<<
>>

К. КЛАРК: МАКРОСТРУКТУРНЫЙ ПОДХОД К ЭВОЛЮЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ

Приведенный выше анализ показывает, что слабым местом экономической науки в области долгосрочного прогнозирования является отсутствие разработанной теории динамики экономических институтов.

Однако фундаментальные разработки здесь имеются и можно выделить три принципиальные позиции.

Неоклассический подход к эволюции институтов состоит в том, что эта эволюция определяется действием рыночного механизма. А именно: длительные изменения в соотношении спроса и предложения на разные виды продукции и ресурсов и соответствующие движения относительных цен влекут за собой определенные сдвиги и в институциональной структуре хозяйства, и в самой природе институтов.

Кейнсианский подход предполагает то, что не рынок, а государство должно регулировать динамику экономических институ- Там же. 134

тов, поскольку рынок (в силу природы своих институциональных основ) к саморегулированию не способен, а следовательно, и регулятором развития институтов быть не в состоянии. Неоинституционализм и эволюционная экономическая теория примыкают, с рядом оговорок, к неоклассическому подходу, поскольку исходят из «презумпции» саморегулируемости и равновесности рынка.

Традиционный («старый») институциональный подход определяющим фактором в эволюции институтов считает научно- технический и организационный прогресс, хотя почти общепризнано, что невозможно установить долговременные тенденции этого прогресса на будущее, что и является одним из главных источников неопределенности.

Выявить, опираясь на анализы статистических рядов более чем за сто лет, взаимосвязь между сдвигами в отраслевой структуре хозяйства, сдвигами в институциональной структуре общества и изменениями в темпах экономического роста была призвана концепция англо-австралийского экономиста К. Кларка. На базе этой концепции Кларк построил долговременный прогноз экономического развития капитализма, который частично оправдался.

В Предисловии ко второму изданию своей книги «Условия экономического прогресса» (1947 г.) Кларк подчеркнул антикейнсианскую направленность выводов своего исследования. Исходным в концепции Кларка явилось принципиальное различие между тремя секторами хозяйства: первичным, где с ростом масштабов производства предельная производительность убывает (это сельское хозяйство и добывающая промышленность), вторичным, где с ростом масштабов предельная производительность возрастает (обрабатывающая промышленность), и третичным, где предельная производительность остается неизменной (это услуги).

Каждый сектор удовлетворяет особую группу потребностей. До начала XIX в. преимущественно развивалось сельское хозяйство. В силу действия здесь закона убывающей предельной производительности это развитие опиралось на мелкое фермерское хозяйство и было крайне медленным. Затем (до начала XX в.) преимущественно удовлетворялись потребности в промышленных товарах. Поскольку в обрабатывающей промышленности действует закон возрастающей предельной производительности, основным институтом в эту эпоху явилось крупное промышленное предприятие, а темп экономического роста был рекордным. Но этот рост привел к концентрации производства, появлению монополий, вытеснению конкуренции и поставил на повестку дня вопрос о национализации обрабатывающей промышленности.

На рубеже XIX-XX вв. судьба частной собственности, капитализма и демократии оказалась под вопросом. Однако именно тогда же потребности общества в продукции обрабатывающей промышленности оказались насыщенными, ее удельный вес в занятости и в производстве стал снижаться. На авансцену вышел третичный сектор, поскольку потребности общества в услугах стали стремительно расти. В этом секторе предельная производительность с ростом масштабов производства не меняется, поэтому здесь господствуют мелкие предприятия и процветает конкуренция. С ростом удельного веса услуг в суммарном потреблении общества в данном секторе должна концентрироваться основная доля занятого населения.

Именно в этом институциональном сдвиге в пользу мелкого предпринимательства сферы услуг видел К. Кларк перспективу возрождения роли частной собственности, конкуренции и демократии. При этом, правда, неизбежным становилось и существенное замедление общего темпа роста (по сравнению с XIX в.).

Конечно, в предвоенные 1930-е годы, когда Кларк разрабатывал свою концепцию, нельзя было предвидеть ни бурного развития мирового рынка, конкуренция на котором подорвала позиции национальных монополий, ни масштабов научно-технической революции и развития инфраструктур, которые породили новые закономерности в динамике производительности и размерах предприятий. Однако бесспорной заслугой К. Кларка явилось то, что он доказал наличие взаимозависимости между отраслевой (продуктово-технологической) структурой хозяйства, его институциональной структурой и общим темпом экономического роста. Именно это взаимодействие обусловливает переход хозяйства из одной стадии развития в следующую. Не случайно свою книгу Кларк озаглавил «Условия экономического прогресса».

Но возможно и обратное движение. В частности, в хозяйстве России в ходе специфических рыночных реформ 1990-2000-х годов произошел структурный сдвиг в пользу добывающих отраслей в ущерб обрабатывающей промышленности. Это вызвало и соответствующее смещение «центра тяжести» институциональных структур, формирование олигархического кластера переплетенных финансовых, производственных и торговых институтов, связанных в значительной мере коррупционно с государственными властными и экономическими институтами. В век «экономики знаний» Россия пошла по пути свертывания наукоемких производств, спроса на научные исследования и разработки, ликвидации значительной части научных институтов и научного потенциала страны. По существу, это означает научно- техническую контрреволюцию, лишающую страну возможности не только участвовать в передовых научно-технических исследованиях и разработках, но и усваивать зарубежные достижения в этой сфере. Разрушение научной инфрасистемы одновременно означает и разрушение одной из главных институциональных основ прогрессивного развития российского общества в целом. Россия только в 2006 г., после 15-ти лет трансформаций, восстановила дореформенный уровень своего ВВП. Длительное падение производства и уровня доходов, их резкое расслоение перекрывали возможность нормального развития сферы услуг. Вместе с упадком обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства это помешало формированию среднего класса, который в России составляет незначительную долю населения.

Возможно ли «спонтанное» возвращение России на траекторию общемирового структурно-институционального прогресса? Реально ли такое «насыщение» рынка продукцией первичных отраслей (энергоносители, черные и цветные металлы, основная химия, строительство), чтобы ресурсы из этих отраслей стали свободно «перетекать» в обрабатывающую промышленность? Реально ли на базе первичных отраслей такое повышение эффективности производства, которое привело бы к устойчивому повышению доходов населения и тем самым - к значительному росту спроса на национальные товары длительного пользования и услуги? Если бы это было реально, то можно было бы ожидать постепенного относительного ослабления олигархической институциональной системы, усиления роли мелкого и среднего предпринимательства, расширения среднего класса, развития на этой основе демократических институтов, изживания коррупции, уси-. ления конкурентных начал в экономике. Увы, такая стихийная идиллия маловероятна.

В условиях глубокой включенности в глобальную экономику, подавляющая часть которой находится в состоянии интенсивного ресурсопотребляющего развития, насыщения рынка первичной продукции в обозримом будущем не предвидится (хотя возможны временные спады спроса). Стихийного массового «перетекания» средств в России из первичных отраслей во вторичные и третичные также ждать не следует, чему есть много причин:

• вложения в первичные отрасли остаются самыми прибыльными; вложения в конкурентоспособное производство товаров длительного пользования связаны с новейшими специальными знаниями и технологиями, которыми Россия уже не располагает; российский рынок этих товаров, и в значительной мере рынок услуг, уже захвачены транснациональными корпорациями; олигархический капитал, возникший в России в значительной мере противозаконным путем, чувствует себя неуверенно в правовом обществе и, возможно, большую часть своих доходов будет стараться размещать за рубежом.

Все это означает, что структурный, технологический, а следовательно, и институциональный, прогресс в стране возможны только при условии активной деятельности государства, опирающейся на конкурентный рынок, но преобразующей его основу сначала из олигархически-сырьевой в регулируемую государством промышленную, а затем в социально-ориентированную разностороннюю и наукоемкую. Путь к такому развитию лежит через укрепление государственной власти путем создания мощных политических партий, контролирующих друг друга и способных противостоять коррупции, через свободу СМИ, через всемерную активизацию профсоюзного движения.

Долговременные структурные сдвиги происходят на фоне 50-60-летних «больших циклов» мирового хозяйства, концепцию которых Кларк заимствовал у Н.Д. Кондратьева. Каждый такой цикл состоит из восходящей фазы «экспансии», обусловленной «капиталоголоданием», и нисходящей фазы «капиталонасыще- ния». В условиях 25-30-летнего «капиталоголодания» ускоренным темпом идет новое строительство и расширяется занятость в обрабатывающей промышленности и сфере услуг за счет сельского хозяйства, хроническая безработица отсутствует, растут цены, происходит интенсивное международное движение капитала, увеличиваются инвестиции в странах, производящих сырье, норма процента относительно высока. Затем спрос на инвестиции ослабевает, появляется избыточный капитал и начинается фаза «капиталонасыщения», длящаяся также 25-30 лет. Для данной фазы характерна хроническая безработица, снижение процентной ставки, ослабление международного движения капитала, понижение цен и ослабление «векового» передвижения труда из отраслей, производящих сырье, в обрабатывающую промышленность и сферу услуг.

На базе этой теоретической концепции Кларк в начале Второй мировой войны разработал прогноз на послевоенный период, согласно которому до начала 1970-х годов должна была протекать восходящая фаза «большого цикла». В начале 1960-х прогноз Кларка доработал и конкретизировал английский экономист Б. Дикин[235]. Он выделил следующие фазы «больших циклов» в течение последнего столетия: 1850-1875 гг. - экспансия; 1875-1900 - капиталонасыщение; 1900-1929 - экспансия; 1930-1939 - фаза капиталонасыщения, прерванная войной; 1945-1961 гг. - продолжающаяся экспансия. Дикин пишет: «На основе эмпирических данных видно, что война 1914-1918 гг. добавила около 5 лет к соответствующей фазе экспансии, и вполне вероятно, что более длительная и разрушительная Вторая мировая укоротила по меньшей мере на 10 лет соответствующую отрицательную половину цикла, характеризующуюся капитало- насыщением. При этом допущении можно постулировать, что теоретически, в свете фактического опыта, современная фаза капиталоголодания будет длиться до 1970 г. Этот широкий прогноз циклических тенденций, возможно, будет видоизменяться прямо пропорционально силе экономического воздействия войны на главные промышленные страны»[236].

Дикин не сомневался, что поворот к фазе снижения произойдет примерно в 1970 г. Проблема для него состояла в том, не случится ли этот поворот раньше, поскольку война оказала неодинаковое влияние на экономики отдельных капиталистических стран, а все они связаны в системе мирового хозяйства. Особенно важны в этом отношении перспективы экономики США. «Вследствие взаимосвязанности в мировой экономике, а также экономического могущества и торгового влияния США, - писал он, - необходимо учитывать, не повернет ли длинный цикл в обратную сторону раньше всего в США, бросив мировую экономику в отрицательную половину цикла до 1970 г.».

Свои надежды Дикин возлагал на то, что хотя США и не испытали разрушительных последствий войны, она привела к увеличению экономической роли государства и росту склонности к потреблению (в этой части обнаруживается влияние кейнсианства на оценки данного прогнозиста). Это те две «мощные силы, поддерживающие спрос», которые, по мнению Дикина, способны удерживать до 1970 г. тенденцию повышения в экономике США. Общий вывод Дикина для прогноза был таков: «Теория долгих циклов и ее применение приводят к выводу, что Англия вместе с

другими крупными, связанными через торговлю западными странами в настоящее время проходит последнюю часть экспансионистской... половины цикла. Переход в последующую, отрицательную половину с капиталонасыщением вряд ли совершится... до 1970 г., хотя некоторое выравнивание на вершине цикла, вероятно, произойдет около этого времени или в некоторых странах несколько раньше»31.

Последующие события можно истолковать как определенное подтверждение данного прогноза. Если это так, то наступления очередной фазы капиталонасыщения со всеми связанными с нею институциональными конфликтами следует ожидать примерно с начала третьего десятилетия XXI в. 

<< | >>
Источник: отв. ред. О.И. Ананьин. Экономика как искусство : методологические вопросы применения экономической теории в прикладных социально-экономических исследованиях. 2008

Еще по теме К. КЛАРК: МАКРОСТРУКТУРНЫЙ ПОДХОД К ЭВОЛЮЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ:

  1. ВОЗМОЖЕН ЛИ ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ ЭВОЛЮЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ?
  2. ГЛАВА 12 Европейское экономическое сообщество - Европейский союз: эволюция, институты, политика
  3. 3.1. Эволюция подходов к оценке экономической эффективности предприятия
  4. 1.2. Экономические теории А. Маршалла и Д.Б. Кларка
  5. Тема 7. ИЗМЕНЕНИЕ ИНСТИТУТОВ ВО ВРЕМЕНИ: ЭВОЛЮЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ
  6.  Тема: МИРОВАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА, ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ И ИНСТИТУТЫ
  7. Мизес и теория эволюции общественных институтов
  8. Подход, основанный на логических заключениях, против подхода, основанного на непосредственных наблюдениях в отношении политик и институтов
  9. ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: ЭВОЛЮЦИЯ ЕГО ПАРАМЕТРОВ
  10. Эволюция этических принципов: институты, необходимые для динамической эффективности
  11. ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД К ИНСТИТУТАМ
  12. Эволюция концептуальных подходов к логистике
  13. Раздел 4 СТРУКТУРНАЯ ПОЛИТИКА И МАКРОСТРУКТУРНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ
  14. Раздел 5 АГРОПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА В МАКРОСТРУКТУРНЫХ ПРИОРИТЕТАХ
  15. 8.1. Эволюция подходов к анализу бухгалтерской отчетности
  16. ЭВОЛЮЦИЯ ФОРМ и подходы к понятию «ИНДИКАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ» В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ
  17. Эволюция подходов к Финансовой оценке и учету интеллектуальных активов
  18. Макроструктурные приоритеты
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -