<<
>>

4.4.3. Теория отношенческих контрактов

Отношенческие контракты можно трактовать как контракты, участники которых не пытаются принять во внимание все возможные будущие обстоятельства, но тем не менее вступают в такие долгосрочные отношения, когда прошлые, настоящие и ожидаемые будущие личные отношения, возникающие между ними, имеют важное значение [Macneil, 1974, р. 753]. Именно поэтому подобные контракты в некоторой степени относятся к категории неявных, неформальных и необязывающих. Самовыполнение контракта играет здесь особо важную роль.

В действительности большинство трансакций, осуществляемых в рамках отношенческой контрактации, более или менее прочно вплетены в ткань отношений, которые выходят за пределы дискретной трансакции. Эти трансакции представляют собой неотъемлемую часть текущих и долговременных деловых союзов. Как таковые они играют весьма значительную роль в современной экономической жизни (в подразделе 4.3.1 уже обращалось внимание на это обстоятельство).

Часто неполнота контрактов неизбежна и преднамеренна, что является следствием взаимного желания сторон гибко, но вместе с тем в определенных рамках реагировать на неопределенности, которые могут возникнуть в будущем, а это накладывает ограничения на разнообразие и точность поддающихся проверке условий договора. Более того, довольно часто неполные контракты глубоко встроены в текущие взаимоотношения. Участники контракта знакомы друг с другом; значительная часть их взаимодействия осуществляется «за пределами контракта» и направляется не явно зафиксированными условиями, соблюдение которых обеспечива- ется судами, а сбалансированным сочетанием кооперации и принуждения, коммуникации и стратегии [Hadfield, 1990, р. 927].

Теория отношенческих контрактов непосредственно применима к ситуациям, в которых существует двусторонняя зависимость участников контракта, обусловленная наличием трансакционно-специфических инвестиций. Уильямсон говорит о «фундаментальной трансформации», которая имеет место, например, в области трудовых отношений, когда первоначально неквалифицированные работники вынуждены с течением времени осуществлять инвестиции в специфический для данной фирмы человеческий капитал и когда фирма все больше и больше зависит от наличия работников, обладающих таким капиталом. Тогда «то, что поначалу было конкуренцией в условиях большого числа участников торгов, в дальнейшем эффективно трансформируется в отношения двустороннего договора поставки. Эта фундаментальная трансформация оказывает всепроникающее воздействие на контрактную практику» [Williamson, 1985, р. 61].197

Как показывает знакомство с литературой, к анализу отношенческой контрактации можно подойти с двух точек зрения. Во-первых, следуя стандартной микроэкономической теории, можно использовать формальную модель оптимизации для того, чтобы показать, к чему приводит рациональное поведение. Однако, во-вторых, возможно осуществлять анализ и в нематематическом, дескриптивном стиле, исходя из допущения об ограниченно рациональном поведении участников соглашения. Первый подход известен как теория «неполных контрактов» и будет рассмотрен в следующей главе. О втором подходе говорят как о теории «отношенческих контрактов». Он был описан в подразделе 4.3.1 и будет исследован далее в этом разделе. Концепция отношенческой контрактации является центральной в новой институциональной экономической теории. Этот подход носит очень общий характер и включает соответствующим образом интерпретированные позитивную теорию принципал-агент и теорию самовыполняющихся соглашений.

Как уже подчеркивалось, отношенческий контракт допускает наличие пробелов в соглашении, поскольку признается, что ограниченная рациональность и высокие трансакционные издержки исключают шанс договориться ex ante обо всех возможных будущих событиях, которые могут повлиять на деловые отношения, или проверить всю значимую информацию силами аутсайдеров, например, в суде.

Эти пробелы не заполняются контрактным правом. В действительности подобные отношения до некоторой степени могут быть «неконтрактным» соглашением (т. е. неюридическим контрактом). Характерно, что отношенческий контракт встроен в социальную систему отношений, исходные и конечные пункты которых невозможно точно определить [Macneil, 1974, р. 753]. На одной из фаз развития своих отношений участники контракта либо явно, либо неявно договариваются о процедуре («конституции»), которая будет использоваться для разрешения любых проблем, которые могут возникнуть в будущем. Иными словами, та общая основа, базируясь на которой они намереваются приходить к новым соглашениям в различных случаях, прописывается заблаговременно или существует имплицитно. Более того, вследствие желания обеспечить гибкость отношенческого контракта предполагается, что переговоры по важным вопросам будут осуществляться более или менее непрерывно.

Гарантии отношенческих контрактов со стороны законодательства весьма ограничены. По этой причине оппортунизм приходится предотвращать в основном путем применения неюридических санкций или, по терминологии Уильямсона [Williamson, 1985], путем «частного порядка улаживания конфликтов». Отметим, однако, что в этом контексте «частный порядок улаживания конфликтов» может трактоваться и как «порядок улаживания через контракт» или «как автономный порядок улаживания конфликта» [Mehren, Gordley, 1977, ch. 11] в противоположность коллективному порядку. В действительности значительная часть предложенных Уильямсоном «частных порядков» состоит из контрактных соглашений, которые защищены законом и предназначены в качестве структур управления для охраны каждой из сторон от ex post оппортунизма другой стороны. Кроме того, соблюдение «частных порядков», подобных самовыполняющимся соглашениям, как инструментов, направленных против ex ante оппортунизма, не обеспечивается законом.

Типы частного порядка улаживания конфликтов 1.

Самовыполняющиеся соглашения с использованием брэнд-капи- тала (brand-name capital) (и/или «заложников») играют важную роль в защите от ex ante и ex post оппортунизма со стороны партнеров по контракту. Как уже указывалось в подразделе 4.4.2, в этом случае достоверность обязательств и взаимное доверие оказывают решающее воздействие на результат. Следовательно, соответствующая среда для контрактации может быть создана путем осуществления специфических предконтрактных и постконтрактных инвестиций. Эти расходы могут варьироваться от чисто символических, низкозатратных инвестиций, к числу которых можно отнести преподнесение подарков, взаимное угощение и обмен визитами [Haas and Deseran, 1981; Shell, 1991, p. 259], до весьма значительных инвестиций в брэнд-капитал, таких как разработка и использование фирменного логотипа или крупные расходы на рекламу для продвижения названия фирмы [Klein and Leffler, 1981, p. 626]. В дополнение к этому вслед за Уильямсоном [Williamson, 1983] мы можем отметить, что путем предоставления «заложников» возможно генерировать ex post эффект «связывания» (bonding effect).

В определенной степени культивирование деловых «связей» становится самодостаточной целью. Так, Макнейл [Macneil, 1983, р. 362] утверждал, что «мир высоко ценится в силу его собственной значимости». В этом контексте приобретает значение и солидарность, хотя, как предупреждает Линденберг [Lindenberg, 1988], «сильная солидарность» может оказать отрицательное влияние на обмен.16 Иное дело — «слабая солидарность». Она может внести значительный вклад в создание климата, благоприятного для контрактации.

В своих работах Линденберг показал, что слабая солидарность характеризуется четырьмя условиями:

а) не поощряется стремление повысить значимость группы vis-?-vis198 индивида, а следовательно, не поощряется и перераспределение как альтернатива тому, что Салинз [Sahlins, 1972, р. 219 ff.] называет «сбалансированной взаимностью» или «равенством»; таким образом, требование индивида на вознаграждение, которое пропорционально его вкладу, совершенно совместимо со слабой солидарностью; б) слабая солидарность исключает некоторые альтернативы (а именно те, которые явно свидетельствуют об отсутствии действующих норм солидарности, как, например, в случае открытого оппортунистического поведения); в) она осуществляет отбор некоторых альтернатив (а именно тех, которые явно свидетельствуют о том, что нормы солидарности действуют, как, например, в случае преподнесения даров); г) она воздействует на условия контракта, делая менее вероятным его внезапное полное расторжение («going all out») [Lmdenberg, 1988, p. 48].

Подобный ход рассуждений предполагает, что должна существовать обширная «индустрия солидарности», органично вплетенная в ткань рынков экономической системы, и требуется выделять значительные ресурсы для того, чтобы делать подарки, оказывать покровительство или знаки особого внимания, ибо все это необходимо для поддержания деловых связей на должном уровне. В этом контексте очень важны чувства и эмоции [Frank, 1990]. Действительно, обмен «заложниками» в форме инвестиций в чувства можно трактовать как механизм обеспечения достоверности обязательств.

Наилучшим страхованием от изменений будущих материальных стимулов являются крепкие узы любви. Если через десять лет один из партнеров падет жертвой продолжительной болезни, материальным стимулом для другого может стать поиск нового партнера. Но чувство глубокой привязанности не позволит стимулам измениться в данном направлении, и это откроет дверь для текущих инвестиций во взаимоотношения, что в противном случае было бы слишком рискованно [Ibid., р. 76].

Отметим, что Франк проводит различие между моделями обязательств и моделями своекорыстия. Первый тип касается ситуаций, в которых кажущееся иррациональным поведение объясняется существованием некоторой эмоциональной предрасположенности, которая способствует решению проблем достоверности обязательств, тогда как второй тип связан со случаями, когда люди узко и прямолинейно преследуют свой личный интерес. С этих общих позиций можно рассмотреть такое понятие, как «лояльность». Лояльность может трактоваться как идентификация индивида с корпоративными целями, причем чувства или эмоции в этом процессе ассоциирования играют самую значительную роль. Саймон подчеркивал:

Гордость за выполняемую работу и организационная лояльность являются широко распространенным феноменом в организациях... Готовность наемных работников на всех уровнях принимать ответственность за производственные результаты, а не просто «следование правилам» обычно рассматривается как основная детерминанта успеха организации [Simon, 1991, р. 34-37].

Описанная выше теория самовыполняющихся соглашений основана на предпосылке о том, что на любое сознательное нарушение соглашения пострадавшая сторона отреагирует экстремальным образом. В действительности существует опасность или угроза того, что сторона, обнаружившая нарушение условий контракта, будет действовать резко и навсегда разорвет соглашение. Конечно, реальная жизнь демонстрирует и более тонкие формы реакции и наказания. 2.

Стратегия «зуб за зуб» представляет собой одну из возможных форм, которую может принимать ответное поведение. Этот подход обсуждается в связи с итеративной игрой «дилемма заключенного», но обычно не применяется в работах магистрального направления институционализма [Axelrod, 1984]. Важнейшей частью такой стратегии является готовность сделать первый шаг в направлении кооперации и в силу этого готовность принять на себя риск в исходном раунде взаимодействия с противоположной стороной, т. е. следовать правилу «никогда не предавай первым» [Axelrod, 1984, р. 27 ff.; Shell, 1991, p. 258]. Конечно, если подобное поведение, основанное на уступках, предпринимается одной стороной (например, А), но игнорируется другим игроком (В), то в следующем раунде игры самым подходящим ходом для А становится возмездие (или предательство). Однако, если нужно стимулировать возможно более быструю сходимость к взаимной кооперации, А не должен наказывать В в течение более чем одного раунда. 3.

Контракты, исполнение которых обеспечивается в частном порядке с помощью третьей стороны, относятся к категории «частного порядка улаживания конфликтов». Иными словами, для разрешения споров и оценки результатов деятельности могут привлекаться независимые третейские судьи [Williamson, 1985, р. 75]. Такая процедура урегулирования споров обычно применяется в алмазной промышленности. По-видимому, важной причиной преобладания данной формы частного порядка улаживания конфликтов служит неэффективность правовой системы.

Источниками этой неэффективности являются такие факторы, как неопределенность порядка получения возмещения по суду, способ, посредством которого суды исчисляют ущерб, большая продолжительность времени, в течение которого суды выносят решение, а в некоторых случаях также и тот факт, что многие торговцы драгоценными камнями не имеют легкого доступа к рынкам капитала [Bernstein, 1992, р. 135].

Другим примером является франчайзинг. Споры не выносятся на рассмотрение в суде, а разрешаются посредством механизмов, содержащихся в самой системе франчайзинга. Эти случаи иллюстрируют центральную идею, выдвинутую Уильямсоном, который подверг сомнению суждение о действенности судебного порядка улаживания споров [Williamson, 1985, р. 29]. Тем не менее только неюридическое обеспечение исполнения отношенческих контрактов все-таки представляет собой крайность. В общем, можно поспорить с Мнукином и Корн- хаузером [Mnookin and Kornhauser, 1979] по поводу того, что частный порядок улаживания конфликтов действует «под сенью закона». Для Уильямсона важно то, что «стимул частных сторон к разработке двусторонних гарантий, обеспечивающих соблюдение контракта, зависит от эффективности судебных решений, и типы этих гарантий меняются в зависимости от характеристик трансакций» [Williamson, 1983,

р. 521].

По-видимому, необходимо сделать вывод о том, что стороны должны выработать определенную форму механизма управления своими отношениями [Goldberg, 1980, р. 341]. В целом соглашение не должно быть полностью самовыполняющимся, и отношенческие контракты можно усовершенствовать посредством некоторых типов администрирования, осуществляемого третьей стороной. 4.

Регулирование, будь то частное или государственное, является характеристикой администрирования отношенческих контрактов, которое осуществляется третьей стороной. Например, в случае с коммунальными услугами регулирующий орган действует как агент поставщиков и потребителей электроэнергии. Он выполняет функции мониторинга, обеспечения исполнения и пересмотра правил (неявной) «конституции», определяющей долгосрочные отношения между индивидуальными производителями и пользователями электроэнергии. 199 5.

«Объединение» сторон, подобное тому, что существует при вертикальной интеграции или в брачных отношениях, является сильной и, возможно, сильнейшей формой защиты от ex post оппортунизма. Более того, такое устройство обеспечивает высокий уровень юридической защиты отношений между индивидами. Уильямсон говорит об «объединенном управлении». Утверждается, что преимущество вертикальной интеграции состоит в том, что адаптацию можно осуществлять последовательно, без необходимости учитывать, дополнять или пересматривать межфирменные соглашения. Конечно, в мире трансакционных издержек на размер фирмы накладываются ограничения. Но тогда вслед за Уильямсоном [Williamson, 1985, р. 131 ] можно задать вопрос: а почему крупная фирма никогда не сопоставима с совокупностью мелких фирм и почему такая сложноструктурированная фирма не может сделать всего, что в состоянии сделать совокупность мелких фирм, или даже больше этого? Наиболее простой вариант ответа заключается в том, что если статус малой, независимой фирмы изменился и она стала всего лишь «филиалом» крупного предприятия, то изменилась и структура прав собственности. Inter alia, бывшие предприниматели (и претенденты на остаточный доход) становятся менеджерами, и, таким образом, меняются как их экономические стимулы, так и поведение.

Организационная культура

Самовыполняющееся соглашение, будь оно «чистым» или находящимся «под сенью закона», предполагает, что стороны, участвующие в нем, могут немедленно (и очень легко) выявить нарушение в исполнении контракта. Это осуществимо, если стороны способны предусмотреть все возможные будущие обстоятельства с самого начала своих отношений. Но именно отсутствие знания того, что принесет будущее (непредвиденных обстоятельств), является главной причиной, по которой и возникают отношенческие контракты. По этому поводу Крепе утверждает, что «хотя каждое конкретное будущее обстоятельство предвидеть нельзя, подготовиться к его наступлению все-таки возможно» [Kreps, 1990а, р. 117]. В конце концов ничто не препятствует тому, чтобы выработать некий принцип или правило, которое бы характеризовалось как широкой применимостью, так и достаточной простотой, чтобы все заинтересованные стороны могли его легко интерпретировать. Такое правило или, в более широком плане, набор правил, определяющих соответствующее поведение, может обеспечить основу для действия принципала в отношенческом агентском контракте. Эту структуру договоренностей Крепе называет «корпоративной культурой». Данную сферу можно интерпретировать и более широко как «организационную культуру».

Организацию характеризует некий принцип, который ею избран... Для защиты своей репутации, в соответствии с которой организация во всех случаях следует избранному принципу, она будет применять его даже тогда,

когда это может оказаться неоптимальным в коротком периоде [Ibid., р. 93].

В своей работе Крепе применяет логику «принципа» только к организации иерархического типа и утверждает, что избранный принцип «дает нижестоящим уровням иерархии ex ante представление относительно того, как организация будет реагировать на определенные обстоятельства, если они возникнут» [Ibid., р. 126]. Но понятие руководящего принципа может точно так же применяться и по отношению к кооперации равных, например партнеров в юридической фирме или преподавателей университета. Критически важная задача любой организации состоит в том, чтобы «довести общее правило принятия решений, существующее в данной организации, до всех, кто непосредственно применяет это правило» [Ibid.].

Интересно, что интерпретация корпоративной культуры на основе идеи фокальной точки позволяет отчасти предсказать, когда именно соглашение будет нарушено вследствие наступления непредвиденных обстоятельств. Это дает возможность применять принцип самовыпол- нения даже в условиях несовершенного предвидения. По крайней мере, в иерархии посредством координации деятельности данное обстоятельство также помогает преодолеть проблему существования множества кооперативных равновесий в случае самовыполнения (см. раздел 5.7). Как отмечал Кальверт, «распознавание или создание фокальных точек является одним из важных способов, посредством которых игроки могут осуществлять успешную координацию» [Calvert, 1995а, р. 244].

Теория корпоративной культуры может также использоваться для обоснования оптимальных размеров организации. Проблема, связанная с увеличением размеров организации (с точки зрения большего числа различного рода будущих обстоятельств, с которыми придется иметь дело), состоит в том, что нужно либо использовать более широкий спектр принципов/контрактов, либо придерживаться одного и того же четкого фокального принципа и применять его для все большего числа феноменов. В обоих случаях возникают трудности. Если избирается первый подход, то может оказаться, что участникам станет труднее определять ex post, применялся контракт правильно или нет. В свою очередь, по мере расширения спектра применения единственного принципа этот принцип используется в отношении тех обстоятельств, для которых он все меньше и меньше подходит. Таким образом, в некоторой точке выгоды от расширения разнообразия организации перекрываются неэффективностью, являющейся следствием такого расширения. Конечно, возникновение чистой неэффективности становится для организации сигналом, указывающим, что следует избегать какого-либо дальнейшего увеличения. Этот аргумент применим к установлению границ организаций любого типа — рынков, фирм, профсоюзов и т. д. Наконец, следует упомянуть, что с другой точки зрения организационную культуру можно интерпретировать и как средство более полной спецификации структуры прав собственности, существующей в данное время внутри организации.

Ограниченная рациональность

Понятие ограниченной рациональности, впервые введенное Саймоном [Simon, 1957], играет важную роль в теории отношенческих контрактов. Как отмечалось ранее, ограниченная рациональность не означает нерациональности или иррациональности. Однако некоторые сторонники концепции ограниченной рациональности, например Зельтен, выступают против подхода, согласно которому «в своем поведении человек руководствуется несколькими абстрактными принципами» [Selten, 1990,

р. 653]. Поэтому Зельтен утверждает, что ограниченная рациональность «не является просто еще одной разновидностью максимизации полезности или чем-то близким к этому» [Ibid., р. 657]. Он отмечает, что границы рациональности еще полностью не постигнуты и поэтому нужно провести гораздо больше экспериментальных исследований для улучшения нашего знания в этом вопросе. Справедливо, конечно, что дальнейшее продвижение вперед требует наличия четких гипотез для экспериментального изучения вопроса. Зельтен выдвигает гипотезу типовой структуры ограниченно рациональных стратегий.200 Он отмечает:

Эмпирические доказательства наталкивают на мысль о том, что стратегия как правило является типовой в том смысле, что система выявления различий между конкретными случаями, основанная на простых критериях, определяет, какие простые правила принятия решений используются [Selten, 1990, р. 653].

Представляется, что существующие системы правил, в частности правовые системы или служебные регламенты, имеют типовую структуру

и, таким образом, побуждают исследователей уделять больше внимания этой новой гипотезе. Дензау и Норт [Denzau and North, 1994] утверждают, что для понимания процессов принятия решений в условиях большой неопределенности нам необходимо уяснить связь между ментальными моделями, которые конструируют люди для осмысления окружающего мира, идеологиями, которые порождаются этими конструкциями, и институтами, которые развиваются в обществе для упорядочения межличностных отношений. Таким образом,

ментальные модели, институты и идеологии вносят вклад в процесс, посредством которого люди интерпретируют и упорядочивают среду. Ментальные модели являются в некоторой степени уникальными для каждого индивида. Идеологии и институты создаются, чтобы обеспечить более единообразное восприятие и упорядочение среды [Ibid., р. 21].

Наконец, стоит отметить, что свою обзорную статью, посвященную ограниченной рациональности, Конлиск [Conlisk, 1996, р. 692] заключает замечанием о том, что экономисты, учитывающие в своих моделях эту ограниченность, достигли выдающихся успехов в описании экономического поведения, что выходит далеко за рамки стандартной экономической теории.

Экономическая теория трансакционных издержек Если признается, что суды не всегда в состоянии эффективно урегулировать споры, связанные с контрактами, то отсюда следует, что

исследование контракта продолжает расширяться и в дополнение к изучению юридических правил включает также оценку альтернативных структур управления, из коих суды являют собой лишь одну [Williamson, 1983, р. 537].

Однако интерес к структурам управления логично подводит к экономической теории трансакционных издержек, всесторонне разработанной Уильямсоном. Отказавшись от неоклассической модели, в которой отсутствуют трения, Уильямсон допускает, что ограниченная рациональность и оппортунизм являются характерными свойствами реального мира и эти две поведенческие предпосылки формируют основу, на которой строится экономическая теория трансакционных издержек.

Уильямсон [Williamson, 1993b, p. 107] следующим образом описывает методологические особенности экономической теории трансакционных издержек:

Она 1) исследует альтернативные формы организации, которые отличаются друг от друга по самой своей природе (т. е. по дискретным структурным, а не предельным параметрам), [и] 2) приписывает хозяйствующим субъектам и наемным работникам, которые подвергаются сравнительной оценке, обладание даром предвидения, но не гиперрациональности... В то же время неоклассические оптимизационные модели обычно 1) используют методы максимизации и минимизации, 2) приписывают действующим в экономике субъектам либо гиперрациональность, либо способность производить строгий отбор предпочтений и 3) включают в рассмотрение, а иногда и полностью концентрируют свое внимание на гипотетических формах организации, в которых существенные институциональные характеристики игнорируются либо вовсе отсутствуют...

Уильямсон классифицирует трансакции в зависимости от определенных основных свойств, которыми они обладают: специфичность (инвестиций), неопределенность и частота (трансакций). Далее, он допускает, что в системе существует достаточная степень неопределенности, которая оправдывает процесс адаптивного и последовательного принятия решений индивидами или фирмами. При ответе на вопрос о том, каким именно образом фирмы организуют свои деловые отношения, он указывает, что основными факторами, определяющими этот выбор, являются специфичность активов и частота трансакций.

Организационные решения достигаются благодаря «частному порядку улаживания конфликтов». Участники контракта, которые в данном случае рассматриваются как ограниченно рациональные, обсуждают соответствующие вопросы и договариваются об удовлетворяющем их организационном механизме своих отношений. Гипотеза заключается в том, что стороны будут формулировать конституцию своего контрактного взаимодействия так, чтобы минимизировать будущие издержки адаптации к постоянно меняющимся условиям экономической среды. С технической точки зрения цель состоит в формулировании эффективной конституции отношенческого контракта, которая обеспечила бы достижение желаемых результатов с минимально возможными совокупными производственными и трансакционными издержками. Хотя главную цель можно сформулировать достаточно легко, фактическое претворение в жизнь соответствующей организационной формы

может приводить к серьезным затруднениям. В действительности структура прав собственности организации должна быть сформирована таким образом, чтобы обеспечить наличие эффективных стимулов для различных участников. Но в процессе создания такой структуры следует экономить на трансакционных издержках. Возникающие при этом устройства должны быть достаточно гибкими для того, чтобы ограничить ex post издержки, сопряженные с плохой адаптацией, тяжбами, последующими спорами, залоговыми гарантиями и т. д. Поскольку достижение какой-либо одной конкретной подцели (например, минимизации трансакционных издержек) может потребовать действия, осложняющего достижение другой подцели, то возникают непростые проблемы компромиссного выбора. Разумеется, механизм коллективного принятия решений в сфере организационной политики, равно как и неопределенность будущей экономической ситуации, увеличивают трудности, связанные с нахождением оптимального решения [Furubotn and Richter, 1991,

p. 24-28].

В своем исследовании Уильямсон [Williamson, 1985] утверждает,« что об организации и структуре управления можно многое узнать, анализируя частоту трансакций, совершаемых сторонами контракта, а также уровень специфичности осуществляемых ими инвестиций. Тогда в зависимости от конкретной конфигурации «частота трансакций — специфичность инвестиций», существующей в данный момент, можно выделить четыре разных типа структур управления (см. рис. 4.2). Эти четыре типа имеют следующие характеристики. 1.

Рыночное управление. Этот подход, базирующийся на безличных трансакциях, совершаемых на хорошо функционирующих рынках, рассматривается Уильямсоном как основной способ управления неспецифическими трансакциями в рамках как случайной, так и регулярно повторяющейся контрактации.

Допущения, сделанные для парадигмы дискретной контрактации, наиболее адекватны тем трансакциям, основным способом управления которыми является рынок. Отсюда следует, что соответствие сторон друг другу несущественно... Инструментами защиты каждой стороны от оппортунистического поведения партнеров по сделке в основном являются рыночные альтернативы. При этом судебные процедуры применяются исключительно для урегулирования конфликтов, а целенаправленные усилия по сохранению сложившихся отношений не предпринимаются, поскольку последние самостоятельной ценности не имеют [Ibid., р. 74].

Несмотря на это, есть основания полагать, что «относительно неконтрактная практика» весьма распространена [Macaulay, 1963]. Бизнес-единицы хотят не только вновь вступать в контакты друг с другом, но «и иметь подобные контакты с другими бизнес-единицами в будущем. И стиль поведения каждого субъекта в ходе осуществления конкретной Неспециализи

рованные

Идиосинкра

зические

Смешанные

Трехстороннее ynpai

(неоклассическая

контрактация)

Двустороннее

управление

Объединенное

управление

(отношенческая контрактация) Рис. 4.2. Формы эффективного управления трансакциями

([Williamson, 1985, р. 79]. Перепечатано с разрешения The Free Press, a division of Simon and Schuster.

Copyright ©1985 by Oliver E. Williamson)

трансакции или серии трансакций будет влиять на его общую деловую репутацию. Формирование „черных списков“ может быть как формальным, так и неформальным» [Macaulay, 1963, р. 64]. Маколей добавляет, что «судебный процесс о нарушении контракта действительно может разрешить конкретный спор, но часто такие действия приводят к „разрыву“, что кладет конец „браку“ между двумя бизнесами...» [Ibid., р. 65]. 2.

Трехстороннее управление. Использование так называемого трехстороннего управления становится желательным, когда трансакции носят случайный характер и при этом относятся к «смешанному» или «высокоспециализированному» типам. В этих ситуациях опора исключительно на рынки может оказаться ошибочной, поскольку переключение на других деловых партнеров сопряжено со значительными издержками. В таких случаях для разрешения конфликтов и оценки результатов деятельности используется содействие третьей стороны в духе неоклассической контрактации. 3.

Двустороннее управление. Возможность двустороннего управления обосновывается следующим образом:

Специализированные структуры управления, как правило, разрабатываются для двух типов трансакций — для регулярно повторяющихся трансакций, которые обеспечиваются инвестициями смешанного и высокоспециализированного типов. Нестандартность таких трансакций в обоих случаях приводит к фундаментальной трансформации. Непрерывность торговых отношений приобретает в силу этого особую ценность. Регулярно повторяющийся характер трансакций дает потенциальную возможность покрыть издержки, связанные с использованием специализированных структур управления [Williamson, 1985, р. 75].

При механизме двустороннего типа сохраняется автономность соответствующих торговых партнеров, и, таким образом, независимые организации не сливаются в одно целое. Чтобы получить «оптимальное» решение при таких условиях, необходимо опираться на отношенческую контрактацию. 4.

Объединенное управление. Это случай вертикальной интеграции, при котором индивидуальные бизнес-единицы жертвуют своей автономией для того, чтобы сделать более вероятной максимизацию совместной прибыли и ускорить процессы адаптации к изменениям в экономической обстановке.

Преимущество вертикальной интеграции заключается в том, что при ее использовании адаптация может осуществляться последовательно без необходимости учета, пересмотра или дополнения межфирменных соглашений [Ibid., р. 78].

В этой связи важно понять, что по мере того, как трансакции становятся все более и более специализированными, все более ослабевают стимулы к рыночной торговле. Иными словами, когда человеческие и физические активы все более специализируются на выполнении единственной задачи, их уязвимость в отношении оппортунизма становится все сильнее, что требует специальной защиты, которую может обеспечить интеграция. Разумеется, верно также и то, что интеграция оказывается привлекательной, поскольку соответствующая экономия от масштаба (economies of scale) может быть полностью реализована как покупателем, так и внешним поставщиком [Ibid., р. 78].

Наконец, следует отметить, что перечень структур управления можно расширить, включив в него разнообразные институциональные устройства, отражающие такие особые комбинации рынков и иерархий, как франчайзинг, лизинг, факторинг и другие нестандартные формы контрактных отношений. Как мы уже отмечали, общий принцип, которым руководствуются организации, состоит в следующем: чем больше специфичность инвестиций, тем дальше избранная организационная структура от рыночного управления.

Условия, характерные для описанной Уильямсоном «фундаментальной трансформации», порождают некоторые проблемы, но, как показала Крэнтон [Kranton, 1996], в то же время именно они содействуют потенциальной кооперации между индивидами, преследующими личные интересы. Она исследовала процесс, посредством которого индивиды вырабатывают и поддерживают отношения кооперации, хотя всегда есть возможность начать все сначала с новым партнером:

Анализ показывает, что практически всегда существующая возможность сформировать новые отношения не обязательно разрушает уже сложившуюся кооперацию. С помощью простых стратегий достигается (ограниченно) оптимальный уровень кооперации. Эти стратегии включают в себя своего рода «залоговые гарантии» в форме извлечения более низкой полезности из отношений на начальном этапе. Два агента, впервые совершающие сделку друг с другом, вполне могут иметь стимул уклониться от принятия на себя таких обязательств, при условии, что все остальные люди требуют этого для начала новых отношений. Однако данный стимул исчезает, если велика исходная неопределенность того, как новый партнер оценивает величину будущей полезности. Описания, имеющиеся в социологической и антропологической литературе, свидетельствуют, что для формирования отношений кооперации люди действительно могут давать подобного рода залоговые гарантии [Kranton, 1996, р. 214].

<< | >>
Источник: Эрик Г. Фуруботн и Рудольф Рихтер. Институты и экономическая теория. Достижения новой институциональной экономической теории. 2005

Еще по теме 4.4.3. Теория отношенческих контрактов:

  1. 4.6.3. Теория отношенческих контрактов
  2. Тема 8. ТЕОРИЯ КОНТРАКТОВ
  3. Глава 5 ТЕОРИЯ КОНТРАКТОВ
  4. Теория неявных контрактов
  5. Теория неполных контрактов
  6. ГЛАВА 12 ТЕОРИЯ КОНТРАКТОВ: УПРАВЛЕНИЕ ПОВЕДЕНИЕМ ИСПОЛНИТЕЛЯ
  7. 4.4.2. Самовыподняюшиеся соглашения иди теория неявных контрактов
  8. 4.6.2. Самовыполняюшиеся соглашения или теория неявных контрактов
  9. 1.3.1. Определение количества фьючерсных контрактов, когда время завершения хеджа не совпадает с моментом окончания действия контракта
  10. 15.2. Контракт о продаже и контракт о найме
  11. 6.2. Фьючерсные контракты и их ценообразование 6.2.1. Основные черты фьючерсных контрактов
  12. ОБЛИГАЦИИ. ФЬЮЧЕРСНЫЕ КОНТРАКТЫ. ОПЦИОНЫ НА ФЬЮЧЕРСНЫЕ КОНТРАКТЫ
  13. Теория деятельности (австрийцы) и теория принятия решений (неоклассики)
  14. Теория структуры капитала и теория дивидендов Модильяни и Миллера
  15. Новая институциональная теория государства. Теория общественного выбора
  16. Политическая экономия как теория богатства и теория рынка: вклад У. Петти
  17. Трудовая теория стоимости и теория полезности
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -