<<
>>

3.2. Совершенствование воздействия инструментов денежно-кредитной политики на экономику

Кыргызстан после периода высокой инфляции - в начале и середине 1990-х гг. - в результате проведения антиинфляцион­ной политики достиг успехов в стабилизации цен. Однако, как и другие малые страны с открытой экономикой, продолжает ис­пытывать некоторые трудности в осуществлении денежно-кре­дитной политики.

Глобализация экономики, долларизация и неустойчивость об­менного курса национальной валюты породили нестабильность спроса на деньги. Монетарные цели были упущены, в то время как инфляция оставалась нестабильной. Денежно-кредитная по­литика в данный момент использует денежную массу как проме­жуточную цель, сигнализирующую о состоянии денежно-кредит­ной политики. И применяемое с 90-х гг. Национальным банком Кыргызской Республики денежное таргетирование утратило свое влияние на национальную экономику и инфляцию. Кроме того, связи между целями денежно-кредитной политики и ключевыми экономическими переменными являются критическими.

Для того чтобы получить эффективные результаты в буду­щем, надо обеспечить и скорректировать трансмиссионные ка­налы монетарной политики. В нашем исследовании дана оценка влияния потенциальных каналов трансмиссии денежно-кредит­ной политики на совокупный спрос и инфляцию в Кыргызстане. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики по Кейнсу определяется как механизм переменных, через который предложение денег влияет на такие экономические процессы, как инфляция и экономическая активность. А в монетаристской тео­рии механизм денежной трансмиссии отсутствует. Монетаристы изучают эффективность денежно-кредитной политики путем про­верки тесноты связи между изменением денежного предложения и совокупных расходов. В своих работах С.Р. Моисеев отмечает, что со временем экономисты перестали рассматривать цену как главную детерминанту денежного предложения и макроэкономи­ческих изменений. Инфляционное таргетирование и таргетиро­вание процентных ставок постепенно занимают место денежного таргетирования.

Анализ особенностей трансмиссионного механизма в нацио­нальной экономике имеет большое значение, так как на его основе разрабатываются экономические модели в сфере денежно-кредит­ной и валютной политики. В анализе используется «подход вектор­ных авторегрессий (VAR approach)» для исследования механизма денежной трансмиссии и оценки импульсных функций отклика. Этот анализ был предложен Кристофером Симсом в 1970 г.

Информационной базой нашего исследования послужили еже­месячные статистические данные НБКР с января 2003 г. по декабрь 2011 г. Все переменные взяты как эндогенные: gdp: реальный ВВП (базовый 2000 г.); cpi: индекс потребительских цен; m2: денежный агрегат М2 (млн сом.); er: номинальный курс сома к доллару США; irate: средневзвешенная процентная ставка коммерческих банков; credit: выданные кредиты коммерческими банками (млн сом.).

Во избежание ложной регрессии были проверены ряды на не­стационарность с помощью расширенного теста Дикки - Фуллера. Для повышения статистических характеристик, очищенных от се­зонных и циклических составляющих, использовались логарифмы экономических показателей в качестве их переменных (таблица 3.1 ).

С помощью теста Грейнджера проверялась направленность причинно-следственных взаимосвязей. На основе проведенных предварительных исследований с помощью теста Акакии и Швар­ца определялась спецификация используемой модели и выбира­лось оптимальное число включаемых в нее лаговых переменных, которые равны (1’у) месяцу.

Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики в общепринятой схеме представлен в следующем виде (рисунок 3.1).

Таким образом, изменение денежной массы через транс­миссионные каналы приводит к изменению совокупного спроса, импорта и экспорта, которые влияют на ВВП. Нарушения транс­миссионного механизма в любом из его звеньев могут негативно повлиять на результаты монетарной политики. Результаты анали­за причинно-следственных взаимосвязей теста Грейнджера пред­ставлены в таблице 3.2.

Таблица 3.1 - Результаты расширенного теста Дикки — Фуллера для проверки наличия единичного корня

Уровень Первая разница
Пере­

менная

Лаг Означе­

ние

р-значе-

ние

Пере­

менная

Лаг Означе­

ние

р-значе-

ние

^р sa 0 -4,94* 0,000 - - - -
lcpi 0 -6,36* 0,000 - - - -
1т2 0 -0,69 0,841 dlm2 0 -10,51* 0,000
1геег 1 -1,59 0,479 dlгeeг 0 -7,85* 0,000
Нга1е 4 -2,24 0,193 dliгate 0 -8,59* 0,000
1сгеИИ. 0 -0,11 0,994 dlcredit 0 -7,74* 0,000

Примечание: Все эти тесты включают только свободный коэффи­циент как экзогенную переменную; * обозначает стационарность пере­менной на 1%-м уровне значимости.

Источник: Составлена Н. Атабаевым.

Рисунок 3.1 — Трансмиссия денежно-кредитной политики Источник: Составлен Н. Атабаевым.

Нулевая гипотеза Число наблю­дений Б-критерий Вероятность

(РгоЬаЬИйу)

ЬСР1 не является Грейнджер причиной ЬСЭР 8А 94 0,40236 0,66995
БЬСВР не является Грейнджер причиной ЬСР1 2,22512 0,11403
ОЬМ2 не является Грейнджер причиной ЬСОР 8А 94 1,39606 0,25294
ЬвВР 8А не является Грейнджер причиной ОЬМ2 0,50007 0,60818
ВЬСКЕШТ не является Грейнджер причиной 1ХП)Р ЛИ 94 2,84597 0,06338***
ЬвВР 8А не является Грейнджер причиной 0ЬСГЕ01Т 0,42875 0,65266
ВЫКАТЕ не является Грейнджер причиной ЬСОР_8А 94 0,85340 0,42942
ЬСВР 8А не является Грейнджер причиной ВЫКАТЕ 0,51616 0,59858
ВШЕЕК не является Грейнджер причиной ЕСВР 8А 94 0,19674 0,82176
ЬОВР 8 А не является Грейнджер причиной ОШЕЕК 1,11614 0,33208
ВЬМ2 не является Грейнджер причиной ЬСР1 105 0,48606 0,61649
ЬСР1 не является Грейнджер причиной ВЬМ2 0,12540 0,88228
ВЬСКЕВ1Т не является Грейнджер причиной ЬСР1 105 0,00480 0,99521
ЬСР1 не является Грейнджер причиной ВЬСКЕВГГ 0,47759 0,62168
ВЕШАТЕ не является Грейнджер причиной ЬСР1 105 0,32988 0,71979
ЬСР1 не является Грейнджер причиной ВЫКАТЕ 1,63921 0,19931
РЫШЕЛ не является Грейнджер причиной ЬСР1 105 2,51162 0,08624***
ЬСР1 не является Грейнджер причиной ВШЕЕК 1,08632 0,34140
ВЬСКЕВ1Т не является Грейнджер причиной ВЬМ2 105 0,83187 0,43823

БЬМ2 не является Грейнджер причиной ОЬСЕЕЭП 0,58240 0,56044
ОПИАТЕ не является Грейнджер причиной ЬЬМ2 105 0,16146 0,85112
1)1М2 не является Грейнджер причиной 1) и ЯЛ ТЕ 3,42829 0,03630**
БЬНЕЕН не является Грейнджер причиной ЬЬМ2 105 0,42343 0,65597
ЬЬМ2 не является Грейнджер причиной БЬНЕЕН 2,16139 0,12052
ОПИАТЕ не является Грейнджер причиной 0ЬСИЕ01Т 105 0,19195 0,82565
0ЬСИЕ01Т не является Грейнджер причиной ОПИАТЕ 0,88012 0,41792
ОЬИЕЕИ не является Грейнджер причиной ОЬСНЕОГГ 105 0,77173 0,46494
ШХЕЕШТнс является Грейнджер причиной ВЫХЕЕЯ 2,70005 0,07210***
ОЬИЕЕИ не является Грейнджер причиной ОПИАТЕ 105 0,57487 0,56463
ОПИАТЕ не является Грейнджер причиной ОЬИЕЕИ 0,03404 0,96654

Примечание: *, **, и ***обозначают отклонение нулевой гипотезы на одно-, пяти- и десятипроцентном уровне значимости соответственно.

Источник: Составлена Н. Атабаевым.

По данным таблицы 3.2, причинно-следственные связи вы­явлены между M2-IRATE, CREDIT-GDP, ER-CPI, CREDIT-ER. Но многие переменные не имели причинно-следственной связи. Особенно статистические характеристики свидетельствуют, что влияние денежного шока на ВВП и на CPI является статисти­чески незначительным, хотя на графике (рисунок 3.1) показана положительная реакция ВВП и отрицательная реакция CPI на рост денежного агрегата М2. Причиной незначительного вли­яния денежного агрегата на макроэкономические показатели является высокая долларизация, так как широкомасштабное ис­пользование иностранных валют в экономике, как средство обме­на и сбережения, ослабляет эффективность денежно-кредитной политики в стране. Долларизация ограничивает контролирование центральным банком денежных агрегатов и искажает связь между денежной массой и инфляцией, повышает зависимость реальной экономики и финансового сектора страны от валютного курса. Другой парадокс заключается в том, что отсутствует влияние де­нежного шока на кредиты. Причиной такого парадокса является то, что за исследуемый период в среднем 65 % кредитов выданы коммерческими банками в долларах. Несмотря на высокую дол­ларизацию в стране, влияние денежного агрегата на процентную ставку и влияние кредитов на реальный ВВП являются статисти­чески значимыми.

При анализе импульсных функций отклика под шоком из­менения переменной понималось ее одномоментное изменение, равное одному стандартному отклонению колебаний за весь пе­риод наблюдений в соответствии с общепринятой методикой. Как видно на графике (рисунок 3.2), функция отклика показывает от­рицательную реакцию CPI на одномоментные денежные шоки, сильное влияние в первые два месяца, а на пятом месяце оно пол­ностью исчезает. А реальный ВВП, наоборот, показывает поло­жительную реакцию. Как видно из таблицы 3.3, на втором месяце были сильные влияния, но на шестом они исчезают.

Эмпирический анализ показал: несмотря на то что процент­ная ставка является самым важным каналом трансмиссионного механизма в индустриальных странах с развитым финансовым

Рисунок 3.2 - Отклик ИПЦ (график слева) и отклик ВВП (график справа) на изменение денежного предложения в КР

Источник: Составлен Н.

Атабаевым.

рынком, канал обменного курса является доминирующим в де­нежно-кредитной политике, в особенности в малых экономиках с плавающим обменным курсом. Каналы балансового отчета и цен на активы остаются неэффективными в Кыргызской Респу­блике в связи с неразвитыми финансовыми посредниками рынка капиталов, небанковских финансовых институтов и непрозрач­ной финансовой отчетностью. Вследствие этих причин не будем рассматривать эти каналы. С другой стороны, эффективность канала обменного курса повысилась, потому что данный канал влияет не только на инфляцию, но и на совокупное предложение через структуру издержек.

Канал процентной ставки является главным традиционным кейнсианским каналом трансмиссионного механизма и отражает, как центральный банк оказывает влияние на экономику, регули­руя процентные ставки. В кейнсианской модели этот канал харак­теризует классическая К-кривая. Данный трансмиссионный ме­ханизм основан на предположении о том, что объем ликвидных средств в экономике необходим денежным властям для контроли­рования номинальных процентных ставок, которые ведут к повы­шению реальной ставки и издержкам в привлечении финансовых

ресурсов, а это свою очередь приводит к сокращению потребле­ния и инвестиций. Схему функционирования процентного канала трансмиссии можно представить в следующем виде:

денежная масса ^ процентная ставка инвестиции ^ вы­пуск.

В целях проверки гипотезы значимости процентного канала в КР проведем анализ графиков импульсных функций отклика, ко­торые показывают влияние шока процентной ставки на реальный ВВП и CPI (рисунок 3.3). По импульсной функции отклика видна отрицательная реакция реального ВВП и CPI на рост указанного процентного канала, хотя влияние является статистически незна­чимым. Максимальное влияние шока процентного канала на CPI проявляется в первые три месяца, а на реальный ВВП - в первые два месяца, а потом оно утрачивается.

Таким образом, эмпирический анализ показал отсутствие процентного канала трансмиссии в экономике КР, так как измене­ния кредитных процентных ставок приводят лишь к небольшим изменениям совокупного спроса в КР в связи с низким уровнем монетизации и финансового посредничества, который является одним из самых низких среди стран СНГ.

Более того, перекрест­ное замещение с конгломератами и соответствующими заимство­ваниями может содействовать низкой процентной эластичности спроса на кредит. Высокий уровень кредитов частного сектора, превалирующих в иностранной валюте, снижает чувствитель­ность заемщиков к изменениям внутренней процентной ставки национальной экономики. Сегментация рынка вместе с низким уровнем банковской конкуренции также может привести к паде­нию процентной эластичности спроса на кредиты и депозиты. Это доказывается высоким и настойчивым банковским спрэдом, все еще превышающим 10 %-ную отметку. Наконец, в связи с высокой порцией внешних притоков капитала, возникших из-за внешнего финансирования, экономические агенты менее чувст­вительны к колебаниям локальной процентной ставки.

Канал банковского кредитования работает через влияние де­нежно-кредитной политики предложения банковского кредита, увеличивая в первую очередь объем избыточных резервов ком-

Рисунок 3.3 — Отклики ИПЦ и ВВП на изменение процентной ставки Источник: Составлен Н. Атабаевым.

мерческих банков. Уменьшение объема ликвидных средств сни­жает банковские резервы и, следовательно, общую сумму бан­ковских кредитов, которые в свою очередь приводят к падению инвестиций. Данный механизм будет работать в экономике, в ко­торой банки являются основными источниками заемных средств хозяйствующих субъектов. Схему функционирования банковско­го кредитования можно представить следующим образом:

денежная масса резервы кредиты инвестиции выпуск|.

В целях эмпирической проверки гипотезы существования кредитного канала строились VAR-модели, содержащие эндоген­ные переменные (рисунок 3.4).

На графиках видно (рисунок 3.4), что проведенный анализ позволил выявить в рамках кредитного канала статистически зна­чимое влияние денежного предложения на изменение реального ВВП, который, впрочем, согласуется с результатами общего ис­следования влияния денежной массы на динамику производства. Полученные результаты на основе этой модели функции отклика свидетельствуют, что выявленная статистическая связь между ре­альным ВВП и предложением денег опосредуется через кредит­ный канал. Как видно из рисунка 3.4, реальный ВВП положитель­но и значимо откликается с первого по шестой месяц, постепенно теряя влияние.

В Кыргызстане кредитный канал является эффективным ка­налом, в отличие от процентного канала, что указывает на повы­шение роли кредитного канала в механизме денежной трансмис­сии. Анализ разложения дисперсии показывает, что кредитный канал на 2,5 % зависит от денежного шока. Несмотря на низкий уровень кредитования экономики КР, разложение дисперсии по­казывает, что 6,7 % реального ВВП зависит от кредитных шоков (таблица 3.3).

Рисунок 3.4 — Отклики ИПЦ и ВВП на изменение кредитного канала

Источник: Составлен Н. Атабаевым.

Разложения дисперсии DLKPE,nHr:
Период S.E. DLM2 DLKPE-

ДИТ

LCPI LGDP_SA
3 0,037637 2,599114 96,42528 0,932691 0,042916
6 0,037646 2,606114 96,30439 1,034956 0,054539
9 0,037646 2,606097 96,30324 1,035890 0,054769
12 0,037646 2,606096 96,30323 1,035896 0,054772
15 0,037646 2,606096 96,30323 1,035896 0,054773
Разложения дисперсии СИПЦ:
Период S.E. DLM2 DLKPE-

ДИТ

LCPI LGDP_SA
3 0,037600 2,750957 0,369898 96,86696 0,012181
6 0,037629 2,754689 0,367589 96,86134 0,016386
9 0,037630 2,754739 0,367581 96,86110 0,016577
12 0,037630 2,754739 0,367581 96,86110 0,016582
15 0,037630 2,754739 0,367581 96,86110 0,016582
Разложения дисперсии LBBn SA:
Период S.E. DLM2 DLKPE-

ДИТ

LCPI LGDP_SA
3 0,014069 0,833562 6,375947 0,037113 92,75338
6 0,014116 0,879440 6,454955 0,036541 92,62906
9 0,014116 0,880374 6,456634 0,036573 92,62642
12 0,014116 0,880392 6,456665 0,036575 92,62637
15 0,014116 0,880393 6,456665 0,036575 92,62637
Последовательность Чолеского: DLM2 DLKPE,nHr LИПЦ LВВП SA
Источник: Составлена Н. Атабаевым.

Модель функции отклика показывает статистически не зна­чимую связь между CPI и каналом кредитования. Поэтому в де­нежно-кредитной политике можно использовать кредитный канал для увеличения роста экономики страны. Но этот канал ограни­чивается в связи с низкой степенью зависимости экономических агентов от банковского финансирования. Существенные притоки переводов служат альтернативным источником финансирования для бизнеса и инвестиций в Кыргызстане, ограничивая развитие

кредитного рынка. Кроме того, фирмы могут заменить банков­ские кредиты торговыми. Кыргызстан имеет огромную теневую экономику, неофициально высчитанную как не менее две трети от ВВП. Этот неофициальный сектор основывается на наличных деньгах в транзакциях, делая канал банковского кредитования не­эффективным (ограниченным).

Канал обменного курса играет очень большую роль, особенно в развивающихся странах с открытой экономикой и плавающим валютным курсом. Денежно-кредитная политика может повлиять на обменный курс через процентную ставку, прямыми интервен­циями на валютном рынке или инфляционными ожиданиями. Из­менения в обменном курсе влияют на совокупный спрос и на уро­вень цен через их влияние на (1) стоимость импортных товаров; (2) издержки производства и инвестиции; (3) международную конкуренцию и чистый экспорт; (4) на балансовый отчет фирм, в случае высокой долларизации в стране.

Проведенный на основе статистических данных в Кыргыз­стане эмпирический анализ подтвердил тесную связь между динамикой номинального обменного курса и инфляцией. Полу­ченные на основе данной модели функции отклика указанных переменных на одномоментный шок свидетельствуют, что рост обменного курса доллара вызывает статистически значимое уве­личение темпов роста потребительских цен, причем наибольший эффект наблюдается в первые три месяца, а на восьмом полно­стью исчезает. Но в первом месяце наблюдается негативная связь между обменным курсом и ИПЦ. Влияние обменного курса на реальный ВВП негативное (рисунок 3.5).

Анализ разложения дисперсии показывает, что 9,6 %-ное из­менение CPI зависит от обменного курса, а 2,3 %-ное - от денеж­ного предложения (таблица 3.4).

Существует несколько причин в пользу того, чтобы обмен­ный курс в Кыргызстане был одним из важных факторов влияния на инфляцию и совокупный спрос. Во-первых, эффект влияния обменного курса на инфляцию может быть из-за достаточно вы­сокой доли импорта в ВВП, во-вторых, значительного количества наличной иностранной валюты в кредитном портфеле и влияния

Рисунок 3.5 — Отклики ИПЦ и ВВП на изменение обменного курса

Источник: Составлен Н. Атабаевым.

на совокупный спрос потоков денежных переводов из-за грани­цы. Соответственно, любое укрепление и обесценение нацио­нальной валюты может привести к изменению благосостояния, сопровождающемуся влиянием на затраты и потребление. В-тре­тьих, изменения в реальной обменной ставке влияют на междуна­родную конкуренцию экспорта и импорто-конкурирующих това­ров. Соответственно, интервенции на валютном рынке остаются одним из важных инструментов для НБКР.

Таблица 3.4 - Разложения дисперсии обменного курса, %
Разложения дисперсии DLER:
Период S.E. DLM2 DLER LCPI LGDP SA
3 0,037602 13,15881 83,15405 3,088231 0,598904
6 0,037632 13,08316 82,28115 3,904297 0,731388
9 0,037633 13,08188 82,26951 3,915120 0,733492
12 0,037633 13,08191 82,26948 3,915114 0,733492
15 0,037633 13,08191 82,26948 3,915117 0,733492
Разложения дисперсии LCPI:
Период S.E. DLM2 DLER LCPI LGDP SA
3 0,014108 1,874016 8,482542 89,62000 0,023447
6 0,014223 2,322076 9,650395 87,93312 0,094409
9 0,014224 2,331724 9,677311 87,88691 0,104057
12 0,014224 2,331725 9,677285 87,88662 0,104368
15 0,014224 2,331726 9,677287 87,88661 0,104373
Последовательность Чолеского: DLM2 DLER LCPI LGDP SA

Источник: Составлена Н. Атабаевым.

Канал балансового отчета основан на идее асимметричности информации в кредитном рынке, подчеркивающей роль залога в снижении морального риска. В экспансивной денежно-кредит­ной политике увеличение финансовых и физических цен на ак­тивы приводит к увеличению акционерного капитала фирм, от­сюда повышается стоимость залога, денежных потоков компании и кредитоспособность фирм. Также увеличение цен на активы приводит к увеличению коэффициента ликвидных финансовых активов к долгу фирм, понижая тем самым вероятность финан­совых бедствий и, следовательно, повышая потребление и инве­стиции фирм. В Кыргызстане банки неспособны соответственно оценивать кредитные риски в силу неэффективного менеджмента и непрозрачного бухгалтерского учета. Все это приводит к увели­чению банковского спрэда и к сокращению эффективности кана­ла балансового отчета. Так же, как и канал балансового отчета, канал цен на активы работает путем влияния денежно-кредитной политики в отношении благосостояния экономических агентов. Данный канал не работает в Кыргызстане в силу неразвитости финансового рынка. Эмпирический анализ показал, что значение влияния центрального банка на экономическую активность и на инфляцию остается ограниченным. ЦБ прошел длинный путь в развитии набора монетарных инструментов, но данные инстру­менты до сих пор являются неэффективными, следовательно, ка­налы трансмиссионного механизма не работают.

Основная проблема денежно-кредитной политики - это не­препятствование продолжающейся долларизации. Хотя прогресс в данных сферах может быть достигнут только постепенно, важ­нее всего, если нынешние реформы поддерживаются и регули­рующие улучшения выполняются на ранних стадиях. Результаты VAR-анализа показывают, что изменения в М2Х оказывают боль­шее влияние на экономическую активность, чем внутренние уз­кие и широкие деньги в силу высокой долларизации в экономике КР. Долларизация в странах с переходной экономикой является очень устойчивой. Укрепление доверия к национальной валюте и в монетарной политике ЦБ будет способствовать снижению долларизации. Твердая приверженность к независимому плаваю­щему обменному курсу также будет способствовать уменьшению долларизации. Более того, власти могут способствовать развитию и усилению внутреннего финансового рынка, например, путем повышения предложения на средне- и долгосрочные облигации, деноминированные в национальной валюте, или с помощью раз­вития рынков финансовых инструментов для хеджирования ва­лютного риска. Наконец, целью ЦБ является снижение степени долларизации путем исключающих цен и платежей в иностран­ной валюте, и платежи должны быть проведены через банков­скую систему, хотя бы для юридических лиц. В Кыргызской Республике наблюдается высокий уровень теневой экономики, приблизительно 2/3 от ВВП, которая не зависит от официально­го финансового сектора. Фирмы и физические лица полагаются на наличные деньги для сделок (иностранная валюта). Это в зна­чительной степени уменьшает потенциальную депозитную базу банковской системы и рынка продуктов, предлагаемых банками и другими финансовыми институтами, тем самым препятствуя влиянию денежно-кредитной политики на деятельность и цены в неофициальной экономике. Чтобы способствовать выведению теневой экономики из тени, власти планируют совершенствовать регулирование и контроль сделок в иностранной валюте и уси­лить уголовный кодекс для борьбы с экономическим криминалом и коррупцией. Также важным для сокращения теневой экономи­ки является повышение эффективности и прозрачности админи­стрирования налоговых поступлений. Поскольку инфляция в КР является немонетарным фактором, но борьба с ней ведется моне­тарными факторами, это снижает рост экономики КР.

Как было указано выше, инфляцию можно «одолеть», в пер­вую очередь, увеличением производства, но именно производст­ву она и создает наибольшие помехи. НБКР должен заботиться не просто о стабильности цен, а о стабильном росте экономики, и это логично, так как при падающей непроизводительной экономике не может быть низкой инфляции. Финансирование роста - стра­тегическая компетенция НБКР, поэтому он должен обоснованно пересмотреть свою политику и проводить политику предоставле­ния доступных финансовых средств (кредитов) реальной эконо­мике. Для этого надо усилить кредитный канал трансмиссионно­го механизма, как было отмечено в нашем анализе.

Таким образом, результаты эконометрического анализа ра­ботоспособности основных каналов механизма кредитно-денеж­ной трансмиссии, сопоставленные с результатами предыдущего раздела, позволили сделать некоторые заслуживающие внимания выводы. Существует зависимость кредитных процентных ставок коммерческих банков от того, какие инструменты используются при проведении денежно-кредитной политики. Работоспособ­ность процентного канала трансмиссионного механизма денеж­но-кредитной политики непосредственно зависит от того, может ли Национальный банк влиять на процентные ставки с помощью доступных ему инструментов монетарной политики. НБКР имеет в своем распоряжении следующие основные инструменты моне­тарной политики: обязательная норма резервирования, ставка ре­финансирования, интервенции на внутреннем валютном рынке, ставка процента по операциям РЕПО, операции с нотами НБКР, операции на открытом рынке. Однако лишь немногие из этих ин­струментов можно рассматривать в качестве способов реально­го воздействия на кредитные процентные ставки коммерческих банков. Традиционно к таким инструментам относят ставку ре­финансирования, но, как было показано выше, ставка рефинан­сирования в КР почти не используется с 2005 г. Изменение нормы обязательного резервирования используется Национальным бан­ком эпизодически, поэтому не может рассматриваться в качестве оперативного инструмента. Операции с валютными резервами применяются для воздействия на курс национальной валюты. Учетная ставка никак не связана с кредитными процентными ставками коммерческих банков. Объем государственных обли­гаций и ноты НБКР на балансах коммерческих банков в рассма­триваемом периоде не превышали 5 % совокупных активов бан­ковской системы. Таким образом, операции на открытом рынке также нельзя рассматривать в качестве действенного инструмента монетарной политики. Его значение возросло лишь в 2007-2009 гг., когда НБКР связывал избыточную банковскую ликвидность с помощью своих нот и долговых ценных бумаг государства.

Можно предположить, что в рассматриваемый период НБКР не имел эффективного инструмента воздействия на кредитные процентные ставки коммерческих банков. Тем не менее необхо­димо было исследовать этот вопрос с применением более строгих методов, нежели качественный анализ. В качестве инструментов НБКР была рассмотрена ставка рефинансирования, учетная став­ка, ставка по операциям РЕПО и денежная масса М2. Денежная масса рассматривалась как показатель, который отражает со­вокупное воздействие НБКР на денежный рынок. В результате сделаны следующие выводы: денежная масса является причиной для процентной ставки коммерческих банков: ставка рефинанси­рования и процентные ставки коммерческих банков не связаны друг с другом. Таким образом, Национальный банк КР имеет воз­можность воздействовать на кредитные процентные ставки, тем более что денежная масса является причиной, по Грейнджеру, для кредитных ставок коммерческих банков. Но процентный канал трансмиссионного механизма не является причинно-следствен­ной связью для совокупного спроса, инфляции и ВВП.

Зависимость трансмиссионного валютного канала от ин­струментов денежно-кредитной политики. Анализ показал, что Национальный банк КР имеет возможность влиять на динамику курса национальной валюты через валютный канал трансмисси­онного механизма. Но он также показал, что применение инстру­ментов валютной интервенции НБКР зависит от изменения курса иностранных валют. Вместе с тем курс валют является причиной, по Грейнджеру, для роста уровня инфляции в стране. Таким обра­зом, канал валютного курса трансмиссионного механизма можно считать эффективным, так как НБКР располагает инструментами воздействия на динамику курса национальной валюты путем про­ведения операций купли-продажи валюты на внутреннем валют­ном рынке.

Зависимость объема предложения кредита коммерческих банков от инструментов денежно-кредитной политики. Резуль­таты анализа показали, что в целом зависимость объема кредитов от денежно-кредитной политики не столь высока и обусловлена низким объемом рефинансирования коммерческих банков. Так как у НБКР нет основного инструмента денежно-кредитной по­литики, рассмотрим более детально влияние нескольких инстру­ментов: ставки по операциям РЕПО и денежной массы на объемы банковского кредитования коммерческих банков. Объем предло­жения кредитов - это объем выдачи кредитов. Длиной указанных статистических рядов являются ежемесячные данные с 2003 по 2011 г. (105 наблюдений), достаточные для проведения экономе­трического анализа, поэтому в качестве переменной берется объ­ем кредитов коммерческих банков.

Таким образом, было подтверждено влияние денежной мас­сы на объемы кредитов коммерческих банков. Однако это являет­ся следствием проведения валютной, а не процентной политики Национального банка КР. По банковской характеристике о вли­янии на работоспособность канала банковского кредитования трансмиссионного механизма мы обнаружили, что денежная база и денежная масса оказывали влияние на объем банковских кре­дитов коммерческих банков. Денежную базу можно характери­зовать как инструмент денежно-кредитной политики, поскольку она в наибольшей степени подвержена влиянию Национального банка КР. Таким образом, можно сделать вывод о значительно ограниченном влиянии денежно-кредитной политики НБКР на объемы кредитования коммерческих банков. Тем не менее, вли­яние канала банковского кредита на ВВП по результатам анализа выявлено статистически значимым, и на основе кредитного кана­ла трансмиссии был проведен регрессионный анализ, как видно из таблицы 3.5.

Таблица 3.5 - Регрессионный анализ влияния на кредитный канал
Зависимая переменная: LGDP 8А
Метод: Наименьших квадратов
Период: 2004:01-2011:12
Число наблюдений: 96
Переменная Коэффи­

циент

Станд.

ошибка

Ьстати-

стика

Вероятность

(РгоЬ.)

С 0,033936 0,007353 4,615190 0,0000
DLКРЕДИТ 0,383420 0,166072 2,308764 0,0231
R2 0,053663
Критерий Дарбина - Уатсона 0,952321 F-статистика 5,330390
РгаЬ^-статистика) 0,023148

Источник: Составлена Н. Атабаевым.

LGDP_SA = 0,03393585604 + 0,3834204115*DLКРЕДИТ

Повышение кредитов на 1 % приводит к повышению реаль­ного ВВП на 0,3834 %. Модель в целом статистически значима.

Результаты эконометрического анализа работоспособности основных каналов трансмиссионного механизма денежно-кре­дитной политики в Кыргызской Республике позволяют сделать следующие выводы.

1. Трансмиссионный канал процентной ставки выявлен как не­работоспособный канал денежно-кредитной политики НБКР. На­циональный банк обладает крайне ограниченными возможностями воздействия на кредитные процентные ставки коммерческих бан­ков, а поведение хозяйствующих субъектов и экономических аген­тов определяется другими макроэкономическими показателями.

2. Трансмиссионный канал валютного курса по результатам анализа выявлен работоспособным. Укрепление национальной валюты приводит к сдерживанию инфляции в стране. Тем не ме­нее НБКР путем интервенций сдерживает инфляцию в первые два месяца, а затем инфляция возвращается на естественный уровень.

3. Трансмиссионный канал банковского кредитования явля­ется ограниченно работоспособным из-за ограниченного влия­ния НБКР на объем кредитов коммерческих банков. Вместе с тем банковские кредиты коммерческих банков оказывают влияние на совокупное потребительское и инвестиционное поведение эконо­мических субъектов, которое приводит к росту ВВП в стране.

<< | >>
Источник: Д.Ч. Бектенова, Н.У. Атабаев. ВЛИЯНИЕ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА НА РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. 2014

Еще по теме 3.2. Совершенствование воздействия инструментов денежно-кредитной политики на экономику:

  1. Глава 5 Денежно-кредитная политика как инструмент государственного регулирования экономики
  2. Денежно-кредитная (монетарная) политика Цели и инструменты кредитно-денежной политики
  3. ВОПРОС: Денежно-кредитная политика в Республике Казахстан и ее основные направления. Роль Национального банка в денежно-кредитном регулировании экономики
  4. 3.5.3.1 Воздействие кредитно-денежной политики на состояние и развитие фондового рынка.
  5. 5.2. Формы государственного воздействия через денежно-кредитную политику
  6. Инструменты денежно-кредитной политики
  7. Тема 2. Деньги и денежный рынок. Банковская система и ее структура. Кредитно-денежная политика: цели и инструменты.
  8. ИНСТРУМЕНТЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ
  9. Глава 11 ИНСТРУМЕНТЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ
  10. 2. Инструменты денежно-кредитной политики государства. Операции на открытом рынке, изменение учетной ставки, пересмотр резервных требований, валютные интервенции, кредитные ограничения
  11. 11.6. Денежно-кредитная политика: цели и инструменты
  12. 15.2. Инструменты кредитно-денежной политики
  13. 3. Денежно-кредитная политика государства: цели и инструменты
  14. ИНСТРУМЕНТЫ КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ