<<
>>

ДЕФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА 1900—1907 гг. В РОССИИ ПОД ВЛИЯНИЕМ ВОЙНЫ С ЯПОНИЕЙ И РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907

гг.

В экономической литературе широко распространена точка эрения, что Россия после кризиса 1900 г. на протяжении 8— 10 лет находилась в состоянии длительной депрессии.

Эту концепцию развил М. Балабанов в своих статьях, опубликованных в сборнике «Общественное движение в России» под редакцией Мартова[78]. Ее отстаивал М. Туган-Барановский, утверждая, что промышленному подъему 1910—1912 гг. в России предшествовал период «небывалой по своей продолжительности депрессии, охватившей целое десятилетие. Co времени кризиса 1900 г., — писал он, — Запад пережил новый подъем в 1905—1907 гг., между тем как русская промышленность все это время пребывала в состоянии крайнего угнетения»[79]. С Туган-Барановским солидаризировался профессор Первушин. Он использовал его выводы как один из аргументов в пользу своей антинаучной «теории», согласно которой смена фаз цикла определялась в России иными закономерностями, чем на Западе, обусловливаясь главным образом колебанием урожаев. «В двадцатом веке, — утверждает Первушин, — русская конъюнктура еще более отклоняется от западного образца»[80]. Финн-Енотаевский также рассматривает 1900 — гг. как период кризисов и депрессий[81].

Тезис о 8—10-летней депрессии в России означает отрицание цикличности воспроизводства в этот период, отрицание участия России не только в мировом циклическом подъеме, но и в мировом кризисе 1907 г. He случайно сторонники этого тезиса обходят вопрос о кризисе 1907 г. в России. Его обходит и П. Лященко, который также считает, что последовавшая за кризисом начала XX в. депрессия продолжалась непрерывно до 1909 г.[82]

Противоположную позицию занял в этом вопросе академик С. Г. Струмилин. Критикуя М. Туган-Барановского и С. Первушина, Струмилин утверждает, что, несмотря на войну и революцию, смена фаз цикла происходила в России обычным чередом. Он пишет: «Фактически русская конъюнктура и в 90-х годах отнюдь не отклонилась от западных образцов.

Во всяком случаег и там и здесь мы имеем весьма отчетливый период оживления после кризиса 1900—1903 гг. и новый кризис в 1907—1908 гг. ...До 1907 г. жаловаться на депрессию или угнетение не было решительно никаких оснований»[83].

Столь различные оценки развития хозяйства России в первом мировом экономическом цикле эпохи империализма отражают сложность и противоречивость аенденций этого развития. Отсюда необходимость тщательного анализа фактов для установления действительной картины течения этого цикла в России. Что же касается теоретической стороны вопроса, то следует отметить:

а)              цикличность воспроизводства является законом капиталистической экономики с определенной ступени ее развития. Тезис

о              хронической 8—10-летней депрессии в России в начале XX в., отрицающий цикличность воспроизводства в России в этот период, вызывает поэтому большие сомнения. Наиболее уязвим вытекающий из него вывод о том, что на Россию не распространялось действие мирового экономического кризиса 1907 г. Очевидно, что смена фаз мирового экономического цикла 1900—1907 гг. не могла не проявиться и в экономике России;

б)              течение цикла 1900—1907 гг. не могло, однако, не подвергнуться существенной модификации под воздействием войны 1904—1905 гг. с Японией и революции 1905—1907 гг.

Россия была охвачена мировым кризисом начала XX в. раньше, чем другие страны, кризис был в ней глубоким и длительным. В этом сказались специфические противоречия экономики России и подъема 90-х годов[84]. Начавшись в середине 1899 г., кризис в России нарастал и углублялся на протяжении нескольких лет. Даже в 1903 г. продолжалось сокращение производства в ряде важных отраслей промышленности.

Однако и в России постепенно складывались предпосылки для выхода из кризиса. Как обычно, это происходило на основе усиления эксплуатации рабочего класса, разорения экономически более слабых предприятий, уничтожения производительных сил. Буржуазия приспособлялась к пониженному кризисом уровню цен путем резкого сокращения заработной платы, удлинения рабочего дня и других методов повышения нормы эксплуатации рабочих.

Южная металлургия, состоявшая из вновь построенных заводов, оснащенных передовой техникой, высоко концентрированная, контролируемая возникшим в годы кризиса мощным синдикатом «Продамет», повела широкое наступление на технически отсталую металлургию Урала и других районов, укрепляя свои позиции за счет обострения кризиса в конкурирующих с нею железоделательных центрах страны. Сокращение производства вело к рассасыванию товарных запасов, падению цен и открывало путь для последующего расширения сбыта. И в то время как на одних участках продолжалось обострение кризиса, на других кризис уступал место депрессии, а затем и некоторому оживлению производства.

Уже в последние месяцы 1902 г. началось улучшение дел в хлопчатобумажной промышленности. Оживилась и торговля некоторыми другими товарами. Повышению спроса способствовали уменьшение товарных запасов и снижение цен. Известную роль сыграл и относительно благоприятный, несмотря на недород в отдельных районах, сбор хлебов. В 50 губерниях Европейской России он составил в 1902 г. 3 452 млн. пудов против 2 551 млн. в 1901 г. и 2 950 млн. пудов в 1900 г. Перелом наметился и в шерстяной и некоторых других отраслях промышленности. В общем низшая точка кризиса была к концу 1902 г. оставлена позади.

В 1903 г. увеличился круг производств, в которых совершился переход от кризиса к депрессии, а значительное число отраслей промышленности вступило в фазу циклического оживления. Падение продукции сменилось ее ростом в угольной, железорудной, сталелитейной, металлообрабатывающей, деревообрабатывающей, табачной, винокуренной и некоторых других отраслях. Во втором полугодии совершился перелом в чугунолитейной индустрии. Годовая цифра выплавки чугуна была ниже, чем в 1902 г., но в сентябре — декабре 1903 г. запасы чугуна были меньше, чем в первой трети года, на 17%, а продукция выросла по сравнению с маем — августом на 16%. Эти изменения отнюдь не были сезонными, а отражали общую тенденцию к некоторому оживлению промышленности. Ряд отраслей заметно превысил докризисный максимум производства: каменноугольная — на 8%, хлопчатобумажная. • табачная и спичечная — на 13—14, цветная металлургия — на 21, сахарная — на 27%. Общий индекс физического объема промышленной продукции (1900 г.= 100) повысился до 104,5 против 100,9 в 1902 г.

Некоторые отрасли, это прежде всего относится к отраслям, разбухшим в 90-х годах на железнодорожных заказах, еще имели низкий кризисный уровень производства. Однако и здесь наметилась перспектива оживления: новые капиталовложения в железные дороги несколько увеличились, резко возросли по сравнению с 1900—1901 гг. ассигнования правительства на строительство новых линий. Урожай 1903 г. был немного ниже, чем в 1902 г., но выше, чем в лК)бом из 90-х годов, экспорт возрос на 16%, что должно было облегчить развитие оживления и его перерастание в циклический подъем.

Таким образом, к началу войны с Японией в экономике России преобладала тенденция к нарастанию циклического оживления, хотя некоторые отрасли промышленности еще оставались в состоянии кризиса или депрессии.

Война с Японией оказала различное влияние на отдельные отрасли хозяйства России. В некоторых из них большие военные заказы стали важным фактором загрузки и источником огромных дополнительных прибылей. В целом 1904 год был годом роста общего объема промышленного производства и продукции главных отраслей промышленности.

А.              Ф. Яковлев делает отсюда важный вывод: «Приписывать войне депрессивное влияние на экономику страны нет никаких оснований... Общей повышательной тенденции она не нарушила, так как сама явилась источником дополнительного спроса на разнообразные товары для снабжения армии...»[85]

С этим выводом нельзя согласиться. Общее увеличение промышленного производства в 1904 г. еще не дает оснований полагать, что война благоприятствовала развитию оживления даже в тех отраслях, которые сильнее других выиграли от военных заказов, не говоря уже о тех, которые явно пострадали от войны. Ибо остается неясным, была ли война фактором, тормозившим или ускорявшим рост продукции. А факты говорят о том, что, оказывая разное влияние на отдельные отрасли промышленности, война в общем не только мешала развитию циклического оживления и его перерастанию в подъем, но породила важные кризисные явления в экономике страны. Характерно, что даже царский министр финансов должен был признать сугубо отрицательное влияние войны на экономическую жизнь России. В речи на заседании Государственного совета по вопросу о бюджете 1908 г. он заявил, что кризис 1900 г. «стал едва разрешаться к концу года, как начавшаяся война опять нарушила оздоровляющееся направление в наших промышленных делах»[86].

Правительственные расходы на войну составили, по официальным данным, 2,7 млрд. руб., а по более точным подсчетам специалистов — 3,9 млрд. руб.[87] Сюда не входят крупные финансовые расходы, вызванные войной, но понесенные после ее окончания: проценты по военным займам, затраты на восстановление погибших военных судов и т. д. Насколько велика эта сумма, можно судить по тому, что весь капитал железных дорог России исчислялся в 1900 г. в 4,8 млрд. руб.[88] Важным источником покрытия издержек войны              была эмиссия кредитных билетов.              Их              количество в обращении              увеличилось за 1904—1905              гг. в              2,1              раза,

с 578 млн. до I 207 млн. руб. Общая масса денег в обращении, включая золото и серебро, возросла за это двухлетие в 1,5 раза. Золотое обращение было сохранено, но количество золота, реально находившегося в обращении, уменьшилось, доверие к рублю явно ослабело. Курс рубля упал в Берлине с 2,16 до 2,14 марок. Даже у министра финансов вырвалось в начале 1906 г. признание: «Такие явления не могут, конечно, не внушать опасений за наше денежное обращение»[89].

Начало русско-японской войны вызвало панику на биржах России и Западной              Европы и резкое падение              курсов ценных

бумаг. Специальная              печать сообщала:

Петербург, 31. I (13. II) 1904: «При первых известиях о прекращении дипломатических Oiношений между Россией и Японией биржу охватил панический страх, равный которому едва ли запомнит история последних десятилетий». Даже акции наиболее доходных предприятий вроде Сормовских упали почти на 30 %.

Берлин, 10. II: Как только было получено сообщение о повреждении японцами русских военных судов, «на бирже сразу воцарилось паническое настроение, которое еще усилилось впоследствии под влиянием паники в Вене. Все русские бумаги, главным образом займы, испытали крупное понижение».

Берлин, 24. II: «На бирже резко понижаются расценки акций каменноугольных и железоделательных предприятий».

Париж, 9. II: «Сразу начались усиленные продажи русских бумаг, которые в течение одного-двух часов упали на 15—20%. Паника охватила все слои населения, среди которых размещены многочисленные русские ценности... Общая понижательная тенденция коснулась почти всех ценностей, обращающихся на Парижской бирже».

Париж, 23. II: «Co времени франко-прусской войны и краха «Юнион-Женераль» в 1882 г. наша биржа не запомнит такого «поражения». В субботу на бирже творилось нечто ужасное. Самые солидные бумаги стремительно летели вниз»[90].

Биржевая паника — явление кратковременное, однако напряжение денежного рынка сохранилось в России на протяжении всей войны. Его важнейшим фактором было размещение огромных военных займов. Учетный процент, повышенный в начале войны Государственным банком с 4,5 до 5,5 и частными банками с 5 до оставался на этом высоком уровне многие месяцы. Государственный банк сократил коммерческие кредиты, поскольку его средства использовались для финансирования войны. На путь сжатия кредитов стали и частные банки, о которых сообщалось, что они «явно стараются уменьшить свои вексельные портфели, и это отражается на торговых оборотах. Сокращение учета векселей или даже совершенный отказ в кредите старым клиентам банков ставит торговый люд в тяжелое положение; то в одной, то в другой местности обнаруживаются банкротства»[91].

В. Мукосеев, пытавшийся отрицать денежный кризис в России, вызванный войной, был все же вынужден констатировать: «...с момента войны наш денежный рынок был крайне сдержанным. Он не мог оказать серьезной помощи ни промышленности, ни торговле, которые особенно нуждались в дешевом кредите. Более того, он оказывал на них самое гнетущее влияние и своей сдержанностью усиливал реакцию на товарном и фондовом рынках. Вот почему в 1904 г. несостоятельностей и банкротств было очень много и протест векселей возрос... Биржа находилась в угнетенном настроении, курс векселей упал, валюта поколебалась, деньги очень вздорожали. Наша кредитная система в силу своей нерациональности оказалась в данном случае весьма чувствительной к этим пертурбациям и только усиливала кризис»[92].

Денежный кризис, вызванный войной, таким образом, проявился в биржевой панике и резком падении курсов ценных бумаг; в падении вексельного курса и курса рубля, повышении учетных ставок; в напряжении денежного рынка; в росте числа банкротств. Некоторые из проявлений денежного кризиса имели международный характер. Это относится прежде всего к биржевому кризису.

Денежные кризисы бывают, как известно, двух родов: обычные, отражающие общее нарушение процесса воспроизводства, являющиеся моментами и формами проявления экономических кризисов перепроизводства, и специальные, обусловленные экстраординарными причинами.

Денежный кризис 1904 г. в России возник как кризис специальный, обусловленный войной. В предвоенной экономике не было для него экономических предпосылок. Ho он немедленно оказал воздействие на промышленность и торговлю, которое усиливалось рядом обстоятельств:

а)              денежный кризис разразился в период, когда экономика страны еще не оправилась полностью от чрезвычайно тяжелого и разрушительного циклического, кризиса общего перепроизводства, когда начавшееся оживление было еще очень слабым, не охватило ряда важных отраслей промышленности;

б)              финансовые затруднения вынудили правительство резко сократить ассигнования на железнодорожное строительство, которое могло бы сыграть заметную роль в развитии оживления. Так, ассигнования по чрезвычайному бюджету на железнодорожное строительство со 168 млн. руб. в 1903 г. снизились до 96 млн. в 1904 г., 73 млн. в 1905 г. и 42 млн. в 1906 г.[93] Были урезаны и затраты на улучшение казенных железных дорог. Только ассигнования на приобретение подвижного состава для железных дорог, в котором ощущался острый недостаток для военных перевозок, были увеличены;

в)              война, военные поражения России, падение курсов русских бумаг за границей мешали притоку в хозяйство России иностранных капиталов, сыгравших существенную роль в подъеме 90-х годов (см. табл. на стр. 133).

Иностранные капиталы, вложенные в горнозаводскую промышленность России, за 1904—1905 гг. даже уменьшились на 27 млн. руб., в то время как за 1899—1900 гг. они увеличились на 139 млн. руб. Резко сократились и краткосрочные иностранные кредиты русским компаниям. Печать жаловалась: «...нако-

и

й

й

и

й

с.!

с

й

С

и

OO

Oi

о

с-э

CO

ю

CO

Г—

Ci

Cs

о

о

о

о

о

о

о

O

-

а

121

198

150

64

7

25

15

15

51

46

Источник: П. В. Оль, Иностранные капиталы в народном хозяйстве довоенной России, JI., 1925, стр. 12, 13.

пилось множество фактов, иллюстрирующих общий застой и все усиливающуюся тревогу среди коммерсантов. Ближайшей к тому причиной послужила зависимость нашей фабрично-заводской промышленности от иностранцев, которые поспешили закрыть кредит даже для солиднейших русских фирм, лишь только начались военные действия на Дальнем Востоке»1;

г)              засилье иностранного капитала в банковой системе России приводило к тому, что банки в своей кредитной политике ориентировались на настроения европейских денежных рынков, доверие которых к русским финансам было сильно подорвано поражением в войне.

Промышленность и торговля России пострадали во время войны не только от последствий денежного кризиса. Гораздо большее значение имело общее отрицательное влияние войны на экономику России. Война усилила нищету широких масс в городе и деревне и еще больше снизила их покупательную способность. Многие семьи лишились кормильцев, мобилизованных в армию. Железнодорожный транспорт не справлялся даже с первоочередными военными перевозками. Транспортные затруднения дезорганизовали товарооборот, чем не преминули воспользоваться спекулянты. Печать отмечала «беспримерное вздорожание съестных припасов повсеместно в России»2, которое неизбежно сжимало спрос населения па промышленные товары. Транспортные затруднения почти полностью отрезали рынки восточной части России от промышленных центров Европейской России. Особенно серьезно пострадали от этого лодзинские фабрики. О них сообщалось:

«Последствия экономического кризиса, вызванного войной на Дальнем Востоке, почти с каждым днем сказываются на Западном крае сильнее и сильнее. Крайне развитая, сравнительно, конечно, промышленность Царства Польского на Востоке, и в частности в Сибири, находила прекрасные рынки сбыта... а теперь фактически, если не официально, не только Маньчжурия, но и вся Сибирь закрыты для изделий заводов и фабрик Царства Поль-

ского. Нет поэтому ничего удивительного в том, что мелкие польские фабрики закрыты и десятки тысяч рабочих выброшены на улицу; что же касается крупных промышленных предприятий, то они трещат, но еще не рушатся. Ярче всего тяжелое экономическое положение сказывается в огромном количестве опротестованных векселей... Промышленный кризис в полном смысле этого слова еще не наступил, но, может быть, он не за горами»[94].

Протесты векселей, банкротства — важный момент денежного кризиса. В данном случае они отражали трудности сбыта, перепроизводство. Это значит, что природа денежного кризиса в ходе войны несколько видоизменилась. Он возник и оставался в основном специальным денежным кризисом, но в нем появились и элементы обычного денежного кризиса, обусловленного перепроизводством, кризисом сбыта.

Трудности сбыта были наиболее велики в текстильной про мышленности. В корреспонденциях из промышленных центров указывалось:

«Сокращение производства в таких промышленных центрах, как Москва и Лодзь, обусловливает обнищание рабочего населения, а сжатие торгового кредита ближайшим образом вызывает обилие неплатежей».

«На московском мануфактурном рынке полное затишье; недовыручка по сбыту исчисляется в 30—40%... Некоторые фабрики уже ограничивают производства»[95].

Положение хлопчатобумажной промышленности в начале войны ухудшилось в связи с дороговизной хлопка на мировом рынке; затем его цена снизилась, но кризисные явления в текстильных центрах России продолжали усиливаться. К сожалению, нет точных статистических данных о динамике производства. По исчислениям Финн-Енотаевского, общее количество хлопка, поступившего в фабричные центры России из Туркестана и из- за границы, уменьшилось с 21,9 млн. пудов в 1903 г. до 17,2 млн. пудов в 1905 г.[96] По другим данным, цифры действительного потребления хлопка составили 18 млн. пудов в 1903 г., 18,2 млн. в 1904 г. H 16,7 млн. пудов в 1905 г.[97]

Правда, цифры продукции хлопчатобумажной промышленности в денежном выражении увеличились с 524 млн. руб. в 1903 г. до 602 млн. руб. в 1904 г. и лишь в 1905 г, резко снижаются до 494 млн. руб,[98] Однако эти цифры малопоказательны, так как отражают колебания цен. А хлопчатобумажные товары в 1904 г., несмотря на острые трудности сбыта, серьезно вздорожали в связи с повышением цен на хлопок. Индекс же физического объема производства хлопчатобумажной промышленности (1900 г. = 100) остался в 1904 г. примерно на том же уровне, что и в 1903 г. (ИЗ и 115), а в 1905 г. серьезно снизился (106)[99]. Все цифры указывают на бесспорно крупное падение продукции в 1905 г. и по меньшей мере на приостановку роста в 1904 г. после его заметного повышения в предшествующее двухлетие. He подлежит сомнению, что, если бы велась статистика производства по месяцам, она отметила бы его падение уже в 1904 г.

Этот вывод подтверждается итогами анкетного обследования промышленности России, охватившего предприятия, в которых было занято около 70% рабочих обследованных отраслей. Согласно обследованию, рабочее время, затраченное на протяжении трех летних месяцев 1904 г., уменьшилось по сравнению с соответствующим периодом 1903 г. в хлопчатобумажной промышленности на 6%, шерстяной — на 15, шелковой — на 26% и только в обработке льна повысилось на 9%, что было вызвано выполнением военных заказов[100]. Война, таким образом, заметно ухудшила положение не только хлопчатобумажной, но почти всех подразделений текстильной промышленности.

Война привела также к падению строительства, развертывание которого могло бы стать важным рычагом перерастания оживления в циклический подъем. Об этом свидетельствует снижение продукции прокатных изделий, используемых в строительстве.

Россия. Производство прокатных изделий (в млн. пудов)

1903 г.

1904 г.

1905 г.

1906 г.

Двухтавровые балки и швеллеры . . .

8,7

8,3

7,9

6,5

Кровельное железо и сталь

14,4

14,1

13,4

12,8

Источник: Я. Гливиц, Железная промышленность России, Спб., 1911. Статистическое приложение, стр. 26, 27.

Сжатие строительства отмечалось во многих корреспонденциях из промышленных центров. Летом 1904 г., в разгар строи

тельного сезона, из Екатеринослава, например, сообщалось: «Все постройки остановились, а с ними упали цены на рабочие руки плотников, каменщиков, столяров. На продовольственном пункте сильное скопление безработных рабочих, которым вынуждены давать бесплатные обеды»[101].

Сжатие строительства резко сократило доходы населения от отхожих промыслов. Так, например, в обзоре, характеризующем положение дел во Владимирской губернии, указывалось: «Весь 1904 год превзошел все самые мрачные ожидания: действительно, казенные и частные постройки в столицах и по линиям железных дорог сильно сократились, фабрики стали уменьшать производство, домашние кустарные промыслы под влиянием угнетенного настроения рынка также сократились. Заработная* плата по всей линии промыслов была сбита до невозможности»[102].

Прирост железнодорожной сети был в 1904 г. больше, чем в 1903 г., но в 2 раза меньше, чем в 1899 г. Его объем был невелик, да это и не могло быть иначе при острых финансовых затруднениях правительства и ничтожном притоке иностранного капитала. Прирост основного капитала акционерных обществ и паевых товариществ был в 1904 г. на 12 млн. руб. больше, чем в 1903 г., но составил лишь 94 млн. руб. против 431 млн. руб. в 1899 г.

Даже в черной металлургии, для которой военные заказы имели важное значение, уже во второй половине 1904 г. стали сказываться отрицательные последствия войны.

Россия. Металлургия Юга.

Прирост (+) или падение (—) продукции и продаж черных металлов в последней трети года по сравнению с первой (в млн. пудов)

Производство

Продажи

чугун

полу

продукт

продукт

чугун

полу

продукт

продукт

г. г.

+8,0

+2,0

OO ю

+ I

+2,1

-3,5

+3,4 —1,8

+1,3

-0,5

+ 1,3 —1,7

Источник: «Железная промышленность Южной России в 1903 г.», Харьков» 1905, стр. 26—32, 42—48; тот же источник эа 1905 г., стр. 40 — 41, 56—72.

Из таблицы видно, что последняя треть 1903 г. была периодом серьезного улучшения дел в черной металлургии России по сравнению с первой третью года. В 1904 г. картина обратная, положение явно ухудшилось. С середины года начинают расти нереализованные запасы, возникают трудности сбыта. И это, несмотря на большие военные заказы.

Всякая война является серьезным испытанием для хозяйства. В особенности это относится к отсталой экономике царской России, для которой война должна была иметь особенно тяжкие последствия. Положение к тому же осложнялось тем, что циклический подъем в России в 90-х годах XIX в. в огромной мере финансировался притоком иностранного капитала и правительственными ассигнованиями. Война подорвала оба эти источника и тем самым стала препятствием для массового расширения и обновления основного капитала, для всех видов строительства, которые являются материальной основой всякого подлинного циклического подъема.

Таким образом, выгоды, полученные некоторыми отраслями от роста военных заказов, не перекрывали общего отрицательного влияния войны на хозяйство. Небольшое увеличение физического объема всей промышленной продукции России в 1904 г. произошло не столько под влиянием войны, сколько вопреки этому влиянию на основе тенденции к циклическому оживлению хозяйства, наметившейся уже в 1903 г. Создав для ряда отраслей дополнительный спрос, война в целом не усилила, а ослабила эту тенденцию к оживлению и в конечном счете подорвала ее. Это сказалось уже в 1904 г., но особенно ярко в 1905 г., углубляя обнищание масс города и деревни, расширяя экономическую основу революционной борьбы рабочих и крестьян.

Немаловажным фактором падения производства были также огромный подъем стачечного движения во время революции, сопровождавшийся большими потерями рабочего времени, и всеобщие забастовки на транспорте, нарушавшие связь.

В течение десятилетия перед революцией среднегодовая цифра бастующих в России составляла 43 тыс. человек, следовательно, за 10 лет общее количество бастующих равнялось 430 тыс. В период революции только в январе 1905 г. число бастующих достигло 440 тыс. человек. За весь 1905 г. в стране бастовало 2 800 тыс. рабочих х.

В октябре 1905 г. развернулась всеобщая политическая забастовка. Нарушилась связь, прекратилась перевозка грузов внутри страны и на экспорт, кредиты под товары были закрыты.

Началась паника на бирже. В тяжелом положении оказались банки, не только коммерческие, но и государственные. Вклады выбирались, заграничных кредитов не было, активных операций не производилось, требования на переучет и перезалог возросли с 52 млн. руб. в 1904 г. до 161,9 млн. руб. в 1905 г.[103]

Буржуазная печать объясняет падение производства в 1905 г. прежде всего последствиями забастовок. Ho это неверно. Революционный подъем 1905 г. лишь усилил падение производства, порожденное тягостным экономическим влиянием войны, снижавшей покупательную способность масс, ограничивавшей все виды строительства, создавшей хроническое напряжение на денежном рынке, нарушившей торговые связи с Сибирью. Прекращение военных действий не могло сразу устранить эти экономические последствия войны. В то же время оно привело к резкому сокращению правительственных заказов и к уменьшению производства на многочисленных предприятиях, выполнявших эти заказы.

К свертыванию производства вела и политика крупной буржуазии. Испугавшись революции, она изымала капиталы из промышленности и торговли, частично переводила за границу, свела до минимума новые капиталовложения, ограничивала банковский кредит, подчас применяла прямой экономический саботаж для борьбы с революцией. Ко всему этому присоединилось влияние неурожая, еще более снизившего покупательную способность широких масс города и деревни.

Характерно, что в ряде важных отраслей промышленности в 1905 г. происходило и падение цен. Так, снизились цены на чугун, железо, хлопок, хлопчатобумажную пряжу и ткань; на некоторые товары цены упали в районах их производства, но повысились в районах их потребления: так, например, сахарный песок подешевел в Киеве, но вздорожал в Москве, керосин подешевел в Баку, но вздорожал в Москве. Это значит, что был нарушен сбыт вследствие общего, расстройства экономики, и в том числе из-за транспортных затруднений.

Итак, война подорвала циклическое оживление хозяйства России, начавшее развиваться в конце 1903 г. и продолжавшееся в некоторых отраслях промышленности в 1904 г. Она породила в 1904 г, кризисные явления, которые продолжали нарастать и углубляться в 1905 г. Революционные события 1905 г, и контрреволюционное поведение крупной буржуазии в свою очередь стали дополнительным важным фактором падения продукции расстройства процесса воспроизводства. Все это привело к тому, что уже 1904 г,, а в особенности 1905 г, стали периодом частичного, промежуточного кризиса особого рода. Его главная особенность состояла в том, что он был порожден факторами внеэкономического порядка — войной и в известной мере революцией, В некоторых отраслях промышленности — сюда относятся прежде всего отрасли, разбухшие в 90-х годах на железнодорожных заказах, — к этому присоединялись и неизжитые последствия циклического кризиса 1900 г.

Промежуточные, частичные кризисы не являются фазами цикла. Они возникают в силу специфических противоречий процесса воспроизводства в том или ином цикле, нарушая обычную смену его фаз, временно прерывая развертывание циклического оживления или подъема. Тем в большей мере это относится к частичному промежуточному кризису 1904—1905 гг. в России, порожденному причинами экстраординарного, политического порядка. Последние обусловили известную деформацию цикла, т. е. нарушение обычных форм развертывания цикла и смены его фаз. Следует, однако, отметить, что и война, и революция были вполне закономерными продуктами эпохи империализма. И в этом смысле частичная деформация цикла в России не была исторической случайностью, а выражала новые тенденции в цикличности капиталистического воспроизводства, характерные для эпохи империализма.

Состояние отдельных отраслей промышленности в 1906 г. было различным. Железнодорожное строительство оказалось парализованным, и отрасли, связанные с ним, находились в глубоком упадке. Заводы, загруженные в период войны в основном правительственными заказами, переживали трудные времена. Печать была полна утверждениями о кризисном или депрессивном состоянии хозяйства. Действительно, промежуточный кризис особого рода далеко еще не был изжит.

Вместе с тем в 1906 г. нарастали процессы, означавшие постепенное возобновление циклического оживления, прерванного войной; к началу 1907 г. они приобрели решающее значение. Цены в 1906 г. росли на все главные промышленные товары: чугун, полосовое железо, уголь, нефть, керосин, хлопчатобумажную пряжу и ткани, шерстяную пряжу и т. д. В целом 1906—1907 годы были периодом роста продукции большинства отраслей промышленности. В ряде из них оживление переросло в циклический подъем, их производство значительно превысило в 1907 г. максимум, достигнутый в предыдущем цикле перед кризисом 1900 г. В то же время некоторые отрасли не испытывали даже и слабого оживления.

Общее представление о динамике промышленного производства России в рассматриваемом цикле дают следующие данные (см. табл. на стр. 140).

Таблица показывает, что некоторые отрасли хозяйства испытывали в 1900—1907 гг. хронические трудности, которые и дали основания трактовать этот период как полосу непрерывной депрессии. Потребление черных металлов, отражающее общее состояние тяжелой индустрии и размеры капитального строительства, было на протяжении всего цикла неизменно ниже уровня 1900 г.

И все же движение общего индекса промышленной продукции России в 1900— 1907 гг. свидетельствует о ложности вывода о хронической депрессии. За цикл он вырос на 16%. Это гораздо меньше, чем в предыдущем цикле, когда он более чем удвоился. Темпы роста всей промышленной продукции резко упали, они были значительно ниже, чем в США или Германии. Ho в целом они не уступали темпам Англии и были ненамного ниже, чем во Франции.

Год

Общий индекс промышленного производства, 1900 г. = = 100

Тяжелая

промыш

ленность

Легкая

промыш

ленность

Добыча

Чугун

Производство

Обра

ботка

метал

ла

Основная химия и красочная промышленность

Силикат ная промышленность

угля

нефти

желез

ной

РУДЫ

вып

лавка

пот

ребле

ние

вып

лавка

стали

рельсов в млн. пудов

топлива в млн. руб.

в млн. руб.

в млн.

пудов

в млн. руб.

1899

91,4

960

I 161

853

548

348

165

218

95

28

147

308

39

61

1900

100,0

I 047

I 206

986

631

367

179

206

135

30

178

297

40

61

1901

100,1

I 001

I 270

I 009

706

284

/>175

195

136

29

133

337

50

77

1902

100,9

923

I 321

I 005

670

240

159

173

133

26

118

313

54

75

1903

104,5

970

I 421

I 091

630

253

152

166

149

21

126

339

53

77

1904

109,7

I 099

I 521

I 197

656

312

181

196

169

26

176

354

52

73

1905

101,5

I 111

I 392

I 140

455

299

167

180

138

23

177

386

53

70

1906

109,9

I 145

I 577

I 326

491

321

166

176

152

18

236

358

55

67

1907

116,1

I 265

I 776

I 587

524

334

172

164

163

20

276

364

59

7 3

Продолжение таблицы

Год

Обработка дерева в млн. руб.

Хлопок

Обработка

Производство

производство в млн. руб.

потребление в млн. пудов

джута, льна, пеньки

шелка

шерсти

продуктов

животно

водства

бумаги в млн. руб.

сахара в млн. пудов

в млн. руб.

1899

74

16

54

27

95

68

38 •

48,5

1900

74

16

53

28

92

64

40

48,5

1901

80

16

63

25

106

77

42

49,2

1902

79

17

60

25

109

74

43

58,6

1903

88

524

18

59

28

I 12

75

44

64,3

1904

86

/>602

18

60

26

134

67

45

63,5

1905

86

494

17

70

23

113

73

44

52,1

1906

87

633

18

74

22

117

70

46

53,3

1907

93

750

19

72

23

132

72

49

78,1

Источники: И. Гливиц, Железная промышленность России, Спб., 1911; его же, Потребление железа в России, CnO., 1913, оЦроблемы экономики» JSft 2. 1940; «Экономический бюллетень Конъюнктурного института» № 2. 1926, стр. 19.

Прирост индексов физического объема продукции обрабатывающей промышленности (в %)

Россия

США

Германия

Франция

Англия

1903—1907 гг.

И

22

17

1900—1907 гг.

19

31*

21**

16**

* 1900-1906 гг.

** 1899-1907 гг.

Академик С. Г. Струмилип делает подсчеты, из которых можно заключить, что Россия испытала циклический подъем, темпы которого были даже выше, чем в США и Германии. Он пишет: «... если взять 1905—1907 гг., которые Туган-Барановский рассматривал как период подъема на Западе в противовес «крайнему угнетению» в России, то окажется, что в России за это время мы имели в среднем тоже свыше 10% прироста в .год (промышленной продукции. — JI. M.), а в сумме за 2 года — 21,5% прироста. В Германии за те же два года индекс промышленной продукции вырос всего на 4,4%, в США на 5,4%. Ho если прирост за 2 года на 4— 5% называется подъемом, то почему же прирост в 21,5% за тот же период трактовать как крайнее угнетение?»*

Правильно критикуя тезис Туган-Барановского о сплошной 8—10-летней депрессии в России, С. Г. Струмилин, однако, допускает в своих подсчетах неточности. Он исчисляет темпы для России по данным о продукции в денежном выражении, которые отражают и динамику цен, а для других стран — по индексам физического объема продукции, в которых изменения цен элиминированы. Такое сравнение неправомерно. К тому же неудачно взят как исходный пункт для сравнения 1905 г.: в России уровень производства был в этом году гораздо ниже ранее достигнутого максимума, а в США и Германии — значительно выше. В целом состояние экономики России в 1906—1907 гг. правильнее характеризовать не как подлинно циклический подъем, а как постепенно развивавшееся оживление, притом оживление далеко не всеобщее.

Данные о накоплении основного капитала в России в 1900— 1907 гг. также подтверждают, что это отнюдь не был период непрерывной депрессии, что в этом цикле была и фаза определенного оживления. Одновременно они вскрывают и ограниченность этого оживления, узость его материальной базы.

Железнодорожное строительство резко сократилось по сравнению с его огромными масштабами 90-х годов, но железных дорог все же строилось больше, чем в Германии или Франции., Наименьшим в цикле был объем железнодорожного строительства в 1903 г. В следующие годы оно заметно возрастает и только в 1907—1908 гг. вновь резко падает под непосредственным воздействием кризиса.

Накопление капитала в фабрично-заводской промышленности России иллюстрируется следующими цифрами:

Россия. Основной капитал фабрично-заводской промышленности (в млн. руб.)

Первоначальная стоимость

За вычетом амортизации

1890 г.

1900 г.

1903 г.

1907 г.

и

о

05

OO

1900 г.

й

CO

о

OS

1907 г.

Основной капитал...

793

2 376

2 970

3 388

678

1961

2 325

2 431

Среднегодовой при

рост

158

135

104

128

120

26

Источник: С. Г. Струмилин, Проблема промышленного напитала в СССР. M , 1925, стр. 23. />

За 90-е годы основные капиталы фабрично-заводской промышленности России примерно утроились. В первом цикле эпохи империализма их рост резко замедлился и составил за 1900— 1907 гг. лишь 42%, а за вычетом амортизации только 24%. Особенно сильное снижение темпов произошло в 1904—1907 гг., т. е. в годы войны и революции.

Мощность механических двигателей промышленности России составила в 1900 г. I 470 тыс. л. св 1908 г. — 2 076 тыс. л. с. За 8 лет она увеличилась на 41%—цифра примерно та же, что и прирост всего основного капитала. Значительное расширенна силового аппарата промышленности России в 1900—1907 гг. подтверждается и следующими данными:

РСФСР. Распределение котлов промышленности, действовавших в 1927 г., по датам их постройки

1897 — 1901 гг.

1902-1904 гг.

1905-1907 гг.

1908-1912 гг.

Среднегодовое число построенных котлов

475

379

390

538

Источник: М. А. Барун, Основной капитал промышленности СССР, М.—Л.г 1930, стр. 85.

Динамика производственного- аппарата отдельных отраслей промышленности показывает за редким исключением ту же картину: его рост продолжался и в 1900—1907 гг., но темпы роста были ниже, чем в 90-х годах.

Россия. Динамика производственного аппарата некоторых отраслей промышленности

1890 г.

1900 г.

1903 г.

1907 г.

Южная металлургия

Домны

48

54

56

Мартены и конверторы ....

81

89

101

Угольная промышленность

Паровые машины (в тыс. л, с.)

17

64

94

143

Нефтяная промышленность

Действующие скважины . . .

356

I 710

1850

2 274

Законченные бурением скважины

86

447

198

235

X лопчатобумажная промышленность

Бумагопрядильные веретена (в млн.)

3,46

6,65

7,15

7,56

Механические ткацкие станки (в тыс.)

87

151

171

188

Сильно замедлился и рост основного капитала акционерных обществ и паевых товариществ. Его среднегодовой прирост составил в 1898 — 1900 гг. 341 млн. руб., а в 1902—1904 гг. — 82 млн. руб., в 1905—1907 гг. — 114 млн. руб. Последняя цифра в 3 раза меньше, чем перед кризисом 1900 г.

Резкое замедление накопления реального капитала в России в 1900—1907 гг. по сравнению с концом XIX в. было, с одной стороны, прямым следствием войны и революционных потрясений; финансирование промышленности и железнодорожного строительства за счет государственных средств и притока иностранных капиталов, сыгравшее огромную роль в подъеме 90-х годов, теперь натолкнулось на огромные препятствия. С другой стороны, накоплению капитала мешало еще одно важное обстоятельство: большая недогрузка производственного аппарата важных отраслей промышленности, сильно расширившегося в период подъема 90-х годов под влиянием большого железнодорожного строительства. Прежде всего это относится к черной металлургии. Когда уже начался кризис 1900 г., все еще продолжали вступать в строй новые производственные^ мощности. Некоторые промышленные стройки находились на такой стадии, что их надо было при любых условиях доводить до конца, чтобы не потерять уже вложен

ные в них крупные капиталы. Продукция же длительное время оставалась на низком уровне, отставая и от докризисных размеров.

Россия. Загрузка производственного аппарата черной металлургии (в %)

1904 г.

1907 г.

Чу гул

65

55

Полупродукт

68

60

Балки и швеллеры

44

29

Рельсы

57

45

Сортовое железо

Листовое п универсальное же

72

62

лезо

53

45

Кровельное железо

74

70

Бандажи

62

47

Оси

45

27

Трубы чугунные

57

32

Источник: И. Гливиц, Железная промышленность России Спб., 1911. стр. 120.

Обновление и расширение основного капитала не приобрело в цикле 1900—1907 гг. в России подлинно массового характера, оно резко отставало от объема предыдущего цикла и в еще большей мере от мощностей тяжелой индустрии. Если в 90-х годах для покрытия потребностей в рельсах и подвижном составе железных дорог требовалось широкое строительство новых заводов, то теперь эти потребности не только покрывались за счет наличных мощностей, но не обеспечивали им сколько-нибудь удовлетворительной нагрузки.

В силу небольших размеров капитального строительства главным очагом циклического оживления в России в 1906 — 1907 гг. была легкая промышленность, а сама база оживления оказалась очень узкой, не создалось предпосылок для его перерастания в общий циклический подъем. 

<< | >>
Источник: Л. А. МЕНДЕЛЬСОН. ТЕОРИЯ и ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ и ЦИКЛОВ Том III. 1964

Еще по теме ДЕФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА 1900—1907 гг. В РОССИИ ПОД ВЛИЯНИЕМ ВОЙНЫ С ЯПОНИЕЙ И РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907:

  1. КРИЗИС 1907 г. В ЯПОНИИ, РОССИИ И ДРУГИХ СТРАНАХ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦИКЛА 1900-1907 гг. И КРИЗИСА 1807 г.
  2. ВЫВОДЫ О ГЛАВНЫХ ЧЕРТАХ ЦИКЛА 1900—1907 гг. И КРИЗИСА 1907 г.
  3. ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА 1900-1907 гг. В ЯПОНИИ, ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ С РОССИЕЙ
  4. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ДЕФОРМАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. ЦИКЛ 1900-1907 гг.- ПЕРВЫЙ ЦИКЛ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА
  6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФАЗЫ ПОДЪЕМА В ЦИКЛЕ 1900—1907 гг. ТЕНДЕНЦИЯ К ЗАМЕДЛЕНИЮ ТЕМПОВ РОСТА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ
  7. ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ КРИЗИСА 1907 г. В РОССИИ
  8. ВЫВОДЫ О ГЛАВНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ЦИКЛА 1907—1913 гг. И КРИЗИСА 1913 г.
  9. ЧАСТЬ I ПЕРВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЦИКЛ ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА (кризис 1907 г.)
  10. СФЕРА РАСПРОСТРАНЕНИЯ КРИЗИСА 1907 г. И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКИ СЛАБОРАЗВИТЫХ СТРАНАХ
  11. 4. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА РОССИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И НАКАНУНЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Системы технологий - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Философия экономики - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика природопользования - Экономика сельского хозяйства - Экономика таможенного дел - Экономика транспорта - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -