<<
>>

Глава 17 АКЦИИ, ОБЛИГАЦИИ И НЕДВИЖИМОСТЬ: КАК ДРУГИЕ АКТИВЫ БУДУТ ВЕСТИ СЕБЯ ВО ВРЕМЯ ДЕНЕЖНОГО КРИЗИСА

  Когда доллар начнет резко падать, а золото, наоборот, стремительно расти в цене, многие активы других разновидностей, вне всякого сомнения, попадут под перекрестный огонь. Как, например, во время валютного кризиса будет вести себя недвижимость? А что насчет акций, облигаций и наличных денег? В каждом случае ответ содержит множество «если» и «при прочих равных условиях», однако поскольку почти у каждого имеются все эти активы, но в различных сочетаниях, их будущее имеет очень большое значение.
Поэтому мы рассмотрим некоторые факторы, оказывающие влияние на каждый класс активов.

Наличные: вниз вместе с долларом. В финансовом мире термин «наличные» (кэш) употребляется в более широком смысле, нежели только обозначение денежных купюр в ва

шем кошельке. Это понятие включает вещи, которые могут быть либо потрачены, либо легко конвертируемы в расходуемые средства — такие как чековые счета, фонды финансового рынка и банковские CD. В настоящее время у всех них есть одна общая черта: они приносят малый процент или же вообще никакого процента, то есть в качестве запаса ценности зависят от покупательной способности доллара. Поскольку в 1990-х инфляция доллара составляла всего лишь несколько процентов в год, а процентные ставки были выше, то большинство форм наличных средств более или менее сохраняло свою покупательную способность — по крайней мере до вычета налогов. Однако в наши дни, когда стоимость доллара по отношению к другим валютам падает, инфляция съедает покупательную способность доллара, а банковские ставки в США близки к нулю, ваш финансовый рыночный фонд теряет свои позиции с каждым днем.

Означает ли это, что вы должны полностью обходиться без наличных средств? Разумеется, нет, потому что наличные деньги — весьма полезная вещь в «текучей» ситуации, как выражаются военные. Однако следует ограничить балансы на ваших чековых и финансово-рыночных счетах до самого необходимого минимума, который должен сводиться к сумме, достаточной для покрытия повседневных расходов за два месяца.

И учтите, что все наличные не в равной степени застрахованы от всякого рода неприятностей. Банковские счета застрахованы Федеральной корпорацией депозитного страхования, поэтому, даже если ваш банк лопнет — а в предстоящие годы такая судьба постигнет многие банки, — вы все равно получите ваши деньги. Однако скорее всего вы получите их не сразу, а лишь некоторое время спустя.

Пока же бюрократические колеса ФКДС будут не спеша вращаться, стоимость доллара — и ваших наличных — еще

больше упадет. Поэтому обратите внимание на качество банка, в котором хранятся деньги, и будьте готовы перевести вклад в более надежный банк, если таковая необходимость возникнет. Или же, поскольку анализ финансовой мощности банка — задача довольно сложная даже для профессиональных финансовых менеджеров, вы, возможно, захотите подумать над тем, как распределить ваши наличные сбережения между несколькими банками.

Что касается ваших финансовых рыночных фондов, то по отношению к ним необходимо быть бдительным. Это взаимные фонды, которые держат коммерческие бумаги инвестиционного уровня — то есть краткосрочные облигации крупных компаний. Однако крах доллара и взрыв кредитного пузыря, который за ним последует, превратят большую часть долга инвестиционного уровня в бесполезные бумажки. Коммерческие бумаги «Фэнни Мэй», «Фредди Мэк»[‡‡] и бесчисленных других фирм, занимающихся финансированием жилищного строительства и потребительским кредитованием, являются бомбами замедленного действия. Финансовые рыночные фонды с этими бумагами являются не «наличными» в любом смысле этого слова, но очень опасной формой инвестиций с небольшим повышательным (менее 1% в конце 2003 года) и значительным понижательным потенциалами. И пусть вас не вводят в заблуждение «государственные» финансовые рыночные фонды. Они смешивают государственные казначейские обязательства с коммерческими бумагами «Фэнни» и «Фредди» (которые, по мнению легко

верных инвесторов, являются правительственными организациями), а это именно то, чего вы стараетесь избежать.

Лучше всего делать ставку на чисто казначейский финансовый фонд, который владеет только краткосрочными казначейскими ценными бумагами. Поскольку казначейство может напечатать все, что ему заблагорассудится, оно всегда будет в состоянии выплачивать соответствующие проценты — правда, в неуклонно обесценивающихся долларах.

Ниже мы приводим перечень чисто казначейских фондов:

Фонды финансового рынка, работающие только с казначейскими

ценными бумагами

Наименование

Биржевой

Телефон

Адрес

фонда

символ

в Интернете

«Американ сенчури

«питал презевейшн

CPFXX

800-345-2021

www.americancentury.com

фонд»

«Дрейфус 100%

Ю.С. трежери фанд»

DUSXX

800-645-6561

www.dreyfus.com

«Фиделити спартан Ю.С. трежери фанд»

FDLXX

800-544-8888

www.fidelity.com

«Шваб Ю.С. трежери мани фанд»

SWUXX

800-435-4000

www.schwab.com

«Ю.С. трежери секьюритиз кэш фанд»

USTXX

800-873-8637

www.usfunds.com

«Вайсс трежери оунли мани фонд»

WEOXX

800-814-3045

www.tommf.com

Источник: «Сейф мани рипорт», Чарлз Шваб.

Американские облигации: самый худший вариант для вложения капитала.

Покупая долгосрочную облигацию, вы в действительности одалживаете деньги тому, кто ее выпустил: эмитенту. Там забирают деньги и финансируют ими свой бизнес или правительственное учреждение, обещая выплачивать определенный процент ежемесячно или еже

годно (купон облигации), а затем, когда срок действия облигации истекает, возвращают вам ваш первоначальный капитал. Этот поток фиксированного дохода имеет стоимость, которая колеблется — в зависимости как от уровня процентных ставок, так и от финансовой мощи эмитента. Это отдельные и часто не связанные друг с другом вопросы, поэтому давайте рассмотрим каждый из них поочередно.

Долгосрочные процентные ставки. Когда процентные ставки понижаются, выплаты по купонам облигаций выглядят более привлекательно и люди готовы платить за них больше. В результате цена облигации повышается. И наоборот, если процентные ставки растут, цена облигации снижается. Поэтому когда снижение стоимости доллара перейдет в коллапс, теперешняя стоимость будущих выплат по данной долгосрочной облигации резко понизится. Никто, находясь в здравом уме, не будет одалживать доллары на долгий срок, потому что невозможно предсказать, что получит назад. То есть это еще один способ выразить ту мысль, что никто не захочет покупать долгосрочные облигации. Цены облигаций упадут, а их держатели понесут огромные потери. Напомним, что во время финансового мини-кризиса 1970-х годов (являющегося бледной тенью того, что нам предстоит испытать) процентные ставки как долгосрочных, так и краткосрочных перевалили далеко за 10%. Облигации, купленные в предыдущее десятилетие, когда ставки составляли от 5 до 8%, приносили доходы в виде выплат по купонам, стоимость которых снизилась более чем вполовину, и их цены, соответственно, упали. Поэтому люди, которые купили эти облигации в надежде на постоянный гарантированный доход, попали впросак, так как потеряли на снижении стоимости облигаций не менее

50%. Вдобавок приток дохода по ним имел гораздо меньшую покупательную способность, чем та, на которую держатели облигаций рассчитывали первоначально.

Финансовое состояние эмитента облигаций. Чем вероятнее способность эмитента производить выплаты по своим облигациям, тем большую ценность будет иметь поток дохода. Однако, если финансовое состояние эмитента ухудшится, стоимость его обещания компенсировать понижения и цены на его облигации упадут. Если мы не ошибаемся насчет того, какой резонанс будет иметь стремительно растущий уровень долга США, то некоторые из нынешних эмитентов облигаций, чьи позиции кажутся крепкими, как скала (к примеру, «Фэнни Мэй» и «Фредди Мэк»), почувствуют себя плохо. Когда их финансы начнут приходить в расстройство, стоимость их облигаций упадет подобно самолету, у которого в небе внезапно отказал двигатель.

Какой фактор — процентные ставки или финансовое состояние эмитента — сыграет более важную роль на этот раз? Мы бы рискнули сделать ставку на первый. Другими словами, главная проблема облигаций, деноминированных в долларах, состоит в том, что они деноминированы в долларах. Катастрофа рынка облигаций в 1930-е годы была вызвана дефолтами, вто время какдоллар (который все еще был привязан к золоту) в действительности стал более дорогим. Этот фактор способствовал сохранению низкого уровня процентных ставок и сделал высококачественные облигации более ценными. Предстоящий кризис будет носить иной характер, поскольку курс доллара резко упадет, а процентные ставки — повысятся. Таким образом, держатели облигаций будут получать проценты по ним во все более обесценивающихся долларах. Если во времена Великой депрессии облигации высокого качества, по которым продолжали выплачиваться про

центы, росли в цене, а облигации более слабых эмитентов рухнули, то в предстоящем десятилетии крах ожидает все облигации, деноминированные в долларах.

Иностранные облигации: сначала победители, затем проигравшие. Что касается облигаций, деноминированных в других валютах, то здесь события первоначально станут развиваться по сценарию, являющемуся зеркальным отражением ситуации, в которой окажутся американские облигации.

По мере того как курс доллара по отношению к евро и иене будет падать, облигации в этих валютах начнут приобретать все большую стоимость в долларовом выражении. Поэтому на первых стадиях таяния валют (когда речь идет пока о «долларовом кризисе», а не об общем крахе всех бумажных валют) иностранные облигации высокого качества будут котироваться относительно неплохо и, вероятно, иметь преимущество — как над американскими облигациями, так и над фондами финансовых рынков, деноминированными в долларах.

Наилучшим образом извлечь выгоду из первоначальной относительной мощи иены, евро и других основных иностранных валют можно через хороший глобальный облигационный фонд, который имеет широкий ассортимент облигаций со всего мира. Некоторые фонды, которые соответствуют этому профилю, входят в перечень, приведенный ниже.

Однако необходимо четко уяснить: после того как долларовая лихорадка распространится на Европу и Японию, облигации, деноминированные в евро и иенах, разделят судьбу своих американских собратьев. Сфокусированность этой книги на ошибках Америки не следует рассматривать как уверенность в стабильности других крупнейших стран мира. В некоторых отношениях они находятся в худшем положе-

Глобальные облигационные фонды, не взимающие премии

Наименование

фонда

Биржевой

символ

Активы в млн. долларов

Среднегодовой[§§]

доход

в % за 3 года

Телефон

Адрес в Интернете

«Американ Сенчури Интернешнл Бонд»

BEGBX

613

13,87

800-345-2021

www.omericancentury.com

«Лумис Сэйлз Глобал Бонд»

LSGLX

243

15,20

800-633-3330

www.loomissayles.com

«Менеджере Глобал Бонд»

MGGBX

32

11,78

800-835-3879

www.rrianagersfunds.com

«Пэйден Глобал Фиксд-Инкам»

PYGSX

147

6,29

800-572-9336

www.payden.com

PIMCO Foreigh Bond

PFODX

1518

6,23

888-877-4626

www.pimco.com

«Т. Роу Пройс Интернешнл Бонд»

RPIBX

1178

12,20

800-638-5660

www.trowpricecom

нии. Просто понадобится чуть больше времени, чтобы их проблемы проявились в полный рост, потому что конкретные ошибки привели к медленному росту экономики и анемичному потреблению, в результате чего они покупают у США меньше, чем продают им. Образовавшиеся положительные сальдо в торговле ограничивают глобальное продвижение евро и иены, поддерживая их позиции на мировых валютных рынках и помогая временно производить впечатление сильных валют.

Насколько же плохо обстоят дела в Европе и Японии? Давайте начнем с Европы, где правительственные расходы в таких странах, как Германия и Франция, гораздо выше в процентном отношении, чем в США, трудовое законодательство и другие «структурные строгости» более обременительны, нежели в Америке, и поэтому частные компании практически не могут гибко отреагировать на изменения спроса, игнорируя позиции профсоюзов. Это давит на бизнес, мешает ему создавать новые рабочие места и расширяться. Поэтому безработица во Франции и Германии почти в два раза превышает уровень безработицы в США. В то же время их программы в сфере пенсионного обеспечения и здравоохранения гораздо более обширны и дорогостоящи, что является причиной высоких налогов. Итоговый результат налицо: замедление темпов экономического роста и накапливающийся долг.

Даже при нормальных обстоятельствах этот «евросклероз» с трудом поддается излечению. Но вскоре задача станет более трудноразрешимой благодаря другой проблеме Европы, которая носит демографический характер. Рождаемост ь в большинстве стран упала ниже уровня естественного прироста населения, а продолжительность жизни постоянно увеличивается. В результате Европа стареет гораздо быстрее, чем США. Соответственно быстрее растет бремя расходов на

содержание пенсионеров, число которых увеличивается быстрыми темпами. Поэтому европейцам придется основательно урезать расходы на социальное обеспечение и на аналог американской программы «Медикэр», если они хотят избежать финансовой катастрофы. Однако подобная абсолютная необходимость станет политически невозможной по мере того, как будет возрастать число людей, нуждающихся в данных программах.

В то же время японский демографический профиль таков, что Европа на его фоне выглядит абсолютно здоровой. Если к такому фактору, как самое старое в мире население, приплюсовать еще низкую рождаемость, высокую продолжительность жизни и антипатию к иммиграции, то можно с уверенностью сказать, что Япония сама поставила себя в такое положение, из которого нет выхода. И сейчас после того, как на протяжении прошлого десятилетия Япония предпринимала попытки — в большинстве своем оказавшиеся тщетными — выбраться из затяжной дефляционной рецессии, ее государственный долг почти в три раза превышает государственный долг США в процентах ВВП.

Как же эта плохая политика и зловещие демографические тенденции выражаются в ничего не стоящих валютах? Вспомним, что единственной основой, опираясь на которую Япония или Европа могут поддерживать даже столь вялые темпы экономического роста, является готовность американских потребителей покупать «хонды» и «БМВ». По мере падения курса доллара японские и европейские товары, оцениваемые в валютах, курс которых внезапно возрастет, станут слишком дорогими и потому недоступными для американских потребителей, которые ответят тем, что начнут либо покупать более дешевые американские аналоги данных товаров, либо вообще воздержатся от покупок. Справедливо

интерпретируя такое изменение потребительского спроса как угрозу своим жизненно важным статьям экспорта, европейские и японские лидеры ответят единственным оружием, оставшимся в их распоряжении: денежной инфляцией. Они снизят процентные ставки и будут скупать доллары на свою валюту, наводняя весь мир евро и иенами точно так же, как США сейчас наводняют его долларами. Результатом этих «конкурентных девальваций» станет смертельное пике всех основных бумажных валют, в которой европейские и японские облигации разделят судьбу своих американских собратьев.

Тем временем постарайтесь забыть об облигациях новых рынков. В 2003 году, когда ликвидность, вытекавшая из США, устремилась в такие места, как Бразилия и Индонезия, они пользовались большой популярностью. Однако эти страны сильно пострадают, когда США перестанут покупать их экспорт, а поскольку тамошние финансовые системы слишком уязвимы, то, когда разразится кризис, валюты и облигации будут стоить немногим более стоимости той бумаги, на которой напечатаны.

Недвижимость: возможно, но не в этот раз. Долларовый кризис 1970-х годов в действительности был самым подходящим временем для приобретения жилья. Почему? Да потому, что, когда бумажные деньги начинают обесцениваться, инвесторы, мыслящие практически, начинают конвертировать их в твердые активы, причем как можно быстрее. А в этом мире нет ничего надежнее земли и зданий. Как вы увидите из таблицы, приводимой ниже, цены на жилье в США оставались на высоком уровне, в то время как доллар падал.

Нельзя пройти мимо того обстоятельства, что люди, покупавшие дома по ипотечному кредиту с фиксированными

процентами, выиграли дважды. Во-первых, стоимость их жилья в долларовом выражении выросла, а во-вторых, реальная — то есть с поправкой на инфляцию — стоимость ипотечных кредитов снизилась. Такова обратная сторона истории с облигациями: если вы являетесь должником в период денежного кризиса, то производите выплаты по кредитам в обесценивающихся долларах, что с каждым месяцем понемногу облегчает тяжесть вашего долгового бремени. Короче говоря, приобретение жилья оказалось весьма эффективным хеджем против инфляции во время ее последнего значительного всплеска.

Все вышесказанное является довольно веским аргументом в пользу утверждения, что недвижимость может стать еще одним надежным портом во время надвигающегося шторма. Не подлежит сомнению, что в обстановке, когда доллар теряет свою стоимость, немалое количество капитала, который сейчас находится в финансовых активах, будет перетекать в здания и землю, то есть в недвижимость,

что еще более укрепит ее позиции. Однако в некоторых очень важных отношениях нынешняя ситуация отличается от той, что сложилась в 1970-х годах. Если назвать вещи своими именами, то скажем прямо: рынок жилья в наши дни есть не что иное, как классический финансовый пузырь. Вот доказательства.

Головокружительный рост цен. В начале 1970-х годов стоимость дома для средней семьи в Калифорнии была немногим выше 100 тыс. долларов. Во всяком случае, этот показатель не слишком расходился с доходом средней калифорнийской семьи. К концу 2003 года такой дом в Калифорнии стоил уже 400 тыс. долларов, в то время как дохода такой же семьи хватало лишь на покрытие вполовину меньшего ипотечного кредита. Похожие тенденции вы обнаружите в Бостоне, большей части Нью-Йорка, Флориде и многих других частях страны.

Доля собственника во владении своим жильем находится на рекордно низком уровне. В начале 1970-х годов американцам принадлежало 70% стоимости их жилья. Иными словами, наши родители были должны банкам в среднем лишь 30% стоимости своих домов. Однако по мере того, как мы приобретаем все более просторные дома и берем кредиты под их оценочную стоимость, доля собственника во владении своим жильем сжимается. В наши дни американцы должны банкам почти половину стоимости их домов — больше, чем когда-либо прежде.

Проценты но ипотечным кредитам достигли максимально низкого уровня, ниже которого они опуститься уже не могут. Если в 1981 году этот уровень был максимально высоким и составлял почти 17%, то в 2003 году по ипотеке сроком на

тридцать лет с фиксированными процентами он понизился до 6% — или даже меньше. Это уменьшение стоимости кредитов соблазнило целое поколение американцев на покупку домов возможно большей площади. Они стали рассматривать имеющееся в их собственности жилье, как банки, и брать деньги в кредит под залог этой недвижимости, чтобы воспользоваться безумно дешевыми процентами. Однако проценты по ипотечному кредитованию вряд ли опустятся еще ниже и, как мы уже говорили десятки раз, скорее всего резко подскочат, когда постепенное обесценивание доллара станет закручиваться в смертельную спираль. Стоимость домовладения (значительная часть которого зависит от процентов по ипотечному кредитованию) тогда резко возрастет.

Долг домовладельцев перевалил за критический уровень. В

1980 году ипотечный долг американских граждан составлял чуть менее триллиона долларов, то есть на среднюю семью из четырех человек приходилось около 20 тыс. долларов. Сегодня бремя этого долга возросло почти до семи триллионов долларов, то есть на среднюю семью из четырех человек приходится уже около ста тысяч долларов. Если сюда приплюсовать все другие долги в системе — правительственные, бизнеса, кредитные карточки, — то на среднюю семью из четырех человек выйдет уже около 500 тыс. долларов. Вполне очевидно, что мы сейчас не в том состоянии, чтобы очертя голову бросаться в ипотечный омут.

В наших домах и так уже связано слишком много капитала.

Существует возможность выразить одним числом все последствия «пузыря» недвижимости, раздувшегося в течение последних десяти лет. Для этого необходимо разделить суммарную стоимость наших домов на наш доход, остающийся после

уплаты налогов. В результате мы получим отношение цены к заработкам для рынка жилья, и, как показывает следующая таблица, оно имело наименьшее значение в середине 1970-х годов. Цены на жилье были низкими относительно доходов, что позволило американцам перенести значительное увеличение этих цен без особого напряжения для семейных бюджетов. В противоположность тому времени мы вступаем в грядущий долларовый кризис, когда стоимость жилья достигла рекордных уровней — как в реальном выражении, так и относительно наших доходов.

Когда доллар действительно начнет скользить вниз по наклонной плоскости, а донельзя перепуганные владельцы облигаций доведут дело до того, что процентные ставки подскочат до небес, люди, купившие сверхдорогие дома по ипотечному кредиту с регулируемыми процентами, отреагируют на это одним из двух способов. Они либо начнут экономить на

Отношение стоимости жилья в США к доходу за вычетом всех налогов 1970-2003 гг.

Отношение стоимости жилья в США к доходу за вычетом всех налогов 1970-2003 гг.

Источник: Федеральный резервный банк

всех прочих расходах, чтобы и дальше осуществлять платежи по ипотеке (см. следующий раздел, где идет речь о влиянии, которое это изменение в расходах потребителей окажет на рынок акций), либо они вообще перестанут выплачивать ипотеку. Попавшие в финансовые тиски домовладельцы попытаются продать свои дома и, пребывая в отчаянии, будут соглашаться на любую цену, которую им будут давать. Цены на недвижимость на рынках, еще недавно раскаленных от спроса, резко упадут, потянув за собой вниз всю местную экономику, что приведет к еще большему падению спроса на жилье. На таких в настоящее время перегретых рынках жилья, как калифорнийский и бостонский, результат может быть весьма плачевным. Насколько же плачевным? В середине 2003 года Джон Темплтон, один из самых выдающихся в мире финансовых менеджеров за последние полвека, следующим образом ответил в ходе интервью на вопрос об оптимальных условиях приобретения жилья: «Покупайте только после того, как цены на дома снизятся до одной десятой наивысшей цены, заплаченной домовладельцами».

Подводя итоги, можно констатировать, что на рынке жилья формируются две очень мощные, противостоящие друг другу силы: дефляция лопающегося кредитного пузыря и инфляция коллапсирующего доллара. В данный момент невозможно сказать, кто из них победит, однако вполне допустимым исходом является ничья, когда цены на жилье останутся в долларовом выражении на прежнем уровне, но относительно золота резко упадут.

Короче говоря, ваш дом больше не может считаться гарантированным хеджем против инфляции.

Американские акцнн: падение доллара уравновесит увеличение экспорта. Именно здесь аналитический процесс значительно усложняется. Поскольку компании отличаются

большой пестротой — как по профилю, так и по размерам, — то вполне можно ожидать, что некоторые не только выживут, но даже будут процветать во время коллапса доллара, а другие — напротив, станут страдать вместе с «зеленью». Вся сложность состоит в том, как одних отличить от других. Раз здесь задействован ряд различных факторов, мы можем предложить лишь общие соображения.

Прежде всего падение курса доллара окажется на руку компаниям, которые производят в США товары (неся при этом большие расходы, деноминированные в долларах), предназначенные для экспорта. По мере падения доллара их издержки будут уменьшаться. Соответственно будет снижаться и цена на все виды производимой ими продукции, если выразить ее в иенах и евро. То есть их товары станут более конкурентоспособными. Поэтому они выиграют дважды. Во-первых, расширится маржа прибыли (разница между их издержками и продажной ценой), а во-вторых, увеличится спрос на товары, поскольку цены станут привлекательными.

В США в эту категорию попадут как те компании, которые занимаются добычей золота, так и те, что ведут добычу полезных ископаемых вообще, а также производители товаров и фермеры. К концу 2003 года в этих секторах экономики уже наблюдался значительный подъем. Многострадальное американское сельское хозяйство наконец-то смогло перевести дух после того, как были зарегистрированы рекордно высокие цены на зерно и убойный скот в связи с появлением новых огромных рынков для сбыта продовольствия в Китае и Индии. Сельскохозяйственные угодья внезапно стали товаром повышенного спроса, и доход фермеров в 2003 году вырос на треть, составив рекордную величину в 63 млрд. долларов. Единственным сдерживающим фактором для фермеров оказалась нехватка железнодорожных вагонов для пе

ревозки их продукции в главные порты. Поэтому в 2004 году следует ожидать резкого скачка спроса на новые средства транспортировки грузов и повышения прибыльности железнодорожных компаний, так как они повысят тарифы, взимаемые с фермеров, которым во что бы то ни стало нужно доставить свои товары на внешний рынок. Те же основные тенденции будут действовать и для большинства горнодобывающих компаний, не специализирующихся на золоте, так как прогнозируется бурный рост спроса на медь, цинк и другие цветные металлы в глобальном масштабе. Это приведет к росту цен на их продукцию в долларовом выражении, и компании, базирующиеся в США, станут гораздо более прибыльными. Главной чертой различных отраслей производства, по нашему мнению, является «неэластичная кривая предложения». Это означает неспособность быстро увеличить производство какого бы то ни было товара. Поэтому, когда резко возрастает спрос, цены также резко поднимаются, и такие компании очень быстро становятся весьма прибыльными.

Что касается американских производителей промышленных товаров, то такая ситуация в перспективе тоже сулит им большие выгоды, хотя здесь необходим несколько более подробный анализ. Большинство экспортеров, находящихся в США, приобретают сырье и полуфабрикаты за океаном. С падением доллара эти закупки станут обходиться все дороже. Кроме того, многие из этих компаний осуществляют деятельность и за рубежом, чему будет нанесен немалый ущерб в результате повышения курса валюты принимающей страны. Проследить денежные потоки по всей цепочке предложения — занятие, требующее от среднего инвестора гораздо большего усердия, чем он готов проявить, однако, к счастью, существует и более короткий путь. Начните с перечня крупных производителей — таких как «Ай-

би-эм», «ДМ» и «Проктор и Гэмбл», у которых в США имеется много заводов и фабрик и которые сбывают широкую номенклатуру своих изделий на мировом рынке. Затем проверьте их финансовые отчеты, дабы увидеть, какое воздействие оказало ослабление доллара на сбыт продукции и на прибыли. Если результат был весьма положительным в 2002 и 2003 годах, когда курс доллара по отношению к другим валютам вырос, тогда валютное положение компании вполне удовлетворяет нашим целям.

Чтобы узнать больше, поищите в «Google» ссылки на «крупный производитель» и «выгоды от более слабого доллара». В конце 2003 года такой поиск мог дать многое, включая «Сен-Джуд медикл» — фирму — производителя транквилизаторов с годовым оборотом в 1,35 млрд. долларов, четвертая часть производственных мощностей которой находится в Западной Европе, гиганта оборонной промышленности «Дженерал дайнемикс», производителя источников электрического тока «Энерджайзер холдинге» и поставщика автомобильных запчастей «Делфи». В числе других кандидатур значатся производители лекарственных средств «Мерк» и «Пфайзер», штаб-квартиры которых находятся в США, и производители потребительских товаров (например, «Жиллетт»), которые торгуют по всему миру. И уж конечно, этот перечень, думается нам, никак не обойдется без «Форда» и «Дженерал моторе», поскольку негативное воздействие повышающегося курса иены на их японских конкурентов будет этим автомобильным гигантам весьма на руку. Однако у «Большой Двойки» имеется и немало других проблем, включая огромные пенсионные обязательства и зависимость от автомобилей со слишком прожорливыми двигателями, а поэтому трудно поверить, что одного лишь падающего доллара будет достаточно, чтобы они оказались в выигрыше.

Другой способ сыграть на подобной тенденции состоит в том, чтобы использовать взаимные фонды, которые держат эти компании. Там, насколько нам известно, не существует никаких акционерных фондов с чисто «долларовой игрой», однако есть несколько таких, которые соседствуют с этим понятием. Бостонский американский всемирный фонд (BUFGX), например, инвестирует средства в американские компании, которые получают из-за океана как минимум 40% своих доходов. Что касается «Дрейфус апп- решиэйшн» (DGAGX), то это фонд с низким оборотом, обладающий значительным капиталом, который отдает предпочтение отечественным компаниям, зарабатывающим по меньшей мере 35—40% своих доходов за границей. Чтобы найти другие аналогичные фонды, посмотрите топ-холдинги этих двух фондов и сравните их с холдингами других объединений.

Однако все ставки летят к чертям, когда кризис принимает глобальный характер. На первых стадиях долларового кризиса положение американских экспортеров и иностранных облигаций, возможно, и не ухудшится, однако в хаосе последующих стадий, когда под вопрос будет поставлена вся концепция бумажной валюты, может сложиться совершенно иная картина. Как мы уже отмечали, если США прекратят импортировать большую часть товаров, то страны, чья экономика в значительной степени зависит от наших чрезмерных расходов, окажутся в затруднительном положении. Особенно тяжелым оно может стать для Японии и Китая, поскольку их благополучие в основном зависит от предпоч-: тения, которое американские потребители оказывают дешевому азиатскому импорту. Невозможно предсказать, какова будет реакция лидеров этих стран, однако вполне можно предположить, что на какое-то время покажется, что со

бытия выходят из-под контроля. Поэтому, если на ранней стадии коллапса доллара ваша игра будет включать элементы рекомендуемой нами стратегии, ведите ее с максимальной осторожностью, пуская в ход относительно небольшую часть ваших активов. И будьте готовы к тому, что вам придется продать иностранные облигации и акции производителей, располагающихся в США, когда проблемы доллара начнут расползаться по всему миру. />Долг: применять левередж или нет, вот в чем вопрос. Одна, с виду логическая, стратегия, целью которой является извлечение выгоды из коллапса доллара, заключается в том, чтобы взять в кредит как можно больше долларов, рассчитывая на то, что их придется возвращать валютой, которая будет дешеветь не по дням, а по часам. В теории такой план, возможно, и хорош, однако мы не стали бы советовать кому- либо набирать кредиты в этот момент мировой финансовой истории. Дело в том, что левередж может принести выгоду лишь в том случае, если вы абсолютно уверены, что вы сможете производить выплаты по кредитам, иначе у вас возникнут проблемы — независимо от того, насколько правы вы оказались относительно тенденции на иностранных валютных рынках. Поэтому обратите внимание на ваши обязательства и приток наличных денег. Держать на руках уйму долларовой наличности для покрытия долгов не решение проблемы, поскольку ваша наличность будет падать в стоимости, так же как ваш долг. Кроме того, если вы не коллекционер денежных знаков и не золотодобытчик, никто не может гарантировать, что вы не лишитесь работы, когда кризис будет в полном разгаре.

Если все же решитесь на этот рискованный шаг и возьмете на себя солидное бремя долга, чтобы пронести его через лихую годину долларового кризиса, выберите

хотя бы нужную форму этого долга, то есть с фиксированными процентами. Ни при каких обстоятельствах не взваливайте на свои плечи долг с регулируемым процентом, будь то кредитная карточка, ипотека или заем для ведения бизнеса. По мере обесценивания доллара проценты будут повышаться, и, если ваша финансовая жизнь зависит от покрытия кредита с регулируемым процентом, вы окажетесь в очень нехорошей ситуации, когда этот регулируемый показатель подскочит до 20%. С другой стороны, ипотечный кредит с фиксированным процентом является вполне приемлемым способом одалживания денег, поскольку он удовлетворяет всем тем критериям, которые имеют большое значение во время финансового кризиса. Он рассчитан на очень долгий срок, наверное, самый долгий, какой только возможен на сегодняшнем рынке. Он регулируется в сторону понижения, если процентные ставки упадут (через рефинансирование), однако не в сторону повышения, если ставки повысятся.

Так какую же позицию вам следует занять по отношению к ипотеке? В зависимости от обстоятельств, в которых вы находитесь, примите во внимание одну из следующих рекомендаций.

Надежно защитите ваш кров. Крыша над головой вам нужна еще больше, чем богатство. Поэтому перестаньте думать о вашем доме как об инвестиции, начните думать о нем как о неотъемлемой части безопасности вашей семьи. Чтобы иметь гарантию того, что вы пройдете через долларовый кризис и после этого у вас останется дом, который сможете назвать своей собственностью, ликвидируйте некоторые инвестиции и погасите ваш ипотечный долг. Если доллар рухнет, стоимость вашего дома (если предположить, что это не просто дорогое место в безумно фешенебельном районе) в долларо

вом выражении вырастет. Даже если перепродажная цена снизится, у вас все равно будет кров в виде вашего дома, но при этом не придется ломать голову над тем, где раздобыть деньги на погашение ипотечного кредита.

Используйте дом в качестве средства делать деньги. Вместо того чтобы погасить ипотечный кредит, оставьте деньги себе, а на всю свободную наличность, имеющуюся в вашем распоряжении, приобретите золото и инвестиции на базе золота, как описывалось выше в этом разделе. В действительности вы возьмете деньги под залог вашего дома с целью инвестировать их, рассчитывая, что курс золота в долларовом выражении резко возрастает, в то время как реальная стоимость вашего ипотечного кредита упадет. Эта ставка полностью оправдывала себя в 1970-х годах, и такая же история вполне может повториться в грядущем десятилетии. Однако это всего лишь предположение, хотя и весьма разумное, и мы ни в коем случае не можем ничего утверждать наверняка. То есть поступайте таким образом лишь в том случае, если вы уверены, что сможете выплачивать взносы по ипотечному кредиту. Иначе рисковать не стоит.

<< | >>
Источник: Терк Д.. Крах доллара и как извлечь из него выгоду. 2006

Еще по теме Глава 17 АКЦИИ, ОБЛИГАЦИИ И НЕДВИЖИМОСТЬ: КАК ДРУГИЕ АКТИВЫ БУДУТ ВЕСТИ СЕБЯ ВО ВРЕМЯ ДЕНЕЖНОГО КРИЗИСА:

  1. ГЛАВА 24. КАК ВЕСТИ СЕБЯ С ПРЕССОЙ, КОГДА КОМПАНИЯ ПЕРЕЖИВАЕТ. КРИЗИС
  2. Как вести себя при общении с людьми
  3. Урок 8 КАК ВЕСТИ СЕБЯ С НЕПОКЛАДИСТЫМ КЛИЕНТОМ
  4. Как себя вести в Интернете? Инструкция для нового сотрудника
  5. Недвижимость как финансовый актив
  6. Право на конвертацию облигации в иные ценные бумаги (облигации с иными правами, обыкновенные и привилегированные акции).
  7. Кризис финансовой системы СССР в 1922-1924 гг. Денежная реформа как необходимая мера выхода из кризиса.
  8. время для себя
  9. Глава восьмая Наше время: тихое вползание в кризис
  10. 8.3. Чему учить: какие профессии будут востребованы в кризисе
  11. 3.2. СПРОС НА ДЕНЕЖНЫЕ АКТИВЫ КАК СРЕДСТВО НАКОПЛЕНИЯ
  12. 3.1. СПРОС НА ДЕНЕЖНЫЕ АКТИВЫ КАК СРЕДСТВО ОБРАЩЕНИЯ
  13. 1.4.2. Акции и облигации
  14. Глава 6 ОБЫКНОВЕННЫЕ АКЦИИ КАК ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ИНСТРУМЕНТ
  15. УРОК 19. КАК ПРОИЗВОДИТЬ ТОВАРЫ, КОТОРЫЕ БУДУТ ПОКУПАТЬ
  16. 13.2 Как вести конкурентную борьбу
  17. 1.2. Международная диверсификация инвестиций в акции и облигации
  18. ДЕНЕЖНЫЕ АКТИВЫ И ИНВЕСТИЦИИ КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ: КАК БАНКИ УПРАВЛЯЮТ СВОИМИ ПОРТФЕЛЯМИ