<<
>>

ГЛАВА V КАПИТАЛ В ТРУДОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ

  Изложенные нами основные правила сложения организационного плана крестьянского хозяйства дают нам значительный материал для суждения об организации средств производства в изучаемых нами хозяйствах.
Мы знаем теперь технически необходимые нормы обеспечения хозяйств разными видами средств производства, нормы снашивания и нормы восстановления их, а также соотношения стоимостей построек, инвентаря, скота и проч.

Однако необходимо признать, что, устанавливая указанные соотношения, мы в сущности до сих пор не выходили за пределы технического анализа.

Постройки, скот и сельскохозяйственные машины нами изучались именно как постройки, скот и сельскохозяйственные машины и, даже говоря об их стоимостях, мы в сущности говорили о стоимости их текущего оборудования, а не о капитале в смысле абстрактной суммы ценностей, совершающей производственный кругооборот в хозяйстве.

Теперь, зная технические условия работы средств производства и их стоимости, мы можем перейти к наиболее важным из проблем нашего исследования — процессу образования и восстановления капитала крестьянского хозяйства как суммы ценностей, отделяемой семьею от личного потребления и авансируемой на производительные цели.

Мы называем проблему о капитале в трудовом хозяйстве наиболее важной из всего нашего исследования потому, что, развивая теорию крестьянского хозяйства как хозяйства, в корне отличного по своей природе от хозяйства капиталистического, мы можем считать свою задачу выполненной только тогда, когда окажемся в состоянии вполне отчетливо установить, что капитал как таковой в трудовом хозяйстве подчиняется иным законам кругообращения и играет иную роль в сложении хозяйства, чем на капиталистических предприятиях.

Из материала, обработанного нами в третьей и четвертой главах настоящего исследования, нами установлен ряд положений, уже с несомненностью говорящих о несколько ииой

роли капитала в трудовом хозяйстве, чем та, которую играет он на капиталистических предприятиях.

Так, например, мы зиаем, что объекты хозяйственной деятельности и количество труда, реализуемое в крестьянском хозяйстве, определяются не столько размерами имеющегося у предпринимателя капитала, сколько размерами семьи и равновесием, устанавливающимся между мерой удовлетворения ее потребностей и мерой тягостности ее труда. Правда, та или другая наличность капитала, изменяя условия приложения труда, в значительной мере влияет на установление этого равновесия, но влияет она в качестве одного из условий, косвенно, а не как главный фактор.

' Во-вторых, мы знаем также, что для крестьянского хозяйства, находящегося в условиях относительного мало- или многоземелия, соотношение элементов производства, в частности земли и капитала, не соответствует капиталистически оптимальному, обеспечивающему наивысший процент на вложенный в предприятие капитал. Часто крестьянское хозяйство, стремясь повысить свой общий годовой доход, затрачивает на единицу площади форсированное количество труда и капитала, далеко превосходящее норму оптимума и при бухгалтерском расчете доходности дающее малый процент прибыли или вовсе ее не дающее.

Наконец, в-третьих, мы видим, что при одном и том же капитале крестьянская семья, увеличивая трудоемкость хозяйства, может значительно повысить как объем хозяйства, так равно и его валовой доход, опять-таки ценою понижения оплаты единицы труда и бухгалтерской чистой прибыли.

Произведенных наблюдений в сущности уже достаточно, чтобы ответить на отрицательную часть нашего вопроса и признать, что в крестьянском хозяйстве капитал не всегда играет ту же роль, как в хозяйстве капиталистическом, и распоряжение им может преследовать другие цели и происходить в других формах.

Постараемся выяснить, каковы же эти цели и каковы особые формы использования капитала.

Прежде всего постараемся возможно точнее поставить самый вопрос, дабы полученные нами ответы не допускали превратного толкования, и для этого вникнем в морфологию ка- питалообращения на трудовом и капиталистическом предприятиях и построим себе схематическую модель этого обращения.

Морфологическая схема круговращения (кругооборота.— Ред.) капитала на капиталистическом предприятии установлена еще в известной формуле К. Маркса *:

Д-Т-Д+д

и может быть нами графически развернута следующим образом:

Мы видим, как авансируемый капитал вкладывается в элементы производства (землю, инвентарь, труд и пр.), которые, совершив производственный цикл и реализуясь в деньги, дают валовой доход. Из валового дохода прежде всего восстанавливается авансированный капитал, и все, что остается за покрытием аванса, составляет чистую прибыль предприятия. Эта последняя составляет задачу хозяйства, и поэтому элементам производства дается такое сочетание, которое при данных уровнях цен является оптимальным и обеспечивает наибольшее превышение валового дохода над авансируемым капиталом.

Анализируя природу трудового хозяйства, мы легко можем установить, что свойственная ему морфологическая схема кругообращения капитала будет несколько иная, так как семья, помимо капитала, авансирует в производство и свой труд.

Рассматривая схему, мы видим, что труд и капитал, авансируемые крестьянской семьей, образуют сочетание производственных факторов (труда, земли, инвентаря и пр.), которые в результате производственного процесса дают валовой доход. Из этого валового дохода для поддержания хозяйства в прежнем объеме часть ценностей должна быть затрачена на восстановление авансированного капитала до исходного уровня и на его расширенное воспроизводство в случае расширения семьею объема ее хозяйственной деятельности, все же остальное направляется на удовлетворение обычных потребностей семьи, или, иначе, на воспроизводство рабочей силы.

1^

f'

'X,'

ш

Сопоставляя обе схемы между собою, мы видим, что для капиталистического предпринимателя сумма ценностей, служащая для восстановления рабочей силы, с его частнохозяйственной точки зрения ничем не отличается от других частей авансируемого на предприятие капитала и определяется объективной народнохозяйственной категорией заработной платы и числом рабочих, потребным для данного объема хозяйства, в свою очередь определяемого общим размером капитала предпринимателя.

В хозяйстве же трудовом, поскольку оно им и остается, сумма ценностей, служащая для восстановления рабочей силы, есть личный бюджет предпринимателя, определяемый размерами семьи и той степенью насыщения их потребностей, которую удается реализовать в зависимости от целого ряда наличных условий, которые синтезируются в том внутрихозяйственном равновесии, которое, как мы зцаем, определяет собою общий объем хозяйственной деятельности семьи.

Отсюда казалось бы, что размер капитала, а следовательно, и размер годичного авансирования на капиталовосстановление должен слагаться сообразно техническим требованиям, исходя из того объема хозяйственной деятельности, который устанавливается вышейомянутым равновесием.

Однако в то же время мы знаем, что само основное хозяйственное равновесие, определяющее объем хозяйственной деятельности семьи, в значительной мере зависит от степени вооруженности труда капиталом, говоря иначе, от размера авансируемого вместе с трудом капитала. Получается на первый взгляд логический порочный круг.

Разрешая его, мы и подходим к постановке нашей центральной проблемы.

Какова связь или, точнее, каковы взаимоотношения между авансируемым, или, что то же, ежегодно восстанавливаемым, капиталом и основным хозяйственным равновесием тягостности труда * и потребностей семьи, устанавливающим объем годовой выработки?

Было бы наивно считать их связь между собою как одностороннюю зависимость одного из них от другого. Мы имеем перед собою две взаимосвязанные группы явлений, образующих единую систему путем установления равновесия между слагаемыми обеих групп.

Раскрытие механизма установления этого равновесия и является задачей настоящей главы. Причем насколько в прошлом мы с достаточной полнотой устанавливали влияние капитала в разной степени его напряжения на производство и на основное хозяйственное равновесие, постольку сейчас мы обратим наше главное внимание на происхождение самого капи-

  1. тала, на факторы, обусловливающие его размеры, а также на процессы капиталовосстановления и капиталообразования.

Говоря проще, мы должны определить, при каких условиях крестьянская семья, сведя свое хозяйственное равновесие в данном году, сможет в то же время полностью восстановить затраченный на производство материальный капитал, при каких оиа не сможет это сделать и как, сводя свое внутрихозяйственное равновесие, она сможет произвести расширенное воспроизводство своего материального капитала.

Или иначе: какие факторы обусловливают собою в каждый данный год раздел валового дохода крестьянской семьи между расходами на капиталообразование и на восстановление рабочей силы, принимая во внимание, что последние не регулируются нормами заработных плат.

Постараемся прежде всего подвести итоги тому эмпирическому материалу, который находится в нашем распоряжении, и тем эмпирическим выводам, к которым может привести разработка этого материала. Так как наиболее важным для иас является изучение оборота капитала, и главным образом процессов капиталовосстановления и капиталообразования, то мы прежде всего на них и обратим свое внимание и постараемся проанализировать на собранном нами бюджетном материале состав и движение так называемых «хозяйственных расходов», выражающих собою упомянутые процессы.

Говоря «хозяйственные расходы», мы под этим термином подразумеваем все расходы операционного года (натурой и деньгами), имеющие назначение не потребительское, а производственное. Вполне сознательно объединяем в их общей сумме как расходы оборотного характера (на семена, корм и проч.), так и расходы по восстановлению и образованию основного капитала (возведение и ремонт построек и даже покупку земли), так как и те, и другие в одинаковой мере представляют собою капитал, авансируемый на производство.

Нижеследующая таблица знакомит нас с довоенным составом этих расходов для более или менее типичных северного и южного хозяйств Европейской России (см. табл., с. 370).

Сопоставляя хозяйственные расходы с расходами на личные потребности, мы получим следующую характерную таблицу, в которой, помимо данных по Старобельскому уезду и Новгородской губернии, мы прибавили некоторые другие материалы.

Различия, наблюдаемые между районами в соотношениях величин личных и хозяйственных расходов, объясняются различиями структуры хозяйственной деятельности. В северных районах в хозяйственной деятельности крестьян едва ли не важнейшую роль играют промыслы, поэтому объем сельского хозяйства и абсолютно, и соотносительно личному бюджету будет

Старобельский уезд

Новгородская губерния

На 1 хозяйство в руб.

То же в %

На 1 хозяйство в руб.

То же в %

Аренда землн

Возведение н ремонт по

30,92

5,7

3,84

1,6

строек

Приобретение и ремонт

21,97

4,1

5,25

2,0

инвентаря

26,39

4,9

10,86

4,3

Покупка землн и скота Заработная плата наем

111,79

20,6

7,25

3,0

ным рабочим ....

5,43

1,0

5,81

2,3

Налоги и платежи . .

12,54

2,3

11,89

4,8

Содержание скота и птнцы

135,46

43,4

134,10

53,3

Семена

50,40

9,3

36,20

14,6

Удобрения

0,00

0,0

13,70

5,5

Прочее

47,34

8,7

21,80

8,6

542,24

100,0

250,70

100,0

На одно хозяйство приходится расходов на личные хозяйственные потребности

Бюджеты

Расходы на каждое хозяйство (РУб.)

Расходы на хозяйственные потребности (К)

На 100 руб. расходов на личные потребности приходится расходов на хозяйственные потребности

(руб.)

личные

На потребности хозяйств

Всего

Новгородские . .

375,11

250,70

625,81

40,0

66,9

Старобельскне . .

470,78

542,24

1013,02

53,5

115,1

Волоколамские . .

497,20

557,50

1054,70

52,8

112,0

Тотемскне ....

201,50

176,30

377,80

46,8

87,6

значительно меньшим, чем на юге; кроме того, значительные изменения может внести и мера капиталоянтенсивности принятой системы хозяйства.

Внимательно изучая бюджетные материалы различных районов, можно, по всей вероятности, отметить немало и других территориальных различий.

Такова общая справка о соотношении личных и хозяйственных расходов.

Постараемся теперь проанализировать их взаимоотношения между собой.

Прежде всего постараемся проследить, как изменяется величина каждого из них по мере нарастания доходности *.

Особенно отчетливую картину зависимости между высотою дохода и распределением его между личными и хозяйствен

ными расходами дает нам нижеследующая группировка бюджетных материалов Новгородской губернии по высоте личного бюджета едока.

Новгородские бюджеты (в руб.)

На одного едока приходится ЙЗ личного бюджета

Бюджет

едока

Хозяйственные расходы в расчете на одного едока

На 100 руб. личных расходов приходится хозяйственных расходов

На одного едока основного капитала

Рубли

0,0—49,9

44,5

27,0

60,8

58,3

50,0—59,9

55,2

31,9

57,8

72,9

60,0—69,9

64,7

40,2

64,7

114,8

70,0—79,9

73,3

53,7

73,3

132,1

80,0—89,9

84,5

49 „3

153,0

90,0—99,9

95,6

79,2

82,8

242,4

100,0—109,9

105,9

85,0

80,3

257,0

110,0—119,9

113,9

81,6

71,7

227,3

120,0—129,9

126,0

88,9

70,5

335,0

130,0—оо

172,4

86,6

50,2

361,0

Проследим развитие анализируемых величин на графике.

На 1 едока приходится хозяйстненных расходом в зависимости от высоты личного бюджета Нопгородской губернии

50              60              70              80              90              100              110              120              130              140

ское хозяйство все больше и больше повышает свою капиталов интенсивность, пока не достигает уровня хозяйственных расходов около 80 руб. на едока, после чего размер авансов на капиталообразование далее не увеличивается, колеблясь около этой суммы, а относительное значение хозяйственных расходов падает.

Это наблюдение, которое за последнее время, помимо нас, было сделано и другими экономистами (А. Л. Вайнштейн, Г. А. Студенский и др.), дает нам основание предполагать, что в организационной практике крестьянского хозяйства существует известный предел рационального вооружения рабочей силы средствами производства. Всякое увеличение вооруженности работника капиталом до этого предела очевидно способствует повышению производительности труда. Достигнув отмеченного предела, вооруженность достигает своего оптимума и дает возможность рабочим силам развивать все свои производственные возможности. В дальнейшем уже никакое новое нарастание капиталоинтенсивности хозяйства (если оно не сопровождает собою перемену в технике, конечно) не сможет повысить производительность труда и изменить основное равновесие внутрихозяйственных факторов.

Таков первый эмпирический вывод, который дает нам рассмотрение процессов капиталообразования. Однако, изучая таблицу, мы можем сделать и другой, для нас еще более важный.

Просматривая приведенные таблицу и график, мы видим, что хозяйственные расходы, т. е. сумма, затрачиваемая из годовой выработки на восстановление капитала, развиваются параллельно развитию уровня личного бюджета, причем поскольку капиталоинтенсивнорть хозяйства еще не достигла своего оптимума, скорость нарастания затрат на восстановление капитала в большинстве случаев превосходит скорость нарастания личного бюджета.

Наблюдая эту связь, мы вправе сделать предположение, что затраты на восстановление капитала неразрывно связаны в своем определении с установлением уровня потребительского бюджета н так илн иначе входят в уже изученную нами систему основного хозяйственного равновесия между тягостностью затрат труда и мерой насыщения потребностей хозяйствующей семьи.

Мы видим, что при низком уровне личного бюджета процесс капиталообразования или даже просто капиталовосстановления не может иметь места в сколько-нибудь значительном размере.

Острота неудовлетворенных элементарных потребностей еще настолько сильна, что не допускает мысли об ограничении потребления путем выделения сколько-нибудь значительной суммы на капиталообразование, и только постепенно, по мере того, как увеличение производительности труда позволяет расширять

личный бюджет и покрывать одну за другой главнейшие потребности семьи, хозяин получает возможность все большую и большую часть своих доходов направлять на капиталовосста- иовление и капиталообразование.

Говоря иначе, в семейном хозяйстве авансирование средств на восстановление и образование капиталов хозяйства, производимое из одного и того же бюджета, увязано с процессом удовлетворения личных потребностей, и размер авансируемых на хозяйство средств стоит всякий раз в зависимости от степени удовлетворения этих последних.

Последняя формулировка является, конечно, чрезвычайно упрощенной схемой, необходимой для подчеркивания нашей мысли, однако, как мы увидим ниже, более глубокий анализ покажет нам, что она в известном смысле совершенно правильна.

Зависимость размеров капиталоинтенсификации хозяйства от уровня благосостояния семьи мы могли отметить еще в 1913 г., когда при разработке бюджетного материала по крестьянским хозяйствам Старобельского уезда Харьковской губернии наткнулись неожиданно на некоторую связь размеров капитала с факторами, слагающими личный бюджет хозяйствующей семьи.

На одного едока приходится коров и лошадей в зависимости от высоты земельного обеспечения и высоты личного бюджета

На одного едока приходится пашии (дес.)

Высота личного бюджета едока

0-70,0

70.1-90,0

90,1—ос

Среднее

Число коров на одного едока

0-2,0

0,11

0,17

0,13

0,14'

2,1-3,0

0,20

0,26

0,44

0,30

3,1—оо

0,11

0,30

0,26

0,22

Среднее

0,14

0,24

0,28

Число лошадей

на одного едока

0—2,0

0,14

0,17

0,26

0,19

2,1—3,0

0,26

0,20

0,22

0,22

3,1—00

0,11

0,20

0,29

0,30

Среднее

0,17

0,19

0,24

Уже эта таблица с несомненностью подчеркивала отмеченную особенность в сложении капиталов трудового хозяйства.

Строгие критики, просматривая сопоставляемые нами статистические ряды и признавая установленной зависимость между высотою личного бюджета семьи и размером хозяйственных расходов, могут отвергнуть целиком наше понимание этой связи

и предположить просто-напросто, что вращающийся в крестьянском хозяйстве капитал, восстанавливая сам себя, дает для каждого своего размера автоматически соответствующий уровень благосостояния семьи и никакое внутрихозяйственное равновесие тут rfn при чем.

Несмотря на всю наивность такого рода замечания, его делали нам весьма часто.              /

В сущности говоря, мы могли бы ответить простым вопросом: почему же, раз личный бюджет есть величина подчиненная, хозяйствующая семья, получив в результате хозяйственного года * определенный валовой доход, не стремится довести процесс капиталообразования до оптимума, гарантирующего ей наивысший доход, почему она иногда вынуждена ограничиваться только восстановлением явно недостаточного капитала, а подчас и вовсе задерживать восстановительный процесс? Раз степень покрытия потребностей есть величина производная, то что же тогда бронирует рубли личного бюджета от зачисления их в фонды расширенного восстановления капитала?

Для нас ответ на этот вопрос ясен. Если уровень дохода этого года определился в большей зависимости от размеров авансированного в течение операционного года * материального капитала, то распределение этого дохода, и прежде всего распределение его на личное и хозяйственное потребление, будет находиться в свою очередь в зависимости от основного равновесия внутрихозяйственных факторов, имеющего место в настоящий момент и намечаемого в будущем. Ни один из элементов семейного хозяйства не является свободным, все они находятся во взаимодействии и в своих размерах взаимно определяют друг друга.

Никакого другого объяснения нельзя дать тому затуханию и возрождению капиталовосстановительного процесса, который мы наглядно видим в нашей деревне в эпоху удачных и неудачных урожаев и рыночных конъюнктур.

Однако несомненно, что для уточнения нашего анализа и наглядного установления направления связи мы должны поставить наш анализ так, чтобы его результаты не давали возможности двойного толкования.

Прежде всего, раз мы утверждаем зависимость процесса капиталообразования от момента внутрихозяйственного равновесия, мы должны показать его зависимость от самого механизма этого равновесия.

Так, например, поскольку процесс капиталообразования обусловливается общим равновесием внутрихозяйственных факторов, на них не могут не влиять условия, влияющие на само это равновесие. Одним из таких факторов является, как мы знаем, размер отношения числа едоков к числу работников семьи. Посмотрим, как реагируют на этот фактор процессы капиталооб

разования. Для изучения его влияния разделяем каждую из групп предыдущей группировки на две подгруппы — первую с отношением е/р ниже среднего и вторую с отношением выше среднего — и, подсчитав итоги по подгруппам, получаем:

Расход на хозяйственные потребности на 1 едока по Новгородской губернии

Личные расходы на 1 едока (руб.)

Подгруппа, где е/р ниже среднего

Подгруппа, где е/р выше среднего

0,0—49,9

28,5

25,1

50,0—59,9

35,5

27,8

60,0—69,9

42,5 -

37,4

70,0—79,9

59,4

48,7

80,0—89,9

48,0

50,6

90,0—99,9

84,6

74,3

100,0—119,9

64,0

98,2

120,0—оо

89,7

86,7

Мы видим почти по всем группам, как под давлением увеличения обремененности семьи едоками возрастает потребительское значение рублей дохода и хозяйство может авансировать относительно меиьшее количество капитала.

Необходимо при этом отметить, что другие бюджетные материалы не дают столь яркой реакции, как новгородские, как, впрочем, не дают ее и в отношении влияния отношения е/р на бюджет едока, что мною было уже отмечено в 1912 г. в очерках по теории трудового хозяйства и на что особое внимание обращал покойный В. К. Дмитриев *. Зато сумма хозяйственных расходов, исчисленная на одного работника, всегда дает нам резко выраженный ряд, т. е. по Новгородской губернии мы имеем:

Отношение е/р

На 1 работника приходится хозяйственных расходов (руб.)

1,0—1,25

59,61

1,26—1,50

73,85

1,51 — ОО

82,55

Такой же характер реакции имеется и по другим исследованиям, как это видно из нижеследующей таблицы (см. с. 376).

Рассматриваемые ряды не оставляют никакого сомнения в том, что размер авансов на воспроизводство материального капитала подчиняется давлению состава семьи, и ясно, что обратного влияния авансирования капитала на состав семьи в данном случае быть не может.

1,01—1,15              1,16—1,30              1,31—1,45              1,46—1,60              1,61—оо

На одного работника хозяйственных расходов

Харьковская губерния              110,8

Тамбовская губерния              .              93,1

Смоленская губерния              .              148,9

Вологодский уезд .              .              56,1

207,9

286,5

318,6

348,0

155,4

165,0

136,3

215,3

154,4

197,4

194,5

237,0

59,2

91,5

81,5

101,0

В этом примере, более чем где-либо, ясна зависимость процесса капиталообразования от момента внутрихозяйственного равновесия.

Однако несмотря на всю убедительность предыдущих сопоставлений, для нас представляло значительный интерес произвести такое сопоставление групп, в котором подчеркивалось бы прямое влияние высоты личного бюджета на размер хозяйственных расходов и в то же время исключалось бы обратное влияние размеров сельскохозяйственного дохода на высоту личных расходов. Сопоставление такого рода было нам необходимо для того, чтобы окончательно отвести отвеченное уже нами предположение о существовании грубой прямой зависимости личного бюджета от объема хозяйственной деятельности, определяемой наличными средствами производства. (Взгляд, к сожалению, довольно распространенный среди широких кругов.)

Такого рода сопоставление в отношении высокопромысловых новгородских хозяйств было нами найдено в виде построения комбинационной таблицы по уровню сельскохозяйственного дохода на едока и по. уровню личного бюджета, которые в Новгороде благодаря наличию промысловых поступлений не совпадали.

Сопоставление дало следующий результат:

Размер расходов на хозяйственные потребности в зависимости от высоты личного бюджета и сельскохозяйственного дохода (новгородские бюджеты)

Хозяйство по высоте личного бюджета едока

Размеры сельскохозяйственных доходов на одного едока

0—69,9 руб.

70,0—99,9 руб.

100,0—оо

Хозяйственные расходы на одного едока

Низшие ....

27,1

41,2

60,8

Средние ....

31,8

47,4

77,2

Высшие ....

43,6

53,5

94,5

Таблица весьма выразительно показывает, что пр» одном и том же размере сельскохозяйственного дохода в зависимости от высоты личного бюджета весьма сильно изменяется и размер авансируемого на производство капитала.

Так как разница в высоте личного бюджета при одном и том же уровне сельскохозяйственных доходов могла получиться исключительно от большего или меньшего развития промысловых поступлений, то мы произвели и прямую группировку по промысловости хозяйств, получив следующую в высшей степени характерную таблицу:

Влияние промысловости хозяйства и размера доходов от сельского хозяйства на высоту хозяйственных расходов (новгородские бюджеты)

(в руб.)

Доход от сельского хозяйства на одного едока

На одного едока

Хозяйственных расходов

основного капитала

малопромысловые хозяйства

многопромысловые хозяйства

малопромысловые хозяйства

многопро

мысловые

хозяйства

30,0—39,9

25,8

20,7

30,5

42,9

40,0—49,9

20,6

30,9

59,3

74,7

50,0—59,9

27,6

34,1

112,4

94,3

60,0—69,9

40,0

42,6

84,1

130,2

70,0—79,9

41,0

40,3

107,2

148,8

80,0—89,9

43,8

48,3

114,2

195,3

90,0—99,9

55,6

56,4

183,8

182,1

100,0—109,9

53,1

63,5

111,7

173,7

110,0—129,9

47,8

78,3

116,8

355,9

130,0—139,9

81,7

84,6

195,0

235,0

140,0—оо

104,2

100,7

380,5

311,5

Как видно из таблицы, из 11 групп в 8 промысловость вызвала реакцию увеличения хозяйственных расходов на одного едока. Этот на первый взгляд парадоксальный вывод объясняется тем, что в условиях данной группировки промысловость означает повышенную норму личного бюджета, которая и приводит к неизбежному повышению авансируемого капитала.

Приведенные нами эмпирические выводы, устанавливающие несомненную зависимость процессов капиталообразования и ка- питаловосстановления от основного равновесия внутрихозяйственных факторов семейного предприятия, заставляют нас раскрыть отмеченные зависимости и теоретически.

Как мы видим ниже, весьма простого круга рассуждений будет достаточно для того, чтобы процессы капиталовосстанов- ления внести в систему многократно анализированного нами равновесия между мерой тягостности труда и мерой насыщения потребностей.

Проблему, подлежащую нашему анализу, можно разделить на два самостоятельных вопроса.

  1. Какое влияние на установление равновесия оказывают в семейном хозяйстве капитал и разные степени капиталоин- тенсивности этого хозяйства?
  2. Какое влияние основное равновесие внутрихозяйственных факторов семейного хозяйства имеет на процесс авансирования средств (капитала) в производственный оборот этого хозяйства?

Остановим наше внимание прежде всего на первом вопросе.

Возьмем обычный для нашего анализа график этого равновесия, где оно определяется пересечением кривой нарастающей тягостности труда АВ и кривой насыщения потребностей CD. Для того чтобы выяснить связь капиталоинтенсивности хозяйства с моментом равновесия кривых, мы должны выяснить, какое влияние на течение этих кривых, каждой в отдельности, оказывают наличность н разная степень напряжения процесса капиталообразования.

Всякое увеличение капиталоинтенсивности, или, что то же, степени вооруженности семьи средствами производства, вызовет, в том случае, конечно, если оно целесообразно, увеличение производительности рабочих сил семьи. При этом повышение производительности может быть двоякого типа: 1. Увеличение капитала хозяйства может привести к повышению производительности всех затрат труда в хозяйстве, что в применении к нашему графику будет означать, что каждая данная сумма валового дохода хозяйства будет благодаря повышению капиталоинтенсивности хозяйства доставаться семье с меньшим напряжением труда, чем это имело место ранее. Графически это приведет к более пониженному течению линии АВ, как это и показано на графике 1, где кривая AiBt соответствует степени капиталоинтенсивности.

  1. Увеличение капитала хозяйства может, не приводя к общему повышению производительности труда, дать положительный эффект в какой-нибудь одной отрасли хозяйства. В этом случае, очевидно, добыча большей части валового дохода будет доставаться хозяйству с той же степенью тягостности, как и раньше, и только часть годового дохода будет добыта с меньшим напряжением труда. Графически для развития линии АВ это будет означать, что на значительном протяжении она сохранит старое течение и только с некоторого момента, соответствующего вступлению нового капитала, она даст пониженное течение, как это отмечено нами на графике 2.

Таким образом, целесообразное увеличение капиталоинтенсивности хозяйства в отношении развития кривой нарастания тягостности труда приводит к полному или частичному понижению ее течения.

в

/

я

/

f /

/

//

/ /

//

/ у/

У/Х

у//

л(

1

1

о              *

График 1              График              2

Однако наблюдение за повышением валовой производительности труда еще недостаточно для суждения о влиянии разных степеней капиталоинтенсивности на момент установления внутрихозяйственного равновесия. Необходимо узнать, какое влияние оказывает увеличение капиталоинтенсивности на течение кривой насыщения потребности (CD).

Всякое авансирование капитала является направлением средств, находящихся в распоряжении хозяина, на производственные издержки вместо личного потребления, т. е. сокращением этого последнего.

Даже в том случае, а мы для простоты анализа этот случай и принимаем, если авансирование капитала делается за счет занятого капитала, погашение в конце года взятой ссуды будет означать собой вычет части валового дохода для целей непотребительского порядка. Поэтому всякое увеличение капиталоинтенсивности хозяйства означает собою, что из каждой данной суммы валового дохода все меньшая часть будет направляема на удовлетворение личных потребностей. Говоря иначе, каждая данная сумма валового дохода при увеличении капиталоинтенсивности будет давать меньшую степень насыщения потребностей, что графически приведет к повышению течения линии CD, как это нами показано на графике 3, и даст нам ряд новых течений CXD\, C2D2, C3D3 и СД

Если мы теперь сопоставим между собою старые течения линий АВ и CD, имевшие место до затраты новой суммы материальных ценностей на производство, с их новым течением AiBi и С1D1, то, естественно, увидим, что новое течение линий приводит н к новому моменту равновесия (*i) (график 4).

Ясно, что анализируемое применение капитала будет приемлемо для нашего хозяйства только в том случае, когда новое равновесие установится

График 3 ,              График 4

при меньшей тягостности предельной затраты труда.

при большей мере насыщения потребностей.

В графике 5 это условие и имеет место.

И, наоборот, новая затрата капитала будет с точки зрения трудового хозяйства невыгодной, коль скоро она, несмотря на увеличение валового дохода, приведет к увеличению тягостности предельной затраты труда, к уменьшению степени удовлетворения потребностей.

График 5 дает нам сопоставление выгодного и невыгодного применения одной и той же суммы капитала.

Во втором случае невыгодного приложения капитала приращение производительности труда было настолько незначительным, что. не могло покрыть собою крупного вычета из доходов хозяйства.

Таково участие процесса капиталовосстановления в общей системе установления основного хозяйственного равновесия трудового хозяйства.

А так как ни одного крестьянского хозяйства не существует без той или иной затраты капитала, то графики, принятые нами во второй главе, являются упрощенными, так как они исходят из предположения, что хозяйственные расходы семьи равны нулю, что мы во избежание недоразумений и считаем необходимым сейчас оговорить.

Для того чтобы возможно нагляднее показать, насколько условия капиталовосстановления в трудовых хозяйствах отличаются от таковых же в капиталистическом хозяйстве, мы позволяем себе привести анализ двух примеров, давно уже известных в сельскохозяйственной литературе, но не проанализированных еще теоретически.

  1. Многократно цитированный А. Ф. Фортунатовым и другими авторами пермский агроном Д. И. Кирсанов, докладывая

График 5

пермскому сельскохозяйственному съезду о работе агрономических организаций по распространению сельскохозяйственных машин, отмечает большие затруднения в распространении молотилок в районах, где отсутствуют зимние промыслы и население, кроме молотьбы, ничем другим заниматься не может. Введение молотилки, правда, облегчит работу и освободит очень много рабочих рук, говорит Д. И. Кирсанов, но так как эти рабочие руки не смогут найти себе никакого другого приложения труда, то это ни на копейку не увеличит дохода крестьянской семьи, стоимость же молотилки представит собою значительный вычет из скудного крестьянского бюджета.

Пользуясь методом нашего графического анализа, мы можем построить эффект Кирсановской молотилки исходя из предположения, что она не влияет на понижение тягостности предельных затрат труда, но понижает тягостность труда некоторых средних по тягостности затрат, которые не влияют на установление равновесия хозяйственных факторов.

Тогда графически приобретение молотилки даст следующий эффект в течении кривых АВ и CD (график 6).

Молотилка — течение линии AMiB приводит к течению АМ2В, причем это изменение не влияет на дальнейшее течение линии АВ. Изменение в течении линии CD и переход к течению CiDi дает новый момеит равновесия, ухудшающий тягостность труда и уменьшающий степень удовлетворения потребностей хозяйствующей семьи.

  1. Еще интереснее второй пример из области наших юго- восточных наблюдений, отмечающий, что мелкие хозяйства Дона и Кубани часто вводят в работу уборочные машины на таких площадях, на которых они заведомо окупиться не смогут.

Причина этого лежит в том, что созревший хлеб держится в колосе всего 4—5 дней и семья без применения машины может успеть убрать значительно меньшее количество полей, чем

о

Гgt;!

D

График 6

График 7

то, которое она могла бы засеять и обработать. А так как уборка, подобно Кирсановской молотилке, является также не предельной по тягостности работой, то понижение оплаты труда благодаря убыточности машинной работы возмещается расширением объема хозяйства и приводит к более благоприятному моменту равновесия, как это видно по графику 7.

Резкий перегиб кривых АВ н ABi зависит от того, что, кроме посева яровых, все остальные сельскохозяйственные действия дают несравненно меньшую оплату труда. Поэтому приобретение уборочной машины, немного понижая оплату труда по уборке пшеницы, дает в то же время возможность расширить объем этой, несравненно более других выгодной работы, ранее связанной с критическим периодом жатвы.

Сказанного совершенно достаточно для того, чтобы понять механизм, определяющий выгодность или невыгодность того или иного приложения капитала в трудовом хозяйстве. Само собою понятно, что при возможности, правда почти никогда не встречающейся, использовать беспроцентный и неограниченный кредит крестьянская семья доведет количество обслуживающего ее капитала до степени оптимального вооружения своих рабочих рук средствами производства, которая экономически и технически будет соответствовать семейному составу и даст максимальную оплату годового труда при минимальном напряжении его.

Для того чтобы яснее представить себе установление этой оптимальной меры капиталоинтенсивности хозяйства, воспользуемся вновь нашим графическим методом и пцсмотрим, как установятся моменты равновесия при различных степенях капиталоинтенсивности хозяйства. Берем хозяйственную работу се-

График 8

мьи без всякого капитала, каковой соответствуют по графику 8 развитие линии тягостности труда АВ и мера насыщения потребности CD, и 4 возможные степени капиталоинтенсивности всего хозяйства в целом, которым соответствует течение линий:

I—и AxBi, II—C2D2 и Л2В2; III—CaDa и АаВ3 и IV—C4D4 и Л4В4.

Рассматривая график 8, мы видим, что, увеличивая капита- лоинтенсивность хозяйства с 0-й на 1-ю степень и с 1-й на 2-ю степень, мы повышаем уровень благосостояния хозяйства, так как эффект интенсивности в смысле понижения тягостности труда превышает собою стоимость затраты.

Однако эта третья степень интенсивности является уже оптимальной ее степенью, так как при дальнейшей интенсификации вычеты из личного бюджета на затраты по интенсификации становятся столь ощутимыми, что не могут быть компенсированы продолжающимся падением тягостности труда.

Анализированный нами график построен исходя из предположения безвозмездности кредита.

В том случае, если кредит, оказываемый нашему хозяйству, из беспроцентного превращается в возмездный, схема определения оптимума остается в основе та же, только изменится течение линий CiDi в C2D2 и т. д. и все они дадут более повышенное течение, так как из дохода нужно будет брать ие только восстанавливаемый, авансированный ранее капитал, но и проценты по нему. При этом условии многие приложения капитала могут стать невыгодными, как это мы можем видеть из прилагаемого примера на графике 9.

Поэтому всякая возмездность в пользовании капиталом понизит степень оптимальной капиталоинтенсивности хозяйства и тем более, чем более высокий процент приходится уплачивать хозяйству по займам.

Как бы то ни было, степень капиталоинтенсивности крестьянского хозяйства будет всегда тяготеть к оптимальной соответствующей объективной обстановке. А коль скоро этот оптимум будет достигнут и дальнейшее увеличение капиталоинтенсивности уже будет невыгодно для хозяйствующей семьи, свободные средства ее или будут идти на увеличение личного бюджета, или же откладываться в виде сбережений и получать назначение не трудового, а капиталистического порядка.

Таковы условия капиталообразования и капиталовосстановления при наличности беспроцентного и процентного кредитов.

Некоторые из наших критиков, оспаривающие необходимость применения гипотезы трудопотребительского анализа для истолкования явлений семейного хозяйства, указывали нам, что в данном случае возможность или невозможность применения той или иной затраты капитала может быть сформулирована весьма просто и объективно. «Если применение капитала даст прирост чистой годовой выработки работника крестьянской семьи, затрата будет признана выгодной и при наличии средств будет осуществлена».

В ответ на это мы с полным основанием можем сказать, что именно этот псевдообъективно поставленный вопрос крестьянин не сможет решить без субъективного взвешивания на весах столь раздражающего наших критиков внутрихозяйственного равновесия.

Постараемся на двух примерах пояснить сказанное сопоставлениями с возможным поведением капиталистического хозяйства. Предположим, что в районе хозяйства имеется очень выгодный для эксплуатации арендный фонд значительных размеров.

Капиталистическое хозяйство, располагающее средствами, будет эксплуатировать этот фонд в возможно больших размерах, покуда не наткнется или на технические затруднения, или на то, что за дальностью расстояния и возрастающей стоимостью транспорта расширение площади арендного пользования окажется объективно невыгодным.

Очевидно, что трудовое хозяйство, несмотря на объективную выгоду аренды 50 и 100 дес., ограничит свою аренду всего не- ёколькими десятинами, и притом тем количеством, при котором будет сводиться трудопотребительский баланс, ибо каждая десятина, не теряя своей объективной выгодности, субъективно означает увеличение тягостности труда просто в силу увеличения его годовой массы. И смею уверить моих критиков, что никакими объективными расчетами и моментами невозможно установить тот предел, до которого будут использованы арендные возможности и доведен размер капитала, необходимого для платы за аренду и для эксплуатации хозяйства.

Точно таким же образом при стойловом содержании скота количество коров, а следовательно, и капитала в них и в обслуживающих их средствах производства будет установлено в капиталистическом хозяйстве объективной невыгодностью дальнейшего расширения стада, а в семейном хозяйстве — тем количеством коров, при котором уход за последней из них будет столь же тягостен, сколь тягостен был бы отказ от удовлетворения тех потребностей, которые могут удовлетворяться на доходы с этой «предельной» коровы.

Единственно, где объективный расчет может дать некоторый результат, это в случаях замены одних средств производства другими, более совершенными и дорогими, а следовательно, требующими повышения капиталоинтенсивности хозяйства. Однако и в этом случае новое приложение капитала неизбежно отразится на общем балансе и сможет сократить или расширить объем хозяйственной работы семьи как раз не в тех отраслях хозяйства, куда вкладывается капитал. Нередко, впрочем, как это мы видели с примером пермской молотилки и кубанской жатки, момент основного равновесия осложняет робою вопрос о выгодности и приемлемости частичных затрат капитала на улучшение хозяйства.

Для определения же общей абсолютной суммы капитала, зависящей вообще от объема хозяйства, момент равновесия является решающим.

Произведенный нами анализ в полной мере отвечает на первый из поставленных намн вопросов — о влиянии степени капи^ талоннтенсивностн на установление момента равновесия внутри? хозяйственных факторов — и раскрывает нам теоретический смысл эмпирически установленного намн уровня оптимальной вооруженности хозяйствующей семьи капиталом.

Теперь мы можем перейти и ко второму из поставленных нами вопросов — к вопросу о влиянии состояния внутрихозяйственного равновесия на процесс капиталообразования и капиталовосстановления. Как мы видим нз эмпирического анализа, хозяйства не всегда могут довести процесс капиталообразования до уровня, гарантирующего им оптимальные размеры капи- талоинтен'снвностн, и должны работать при недостаточной вооруженности своего труда средствами производства и сводить внутрихозяйственное равновесие на пониженном уровне благосостояния.

Эмпирические материалы при этом указывают, как мы знаем, что в среднем крестьянской семье удается увеличить в своем хозяйстве процесс капиталообразования только параллельно с повышением личного бюджета, т. е. только в том случае, когда в силу тех нли иных причин (повышение рыночной конъюнктуры или выгодных промысловых заработков) повысятся валовые доходы хозяйства.

Постараемся вникнуть теоретически в мотивы такого хозяйственного поведения.

Крестьянская семья в результате своей годовой работы получает, положим, 1000 руб. валового дохода натурой и деньгами. Какая часть из этой суммы будет направлена на потребительские нужды и какая пойдет на хозяйственные затраты? Этот вопрос является одним из самых сложных вопросов организации крестьянского хозяйства.

Каждый рубль из этой тысячи может получить и потребительское, и хозяйственное назначение. Совершенно ясно, что семья, для того чтобы существовать, должна значительную часть этого дохода затратить на свои потребительские нужды.

По мере насыщения потребностей потребительская оценка каждого направляемого к расходу рубля будет падать, но как бы она ни была мала, по всем вероятиям, в любой год крестьян» ская семья могла бы найти потребительское назначение всему своему годовому доходу.

Препятствием к этому является настоятельная необходимость для дальнейшего существования хозяйства авансировать часть валового дохода на восстановление оборотного капитала и сношенной части основного. Каждая хозяйствующая семья отчетливо понимает значение этих хозяйственных затрат и го? многолетнему опыту своему знает, что сокращение ее хозяйстг венного вооружения в ближайшем же году потребует от нее

большего напряжения труда и, несмотря на это, приведет к понижению уровня благосостояния. Точно так же она ясно понимает возможность будущего улучшения своего состояния в случае усиления процесса капиталообразования. Говоря иначе, производственное назначение каждого рубля может оцениваться ей с точки зрения того уровня благосостояния в будущем году, которое, по ее предположениям, связано с той или иной степенью капиталовосстановления в настоящем году.

Для этой формы оценки рублей, получающих производственное назначение, ми можем исходя из нашего предыдущего анализа найти и графическое выражение.

Рассматривая влияние на внутрихозяйственное равновесие различных размеров авансируемого капитала, взятого в ссуду и подлежащего после хозяйственного оборота возврату, мы установили иа графике 8 (с. 383) для каждого размера авансируемого капитала соответствующую ему степень насыщения потребностей, устанавливаемую внутрихозяйственным равновесием.

Если теперь мы отложим на оси общий размер авансируемого капитала, а по ординатам — величины субъективных оценок той меры насыщаемости потребностей, которая соответствует каждому размеру авансирования, то мы получим кривую субъективных оценок рублей, последовательно направляемых на процессы капиталонакопления с точки зрения их будущего потребительского эффекта (линия КМ на графике 10 на с. 388).

Этим мы находим мерило для оценки производственного назначения рублей, соизмеримое с обычным мерилом оценки их потребительского назначения (линия CD).

Сопоставим обе кривые для раздела принятого нами валового дохода в 1000 руб., причем развитие функций потребительского значения последовательных затрат будем вести справа налево (линия CD графика 10).

Тогда имеем следующую систему кривых, дающих пересечение в точке х, которая соответствует расходу 600 руб. на лич- ные потребности и 400 руб. на хозяйственные (см. график 10).

Сопоставляя течение обоих кривых, мы можем проследить психологию крестьянской семьи, решающей основной вопрос своего хозяйственного поведения: на каком уровне ей следует остановить свое потребление, для того чтобы обеспечить в будущие годы достаточный уровень своего благосостояния?

Если семья пожелает фиксировать свое благосостояние в будущие годы на том же уровне, на котором она установит свое потребление в данном году, а это следует принять как норму, то, очевидно, ей нужно ассигновать на хозяйственные потребности сумму, соответствующую моменту пересечения, или, что то же, равновесия наших кривых, что имеет место на нашем графике при 400 руб. хозяйственных расходов.

Ясно, что при всякой меньшей затрате семья, улучшив свое потребление в текущем году, в будущем году сведет хозяйственный баланс при значительно более тягостном напряжении труда и меньшей мере насыщения потребности, как это ясно из течения кривых для всякой суммы, меньшей 400 руб.

Если же семья пожелает в будущие годы повысить свое благосостояние против того уровня, которое может она стабилизировать с этого же года, то ей необходимо пойти на некоторое понижение своего благосостояния в этом году и этой ценой, увеличив вооружение своего труда капиталом, обеспечить повышение своего благосостояния в будущем. Мы не имеем эмпирического материала для суждения о процессах капитало- накопления за ряд лет в пределах одного и того же хозяйства и потому воздерживаемся от дальнейшего углубления нашего анализа.

Будет осторожнее принять, хотя это и не всегда соответствует бытовой действительности, что раздел наличного дохода устанавливается на равновесии производственных и потребительских оценок, или, что точнее, на желании сохранить постоянный уровень благосостояния.

Приняв это условное положение, мы легко сможем дать теоретическое освещение наблюдавшемуся нами явлению роста капиталообразования при повышении валовых доходов и его параллелизма с ростом личного бюджета.

В самом деле, наш анализ механизма раздела валового дохода на хозяйственное и потребительское назначение графически был приноровлен к размеру валового дохода, равному 1000 руб. При меньших суммах дохода, например при 700 руб., течение встречных кривых естественно несколько изменится, так, как встречное развитие кривой DC потребительских оценок нач-gt; нется не с 1000-го, а с 700-го рубля и даст в отношении кривой производственных оценок повышенное течение и момент равновесия при значительно меньшем ассигновании на потребительские нужды, как это видно на графике 11.

Нижеследующая система двух графиков показывает нам* как лри построении кривых оценок потребительского назначе? ния (DC) отдельно для каждой суммы валового дохода мы можем установить раздел валового дохода на потребительские и хозяйственные расходы для любой его высоты и вь^ разить его графически в уже совершенно объективных велит чинах.

Моменты равновесия степени насыщения потребностей при разных уровнях бюджета с ожидаемыми в будущем равновесиями при разных размерах капиталообразования

График 11

Таков механизм отщепления процессов капиталообразования от продовольственного потребления валовых доходов. Наш теоретический анализ вскрывает его только в самых общих чертах, но и полученных результатов достаточно для того, чтобы видеть значительное отличие процесса от обычного типа капиталистического обращения капитала по формуле Д—Т—Д + д.

Здесь, в русском издании настоящего исследования, мне надлежит сделать некоторое отступление и остановить внимание читателя на некоторых своих размышлениях по поводу только что изложенного.

Весь теоретический анализ основ, на которых строится процесс капиталовосстановления и капиталонакопления в семейном хозяйстве, мною выражен в форме анализа равновесий между субъективными оценками разных явлений внутрихозяйственного

порядка. Мера удовлетворения потребностей, предельная затрата рабочей силы, кривая моментов равновесия, смещение кривых, построенных на условных, не поддающихся точному измерению величинах, и прочий арсенал понятий и методов, мною употребленных, настолько непривычны для русского читателя, что я, облекая свою теорию в эти формы изложения, сильно рискую не найти с ним общего языка. Переписав набело текст своего исследования и перечитав написанное, я даже одно время думал совсем опустить это сложное и трудное для понимания место своего исследования. Пытался изложить его, не прибегая к сложным кривым и условным величинам. Однако попытки эти не увенчались успехом, так как основной объект моего анализа— трудопотребительный баланс семейного хозяйства — ни в каких объективно конечных величинах выражен быть не может, а выбросить анализ взаимоотношения этого баланса с процессами капиталообразования было совершенно невозможно, так как без него все теоретическое содержание второй главы настоящего исследования было бы и неполно, и даже прямо неверно.

Поэтому я решил, основательно переработав, правда, оставить и в русском издании те теоретические рассуждения, которые были в немецкое, тем более что они представляли собою только дальнейшее развитие и усложнение того, что уже содержалось в смысле метода анализа во второй главе.

Единственно, что я счел необходимым,— это снабдить свои рассуждения некоторыми разъяснениями.

Многие из моих читателей, прочтя без должного внимания мои теоретические формулы, могут по созвучию терминологии причислить меня к лику австрийской школы и этим ограничить свое внимание к настоящему исследованию.

Я протестовал уже против этого во введении к настоящей работе и считаю уместным остановиться на этом вопросе еще раз. Школа предельной полезности, многие заслуги которой перед экономической наукой я не отрицаю, стремилась вывести из субъективных оценок полезности предметов всю систему народного хозяйства, и в этом была ее главная ошибка.

Я этого не делаю, весь мой анализ до сего момента был анализом внутрихозяйственных процессов, я стремился выяснить, как с частнохозяйственной точки зрения организован производящий аппарат семейного земледельческого хозяйства, как реагирует он на то или ииое воздействие давящих на него народнохозяйственных факторов, как определяется его объем и как протекают в нем процессы капиталообразования.

Мне, как это представляется, удалось показать, что в своем хозяйственном поведении семейное хозяйство, лишенное категории заработной платы, и по способу своего хозяйственного расчета, и по мотивации работы отличается от хозяйства, построен

ного на наемном труде, и что процесс кругообращения капитала происходит в нем несколько иначе, чем в обычном капиталистическом хозяйстве, где этот круговорот (кругооборот, — Ред.) е таким блеском проанализирован во II томе «Капитала».

Так как при отсутствии категории заработной платы я не мог применить к оценке внутрихозяйственных явлений объективный ценностный расчет определения чистой прибыли из разности валового дохода и материальных издержек, то мне пришлось ввести в анализ гипотезу трудопотребительного баланса как некоторую модель, заменяющую собой хозяйственное сознание трудовой семьи или, точнее, ее руководителя.

Мне удалось показать, что с помощью так сконструирован' ного аппарата крестьянское хозяйство может определить объем своей хозяйственной работы, реагировать на все народнохозяйственные факторы — на колебание цен, на улучшение техники производства, на повышение плодородия и другие рентообразующие факторы и, наконец, может производить закономерно процессы капиталовосстановления и капиталоиакопления и оборачивать внутри себя заемный капитал. Говоря короче, существовать в условиях современного товарного строя народного хозяйства.

Мы видели, что хозяйственное поведение так сконструированного аппарата во многих случаях было тождественно аппаратам, построенным на наемном труде, в некоторых же случаях, по преимуществу в случаях аграрного перенаселения, резко отличным.

Возможность благодаря нашей теории понять природу этих отличий в хозяйственном поведении и составляет в наших глазах ценность наших построений. Поэтому вполне прав был фрей- бургский проф. К. Диль, который в отзыве на немецкое издание нашей книги писал, что забвение этих отличий семейного хозяйства и экстраполяция на него экономики А. Смита и Д. Рикардо привели англичан в их индийской хозяйственной политике к ряду тяжелых ошибок.

Теперь, поскольку нами теоретически сконструирован хозяйственный аппарат семейного хозяйства, нам надлежит ввести его в систему современного народного хозяйства со свойственной ему гегемонией капиталистических отношений и уяснить, в какой мере разные факторы этого строя будут влиять на наш аппарат и в какой мере массовые процессы, совершаемые в пределах хозяйственного массива, слагающие которого построены по типу нашего аппарата, будут сами оказывать влияние на существующую систему народного хозяйства.

В обоих случаях, конечно, связь между аппаратом семейного хозяйства и народным хозяйством будет держаться не субъективными оценками, а теми вполне объективными хозяйственными ценностными величинами, которые получаются в резуль-

тате проанализированного нами семейного производства или служат его предпосылками.

Говоря иначе, всякого рода субъективные оценки и равнове1 сия, проанализированные нами как таковые, из недр семейного хозяйства на поверхность не покажутся, и вовне оно будет представлено такими же объективными величинами, как и всякое иное.

Крестьянское хозяйство может воздержаться от покупки предмета, субъективная оценка которого для него будет ниже рыночной цены, но если оно его купит, то будет платить за него такими же рублями, как соседнее чнсто капиталистическое предприятие.

Однако, как это мы постараемся показать в последующих главах, семейное хозяйство в силу особенности внутреннего сложения своего хозяйственного аппарата имеет ряд объективных особенностей в народнохозяйственном отношении как в пределах массива семейных хозяйств, так равно и в своем влиянии на другие слагающие системы народного хозяйства.

Ниже мы попытаемся вскрыть эти народнохозяйственные следствия, вытекающие нз природы внутрихозяйственной организации семейного хозяйства.

Вот в этих-то частях нашей работы, и только в этих, мы и можем сойтись илн разойтись в своих выводах со школой предельной полезности, марксйстами-ортодоксами, марксистами-ре- визионистами, неоклассиками, англоамериканцами и другими направлениями в разработке теории народного хозяйства.

В сущности говоря, каждая из этих теорий для того, чтобы быть универсальной, должна обнять своими построениями те особенности хозяйственного поведения семейных хозяйств, которые вскрыты нами эмпирически, и, пожалуй, даже нашу внутрихозяйственную организационную концепцию.

Во всяком случае, наше учение о строении аппарата семейного хозяйства само по себе не противоречит ни одной из теоретических систем народного хозяйства и только требует от них некоторого творческого напряжения для своей аперцепции (восприятия.— Ред.).*

Так, например, поскольку семейное хозяйство существует в пределах народного хозяйства с гегемонией капиталистических отношений, поскольку оно втянуто в товарное производство и является мелким товаропроизводителем, продает и покупает по ценам, установленным в порядке торгового капитализма, и поскольку вращйющиеся в нем капиталы представляют собою в конце концов занятый нм банковский капитал, наше хозяйство со всеми свойственными ему особенностями (и, может быть, именно в силу этих своих особенностей) делаетсй объектом самой безудержной капиталистической эксплуатации и неотъемлемой частью капиталистического строя. И, например,

марксистскому автору для уяснения особенностей этой формы эксплуатации нужно будет принять во внимание особенности природы крестьянского хозяйства, нами установленные, тем бо- ,лее что сам К- Маркс, говоря о ректе в крестьянском парцеллярном хозяйстве, уже отметил многие из устанавливаемых нами положений,37

Впрочем, наше отступление от прямого развития темы слишком затянулось, и мы, оканчивая его, должны будем все же вернуться к вопросу кругообращения капитала в крестьянском хозяйстве.

Нам кажется, что наш анализ влияния внутрихозяйственного равновесия на процесс капиталообращения в семейном хозяйстве может дать нам основание для формулирования следующих положений.

  1. При каждом данном уровне техники и условиях данной рыночной конъюнктуры всякая трудовая семья, располагающая возможностью регулировать площадь своего землепользования, может повышать производительность своего труда, увеличивая капиталоинтенсивность своего хозяйства до известного оптимального для этой семьи уровня. Всякая форсация капиталоинтенсивности за пределы этого оптимального уровня поведет к усилению тягостности труда и даже к падению его оплату, так как, с одной сторону, повышение расходов на восстановление снашиваемого капитала будет погашать полезный эффект дальнейшей капиталоинтенсификации, а с другой — хозяйственная реализация этого капитала потребует от хозяйствующей семьи большего напряжения труда, чем это допускается равновесием внутрихозяйственных факторов хозяйства.
  2. Далеко не все семейиые хозяйства работают при оптимальной капиталоинтенсивности. Многие из низ; ведут хозяйство с пониженной капиталообеспеченностью и получают пониженную оплату труда. Часто семьи эти, несмотря на полное стремление довести капиталы своего хозяйства до оптимальных размеров, сделать этого не могут, так как процесс капитало- восстановления, связанный известным равновесием с процессом удовлетворения личных потребностей, ие может достичь размеров, гарантирующих расширенное воспроизводство капитала.
  3. Вообще процессы капиталообразования и капиталовосста- новления увязаны в некоторое равновесие с другими процессами семейного хозяйства (напряжением труда, удовлетворением личных потребностей и пр.) и в своей силе зависят от развития этих последних. В малоудачные хозяйственные годы процесс капиталовосстановледия угасает вместе со снижением личного бюджета и повышением уровня самоэксплуатации, рабочих сил семьи, в хорошие годы он ведет к расширенному вос-

ы                            '

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. II. С. 375.— Ред.*

    производству капитала вместе с повышением уровня личного потребления и понижением напряжения труда.

Таковы главнейшие основы строения и оборотов капитала в семейном хозяйстве.

Ввиду исключительного народнохозяйственного значения процессов капиталообразования для аграрных крестьянских стран мы не сомневаемся, что дальнейшее изучение этих процессов стоит на ближайшей очереди и должно начаться прежде всего с собирания эмпирического материала.

Заканчивая этим главу о капитале в трудовом хозяйстве, мы заканчиваем тем самым и первую часть нашего исследования, посвященную сложению индивидуального трудового хозяйства в земледелии.

Все изложенное представляет собой итоги почти двадцатилетней работы ряда русских экономистов, имеющих в своем распоряжении исключительные по богатству материалы, собранные полувековой работой русской земской статистики, и в настоящем систематизированном виде дает нам более или менее законченное очертание теории крестьянского хозяйства.

Однако, оценивая уже пройденный путь, мы еще раз повторяем, что нами заложена только основа дальнейшей, более глубокой работы, даны руководящие идеи к целому ряду эмпирических исследований, и надо надеяться, что следующему поколению экономистов удастся в полной мере и на значительно большем объеме материала развить учение об организации индивидуального крестьянского хозяйства.

<< | >>
Источник: Чаянов А. В.. Организация крестьянского хозяйства. // Избранные труды. - М.: Экономика. 1991

Еще по теме ГЛАВА V КАПИТАЛ В ТРУДОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ:

  1. ГЛАВА II МЕРА САМОЭКСПЛУАТАЦИИ ТРУДОВЫХ СИЛ КРЕСТЬЯНСКОЙ СЕМЬИ. ПОНЯТИЕ ВЫГОДНОСТИ В ТРУДОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  2. Глава 3. ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  3. ГЛАВА 7 ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ И ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  4. Трудовой капитал
  5. ОЧЕРКИ ПО ТЕОРИИ ТРУДОВОГО ХОЗЯЙСТВА
  6. Теория семейно-трудового хозяйства и стадий кооперации А. Чаянова
  7. 7.6. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  8. ОЧЕРКИ ПО ТЕОРИИ ТРУДОВОГО ХОЗЯЙСТВА. ВЫП 1. СООТНОШЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ
  9. 1.2. Трудовой потенциал и человеческий капитал
  10. 7.2. РЫНОК ТРУДА И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  11. 7.5. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  12. Движение капитала и трудовых ресурсов
  13. Глава 26 Трудовые отношения и трудовое законодательство РФ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -