатывающей промышленности. Убежденный сторонник теорий предельной производительности Кларка и «исчерпанности продукта» Уикстида, Дуглас определил «относительное воздействие труда и капитала на продукт» в пропорции 3 :1 (75 : 25%).

В первоначальном варианте формула Кобба — Дугласа выглядела как

Р=Мк к'~к,

где Р — объем произведенного продукта, L — количество используемого труда; К — количество применяемого капитала; k — степень «относительного воздействия труда» на продукт.

Расчеты, проделанные Дугласом и его сотрудниками для обрабатывающей промышленности отдельных штатов США, Канады и Австралии, определяли долю фактора «труд» в чистом продукте обрабатывающей промышленности от 61 до 74%.

В 1937 г. американский экономист Дэвид Дюрант (1913— 1996) предложил скорректировать формулу, допустив независимое определение степени «относительного воздействия капитала на продукт» и оставив для проверки предпосылку роста производства пропорционально или нет объему вовлеченных в производство факторов. В результате формула Кобба — Дугласа приняла вид производственной функции Р = bLk KJ, которая в случае равенства 1 суммы показателей степеней k +j является линейно однородной, т.е. соответствующей условию постоянной отдачи от масштаба.

Функция Кобба — Дугласа, отразив неоклассическую предпосылку о гибкости пропорций между применяемыми количествами труда и капитала, оказалась, в свою очередь, предпосылкой динамизации неоклассического синтеза в кейнсианских макроэкономических моделях, нацеленных на выражение зависимости между длительно действующими силами экономического роста и силами, вызывающими характерную для капиталистического развития неустойчивость роста и распределения дохода. 

<< | >>
Источник: Гловели Г. Д.. История экономических учений : учеб, пособие для бакалавров. 2013

Еще по теме Место проблемы роста в предшествующей истории экономической мысли:

  1. РАЗДЕЛ III ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ РОССИЙСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ: ПОИСК САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
  2. Из истории экономической мысли
  3. 3 ФИЛЛИС ДИН РОЛЬ ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ мысли
  4. Идеи эволюционизма в истории экономической мысли
  5. Новые подходы к истории экономической мысли*г возникшие с начала 1950-х гг.
  6. Факторы, внесшие вклад в возрождение истории экономической мысли в середине XX в.
  7. История становления экономической мысли, основные НАПРАВЛЕНИЯ ЕЕ РАЗВИТИЯ НА СОВРЕМЕННОМ Э ТАПЕ
  8. Тема I. МЕСТО ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ В ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  9. 1.1. Критерии периодизации экономической истории и место в ней переходной экономики
  10. Особые проблемы стратегии интеграции предшествующих этапов производства
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -