<<
>>

§ 6.Модели эндогенного экономического роста

  Рассмотренные выше неоклассические модели Кобба- Дугласа и Солоу легли в основу большого числа современных моделей экономического роста, появившихся в последней трети XX века,

Авторы новых исследований предлагают несколько иные, расширительные условия моделей по сравнению с базовыми. Если в последних технический прогресс был единственным долгосрочным фактором экономического роста, то в производных от них моделях рассматриваются такие долгосрочные факторы роста, как норма сбережения, темпы прироста рабочей силы, уровень инвестиций в человеческий капитал и новая для нас категория - норма накопления человеческого капитала, эн.

Вспомним, что в стандартной модели Солоу, рассмотренной в § 4 настоящей главы, норма сбережения не влияла на долгосрочный темп роста.

Самое важное, на что следует обратить внимание при анализе новых моделей, - это эндогенный характер перечисленных факторов роста, который придают им авторы новых теоретических конструкций. Ведь создатели более ранних моделей полагали, что экономический рост в долгосрочном плане носит по отношению к экономике страны всецело экзогенный характер, как и сам технический прогресс. Образно выражаясь, технический прогресс представал как «манна небесная», свалившаяся на ту или иную страну, независимо от состояния ее экономической системы.

Напомним еще раз, что эндогенные переменные определяются, в отличие от экзогенных, не вне экономической системы, а внутри нее. Следует заметить, что у экономистов в определении эндогенности или экзогенности переменных величин нет единой позиции, точнее, все зависит от трактовки авторами условий моделей. Но именно разность подходов к этой проблеме и определяет принадлежность экономистов к той или иной школе. Так, одни исследователи считают, что эндогенные ве- личины связаны между собой прямыми и обратными связями, в отличие от экзогенных величин, которые не испытывают обратного воздействия в рамках данной модели. Другие, напротив, доказывают существование взаимного влияния между эндогенными и экзогенными переменными, наличие взаимодействия экзогенных переменных друг с другом. Например, экзогенными переменными в предшествующих главах учебника выступали инструменты государственной политики - налоговобюджетная и кредитно-денежная политика. Однако известно, что такие меры, как политика ускоренной амортизации, льготы в области налогов и кредита фирмам, разрабатывающим и внедряющим новые технологии, рост государственных расходов на развитие фундаментальной науки и т. Д- активизируют появление инноваций, стимулируя темпы технического прогресса и экономического роста. Экзогенными представляются также изменения мировых цен, например, на нефть и другие сырьевые ресурсы. Но, еще раз подчеркнем, деление переменных в экономических моделях на экзогенные и эндогенные во многом условно и чаще всего зависит от субъективной трактовки ученых, от кратко- или долгосрочное™ рассматриваемого периода и т. д. Например, решение об изменении учетной ставки принимается правительством под влиянием усилившегося процесса инфляции. Таким образом, кредитно-денежную политику в данном случае можно представить как эндогенный фактор, который зависит от состояния и изменений внутри экономической системы.

Приведенный пример иллюстрирует еще один подход, который заключается в следующем. Если на переменный фактор (скажем, на изменения в технологиях) воздействуют предшествующие события внутри экономической системы, то этот фактор роста, как и сам экономический рост, можно считать эндогенным.

Этим принципом, разрабатывая теорию эндогенного роста, пользуются представители новой классической школы, с которыми мы познакомимся подробнее в главе 26. Более того, данный подход является инструментом, посредством которого в современной теории роста предпринимается попытка пересмотреть позицию классиков, считавших технический прогресс и экономический рост экзогенными. Действительно, у А. Смита и Д. Рикардо можно найти мысль о том, что развитие технологий стимулируется жаждой прибыли, у выдающегося австрийского экономиста Й. Шумпетера - о том, что при определенных условиях, сложившихся в экономике, появляются «толпы» изобретателей» («swarms» ofinventors). Конечно, вряд ли на этом основании можно причислить данных ученых к сторонникам эндогенного роста, а вот черпать из их рассуждений идеи для эндогенных теорий, усматривая в них классические корни, представляется вполне корректным.

Однако не следует впадать в крайность: если в экономике почти все взаимосвязано, то, исходя из вышеупомянутого принципа, вообще не Должно существовать экзогенных переменных.

Итак, насколько экономический рост действительно является экзогенным или эндогенным - вот одна из центральных проблем современных теорий экономического роста.

Благодаря научному импульсу, который дали исследования экономического роста Р. Солоу, появилось множество альтернативных моделей, вошедших в экономическую теорию под общим названием модели эндогенного экономического роста.

Еще в 1940-1960 гг. в рамках неоклассических подходов к построению моделей роста сложилось представление о том, что наряду с основными производственными факторами - трудом и капиталом - важную роль играет технический прогресс, трактуемый как особый фактор производства (см. § 5 настоящей главы). Исследования, выполненные на базе трехфакторных (труд, капитал, технический прогресс) моделей экономической динамики на статистическом материале США, в различные периоды всегда давали достаточно высокие оценки вклада технического прогресса в обеспечение экономического роста. Эти оценки (без учета поправок на повышение качества рабочей силы и капитала) варьировали от 33% в статистических рядах за 1909-1929 гг. у Э. Дэнисона до 78% в рядах за 1929-1957 гг. у С. Кузнеца и 69% в рядах за 1948- 1979 гг. у некоторых других ученых.1 С учетом же указанных поправок вклад третьего фактора, которому в традиционных неоклассических моделях приписывался экзогенный характер, все же оставался на относительно высоком уровне. Однако большинство теоретических моделей того периода, за исключением содержащих инновационные идеи Й. Шумпетера и Н. Д. Кондратьева, ограничивалось предположением, что технический прогресс зависит от времени (?) и слабо связан с процессами внутри самой моделируемой системы.

Итак, в традиционных моделях роста, разработанных в 1940-1960-е гг., основное внимание уделялось значению труда и капитала. Технический прогресс, или технологический рост, рассматривался исключительно как экзогенный фактор.

В последнее десятилетие XX в. были построены качественно новые теоретические модели, в которых предпринята попытка обосновать эндогенную природу технологических изменений, порождающих рост. Принципиальная особенность этих моделей заключается в том, что их производственная функция содержит в той или иной форме новую переменную - человеческий капитал, - характеризующую объем научных знаний и практического опыта, накопленных в процессе обучения. «Новая теория роста», разработанная в 1980-х гг. американским экономистом Полом Ромером и его последователями, поставила во главу угла технологическое развитие.

Согласно этой

теории, прирост знания имеет эндоген-

ный характер и связан с такими эконо- , ^.р1ри.гиЛззие8/5_оо/12_5 мическими факторами, как улучшение htm

возможностей для получения прибыли или рост образования. Таким образом, темпы технологических перемен отнюдь не стабильны, а их скорость в значительной мере зависит от деятельности государства и отдельных компаний. На основании построенной модели П. Ромер делает вывод, что страны с бульшим накопленным объемом человеческого капитала будут иметь более высокие темпы развития.

Важно отметить, что в моделях эндогенного роста решения экономических агентов, например, такие, как склонность к сбережению домашних хозяйств или политика правительства в области налогообложения определяют не только равновесный уровень подушевого дохода, но и долгосрочные темпы роста экономики. Тем самым значительно повышается роль экономической политики в формировании экономической динамики.

Исследователи из Великобритании и Канады Ф. Эгийон и П. Хоуитт предложили модель эндогенного роста, связанную с особенностями технического прогресса, и, в частности, с характером инноваций.1 По мнению Р Солоу, эти ученые сумели «придать некоторую точность туманной идее Шумпетера о «созидательном разрушении» (creativedistruction).2 Й. Шумпетер, в сущности, рассматривал идею эндогенного экономического роста, связывая массовый всплеск инноваций в определенные периоды времени с предшествующим экономическим развитием, о чем упоминалось выше.

Влияние международной торговли на современном этапе технологического развития в контексте эндогенного экономического роста изучалось Дж.

1              Aghion P., Howitt P. A Model of Growth through Creative Destruction.Econometrica. March 1992, pp. 322-352.

2              Солоу P. Перспективы теории роста. Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 8. С.75.

Солоу поясняет модель Эгий- она и Хоуитта: согласно ей, каждая последующая инновация «убивает» своих предшественниц. Мы можем привести в качестве примера персональные компьютеры, которые сделали ненужным производство пишущих машинок. Но иногда, по Солоу, инновации дополняют предшествующие нововведения и повышают их прибыльность.

3              Grossman G., Helpman Е. Innovation and Growth in the World Economy. Cambridge. MIT Press. 1991.

Гроссманом (Принстонский университет) и Е. Хэлпманом (Университет Тель-Ави- ва),3 Их модель учитывает, в частности, возможность международного перелива капиталов для финансирования НИОКР (научно-исследовательских и опытно-кон- структорских разработок) и предсказывает при определенных условиях формирование транснациональных корпораций по мере приближения экономики к равновесной, сбалансированной траектории роста, т. е. к устойчивому состоянию в долгосрочном динамическом периоде.

Теоретические выводы из представленных моделей роста с эндогенным техническим прогрессом находят подтверждение во многих тенденциях мирового Развития, связанных с углублением про

цессов глобализации. Так, в середине 1990-х годов 18% затрат на НИОКР в США и 14% в Великобритании обеспечивались за счет иностранного капитала.1

За период с 1960 по 1999 гг. производились многочисленные проверки базовой, или стандартной, модели Солоу и ее модификаций на основе широкомасштабных статистических данных по множеству стран. Расчеты показали, что норма сбережений,

темпы роста рабочей силы, а также инве-                                         

1              www.ptpu.ru/issues/5_00/ 12_5_00htm

2              Этот метод очень распространен в новых теориях экономического роста. Он удобен тем, что позволяет анализировать экономический рост в идеальных динамических условиях, когда колебания экономических показателей сглаживаются в долгосрочном динамическом плане благодаря долговременному совпадению темпов роста производства и запасов капитала. Экономика как бы движется по ус- тойчивой {steadystate), сбалансированной траектории роста - тренду, находясь в устойчивом динамическом состоянии. Не следует смешивать динамическую устойчивость со статическим устойчивым равновесием, в котором экономические показатели перестают изменяться, приобретая устойчивость: например, устойчивый уровень капиталовооруженности, при котором Дк ~ 0 или устойчивый уровень запасов человеческого капитала на одного работника, при котором Ah = 0.

3              В российской экономической литературе наблюдается большая путаница в связи с переводом на русский язык имени двух разных экономистов, имеющих одну и ту же фамилию - Ромер (Romer). Пол Ромер (Paul М. Romer) - представитель школы «новой классической макроэкономики», а Дэвид Ромер {David H. Romer) - представитель школы «новых кейнсианцев». Под- робнее о различных конкурирующих школах в макроэкономике - см. гл. 26.

стиции в человеческий капитал весьма заметно коррелируют с темпами долгосрочного роста экономики в устойчивом динамическом состоянии. Таким образом, появились предпосылки для формирования нового направления исследований, основанного на допущении влияния эндогенных факторов на долгосрочный экономический рост в большинстве развитых и во многих развивающихся странах.

Эндогенные модели экономического роста, как правило, имеют общие ограничения, которые сводятся к следующему:

Во-первых, все эти модели воспроизводят условия экономического роста в долгосрочном динамическом плане. Во- вторых, независимо от уровня развития страны, экономика в них рассматривается только в устойчивом динамическом состоянии (т. е. в условиях роста по устойчивой, сбалансированной траектории)2. В-третьих, физический и человеческий капитал при определенных условиях могут считаться взаимозаменяемыми факторами.

Более подробный анализ вклада человеческого капитала в экономический рост начнем с довольно известной модели MRW Н. Грегори Мэнкью (Mankiw), Дэвида Ромера (Romer)3 и Дэвида Уэйла (Weil), разработанной в 1992 г. и вошедшей в экономическую литературу под английской аббревиатурой, соответственно первым буквам фамилий названных ав

торов (MRWmodel)."1 В российской экономической литературе она фигурирует под названием модель Мэнкью-Ромера-Уэйла. Данная модель представляет собой модификацию базовых моделей Кобба-Дугласа и Солоу с учетом фактора человеческого капитала.

Но вначале следует заметить, что проверка (верификация) модели Солоу, проведенная Мэнкью, Ромером и Уэйлом, показала, что коэффициент а (эластичность выпуска по фактору капитала, или доля капитала в совокупном доходе) составляет величину 0,6, а отнюдь не 0,3 - 0,35, как предполагал сам автор. В чем же причина таких расхождений? Очевидно, фактор капитала следовало дезагрегировать, выделив собственно физический капитал и человеческий капитал. Авторы модели Мэнкью-Ромера-Уэйла включили в нее человеческий капитал (Н) в качестве самостоятельного фактора экономического роста, имеющего эндогенный характер, и производственная функция приобрела следующий вид:

У = К“ ¦ ¦ (AL)1-**,              (25)

где a - коэффициент эластичности выпуска У по фактору физического капитала, р - коэффициент эластичности выпуска по фактору человеческого капитала, 1 - a - р - коэффициент эластичности выпуска по фактору труда, AL - количество единиц эффективного труда.

Тогда производственная функция в расчете на одного работника (известная нам из § 4 настоящей главы функция Солоу) с учетом человеческого капитала преобразуется в выражение:

у = ka ¦ W(26)

Данное выражение получено посредством деления всех членов предыдущей формулы (25) на AL: у = Y/AL, k = K/AL, h - H/AL.

Статистические проверки модифицированной модели показали в большинстве случаев коэффициент р, равный 0,3, что соответственно уменьшает значение а до величины, предполагаемой в базовой модели Солоу. Это становится понятным, поскольку значение параметра а относится только к физическому капиталу.

Так с помощью математических преобразований Мэнкью, Ромер и Узйл получили возможность проверить расширенную модель Солоу на временных рядах и применять ее для межстрановых сопоставлений, объясняющих различия в темпах и причинах экономического роста.

1 Mankiw N.G., Romer D., Weil D. A Contribution to the Empirics of Economic Growth. Quarterly Journal of Economics. May 1992, pp. 407-437.

Данная модель высвечивает следующую закономерность для экономики с устойчивой траекторией роста (мы должны помнить, что при этом сохраняется усло-

41              Курс экономической теориивие / = Э, а темпы увеличения к - запаса физического капитала на одного работника и темпы роста Ь - запаса человеческого капитала на одного работника - равны между собой): если увеличение нормы сбережения э приводит к большему объему производства, то это обусловливает более высокий устойчивый уровень человеческого капитала, даже если доля дохода, идущего на накопление человеческого капитала, не изменяется.

Однако следует заметить, что увеличение темпов роста населения п отрицательно влияет на темпы накопления Л при сбалансированном, устойчивом росте. Это очевидно, поскольку при прочих равных условиях, увеличение населения уменьшает объем человеческого капитала, приходящегося на одного работника.

Интересно, что эмпирическая проверка данной модели на разных группах стран обнаруживает закономерность в изменении величин а и Д подтверждающую важность вклада человеческого капитала в экономический рост. Так, для стран, не относящихся к нефтедобывающим, а - 0,31; р- 0,28. В странах со средним уровнем развития эти показатели составили 0,29 и 0,3 соответственно. Для стран ОЭСР а =0,14; Р = 0,37. Такие результаты подтверждают выводы Мэнкью, Ромера и Уэйла о том, что чем дальше идет страна в своем экономическом развитии, тем бульшую роль для роста экономики играет качество или уровень развития человеческого капитала. Другие факторы - неквалифицированный труд и физический капитал - становятся относительно более пассивными, нейтральными и не вызывают заметных сдвигов в объеме производства.

При исследовании экономического роста необходимо учитывать, что инвестиции, в том числе, в человеческий капитал, и инновационная деятельность имеют значительный жстернальный эффект, так как их результатами в виде прироста аккумулированных знаний может пользоваться все общество. К. Эрроу разработал модель роста с учетом эк- стернального эффекта, которая при определенных допущениях, принимает следующий ВИД.'

у = кэ+^,-а,              (27)

где г - коэффициент эластичности совокупного выпуска (У) по отношению к общественному запасу производственных и управленческих знаний. Важнейшую роль в использовании таких знаний играет и обучение на опыте (1еагптд-Ьу-с1отд).

Предложенная К. Эрроу в 1962 г. концепция обучения на опыте была основана на явлении, отмеченном в авиационной промышленности США. Число часов работы, необходимое для сборки одного самолета на определенном монтажном стенде, постоянно уменьшается по мере того, как растет число произведенных самолетов. Обучение на опыте приводит к выигрышу времени. В ре

зультате, с одной стороны, число самолетов связано с числом отработанных часов (производственная функция), с другой, число необходимых рабочих часов связано с числом уже выпущенных самолетов (обучение на опыте). Таким образом, мы наблюдаем обратное влияние производственной деятельности на научные знания, что приводит к ускорению научно-технического прогресса: чем больше производится продукции, тем больше происходит открытий и изобретений, и, следовательно, появляется возможность производить еще больше. Концепция К. Эрроу об обучении на опыте позволяет в некоторой степени объяснить стагнацию развивающихся стран: медленно развивающееся производство не дает возможности развивать технику и повышать квалификацию рабочих.1

Следует отметить, что в современных исследованиях экономического роста проблема разграничения факторов на экзогенные и эндогенные - далеко не единственная дилемма. Например, разработка моделей роста с учетом положительного внешнего эффекта (положительных экстерналий) привлекла внимание к еще одной проблеме, связанной с эффектом отдачи от масштаба (см. гл. 10). Так, К. Эрроу полагал, что рассмотренная выше модель, представленная уравнением (27), имеет свойство постоянной отдачи от масштаба. Однако П. Ромер, продолживший разработку данной модели, утверждал, что аккумулированный капитал, как и накопленные в обществе знания, автоматически приводят к эффекту возрастающей отдачи от масштаба. Соответственно, в формуле (27) должно выполняться условие (а + z) gt; 1.

В чем же проявляется эффект от аккумулирования знаний, воплощенных в человеческом капитале? Возникающий положительный внешний эффект дает возможность увеличивать доход на душу населения, объем капитала и потребления одновременно. Вспомним, что именно эту сложнейшую задачу экономической политики пытался решить Солоу в базовой модели.

Таким образом, государственная поддержка инвестиций в образование, в научные исследования и разработки, аккумулирующие новые знания, может рассматриваться как важнейший эндогенный фактор роста.

1              Arrow К. The Economic Implications of Learning by doing. Review of Economic Studies. 1962. Vol.29. № 80; Столерю Л. Равновесие и экономический рост. М., «Статистика», 1974. С. 331.

2              Модель X. Юзавы, созданная в 1965 г.; модель Р. Лукаса - в 1988 г.

В других моделях экономического роста, посвященных исследованию вклада эндогенных факторов, - модель Юзавы-Лукаса и модель аккумулированного капитала («АК model»), основанная на идее К. Эрроу об обучении на опыте,2 - их авторы также обращают внимание на зависимость темпов долгосрочного экономического роста от эндогенных факторов, прежде всего, от накопления человеческого и физического капитала.

Итак, в неоклассических моделях экономического роста современного поколения осуществляется попытка ученых отразить новые тенденции и подходы в экономической науке. В частности, человеческий капитал и обучение на опыте, а также норма сбережения включаются в модель экономического роста в качестве его важнейших эндогенных факторов. Установленная зависимость между расходами на образование, нормами накопления человеческого и физического капитала и темпами долгосрочного экономического роста позволяет сделать предположение о том, что в условиях современного производства долгосрочный экономический рост может НО' сить эндогенный характер.

Конечно же, рассмотренные тенденции подтверждаются не во всех случаях и не для каждой страны1, однако в целом положительный результат статистических проверок дает возможность использовать полученные данные в качестве рабочих гипотез.

Сам Р. Солоу неоднозначно относится к попыткам создания теории эндогенного экономического роста. С одной стороны, он констатирует: «никто и не собирался отрицать, что технический прогресс, по крайней мере, частично, является эндогенным для экономики». С другой, автор знаменитой модели подчеркивает, что «в процессе НИОКР, безусловно, есть экзогенный (по крайней мере, к экономике) компонент. Та или иная область исследований возникает и сходит на нет совершенно непредсказуемо и в экономической, и в любой иной науке, и в технике».2 Прогресс знаний, по Солоу, имеет свою внутреннюю логику, которая может не совпадать с экономической логикой. В итоге Солоу приходит к выводу, что действительную ценность эндогенной теории роста придает ее попытка смоделировать эндогенный компонент технического прогресса в качестве неотъемлемой части теории экономического роста.

1              Например, для тех развивающихся стран, где слишком незначительна доля человеческого капитала, данная тенденция не подтверждается. К тому же в России положительные темпы экономического роста последних лет не связаны с нормой накопления человеческого капитала, а являются результатом высокого уровня цен на сырьевой экспорт на мировых рынках, оживления, начавшегося после трансформационного спада, и других факторов, не включенных в условия рассмотренных моделей.

2              Солоу Р. Перспективы теории роста. Мировая экономика и международные отношения. 1996, № 8. С. 69-77.

Значение человеческого капитала для создания новых технологий, в том числе и информационных, определяющих облик современного мирового сообщества, станет особенно понятным при рассмотрении феномена «новой экономики», о которой пойдет речь в следующем параграфе.

<< | >>
Источник: Чепурин М.Н, Киселева Е.А. Курс экономической теории: учебник - 5-е исправленное, дополненное и переработанное издание - Киров: «АСА». - 832 с.. 2006

Еще по теме § 6.Модели эндогенного экономического роста:

  1. 6.2 Модель эндогенного экономического ростана основе расширения разнообразияпотребительских товаров
  2.   2.3 Модель эндогенного развития технологии и роста населения
  3. 10.3. Неоклассические модели равновесного экономического роста. Модель Р. Солоу
  4. 4.2.5 Эндогенный рост в модели
  5. 8.2. МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  6. 3. Равновесие и экономический рост. Модели равновесного экономического роста
  7. 10.2. Основные модели экономического роста
  8. Факторы и модели экономического роста
  9. Кейнсианские модели экономического роста
  10. Неоклассические модели экономического роста
  11. 10.2. Неокейнсианские модели равновесного экономического роста
  12. Важнейшие модели экономического роста
  13. 3. Модели экономического роста
  14. Посткейнсианская модель экономического роста
  15. § 3.Неокейнсианские модели экономического роста
  16. 12.3. Модели экономического роста, современные проблемы и тенденции
  17. 2. Макроэкономические модели, эндогенные и экзогенные переменные
  18. Критика неоклассических моделей экономического роста
  19. Концепции и простейшие модели экономического роста
  20. § 3. Модели и факторы экономического роста
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -