<<
>>

Эмпирические исследования групп интересов и их влияния на внешнеторговую политику

Эмпирические исследования в области политической экономии торговой политики производятся в двух направлениях. Некоторые из них нацелены на объяснение отраслевых различий в формах и масштабах протекции.

С другой стороны, существует ряд исследований, в которых главное внимание уделяется характеристикам избирателей и их политических представителей как возможным детерминантам законодательных решений по поводу торговой политики или административных решений по поводу применения и функционирования торгового законодательства. Если первая группа исследований в большей степени изучает спрос на политическом рынке (т. е. характеристики групп интересов), то вторая уделяет больше внимания предложению (т. е. характеристикам политических процессов). Ясно, что в настоящем контексте нас больше интересует первая группа исследований. Конечно, было бы нереалистично утверждать, что мы способны объяснить эндогенные межотраслевые различия в формах и масштабах протекции исходя только из факторов «спроса». Действительно, можно предсказать наличие смещения оценки в модели регрессии, представленной одним уравнением, включающим в правой части только детерминанты спроса на протекцию и не учитывающим реакцию «предложения» со стороны избирателей, выбранных представителей и администрации. Но по необходимости мы уделим главное внимание первому роду исследований.[30]

Помимо вышеназванной проблемы структурный (cross-section) анализ сталкивается с другими существенными трудностями. Во- первых, существуют проблемы измерения и аппроксимации данных: например, как измерить степень протекции в случаях, когда задействованы разнообразные и часто неявные меры по предоставлению поддержки, или как аппроксимировать политические и экономические характеристики данной отрасли или факторов эффективности лоббистской деятельности. Во-вторых, возможно, что особенности отрасли, которые влияют на природу и эффективность лоббистской деятельности, с трудом поддаются «охвату» в рамках межсекторного анализа.

В-третьих, трудно сформулировать тесты и осуществить аппроксимацию объяснительных переменных, позволяющих выбрать между альтернативными гипотезами о межотраслевых различиях в протекции. Наконец, нужно признать, что фактические и ожидаемые выигрыши групп интересов не обязательно

непосредственно зависят от масштабов протекции, полученной данной отраслью. Как показывают рис. 34.1 и 34.2, оптимальный, или целевой, уровень тарифной протекции t* может быть ниже для мощного лобби, чем для более слабого. Таким образом, с учетом всех этих трудностей неудивительно, что вряд ли можно обеспечить недвусмысленную эмпирическую поддержку гипотезе, объясняющей протекцию деятельностью «групп интересов». Тем не менее эмпирические исследования выявили несколько совместимых друг с другом характеристик результатов, заслуживающих упоминания.

}ф Выявленные факторы могут быть разделены на две группы: определяющие способность и готовность отрасли финансировать и обеспечивать прочими ресурсами лоббистскую деятельность; определяющие масштабы выигрыша или ренты, полученной от протекции.

Первая группа факторов относится к функции издержек V на рис. 34.1. Здесь можно утверждать, что способность организовать группу интересов прямо связана с общим доходом потенциальных членов лобби и степенью отраслевой концентрации и косвенно зависит от количества и географического разброса фирм отрасли. Вообще говоря, переменные, характеризующие отраслевую концентрацию и размер дохода, в большинстве случаев не оказываются существенными в регрессиях.[31] Переменная, выражающая количество фирм, обычно работает более успешно и ведет себя предсказуемым образом. Можно предположить, что готовность к лоббированию в отраслях, подверженных более высокой степени конкуренции с импортной продукцией, будет зависеть от степени снижения доходов производителей в результате усиления конкуренции с импортной продукцией и от ресурсной гибкости отрасли. Многие из аппроксимаций ресурсной гибкости (например, средняя заработная плата или средний возраст работников) достаточно хорошо показали себя в регрессионных уравнениях.[32] Полученные результаты хорошо согласуются с гипотезами о давлении групп интересов, тем не менее трудно доказать, что в отраслях, в которых капитал и труд с большим трудом могут быть «переведены» в альтернативные виды

производства, они более склонны «вложиться» в лоббистскую деятельность.

Эти результаты также согласуются с узкоэкономическим объяснением протекции через «сравнительные преимущества», а именно: трудоемкие отрасли с низким уровнем заработной платы в экономических системах с избытком капитала являются областями, не имеющими сравнительных преимуществ, и поэтому они с большой вероятностью должны быть защищены по соображениям «справедливости» или по «электоральным» мотивам.

Несомненно, что ожидания лоббистов по поводу готовности избирателей, законодателей и чиновников предоставить протекционистскую поддержку окажут влияние на ожидаемую форму кривой издержек лоббистской деятельности V (рис. 34.1 и 34.2). В этом случае в модель деятельности группы интересов можно включить факторы предложения на политическом рынке. Определенная отрасль, как можно ожидать, будет нести меньшие издержки по лоббированию протекции, если на власти оказывается нажим в пользу предоставления протекции только небольшому числу других отраслей и(или) при этом имеется лишь незначительная угроза ответных мер в отношении иных экспортоориентированных отраслей. Однако структурные (cross-section) регрессионные модели с одним уравнением не могут быть использованы для определения относительной важности факторов спроса и «ожидаемых» (равно как и фактических) факторов предложения при определении межотраслевых различий в протекции. Так, на (ожидаемые) переменные издержки лоббирования по различным причинам может оказать влияние размер отрасли (выраженный через объем продаж или величину занятости). С одной стороны, потенциальные члены лоббистской группировки в крупной отрасли, скорее всего, осознают популярность своих интересов среди избирателей и, следовательно, более низкую вероятность сопротивления ее запросам со стороны выборных чиновников. С другой стороны, размер отрасли, возможно (но только возможно), увеличит проблемы координации, снизит вероятность производственной специализации и однородности интересов, а также повысит важность лоббируемых (дорогостоящих) продуктов (items), что повлияет на реальный доход членов лобби.

Пинкус (Pincus, 1975) а также Гринуэй и Милнер (Greenaway, Milner, 1989) нашли подтверждение тому, что тарифная протекция прямым образом связана с важностью отрасли для экономики. Однако этот факт не позволяет установить, какое именно влияние оказали группы интересов. В самом деле, даже если принять во внимание важность размеров отрасли в «электоральных» вопросах, трудно установить, в какой мере уровень «предложения» протекции зависит от лоббирования со стороны групп интересов, а в какой — от осознания выборными чиновниками своих интересов.

Из сказанного выше ясно, что проблемы аппроксимации и одновременности затрудняют тестирование модели групп интересов,

позволяющее отличить данную модель от альтернативных гипотез, объясняющих межотраслевые различия в протекции. Например, имеется множество эмпирических результатов, показывающих, что трудоемкие отрасли, а также отрасли с относительно низким участием человеческого капитала имеют тенденцию быть в большей степени обеспеченными протекцией.[33] Следует ли это интерпретировать в пользу аргумента, согласно которому отрасли с низким уровнем заработной платы и низким уровнем адаптационной гибкости с большей вероятностью преодолеют ограничения, связанные с проблемой «безбилетника» в лоббистской практике, или же в пользу аргумента, что избиратели больше симпатизируют низкооплачиваемым рабочим? Эти вопросы трудно разрешить, прибегая к доступным эмпирическим данным. Взаимодействие низкого уровня заработной платы и высокого (или повышающегося) уровня иностранной конкуренции может вызвать альтруистические побуждения со стороны избирателей по отношению к данной отрасли и, следовательно, снизить издержки лоббирования. Это согласуется с объяснением торговой политики деятельностью групп интересов. Однако положительная связь между показателями сравнительной слабости (comparative disadvantage) отрасли и уровнем протекции поддается альтернативному объяснению. Лавернь[34] (Lavergne, 1983) обнаружил, что наиболее значительным фактором, объясняющим американскую тарифную протекцию, даже после Токийского раунда, является структура протекционистских пошлин, воплощенная в тарифе Смута—Хоули 1930 г. Тот факт, что относительные масштабы тарифной протекции, предоставляемой различным отраслям экономики Соединенных Штатов, существенно не менялись за последние 60 лет, можно проинтерпретировать как доказательство того, что торговая политика поддается анализу в категориях консервативной гипотезы общественного благосостояния, а не в рамках гипотезы групп интересов. С другой стороны, возможно, что именно группы интересов, действовавшие шестьдесят лет назад, и установили существующую тарифную структуру, и все это время господствовало неизменное соотношение сил различных групп интересов.  

<< | >>
Источник: Гринэуэй Д., Блини М., Стюарт И.. ПАНОРАМА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ КОНЦА XX СТОЛЕТИЯ Том 2. 2003

Еще по теме Эмпирические исследования групп интересов и их влияния на внешнеторговую политику:

  1. Результаты эмпирического исследования Полученные данные эмпирического исследования (числовые коды)
  2. 34 КРИС МИЛНЕР ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ И ВЫРАБОТКА ПОЛИТИКИ
  3. 8.2 Эмпирические исследования зависимоститемпов экономического роста от параметровгосударственной фискальной политики
  4. I Программа исследования Гипотеза эмпирического исследования
  5. Эмпирические исследования
  6. Группы специальных интересов
  7. ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  8. 1.5 Эмпирические исследования детерминантэкономического роста
  9. Эмпирическая база исследования
  10. ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  11. 7.2 Эмпирические исследования соотношенияэкономического роста и неравенствав распределении
  12. § 4. Группы интересов в системе социального партнёрства
  13. 3. Эмпирический анализ исследований и разработок
  14. Эмпирические исследования и верификация ставок роялти
  15. 7.2.2 Эмпирические исследования воздействиянеравномерности распределенияна постоянный экономический рост
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -