<<
>>

3.1. Проблемы совершенствования денежно-кредитной политики НБКР в условиях инфляционных процессов

За последние 20 лет в Кыргызской Республике была обеспече­на экономическая и правовая база функционирования рыночных институтов. Коренным образом изменены законодательные осно­вы в области финансов и банковского сектора.

Одной из важных мер государственного регулирования экономики явилась денеж­но-кредитная (монетарная) политика. С 1993 г. НБКР согласно Конституции КР ежегодно разрабатывает монетарную политику, представляя ее на рассмотрение и утверждение парламенту стра­ны. Монетарная политика разрабатывается с учетом экономиче­ских реалий перехода к рыночной экономике, а ее приоритетным направлением является стабилизация цен. Следует отметить, что одно из наиболее существенных достижений денежно-кредитной политики - снижение гиперинфляции с 1366 % в 1993 г. до 5 % в 2006 г. В результате был стабилизирован обменный курс наци­ональной денежной единицы (сома) по отношению к иностран­ным валютам, благодаря жестким правительственным мерам и НБКР, направленным на валютное регулирование финансового рынка. Это, прежде всего, связано с антиинфляционной полити­кой. В то же время монетарная политика НБКР не достигла своей цели (см. таблицу 2.6). Пять последних лет инфляцию характери­зуют среднегодовые двузначные числа, что связано с мировыми процессами глобализации, интегрирования и изменения мировой экономики, которые коснулись также открытой экономики Кыр­гызстана.

Проблему инфляции в Кыргызстане обсуждают и теорети­ки, и практики, поскольку она является наиболее актуальной для формирующейся рыночной экономики. Высказываются разные, порой противоречивые точки зрения, что требует комплексного подхода к ее решению. Виды и формы проявления инфляции на­столько разнообразны, а ее влияние на экономические процессы столь существенно, что это и определяет особое место в науке и экономической политике государства. Негативное воздействие инфляции на социально-экономическое развитие выражается в подрыве конкурентоспособности участников рыночной эконо­мики, перераспределении национального дохода в пользу пред- приятий-монополистов и государства, возникновении теневой экономики, снижении реальной заработной платы, пенсий и дру­гих фиксированных доходов, усилении имущественной диффе­ренциации общества.

Многим развитым странам удалось ее су­щественно снизить: в странах Европейского союза - до 2,2 %, в США - 3,4 % в 2011 г. Успех денежно-кредитной политики развитых и развивающихся стран состоит в том, что они смогли настроить монетарную политику на изменение конъюнктуры ми­ровой экономики.

Мировая практика знает три стратегии денежно-кредитной политики, устанавливающие целевые ориентиры в регулирова­нии прироста денежной массы: валютный курс, монетарное тар­гетирование и таргетирование инфляции. Валютное таргетиро­вание можно представить в виде фиксированной стоимости как иностранной, так и местной валюты, привязанной к стоимости товара в виде золота. Если использовать пример валютного прав­ления, то о нем можно говорить как об эмитирующем банкноты и монеты, по первому требованию свободно конвертируемые по фиксированному курсу в обмен на иностранную валюту или дру­гой внешний резерв [70, с. 289]. Система валютного правления практиковалась приблизительно в семидесяти странах. Пик ее популярности пришелся на 1940-е гг., тогда эта система дейст­вовала сразу в пятидесяти странах, куда вошли Новая Зеландия,

Сингапур, Малайзия, Филиппины, Бирма, Индия, Израиль, Иор­дания, Ирак и др. В наше время валютное правление функциони­рует только в нескольких маленьких государствах и на зависимых территориях [68, с. 20].

С развитием валютного управления валютное таргетирова­ние признали многие страны, считая его наиболее подходящим, это страны Восточной Европы и третьего мира. На современном этапе валютный курс фиксируют методом привязки стоимости местной валюты к стоимости валют стран еврозоны, а также США, характеризующихся низким уровнем инфляции. Их на­зывают странами-якорями. Есть и альтернативый метод - это изменяемый фиксированный валютный курс, когда допустимо устойчивое обесценение валюты, тогда в стране искусственно поддерживающей свой валютный курс, инфляция может быть выше, чем в стране-якоре [71, с. 27]. Однако для многих стран таргетирование валютного курса не являлось приемлемым вы­бором ввиду громоздкости процесса или вследствие отсутствия такой страны, валюту которой можно было бы использовать в ка­честве якоря.

К таким странам, например, можно отнести США, Японию и страны Европейского валютного союза.

Режим монетарного таргетирования был применен в 1970-х гг. в таких странах, как Германия, Япония, США и др., преследовав­ших достижение стратегической цели - обеспечение стабильно­сти цен. При этом основным методом были избраны денежные агрегаты. Последователи монетарного таргетирования пользу­ются его главным преимуществом, позволяющим центральному банку оперировать монетарной политикой для решения внутрен­них проблем, определять инфляционные цели, правильно реаги­ровать на колебания объема выпуска в стране. Денежные агре­гаты чутко улавливают состояние денежно-кредитной политики, способствуя снижению уровня инфляции в стране. Здесь важно качество между стратегической целевой переменной и выбран­ным денежным агрегатом, поскольку, если она слаба, то и денеж­ный агрегат не будет выдавать правильный сигнал о состоянии денежно-кредитной политики.

Новые цели развития вызвали появление новых режимов ре­гулирования монетарной сферы. На смену пришло инфляционное таргетирование. Первыми странами, применившими инфляцион­ное таргетирование, явились сначала Новая Зеландия (1990 г.), затем Канада (1991 г.), Великобритания (1992 г.), Швеция и Фин­ляндия (1994 г.) и др. При этом страны добились определенных успехов в использовании данного режима. Уход центральных банков перечисленных стран от режима валютного таргетирова­ния был вызван неудачным опытом режима поддержания фик­сированного валютного курса. И в Новой Зеландии, и в Канаде были отмечены высокие показатели инфляции. В связи с этим центральные банки принимают решение с помощью инфляцион­ного таргетирования попытаться снизить темпы инфляции. Таким образом, инфляционное таргетирование было применено в целях дезинфляции, оно характеризуется выбором определенного зна­чения инфляции в качестве целевого ориентира и использование операционного инструментария центрального банка, чаще всего процентных ставок, для достижения инфляционной цели, за кото­рую власти несут ответственность.

Различие заключается в том, что при валютном таргетирова­нии регулируются резервы банковской системы, как это проис­ходит в денежно-кредитном таргетировании, а при инфляцион­ном - процентные ставки. Мы наблюдаем, что рост процентной ставки ведет к увеличению издержек привлечения финансовых ресурсов и реальной ставки. Следствием этого является удорожа­ние ресурсов и сокращение объемов потребления и инвестиций. Прерогативой инфляционного таргетирования служат стационар­ные процедуры: правило Тейлора и правило Хендерсона-Мак- Киббина, где в качестве инструмента используется процентная ставка. Стационарные процедуры монетарной политики, по кото­рым центральные банки меняют официальную процентную став­ку в то время, когда прогноз инфляции отклоняется от целевого ориентира, Г. Рудебуши и Л. Свенссон назвали правилами на базе инфляционного прогноза.

Каким преимуществом обладает инфляционное таргетиро­вание, послужившим причиной его выбора? Прежде всего тем, что этот режим регулирования позволяет центральному банку ис­пользовать не только одну переменную, но и всю информацию, необходимую для оптимального определения векторов монетар­ной политики. И тот, и другой режимы таргетирования предпола­гают управление в согласованности с внутренними проблемами страны. При этом оно доступно для населения. А его функции по­вышают подотчетность центрального банка. В пользу инфляци­онного таргетирования свидетельствует и такая его особенность, как возможность ослабления политического давления на цен­тральный банк с целью проведения инфляционной монетарной политики и, как результат, снижения угрозы временной стабиль­ности, сглаживания влияния инфляционных шоков. Приведем пример Великобритании, которой в 1992 г. грозил инфляционный всплеск вследствие девальвации национальной валюты после от­каза от валютного таргетирования. Однако этого не произошло, благодаря инфляционному таргетированию. Аналогично повели себя и многие страны СНГ, адаптировав несколько стратегий мо­нетарной политики (рисунок 3.1).

Опираясь на данные таблицы 3.2 и рисунка 3.1, можно сде­лать вывод, что Кыргызская Республика остается единственной страной, продолжающей придерживаться монетарной политики, хотя ее уже давно пора подстраивать под реальную экономику.

Согласно прогнозу НБКР, в Кыргызстане ожидалось сниже­ние темпов инфляции до 9 % в 2012 г., а в 2015 г. - 8-9 %. Од­нако, по нашему мнению, этот прогноз представляется слишком оптимистичным, поскольку НБКР продолжает придерживаться монетарного таргетирования. Обратимся к работе Ф. Мишкина, который считал, что монетарное таргетирование неэффективно, если наблюдается слабая связь между стратегической целевой пе­ременной и выбранным монетарным агрегатом [154, с. 178-182]. В этом случае сигналы монетарного агрегата о состоянии моне­тарной политики не будут адекватными, что может подтвердить анализ взаимосвязи темпов роста денежной массы и инфляции в КР за 2003-2011 гг.

Как видно из таблицы 2.1, самые низкие темпы инфляции наблюдались при максимальном росте денежной массы в период 2003-2006 гг., а самые высокие, наоборот, - при низких темпах роста денежной массы в период 2007-2011 гг. Данные таблицы 2.1 показывают, что связь между денежными агрегатами и стра­тегической целью, которой является стабильность цен, слабая, вследствие чего можно заключить, что монетарное таргетирова­ние в Кыргызстане было эффективным, особенно во второй поло­вине исследуемого периода.

Проблема инфляции в Кыргызской Республике становится все более актуальной, особенно в связи со сменой власти и опре­делением модели экономического развития на 2012-2015 гг. на усиление взаимоотношений с соседними странами, повышение конкурентоспособности, улучшение инвестиционного климата, повышение энергетической безопасности и модернизацию энер­гетики, совершенствование региональной политики. В этих усло­виях одной из важнейших задач является поддержание стабиль­ности сома. Представляется целесообразным Правительству КР и НБКР утвердить антиинфляционные меры, которые, в отличие от применявшихся ранее разрозненных мер, комплексно воздей­ствовали бы на инфляционный процесс.

Комплекс антиинфля­ционных мер, на наш взгляд, необходимо усилить следующими: необходимо разработать долгосрочную комплексную программу снижения инфляции, используя системный подход к данному процессу и учитывая особенности его проявления в Кыргыз­ской Республике.

Многолетняя дискуссии о природе инфляции в экономиче­ской науке способствовала выработке подхода к понятию инфля­ции как многофакторному социально-экономическому явлению. Понятие инфляции формировалось как феномен, порожденный избытком денежной массы в обращении и проявившийся в обес­ценении денег. Как стало известно, не только денежный фактор является причиной инфляции, причем независимо от того, в какой сфере она зарождается - монетарной или немонетарной. С точки зрения воспроизводственного подхода возникает прямая и обрат­ная связь между ними, поскольку производство, распределение, обращение и потребление взаимодействуют в процессе воспроиз­водства. Более углубленному пониманию природы современной инфляции способствует изучение всех теоретических воззрений, но важно при этом обращать внимание на их возможность влиять на экономическую политику.

С переходом к рыночной экономике (с 1993 г.) монетаризм в Кыргызстане являлся официальной догмой, и ему до сих пор следуют, ориентируясь на денежные факторы инфляции.

Можно согласиться с утверждением М. Фридмана, основопо­ложника монетаристской теории, что инфляция - явление моне­тарное, так как ее определяют денежные факторы и выражается она в обесценении денег. Но монетаризм преувеличивает роль де­нег в развитии экономики и считает, что лишь денежный фактор является причиной инфляции, а неденежные вообще игнориру­ет. В известной полемике американского экономиста В. Геллера и М. Фридмана подчеркивается: «Вопрос не в том, что деньги имеют значение, мы все признаем это, а в том, как ставят вопрос монетаристы». Следуя оценке кейнсианцев, мы видим, что мо­нетаристы слишком завышают роль денег и их количества в об­ращении, относя их к главному фактору экономического роста, а остальные - на второй план. Приверженцы теории М. Фридмана не признавали тезис монетаризма о том, что рост денежной мас­сы оказывает отрицательное влияние на экономику лишь в крат­косрочном периоде, считая, что эта тенденция сохраняется также в долгосрочной перспективе. Была замечена неопределенность связи между ростом денежной массы и инфляции, при этом он ссылался на опыт США, когда в первой половине 1980-х гг. темпы инфляции снижались, несмотря на увеличение объема денежного обращения. Поэтому последователи Фридмана пришли к выво­ду, что динамику денежной массы нельзя считать единственным фактором инфляции. Современные монетаристские теоретики, анализируя показатели высокой инфляции в странах, осуществ­ляющих переход к рыночной экономике, к каковым относится Кыргызстан, выделяют также немонетарные причины инфляции. К таким факторам относят: войну, в том числе гражданскую, ре­волюции, реформирование, слабое правительство, экзогенные факторы, долговой кризис. В связи с этим в стабилизационные программы включается довольно широкий круг мер: и монетар­ные, и налоговые, и бюджетные, а также государственное вме­шательство в ценообразование и определение ставок заработной платы, процентной ставки. Многие экономисты, в том числе по­следователи Дж.М. Кейнса, выделяют как важные денежные, так и неденежные причины инфляции, среди которых: превышение инвестиций над сбережениями, рост заработной платы и прибы­ли, дефицит продовольственных и непродовольственных товаров на рынке. М. Фридман по прошествии времени признал все-таки влияние немонетарных инфляционных факторов, но при условии, что каждый из них вызывает рост количества денег в обращении. Подвергся критике со стороны монетаристов тезис М. Фридмана о том, что мудрее рынка не может быть ни одно правительство, а роль государства - обеспечивать национальную безопасность и решать социальные проблемы, в том числе с использованием налогов и субсидий. С. Фишер, Р. Дорнбуш, Р. Шмалензи, не ума­ляя роли государства в экономике, сконцентрировали внимание на методе определения степени эффективности государственного регулирования, предложив сопоставление затрат и результатов.

Опираясь на анализ рассмотренных инфляционных факто­ров, можно определить главную проблему денежно-кредитной политики, характерную для Кыргызстана. Она состоит в том, что денежные власти пытаются немонетарные причины инфляции устранять исключительно монетарными методами, снижая при этом ликвидность, производительность, конкурентоспособность отраслей экономики.

В комплексе антиинфляционных мер, которые мы рассматри­вали, особое место занимает решение проблемы доверия населе­ния к финансовым рынкам и банковской системе, необходимость его повышения, стимулирования населения к сбережениям и уве­личения резервов банковской системы. Действительно, такой субъективный фактор, как доверие населения, оказывает суще­ственное влияние на инфляционные ожидания. Для того чтобы их снизить, необходимо обеспечивать прозрачность информации и совершенствовать статистику показателя инфляции, придержи­ваться ее ежегодных целевых ориентиров. Мировой опыт показы­вает также целесообразность мониторинга инфляционных ожи-

даний. А для повышения склонности населения к сбережениям важны также материальные стимулы. В то же время депозитные ставки банка являются негативными, так как оказываются, как правило, ниже темпов инфляции. В итоге выходит, что вкладчи­ки оплачивают банку хранение вложенных сбережений. Это про­тиворечие с мировой практикой негативных процентных ставок. Политика подобных ставок проводится в Германии, Швейцарии, Японии для того, чтобы сдерживать приток в банки обесцени­вающейся иностранной валюты (как это было с долларом США в начале 1970-х гг.) и способствовать повышению курса нацио­нальной валюты. Ситуация в Кыргызстане сводится к тому, что негативные депозитные ставки не дают расти ресурсам банков. В случае монетарного таргетирования денежные агрегаты, отно­сящиеся к промежуточным целям, контролируются посредством монетарной базы, которая в свою очередь, регулируется через резервы коммерческих банков. В исследуемом периоде резервы коммерческих банков составляют только 15 % среднегодовых от денежной базы. Отсюда вытекает следующая важная проблема монетарной политики НБКР - применение ее инструментов для регулирования денежной массы эффективно лишь на 15 %, что, можно сказать, никак не влияет на изменение денежной массы.

Кроме того, к проблеме небольших резервов коммерче­ских банков присоединяется и проблема невыполнения основ­ной функции коммерческих банков в экономике - трансформа­ции временно свободных денег в реальную экономику. Из этого следует необходимость повышения роли коммерческих банков в обеспечении экономического роста страны.

Заметно развивается банковская система Кыргызстана. Вме­сте с тем растут и ее совокупные активы. В то же время вследствие их некредитоспособности в качестве доказательства выступает высокая ликвидность коммерческих банков, составляющая 70 %, при установленной НБКР норме всего лишь в 30 %. Таким обра­зом, возникает еще одна большая проблема: высокая ликвидность способствует изъятию значительной денежной массы из коммер­ческих банков и превращению НБКР в суперрасчетный банк не­кредитных организаций. Проблема заключается в том, что банки формируют денежную массу в экономике посредством депозит­но-кредитной мультипликации. Низкая ликвидность не позволит банкам обеспечивать экономику кредитами, соответствующими ее потребностям. И в этом смысле прав А.Л. Кудрин в своем вы­сказывании о том, что «банки являются институтом инвестирова­ния, который работает качественнее, чем правительство».

Поскольку банки не относятся к субъектам потребительского рынка и вследствие этого высокий уровень их ликвидности не по­рождает инфляцию, то и нет смысла в массовом переводе денеж­ных средств на ликвидные активы НБКР или изъятии ликвидных активов банка. В целях обеспечения роста экономики и снижения показателей инфляции необходимо усилить роль финансового рынка. При этом следует рассматривать совокупность взаимо­связанных сегментов со специализацией на определенных опе­рациях с денежным капиталом. Это кредитный (рынок ссудных капиталов), фондовый, страховой, валютный рынки. Отметим, что финансовый рынок на практике часто отождествляют с фон­довым рынком, однако это сужает данное понятие. Финансовый рынок в Кыргызской Республике представлен в основном НБКР и коммерческими банками и характеризуется такими понятиями, как узость и слабость, что создает неконтролируемость денежных потоков, условия для спекулятивных и теневых сделок, «бегства» капитала. А это риск возникновения паники, потрясений и кри­зиса на сегментах финансового рынка. Можно констатировать, что финансовый рынок страны все еще неэффективен в выпол­нении своей главной функции - перераспределении потоков на­ционального и международного капитала в целях развития эконо­мики и, как следствие, снижения инфляции. Поэтому республике еще предстоит, с учетом мирового опыта, создание масштабного, управляемого, конкурентоспособного финансового рынка, ори­ентированного на обеспечение экономического роста посредст­вом направления денежного капитала в приоритетные отрасли, развитие инфраструктуры и финансовых инструментов.

<< | >>
Источник: Д.Ч. Бектенова, Н.У. Атабаев. ВЛИЯНИЕ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА НА РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. 2014

Еще по теме 3.1. Проблемы совершенствования денежно-кредитной политики НБКР в условиях инфляционных процессов:

  1. Кредитно-денежный рынок России в условиях глобального финансового кризиса: проблемы и перспективы / развития
  2. М.Ю. Головнин Денежно-кредитная политика России в условиях открытости национальной экономики
  3. 14.2. Современные кредитно-денежные механизмы и политика кредитно-денежного регулирования Система кредитных институтов
  4. Денежно-кредитная политика в условиях разных моделей открытости экономики
  5. Глава 21 НАЦИОНАЛЬНАЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА СТРАНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ
  6. B.K. Бурлачков х Особенности современных экономических процессов и денежно-кредитная политика
  7. ВОПРОС: Денежно-кредитная политика в Республике Казахстан и ее основные направления. Роль Национального банка в денежно-кредитном регулировании экономики
  8. Денежно-кредитная (монетарная) политика Цели и инструменты кредитно-денежной политики
  9. Глава 14. Кредитно-денежная система и политика кредитно-денежного регулирования
  10. РАЗДЕЛ IV ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА
  11. РАЗДЕЛ IV ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА
  12. Глава 20. КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА
  13. Денежно-кредитная система и условия ее стабильности. Особенности денежно-кредитной системы Республики Беларусь