<<
>>

ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ: ПРАВИЛА ВМЕСТО ДИСКРЕЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

Общепризнанным автором идеи рациональных ожиданий — ожидания рациональны, если они совпадают с предсказанием модели,— считается Дж. Мут, который

в опубликованной в 1961 году работе сформулировал это положение и использовал его в построении модели.

Прошло почти 10 лет, прежде чем идея была замечена и оценена как плодотворный методологический ход. Популярность идее рациональных ожиданий обеспечила работа Р. Лукаса и Л. Реппинга (1969 г.), заложившая основы нового классического подхода к построению моделей.

В 1971 году Лукас применил в экономической теории и в экономическом анализе идею рациональных ожиданий, утверждавшую, что экономические агенты используют всю доступную информацию для прогнозирования экономической деятельности и осуществляют это прогнозирование не хуже действующих аналитических моделей. Одним из следствий новшества было утверждение о принципиальной неэффективности кейнсианских аналитических моделей и вдохновляемой кейнсианством политики управления спросом. Т. Сарджент и Н. Уоллес в совместной работе 1975 года продемонстрировали неэффективность активной фискальной и денежной политики в стандартной кейнсианской модели с рациональными ожиданиями. Работы молодых экономистов этого направления в целом подтверждали и усиливали основные выводы классической экономике — нейтральность денег и неэффективность конъюнктурной политики.

Из-за своей приверженности принципам классической экономике эта группа молодых эконометристов и теоретиков получила название «новая классическая экономике». Обычно это название употребляется как синоним теории рациональных ожиданий, что не совсем точно, так как методологические приемы, вытекающие из гипотезы рациональных ожиданий, готовы использовать эконометристы и теоретики и других направлений. Эта гипотеза вышла за пределы классической теории и оказалась «инвариантной» по отношению к политэкономи- ческим доктринам.

Важным признаком новой классической экономике является утверждение о неэффективности любой экономической политики, как фискальной — кейнсианской, так и денежной — монетаристской, за исключением случаев, когда она направлена на обеспечение выравнивания структуры и гарантирование свободы рынков. Пред- почтение отдается правилам перед политическими решениями, что согласуется с максимой классического ли

берализма —«повиноваться законам, а не людям». В современных условиях это равнозначно требованию наибольшей предсказуемости действий правительства и минимизации дискреционных мероприятий. Вплоть до недавнего времени новая классическая экономике рассматривалась как специальный случай монетаризма школы Фридмана. Ее вклад в экономическую теорию ограничивался идеей рациональных ожиданий. В настоящее время в академическом мире новая классическая экономике считается доминирующим направлением.

Новые классики стремятся максимально полно использовать научные достижения кейнсианской макроэкономике. Авторы теории рациональных ожиданий считают, что необходимо определить, какие черты «кейнсианской революции могут быть спасены (сохранены для разумного использования), а какие подлежат забвению»29. Это намерение требует нового обращения к «закрытой» с 30-х годов денежной теории и переоценки всех аспектов институциональных рамок, в которых формируется денежная и фискальная политика. Кейнсианская революция в той форме, какую она приняла в США, была — в академическом плане — революцией методов. Без нее невозможно понять эволюцию макроэкономике в количественную научную дисциплину и переход к использованию теории математического управления в управлении экономикой с применением точных статистических описаний экономического поведения, с совершенствованием техники экономической экспертизы. «Цели равновесной теории делового цикла идентичны задачам, вдохновлявшим построение кейнсианских макроэкономических моделей: создание научных методов количественной оценки альтернативных вариантов экономической политики.

Без достигнутых кейнсианскими моделями успехов в эконометрике эта цель была бы просто немыслимой. Однако, если очевидные недостатки этих моделей не будут признаны и не изменится направление поисков, реальные достижения кейнсианской революции будут утрачены так же, как и те, что уже обнаружили свою иллюзорность»30.

Экономисты всегда осознавали важность учета ожиданий, однако до 60-х годов они избегали этой темы в связи с отсутствием адекватных методов анализа. Завесу умолчания нарушил Фридман, предположивший, что адекватность ожиданий реальному экономическому

положению формируется постепенно, методом проб и ошибок. Лукас и Реппинг обнаружили серьезный пробел в теории адаптивных ожиданий Фридмана — в этих моделях ожидания изменялись только с учетом прошлого опыта, например прошлых цен. Модель Фридмана игнорировала воздействие на ожидания изменений политики, затрагивающих уровень будущих цен.

В подходе Дж. Мута Р. Лукас нашел возможность разрешить нерациональность адаптивных ожиданий. Построение модели, учитывающей влияние па ожидания всей имеющейся информации и, в свою очередь, воздействие ожиданий па ход будущих событий, потребовало применения необычайно сложного математического аппарата, по принесло определенные плоды. Лукас и Реппинг промоделировали ситуацию, в которой рабочие принимают решения о текущем и перспективном потреблении, исходя из предположений о будущем уровне цеп па предметы потребления, предполагая, что рабочие стремятся к максимизации полезности. (Гипотеза рациональных ожиданий фактически формализовала важную для классической школы идею оптимальности поведения — индивидуум пе упускает ни одной возможности для достижения максимальных результатов и принятия наилучшего решения. Потребители и рабочие не только формируют оптимальные ожидания, они также оптимизируют полезность фирмы — максимизируют прибыль.)

Была построена функция предложения труда, которая включает текущий и ожидаемый уровни цен. В результате анализа отдельной фирмы, максимизирующей свою деятельность, была получена функция спроса на труд. Объединение обеих функций дало функцию совокупного предложения, которая определяет соотношение между уровнем цеп и объемом производства.

Одним из следствий выбора постулата о рациональности ожиданий было преимущественное внимание к разработке стороны предложения, то есть деятельной, производительной стороне экономической жизни, в отличие от неокейисианской поглощенности вопросами спроса и воздействия на него.

Кейнсианские макроэкономические модели, основанные на наличии положительных корреляций в динамических рядах, предполагали существование причинных связей между совокупным спросом и показателями реального объема производства и занятости. Считалось,

что политическое воздействие на совокупный спрос остальных параметров не меняет. Кейнс исходил из постулата о постоянстве денежной заработной платы (устанавливается на таком уровне или в ходе такого процесса, что оказывается вне действия макроэкономических сил, с помощью которых он намеревался влиять на экономический процесс).

В основе классических макроэкономических моделей лежит следующее утверждение: уровни производства и занятости определяются причинами, не зависимыми от абсолютного уровня цеп и совокупного спроса. Ключевой момент классических моделей равновесия — предположение, что политическое вмешательство, изменяющее форму одного уравнения, описывающего определение некоторого зависимого от политики переменного, модифицирует параметры многих уравнений. Вместе с тем классики заявили, что изменения чисто номинальных величии, вроде уровня цен, касаются лишь единиц измерения, по не могут воздействовать на реальное поведение и повлиять на объем производства и занятости.

Долгие годы неспособность этой школы объяснить положительную корреляцию между динамическими рядами цеп (или заработной платы) и показателями совокупного объема производства и занятости была важнейшим источником ее непопулярности и свидетельством теоретической недостаточности классических моделей. Второй пробел, связанный с первым,— неспособность объяснить положительную корреляцию между показателями совокупного спроса (например, суммой денег в обращении) и показателями совокупного производства и занятости — давал преимущество кейнсианским макроэкономическим моделям. М. Фридман своим анализом кривой Филлипса устранил этот недостаток, показав, что описанная Филлипсом закономерность была явлением временным, действовавшим в определенной инфляционной «кейнсианской» ситуации, когда изменения общего уровня цен действительно оказывали влияние на рост производства и занятости (правда, как выяснилось впоследствии, временное и разрушительное и с начала 70-х гг. исчезнувшее).

Новые классики объяснили наличие положительной корреляции между ценами и занятостью ошибками экономических агентов, обусловленными недостаточностью информации. Это касается прежде всего ситуации, когда рост общего уровня цен принимается за рост спроса

на конкретный товар, за чем следует расширение его предложения. Поскольку в среднем все делают эту же ошибку, показатели совокупного производства оказываются выше, чем они были бы без факта общего роста цен. В конце концов выясняется, что спрос на продукцию ниже, чем ожидалось на основании первой информации о росте цеп, поэтому совокупный объем производства сокращается. Новые классики таким образом укрепляли монетаристское утверждение о бессмысленности денежной политики стимулирования спроса для повышения занятости. Они построили теоретические модели, иллюстрирующие возможность образования этих корреляционных зависимостей при сохранении классических постулатов о клиринге рынков (товары распродаются) и оптимизирующем поведении (экономические агенты действуют в собственных интересах).

Основным шагом к построению этих моделей было ослабление вспомогательного постулата, использовавшегося в классических моделях,— агенты экономической деятельности обладают совершенной информацией. В действительности каждый из экономических агентов располагает только ограниченной информацией о текущих и прошлых цепах па разные товары, на базе которой они и делают оценки, и принимают решения о спросе и предложении.

Гипотеза рациональных ожиданий предполагает, что экономические агенты паилучшим образом используют имеющуюся ограниченную информацию. В новой классической теории возмущающие воздействия на уровень совокупного спроса ведут к возникновению положительных корреляций между неожиданными изменениями уровня совокупных цен и пересмотрами совокупного объема производства. Теория- предусматривает корреляции между пересмотрами совокупного производства и непредвиденными изменениями любых переменных, которые участвуют в определении объема совокупного спроса. В большинстве макроэкономических моделей одним из факторов, определяющих совокупный спрос, является денежное предложение. И, соответственно, новая классическая теория легко объясняет положительные корреляции между пересмотрами совокупного производства и неожиданными возрастаниями денежного предложения.

Установив механизм возникновения положительных корреляционных связей между ростом цен и уровнем

производства и занятости, авторы новой классической экономике теоретически обосновали свою приверженность неактивистской денежной политике. Факт возникновения положительных корреляций между неожиданными изменениями темпов инфляции и пересмотром темпов производства не означал возможность использовать эти взаимосвязи в рамках целенаправленной правительственной политики. Новые классики утверждали, что уровень производства при систематической активистской финансовой политике не может превысить тот уровень, который имел бы место в случае простой, не предполагающей существования обратной связи, политики, следующей правилу М. Фридмана или Г. Саймонса о росте денежного предложения па фиксированные х процентов в год.

Новые классики, считая экономические колебания реакцией экономических агентов па непредвиденные изменения переменных, порождающих изменения их решений, ограничивали возможность иротивоциклической политики тем случаем, когда правительство способно предвидеть шоки, неразличимые для частных лиц, и могло бы разрабатывать и осуществлять политические мероприятия, которые оказывались бы неожиданными для частных лиц. Оба эти условия эффективной проти- воциклической политики покоятся на допущении о неспособности частных лиц к опознаванию систематических изменений в проведении денежной и фискальной политики. Изменение реального объема производства может иметь место лишь в случае, если изменение политики происходит неожиданно и рабочие неверно оценивают ситуацию. Не говоря о том, что в условиях демократического правления, предполагающего длительный и гласный процесс обсуждения и принятия решений, внезапные изменения маловероятны, сами по себе они усиливают неопределенность и дестабилизируют рынки.

Теория рациональных ожиданий подчеркивает не- реалистичпость этих допущений, а следовательно, и невозможность эффективной активистской денежной и фискальной политики, которая устранила бы колебания деловой активности. Общий вывод неоклассиков — правительство должно отказаться от активистской стабилизационной политики. Систематические изменения, вызванные определенной политикой, не могут оказывать реального воздействия в силу рациональности

предвидения. Когда частные агенты знают, что будет делать правительство, они предвидят результат, их оценки будущих цен совпадают с реальными изменениями уровня цен, в итоге действительный уровень производства оказывается не затронутым политическими решениями 31.

Окончательное решение об адекватности того или иного политического и теоретического подхода должно определяться прагматически — по оценке действительных результатов. В соответствии с этим усилия новых классиков направлены на создание и проверку моделей и исследование динамических рядов фактических данных с использованием углубленных приемов эконометрического анализа (получившего название «новая эконометрика»).

В работах Лукаса и других новых классиков учитывается взаимная оптимизация разных аспектов моделируемых явлений. В этом заключается их принципиальная новизна. В предшествующих исследованиях функции потребления, инвестиционных решений и финансовой деятельности новые классики оптимизировали по отдельности. Задачи частичного равновесия затем сводились вместе. Эти модели предполагали, что правила принятия решений постоянны, несмотря па изменения правительственной политики. (Оптимальная политика обеспечивает паилучшее функционирование экономики при условии, что правила принятия частных решений постоянны.)

Основное открытие повой школы состоит в том, что частные лица изменяют правила принятия решений, когда правительство изменяет политику. Крупнейшие и популярнейшие из эконометрических моделей — модель Уортона и модель Фед-М.Т.Т. (Fed-M.T.T.) — предполагали возможность активной денежной политики при условии, что публика сохранит неизменными ошибки ожидания, «которые могут эксплуатироваться денежной фискальной политикой для влияния на объем занятости... Любая теория ожиданий, включающая элемент рациональности, предскажет, что правила принятия решения и способы формирования ожиданий будут систематически изменяться параллельно изменениям политической стратегии правительства»32. Сила гипотезы рациональных ожиданий, по словам Сарджента, в том, что она накладывает дисциплину общего равновесия. Моделирование экономических процессов но

вые классики осуществляют, исходя из предположения о наличии равновесия, причем не в отдаленном будущем, как это было у неоклассиков и Фридмана, интерпретация кривой Филлипса которого была логикой неравновесия (требуется время для того, чтобы ожидания приспособились к реальности, и в течение этого времени экономика пребывает в состоянии неравновесия), а в настоящем, с существующим уровнем цен, которые являются цепами равновесия, обеспечивающими клиринг рынка.

Предположение о наличии цен, уравнивающих спроси предложение при данных структурных определенностях рынков, при сложившихся юридических рамках и административных условиях функционирования рынков, ставшее исходной посылкой ряда работ этой школы, противопоставлялось обычному представлению, что такая цена равновесия достигается только в далекой перспективе и представляет собой конечный результат приспособления действительных цеп в находящейся в состоянии постоянного неравновесия экономике. Новые классики отбросили общепринятое понимание и отождествили клиринговую цену с действительной. В силу этого их модели и являются моделями равновесия (вызывая бурные протесты как иеокейпснанцев, так и монетаристов за предельную переалистпчпость посылки).

Классический постулат (докейпсианекий) указывал па нейтральность поминальных изменений: одно и то же число рабочих создает один и тот же объем товаров, независимо от уровня цеп. Механизм реальной заработной платы делает нейтральными изменения спроса, вызванные ростом денежного предложения, затрагивая уровень цеп, по пе реальные показатели.

В иеокейпсиапской модели изменение спроса оказывает длительный реальный эффект. В монетаристской модели реальный эффект оказывается временным благодаря процессу приспособления ожиданий (растянутости во времени адаптации ожиданий к реальности, в силу чего рабочие могут быть временно одурачены). В долгосрочной же перспективе монетаристская версия верна классическому постулату о нейтральности изменений. Новая классическая модель период приспособления сводит к нулю и заново утверждает классический постулат о нейтральности и о мгновенном приспособлении предложения к изменению спроса. Рабочие рациональны и без задержки приспосабливаются к измене

ниям спроса, в результате чего последние не дают даже временных реальных результатов, а классические выводы сохраняют справедливость и в краткосрочной перспективе. Реальное производство пребывает постоянно на своем естественном уровне.

Безработица и отклонения величины реального производства от его естественного уровня объясняются стохастическими отклонениями, возникающими из-за непредсказуемых изменений параметров, таких, например, как денежное предложение, что делает неопределенными условия принятия решений. Сохраняя постулаты классической школы о ценах равновесия, новые классики, предполагая рациональность ожиданий и решений, так же как неадекватность информации и наличие случайных колебаний, получили результаты, описывающие реально наблюдаемое неравновесие, с его безработицей и циклическими колебаниями производства, не прибегая при этом к пеокейпсианским допущениям о ригидности цеп и адаптивных ожиданиях.

Утверждая, что нет никаких оснований считать, что постулаты равновесия не работают (во время всех предыдущих кризисов цепы менялись, и достаточно существенно, так что клиринг рынков, правда, с некоторыми задержками в силу существования контрактов, достигался), по что оптимальное равновесие пе возникает автоматически, новые классики свою задачу видят в изменении способа политического мышления. Реальная цель использования рациональных ожиданий при анализе политических решений состоит в «выявлении организационных форм и правительственного вмешательства, которые устранят неоптимальпость»33. Теория рациональных ожиданий утверждает неэффективность не всякой экономической политики, а только антициклической политики «гонкой подстройки». Необходимо «политику мыслить как выбор стабильных правил игры, хорошо понимаемых экономическими агентами». Только в такой ситуации экономическая теория способна предсказывать действия экономических агентов. Так же как и монетаристы, новые классики утверждают, что политика, сильная непредсказуемостью ее результатов, например нестабильностью денежного обращения и дефицитным финансированием, способна только разрушать. «Дезинформация не может быть использована как систематический способ улучшения экономической обстановки»34.

Вопрос о принципиальной невозможности эффектив

ной экономической политики, базирующейся на теории управления, был рассмотрен Ф. Кидлендом и Е. Прес- котом в работе «Правила вместо распоряжений: невозможность оптимальных планов»35. Использование для анализа моделей политики оптимального управления в таких областях, как лечение совокупным спросом, патентная политика, и других привел авторов к выводу о принципиальной невозможности оптимальной политики такого рода. Результатом политики управления совокупным спросом был чрезмерный уровень инфляции, в то время как безработица оказалась не ниже уровня, который был бы в условиях социально-оптимального уровня инфляции. Повторив анализ Фридмана и Хайека, авторы пришли к заключению, что такая политика обречена на неэффективность, поскольку экономические агенты прогнозируют будущие политические решения и учитывают прогноз в своих действиях. Теория оптимального управления оказалась бы приемлемой лишь при условии, что экономические агенты будут твердо знать, какие политические решения будут приниматься в тех или иных ситуациях. Например, ожида- ппе сокращения налоговых ставок в период рецессии и увеличения в периоды бума. Поскольку изменения политики модифицируют ожидания экономических агентов, их реакция меняет результаты политики, которая должна Припять их во внимание и адекватно отреагировать, пересмотрев политику. И так до бесконечности.

Анализ экономических структур показывает, что взаимные ожидания и реакция на них нередко ведут к нарастанию нестабильности. В тех же случаях, когда катастрофического нарастания нестабильности не происходит, получаемые результаты оказываются далеки от оптимальных. Фактически «политики не могут учесть влияния политических решений на правила выбора оптимального решения частными агентами»36. В соответствии с этим выводы авторов направлены против дискреционной политики, которая способна вырабатывать оптимальные решения только для данной ситуации, но в целом ведет либо к неэффективным решениям, либо просто к дестабилизации системы.

Теория рациональных ожиданий предполагает создание экономической системы для оценки стабильных правил. Речь идет о необходимости отбора «правил политики с наилучшими операционными характеристиками. Предпочтительно, чтобы выбранные правила были

просты и легко понимаемы, так чтобы были очевидны все отклонения от них»37. Одна из возможных институциональных гарантий стабильности решений — принятие закона, в соответствии с которым изменение правил денежной и фискальной политики вступало бы в силу только через два года после принятия решения. Такая процедура сделала бы невозможным проведение дискреционной политики. А прямым результатом_ была бы деполитизация таких важных и существенных вопросов экономической политики, как краткосрочное фискальное и денежное регулирование. В результате усилия могли бы быть сосредоточены на структурных, долговременных условиях формирования экономической и социальной жизни.

На достижение этой цели была направлена вся активная деятельность Фридмана и Чикагской школы. В практическом плане центральным вопросом, разделяющим монетаризм и кейнсианство, была подходящая форма правил денежной политики. Фридман требовал принятия простых правил, не связанных обратной связью с текущими и прошлыми колебаниями денежного предложения, и рекомендовал обеспечение постоянного роста объема денежной массы на х % в год, независимо от состояния делового цикла.

С точки зрения Лукаса, «фридмановская политика не есть в точном смысле лессе фер, поскольку он призывает к правительственному вмешательству в банковский сектор для предотвращения реакций частного сектора»38. В этом смысле рекомендация Хайека — вообще отстранить государство от печатания денег и передать денежный механизм в частные руки — лессе фер в прямом смысле. Весь вопрос упирается в реалистичность подобной рекомендации, о чем, впрочем, речь уже шла выше.

Новые классики задали Рейгану новую систему координат, в которой следовало, по их мнению, осуществлять экономическую политику. Речь шла об институциональных формах перестройки системы регулирования экономики, об изменении законодательных форм, о принципиальном переходе к долгосрочной экономической политике, ориентированной не на сиюминутные цели. И Лукас, и Таунсенд, и Уоллес, и Сарджент резко критиковали политику Рейгана (на конец 1982 г.) как политику «тонкой подстройки». «Ясно, что фискальные планы администрации вместе с жесткой денежной

политикой создают чертовскую неопределенность и не в экономических делах, а в политических... Эта неопределенность могла быть обойдена с помощью подходящих фискальных и денежных правил»39.

Критика инфляционной кредитно-денежной политики «тонкой подстройки», развернутая монетаристами и новыми классиками, была дополнена энергичной критикой фискальной политики, предпринятой сторонниками экономике предложения. 

<< | >>
Источник: Пияшева Л. И. Пинскер Б. С.. Экономический неоконсерватизм: теория и международная практика. 1988

Еще по теме ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ: ПРАВИЛА ВМЕСТО ДИСКРЕЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ:

  1. ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ, ПРОГНОЗНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
  2. Теория рациональных ожиданий
  3. Лекция 14 МОНЕТАРИЗМ И ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
  4. Теория рациональных ожиданий (новые классики)
  5. Приложение 4. П.А. Самуэльсон, У.Д. Нордхаус «Теория рациональных ожиданий»*
  6. § 7.              Теория рациональных ожиданий. Новая классическая макроэкономика (новые классики)
  7. Гипотеза рациональных ожиданий, трактуемая как гипотеза ожиданий, совместимых с теоретической моделью
  8. 4.3. Теория неполной рациональности: когнитивные ограничения рационального выбора
  9. § 1. Рациональные ожидания и политическое доверие
  10. 15-4. Концепция рациональных ожиданий
  11. Гипотеза рациональных ожиданий
  12. РАЦИОНАЛЬНЫЕ ОЖИДАНИЯ И НЕОКЛАССИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА
  13. Оптимальные свойства гипотезы рациональных ожиданий
  14. Гипотеза рациональных ожиданий и проблема обучения
  15. Гипотеза рациональных ожиданий и неоклассический оптимизационный подход
  16. 4.4. АНАЛИЗ ЦЕННЫХ БУМАГ В ПРЕДПОЛОЖЕНИИ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -