§ 2. САМОВЫПОЛНЯЮЩИЕСЯ ПРАВИЛА

Выполнение контракта (а в более широком плане — правил) может обеспечиваться непосредственно его участниками. В данном случае он является самовыполняющимся. Это означает, что не требуется создания специализированной третьей стороны, обеспечивающей соблюдение условий соответствующего контракта. Причем самовыполняемость может быть заложена просто в автоматически действующие условия контракта (как, например, корректировка цен). Так трактуется содержание самовыполняемо- сти К.Менаром [Menard С., 2000, р. 242].

«Самовыполняющиеся контракты, или самовыполняющиеся пункты контрактов — встроенные механизмы со специфическими характеристиками: они включают автоматические процедуры для их выполнения».

Однако такая формулировка допускает различные варианты интерпретации, поэтому часто используется другой вариант:

«...Самовыполняющимся называется контракт, если в случае нарушения одной стороной условий контракта единственным ответом другой является разрыв соглашения».

Отметим, что по контексту смысл самовыполняемости может определяться и через санкции как дискреционные действия сторон, и через другие условия контракта, которые в автоматическом режиме изменяют соотношение выгод и издержек. Отсюда — два следствия, отмеченные К.Менаром [Menard С., 2000, р. 243]. 1.

Автоматизм в соблюдении контракта в некоторых случаях отражает его полноту, что возможно в условиях стабильной среды (стабильных технологий, предсказуемости спроса, неизменности правил игры), высокой частоты трансакций (информированность партнеров об условиях обмена), использования ресурсов общего назначения. С этой точки зрения самовыполняющиеся соглашения соответствуют трансакциям, осуществляемым через рынок. Вот почему классические контракты считаются самовыполняю- щимися. Самовыполняющиеся контракты в данном случае соответствуют конкуренции как основной характеристике контрактации в условиях ограниченной рациональности (угрозы) оппортунистического поведения и нулевой специфичности активов. Действительно, в данной ситуации нарушение условий контракта предполагает, что без существенных затрат может переключиться на другого контрагента (нет проблемы фундаментальной трансформации). 2.

Если существует плотная сеть дополняющих неформальных правил, то формализованный контракт также вполне может быть самовыполняющимся. Основной фактор в данном случае — ценность повторяющихся трансакций с одними и теми же участниками. Однако в этом случае речь идет о долгосрочных контрактах, которые, как правило, являются неполными, особенно если учитывать такие факторы, как неопределенность и специфичность используемых ресурсов.

Тогда важнейшее свойство самовыполняющихся соглашений состоит в том, что они, как правило, основаны на соответствии сторон друг другу. Такое соответствие означает положительную ценность сохранения отношения, как такового. Вместе с тем данное свойство не исключает противоречия их (сторон) экономических интересов. Наиболее наглядно данная проблема иллюстрируется на основе структуры платежной матрицы, соответствующей игровой модели «война полов».

Субъект В Вариант 1 Вариант 2 Вариант 1 В[ А,_; В, Вариант 2 А3; В, А»; В4

Структура платежной матрицы обладает следующими свойствами. Для субъекта А: А,> А»> А2> А3. Для субъекта В: В4> В,> > В2> В3. Возможности выплаты компенсации отсутствуют.

В данном случае существует два равновесия по Нэшу, каждое из которых отвечает условиям Парето-оптимальности. Однако, если субъект А по тем или иным причинам обладает преимуществом первого хода и соответственно возможностью формулировки достоверных обещаний, равновесным будет набор стратегий, соответствующих «согласованному» выбору первого варианта.

Самовыполняемость контракта может быть обеспечена самыми разными способами. Например, обменом залогами. В случае нарушения условий контракта виновная сторона утрачивает право на залог, а залогополучатель приобретает полный пучок правомочий, включая право на капитальную стоимость. Если защита условий контракта обеспечивается одной стороной, которая оказывается залогополучателем, то в данном случае проблема, которую необходимо решить, — это оценка залога относительно выгод от нарушения условий контракта залогодателем.

Другой вариант самовыполняемости связан с использованием персонализированных обменов. В этом случае информация о надежности обещаний базируется на знании контрагента, что, во- первых, позволяет с низкими издержками выявить нарушение; во-вторых, обеспечивает высокую вероятность повторения сделок124; в-третьих, позволяет целенаправленно и адекватно использовать санкции. Подчеркнем, что речь необязательно идет об обмене между людьми, которые друг друга хорошо знают лично. Иногда достаточно знаков, свидетельствующих о принадлежности к определенной общности. Данные знаки выполняют функцию ключевых точек125 (focal points), повышающих вероятность кооперативных (согласованных) действий людей, принадлежащих к одной и той же профессиональной, религиозной, национальной и т.п. группам. Отметим, что речь идет именно о повышении вероятности кооперативных действий при прочих равных условиях, так как даже высокая степень персонализации обмена не всегда гарантирует от недобросовестного поведения.

Вместе с тем для понимания, является ли в последнем случае соглашение в чистой форме самовыполняющимся, требуется более детальный анализ обстоятельств взаимодействия и применения санкций.

Персонализированные обмены характеризуются условиями, которые в определенной мере соответствуют повторяющейся игре «Дилемма заключенных», не имеющей определенного момента окончания. Во-первых, сделки между одними и теми же участниками регулярно возобновляются. Иными словами, состав группы стабилен. Это может достигаться, с одной стороны, за счет ограничений на вход, а с другой — ограничений на выход. Сам факт повторяемости недостаточен. Однако, если он приводит к формированию устойчивых ожиданий наказания оппортунистического поведения со стороны нарушителя в последующем, альтернативными издержками выступают утраченные будущие выгоды. Соответственно значение имеют оценки будущих выгод, которые зависят от вероятности возобновления сделок, при прочих равных условиях. Во-вторых, каждый из участников знает, какой информацией располагает другой, в том числе относительно правил, по которым совершается сделка126. В-третьих, значение, смысл предписания воспринимается примерно одинаково всеми участниками обмена, то есть не существует дефицита взаимопонимания. Следовательно, нет и дефицита доверия, вызванного непониманием действий, совершаемых контрагентом. «Спусковой крючок» недобросовестного (оппортунистического) поведения оказывается заблокированным. Последнее условие соответствует критерию однородности группы, в которой происходят обмены. В результате возникает экономия на издержках защиты соглашения, обеспечения соблюдения условий контракта.

Однако по мере нарастания сложности обменов, неоднородности участвующих в них сторон, нестабильности состава участников, обрывочности и рассеивания информации о контрагентах возрастает риск провала координации в системе добровольных обменов. Вместе с тем выделенные тенденции — не что иное, как последствия развития общественного разделения труда. Известно, что общественное разделение труда, обеспечивая повышение специализации, сопряженной с фрагментацией информации, усложнением проблемы информационной асимметрии, обусловливает и рост потенциальной производительности используемых факторов производства.

Таким образом, первая фундаментальная дилемма институционального развития состоит в поиске компромисса (необязательно осознаваемого действующими лицами) между трансакционными издержками и трансформационными издержками, который может быть также сформулирован в виде проблемы минимизации издержек производства. Более конкретно: развитие разделения труда сопряжено с повышением риска оппортунизма и, следовательно, неявных трансакционных издержек. Наоборот, воспроизводство персонализированного обмена, сохраняя явные трансакционные издержки на низком уровне, ограничивает разделение труда узкими рамками однородной и стабильной группы людей, тем самым обусловливая высокие трансформационные издержки и свидетельствуя о высоких неявных трансакционных идержках.

По сути дела, речь идет о недоиспользовании принципа сравнительных преимуществ, являющегося фундаментальным для объяснения международной торговли. Более подробно о трансакционных издержках см. в главах 7—8.

Таким образом, многие контракты требуют участия в обеспечении их соблюдения третьей стороны, что обусловливает воспроизводство как функций государства, так и негосударственных организаций, обеспечивающих соблюдение условий контракта и соответственно нерушимость относительных прав собственности:

«Общее правило таково: чем больше масштабы рынка, тем более обезличены в нем акты обмена и тем более необходимо развивать институциональные механизмы, определяющие природу контракта, правила его применения и т.д. Существование хозяйственного права и судов, обязанных его применять, служит тому подтверждением» [Менар К., 1996, с. 31].

В дальнейшем, рассматривая обеспечение соблюдения правил с помощью государства, следует иметь в виду, что в чистом виде рассматриваемые формы практически не встречаются. В связи с этим отметим, что децентрализованность обеспечения соблюдения правил порождает проблему безбилетника по мере расширения количества субъектов, охвачиваемых действием того или иного правила. Однако если исходить из того, что действующие субъекты различаются в том числе по признаку, интернализована или неинтернализована та или иная норма, то масштабы и условия использования государства как третьей стороны (внешнего гаранта) могут быть сформулированы более точно. Здесь мы не будем рассматривать сам процесс интернализации нормы, а также факторы, его определяющие, хотя можно отметить, что важную роль играют процессы социализации (особенно воспитания), обучения через многократное повторение аналогичных ситуаций.

Последствия интернализации, а также условия равновесия, определяемые в терминах пропорции действующих лиц, участвующих в непосредственном обеспечении соблюдения правил, и издержек могут быть изложены на основе модели, предложенной Дэвидом Кутером [Соо1ег О., 1996] на конференции Всемирного банка, посвященной проблемам экономики развития.

Интернализация норм предполагает, что издержки их нарушения будут выше для субъектов с интернализованными нормами по сравнению с субъектами, для которых норма является внешней при одном и том же уровне и вероятности наказания за ее нарушение. Иными словами, для субъектов с интернализованной нормой ее соблюдение повышает благосостояние, что является основанием участия данных субъектов в самостоятельном обеспечении соблюдения данных правил127.

Сформулированный тезис может быть проиллюстрирован на основе игровой модели управления поведением исполнителя в ситуации, когда поручитель должен создать трансакционно специфический актив, а затем исполнитель должен выбирать — сотрудничать ли с поручителем или экспроприировать квазиренту, возникающую на основе использования данного актива. Предполагается, что сотрудничество производительно в смысле создания дополнительного общественного выигрыша, а экспроприирование обладает только перераспределительными характеристиками с точки зрения общественного благосостояния (определенного в терминах утилитаристской функции полезности по Бентаму), то есть суммарный дополнительный выигрыш равен нулю. Сотрудничать Экспроприировать Инвестировать Аі; В, ^2» ®2 (— Д) Не инвестировать 0; 0 0; 0 Субъект В (исполнитель)

Субъект А (поручитель)

Структура платежной матрицы обладает следующими свойствами. Для субъекта А : А,> 0 > А2. Для субъекта В: В2 > В,> О, причем Я = А1 + В[; А^В, = (1 — п)/п, где 0 < п < 1. Соответственно А2 = — В2. Интернализация нормы исполнителем состоит в возникновении издержек в случае экспроприирования инвестиций, осуществленных поручителем. Изменение стратегии исполнителя возможно в том случае, если Д > В2 — В^

Отметим, что действующие лица с интернализованными нормами не соблюдают их по определению. Все зависит от соотношения выгод и издержек. Однако в данный расчет должны быть так или иначе включены психологические издержки, основанные на представлении того или иного действующего лица о справедливости, о должном (в отличие от существующего).

Важнейшим следствием интернализации нормы является готовность людей платить за ее соблюдение. Если предположить, что пропорция, в которой распределены люди по их отношению к установленной норме известна (см. рис. 9), то можно сконструировать «спрос» на услуги по обеспечению соблюдения нормы (правила).

Рис. 9. «Спрос» иа обеспечение соблюдения нормы:

Р — цена, которую готовы заплатить субъекты за обеспечение соблюдения нормы; Е — доля лиц, принимающих решение, длина участка 1 по горизонтальной оси (ОЕ*) — доля людей с интернат изованной нормой, длина участка 2, (Е*1), — доля людей с внешней нормой, Р, — резервная цена спроса на обеспечение соблюдения правил

Кривая Е(Р) показывает, что чем выше издержки обеспечения соблюдения правил (издержки — независимая переменная), тем меньше доля действующих лиц, готовых обеспечивать соблюдение данных правил, участвуя в издержках. Для действующих лиц с неинтернализованными нормами готовность платить за соблюдение не выше нуля.

С другой стороны, чем больше действующих лиц придерживается установленной нормы, тем меньше издержки для обеспечения ее соблюдения (рис. 10), так как легче выявляется нарушитель и жестче его наказания посредством осуждения совершенных действий (в том числе в форме остракизма). Однако в отличие от первого случая (цена спроса) фактические издержки никогда здесь не равны нулю.

Рис. 10. «Предложение» обеспечения соблюдения нормы:

С+ — резервная цена предложения; С- — минимальная цена предложения

Если количество действующих лиц с интернализованной нормой при установленном уровне издержек равно уровню издержек при заданном количестве действующих лиц, участвующих в обеспечении соблюдения правил, система находится в равновесии (рис. 11).

Рис. 11. Условия стабильного равновесия обеспечения соблюдения правил:

0(Ео, С0) — точка равновесия; Е0 — доля субъектов, участвующих в обеспечении соблюдения правил; С0 — издержки обеспечения соблюдения правил в условиях равновесия

Как известно, в экономической теории постановка вопроса о равновесии включает в себя, как минимум, три пункта: 1) существование, 2) стабильность, 3) единственность. Если предположить, что ответ на первый пункт положителен, то ответ на второй зависит от соотношения издержек как независимой переменной и издержек как функции от доли субъектов, участвующих в обеспечении соблюдения правил.

Рис. 12. Стабильное и нестабильное равновесие:

О0(Е0, С0) — точка нестабильного равновесия, 0,(Е1; С,) — точка стабильного равновесия

В случае незначительного отклонения от состояния стабильного равновесия (точка 0[) вправо фактические издержки при заданной доле субъектов, участвующих в обеспечении соблюдения правил, соответствуют меньшей доле субъектов, готовых платить установленную цену за соблюдение правил. Уменьшение доли участников в обеспечении соблюдения правил приводит к воспроизводству ситуации превышения фактических издержек над ценой, которую готовы заплатить люди с интернализованны- ми нормами. И так далее. В конечном счете вновь устанавливается равновесие, соответствующее уровню издержек С[ и доле участвующих в обеспечении соблюдения правил Е[. Логика объяснения возвращения к стабильному равновесию слева аналогична предшествующему объяснению.

В случае незначительного отклонения от ситуации нестабильного равновесия (точка О0) возникает два варианта: переход к состоянию устойчивого равновесия при отклонении от ситуации нестабильного равновесия вправо или отказ в конечном счете всех субъектов от участия в обеспечении соблюдения установленных правил. В этом случае повышается вероятность того, что данное правило или набор правил перестанут быть институтом ввиду запретительно высоких издержек обеспечения его соблюдения.

<< | >>
Источник: Шаститко А.Е.. Новая институциональная экономическая теория. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС. — 591 с.. 2002

Еще по теме § 2. САМОВЫПОЛНЯЮЩИЕСЯ ПРАВИЛА:

  1. ГЛАВА 4 ПРАВИЛА
  2. Часть 2. ПРАВИЛА МОНОПОЛИИ
  3. 4. Правила финансирования
  4. 2.6. Аудиторские правила (стандарты)
  5. 5.5.4. «Правила менеджмента»
  6. 4.3.1. ПРАВИЛА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СМЕТНОЙ СТОИМОСТИ
  7. 4. ПРАВИЛА ОЦЕНКИ ИМУЩЕСТВА И ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  8. 1. БИЗНЕС: ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ
  9. 3.4. ПРАВИЛА ПОДГОТОВКИ АУДИТОРСКОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  10. 3.2. Правила біржової торгівлі
  11. ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА
  12. Общие правила амортизации
  13. ПРАВИЛА ВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ
  14. 4.2. Статут та Правила фондової біржі
  15. 4.1. Конституционные (политические) правила
  16. 4.2. Экономические правила
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика сельского хозяйства - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -