<<
>>

Корпоративные конфликты и злоупотребление правом

Рассмотрев теоретические основы института злоупотребления правом, необходимо перейти к практике применения этой юридической конструкции. К сожалению, российские судебные органы не очень часто обращаются к статье 10 ГК РФ, поэтому решения об отказе в иске на основании того, что в действиях истца усматривается злоупотребление правом, являются редкостью.
В числе случаев использования конструкции злоупотребления правом довольно заметную роль играют налоговые споры, а таюке разбирательства между кредитными организациями и заемщиками денежных средств. Несколько лет назад была популярна схема, в соответствии с которой юридическое лицо, открыв расчетный счет в «проблемном» банке, перечисляло с него налоговые платежи. Однако налоги не доходили до бюджета, в связи с тем что кредитная организация не имела необходимого количества денежных средств на своем корреспондентском счете. Налоговые органы требовали от юридического лица исполнить свою обязанность по уплате налогов, а то, в свою очередь, обращалось в суд, считая действия налоговиков незаконными. Судебная практика выработала четкий подход к данной ситуации — истцу отказывали в иске, если выяснялось, что он открывал расчетный счет в кризисном банке при наличии счета в платежеспособной кредитной организации. Действия истца трактовались как злоупотребление правом'. Намного реже приходится встречаться с судебным признанием злоупотребления правом при разрешении корпоративных конфликтов. Однако это не означает, что в данной сфере участники акционерных правоотношений реже позволяют себе подобное поведение. В качестве иллюстрации можно привести одно дело, получившее большой резонанс не только в средствах массовой информации, но и в различных слоях российского общества. Рассказ пойдет о принудительной ликвидации ЗАО «Московская независимая вещательная корпорация» (ЗАО «МНВК»), выходившей в эфир под товарным знаком «ТВ-6».
Как известно, некоммерческая организация Негосударственный пенсионный фонд «Лукойл-Гарант» (далее — Пенсионный фонд) обратилась с иском о ликвидации ЗАО «Московская независимая вещательная корпорация» на основании статьи 35 ФЗ «Об АО», Решением Арбитражного суда города Москвы от 27 сентября 2001 года исковое требование было удовлетворено. Постановлением апелляционной инстанции от 26 ноября 2001 года решение было оставлено без изменения Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 29 декабря 2001 года указанные судебные акты отменил, дело передал на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации принял решение отменить указанное постановление Федерального арбитражного суда Московского округа и оставил в силе решение первой и постановление апелляционной инстанции. Напомним суть спора. Пенсионный фонд основывал свои требования на старой редакции пункта 5 и пункта б статьи 55 ФЗ «Об АО», действовавшей во время рассмотрения спора в первой инстанции. Согласно этим нормам, «если по окончании второго и каждого последующего финансового года в соответствии с годовым бухгалтерским балансом, предложенным для утверждения акционерам общества, или результатами аудиторской проверки стоимость чистых активов общества оказывается меньше величины минимального уставного капитала , общество обязано принять решение о своей ликвидации». При этом право требования ликвидации акционерного общества в судебном порядке принадлежало не только самой компании, но и ее акционерам, кредиторам, а также органам, уполномоченным государством. Ситуация, сложившаяся в ЗАО «МНВК», формально соответствовала описанным выше положениям закона. Согласно имевшимся в материалах дела данным, по состоянию на 1 января 2001 года акционерное общество имело отрицательные показатели своей деятельности и не располагало чистыми активами, необходимыми для обеспечения минимального размера уставного капитала. Это обстоятельство подтверждалось данными бухгалтерской отчетности ответчика, а также заключением бухгалтерской экспертизы от 30 августа 2001 года.
Аналогичное положение складывалось у акционерного общества и по состоянию на 1 января 1999 и 2000 годов. В ходе судебного рассмотрения дела ответчик попытался исправить сложившееся положение и предоставил суду доказательства того, что полугодовой баланс компании соответствовал требованиям действующего законодательства (фактически ла произведена сделка дарения, по которой ЗАО «МНВК» получило JOOOOOO рублей). Однако это уже не могло помочь телевизионной компании. Ни для кого не является секретом политическая подоплека данного спора. Вероятно, истец был всего лишь исполнителем воли более могущественных структур, искавших возможность удалить с телевизионного пространства неугодного игрока. Как бы там ни было, следует согласиться с мнением В. А. Белова: «Признание за акционерами права требовать принудительной ликвидации акционерного общества с дефицитом активов было законодательной ошибкой, а у акционеров была реальная возможность помочь законодателю ее исправить, а именно - не пользоваться ошибочно признанным за ними субъективным правом. Использование же такового вопреки изложенным соображениям вполне подпадает под понятие “злоупотребление правом в иных формах” (п. 1 ст. 10 ГК РФ), а при доказанности соответствующей цели — и под понятие шиканы»'. Возможно, ответчику удалось бы улучшить свое положение, если бы, как пишет В. А. Белов, основной упор был сделан на признании действий истца злоупотреблением правом и при этом была бы сделана попытка убедить суд воспользоваться предоставленной ему статьей 10 ГК РФ возможностью отказать истцу в защите права, осуществляемого со злоупотреблением15. Ученый отмечает, что «для этого было необходимо: ? отказаться от тезиса, в соответствии с которым "действительной целью истца является не ликвидация убыточного предприятия, а выход из акционерного общества и получение своей доли чистых активов”, и заменить его утверждением о том, что единственной целью истца является создание затруднений ответчику в осуществлении его хозяйственной деятельности; ? доказывать, что действия истца в немалой степени обусловлены оказанным на него давлением со стороны ряда структур, не заинтересованных в продолжении ответчиком своей профильной деятельности, и, соответственно, целыо действий истца является вовсе не защита своих прав, а удовлетворение неправомерных запросов данных лиц, выполнение определенного социально-политического “заказа”; ? убеждать суд в том, что убыточная деятельность ответчика не нарушила никаких прав и интересов истца; ? обосновывать мысль о том, что ликвидация ответчика не приведет истца к обогащению за отсутствием у ответчика имущества, достаточного для распределения между акционерами после расчетов с кредиторами, а значит, в принципе не способна повлечь защиту каких-либо прав и интересов истца»16.
Кто знает, возможно, при изменении ответчиком судебной тактики истцу не удалось бы ликвидировать ЗАО «МНВК*. Однако, учитывая возможности противостоящих телекомпании сил, кажется, что суд оставил бы без внимания любые доводы ответчика. Итак, в сфере акционерных взаимоотношений довольно часто встречаются случаи злоупотребления правом. Можно выделить следующие виды злоупотребления правом, имеющие место в ходе корпоративных конфликтов: злоупотребление правом со стороны акционеров компании; злоупотребление правом членами органов управления акци- оперного общества; злоупотребление правом органами государственной власти. Злоупотребление правом со стороны акционеров компании. Именно акционеры наиболее часто злоупотребляют принадлежащими нм субъективными правами. Все случаи акционерных злоупотреблений можно разделить на две группы: деяния, совершаемые миноритарными акционерами, например, в рамках корпоративного шантажа (гриимэйл); деяния, инициированные акционерами в рамках борьбы за установление контроля над предприятием. Д. В. Гололобов выделяет целый ряд квалифицирующих признаков, которые позволяют говорить о корпоративном шантаже именно как о злоупотреблении правом: * средством злоупотребления являются субъективные права, принадлежащие отдельным лицам; ? определенного рода границей, за пределами которой непосредственно находятся действия, которые следует рассматривать как акты злоупотребления правом, является опасность этих действий для определенных отношений; ? злоупотребление акционером своим правом отличает то, что оно обязательно нарушает те пределы своего субъективного права, которые установлены предписанием осуществлять право не только в своих собственных целях, но и, в том числе, в целях соблюдения и обеспечения надлежащей реализации прав других лиц; ? действия корпоративных шантажистов далеко не всегда наносят акционерному обществу прямой имущественный ущерб17. Рассмотрим пример злоупотребления правом со стороны миноритарных акционеров. Некое акционерное общество было расположено в одном из городов Дальнего Востока, при этом его деятельность распространялась не только на территорию данного региона.
Данная история произошла в то время, когда число акционеров предприятия было больше полутора тысяч. Фактическим владельцем компании являлись местные предпринимательские структуры, аккумулировавшие в собственности более 65 % голосующих акций общества. Однажды в общество поступило письмо от мелкого акционера компании — физического лица, за несколько дней до отправки корреспонденции купившего пакет акций величиной 0,1 % от общего числа голосующих акций предприятия. Новоявленный акционер требовал предоставить ему информацию о деятельности общества, ссылаясь на статыо 91 ФЗ «Об АО» и статью б Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов иа рынке ценных бумаг». В частности, он просил предоставить ему копии учредительных документов компании, ее внутренние документы, протоколы общих собраний акционеров. Произвести копирование этих документов было не так уж сложно. Однако акционер, помимо данных материалов, требовал предоставить ему документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе. При этом корпоративный шантажист выразил намерение ознакомиться не только с документами иа недвижимое имущество компании, но и на иные вещи, числящиеся на его балансе. В частности, он включил в их число средства производства, офисную оргтехнику и даже канцелярские скрепки. Стоит ли объяснять, что акционерное общество имело на своем балансе имущество не на одну сотню миллионов рублей; для того чтобы предоставить копии запрашиваемых материалов, компании пришлось бы вместо осуществления своей основной деятельности заняться исключительно копированием документов. Генеральный директор, возмущенный подобным поведением со стороны акционера, отказался предоставлять ему документы. В ответ на это обиженный акционер обратился в Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг, требуя наказать недобросовестного эмитента. Кроме того, были направлены исковые заявления, целью которых было понуждение эмитента исполнить обязанность по предоставлению копий документов, а также возмещение вреда, будто бы причиненного акционеру компанией.
Вне всякого сомнения, действия акционера являлись злоупотреблением имеющимся у него правом иа получение информации. К сожалению, в суде данное дело так и не было рассмотрено по существу — основные акционеры компании предпочли откупиться от корпоративного «стервятника*, нежели доказывать факт злоупотребления правом в судебном порядке. Необходимо особо подчеркнуть, что факты злоупотребления правом имеют место не только со стороны миноритарных акционеров, мешающих компании осуществлять обычную хозяйственную деятельность. Довольно активно своими правами злоупотребляют и фактические владельцы компании, стремящиеся упрочить свое корпоративное положение либо установить полный контроль над предприятием. На практике приходилось сталкиваться с ситуацией, когда акционер, владевший 71 % голосующих акций, в течение полугода с маниакальной настойчивостью созывал общее собрание акционеров. Причина подобного поведения крылась в том, что он собирался изменить структуру органов управления компанией, изменив устав общества. Однако другой акционер, которому принадлежал блокирующий пакет акций, был против этого. Основной акционер решил, злоупотребляя своим правом на созыв внеочередных собраний, взять оппонента измором, надеясь, что он не явится на одно из собраний и ему удастся принять нужное решение, которое в конечном итоге ограничит права другого акционера на управление компанией. В другом случае акционер, которому принадлежало 30 % акций, воздерживался по вопросу приведения устава компании в соответствие с внесенными в ФЗ «Об АО» изменениями, понимая, что его действия причинят вред акционерному обществу. Что самое интересное, подобная позиция акционера была крайне расточительной для компании, ведь она не могла получить кредит на выгодных для себя условиях. Руководство компании успело договориться с главой филиала крупного отечественного банка. Однако банкир предупредил, что все документы заемщика должны быть в порядке, иначе головная организация откажет в окончательном согласовании выдачи кредита. Из-за того что в устав общества не были внесены изменения, кредит в данном банке получить не удалось. Злоупотребление правом членами органов управления акционерного общества. Управляющие компании довольно часто злоупотребит принадлежащими им правами. Как правило, это обусловлено бон с противостоящей группой акционеров, которая пытается „повить контроль над компанией, либо с рядовыми акционерами, мешающими претворять в жизнь установки владельцев компании. В свое время было очень популярно следующее злоупотребление — совет директоров, созывая годовое собрание акционеров, в качестве места его проведения специально указывал населенный пункт, удаленный от местонахождения компании. Это делалось с одной целью — чтобы акционеры — физические лица, стесненные в средствах, не смогли принять участие в собрании. В настоящее время совет директоров ограничен в возможности самостоятельно определять место проведения общего собрания акционеров. Согласно пункту 2.9 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, общее собрание должно проводиться в поселении (городе, поселке, селе), являющемся местом нахождения общества. Правда, и в рамках требования этой нормы ничто не мешает совету директоров избрать в качестве места проведения собрания режимный объект, доступ на который будет закрыт даже представителям властных структур. Одно такое собрание было проведено на территории десант- но-штурмового полка, расквартированного в городе, в котором и было зарегистрировано акционерное общество. На собрание не пустили не только представителей акционеров, но и приставов, которым не помогла даже группа физической поддержки: десантники заявили, что применят автоматическое оружие, если кто-нибудь попытается пройти па территорию полка. Решительность десантников поддерживалась еще и тем, что никакого собрания на их территории не проводилось. Оно прошло совершенно в другом месте, хотя и в то же время. Итак, у членов органов управления осталось егце много возможностей, жонглируя предоставленными им правами, совершать действия, подходящие под определение злоупотребления правом. Чего стоит, например, полномочие по утверждению регистратора общества. В рамках одного корпоративного конфликта, когда некая инвестиционная структура начала скупку акций у миноритарных акционеров, совет директоров компании в срочном порядке расторг договор на ведение реестра с регистратором, расположенным в Москве, и утвердил в качество реестродержателя компанию, находящуюся в республике Саха (Якутия). Вряд ли подобные действия компании можно расценить как направленные на благо самого общества и его акционеров. Совет директоров, пользуясь предоставленным ему правом по выбору регистратора, осложнил миноритарному акционеру возможность регистрации прав на акции, получения рядовыми акционерами, желающими продать принадлежащие им ценные бумаги, выписок из реестра акционеров. Отдельные члены совета директоров могут злоупотреблять своими правами и для торможения тех или иных процессов, происходящих в обществе. В частности, это может выражаться в необоснованном голосовании за или против конкретного решения. Злоупотребление правом органами государственной власти. В особую группу злоупотребляющих правом в ходе корпоративных конфликтов входят органы государственной власти, обладающие полномочиями по управлению находящимися в собственности Российской Федерации или ее субъектов акциями хозяйственных обществ. Не секрет, что органы государственной власти могут распоряжаться пакетами акций коммерческих организаций, кроме того, данные структуры в отдельных случаях используют специальное право на участие соответственно Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами. Как известно, в органы управления акционерных обществ, к которым имеют отношение Российская Федерация и субъекты РФ, назначаются т. н. представители государства. Полномочия данных лиц обширны, в частности, если идет речь о «золотой акции», тогда представители Российской Федерации, субъектов РФ, назначенные в совет директоров открытого акционерного общества, участвуют в общем собрании акционеров с правом вето при принятии собранием решений: ? о внесении изменений и дополнений в устав открытого акционерного общества или об утверждении устава компании в новой редакции; ? о реорганизации общества; ? о ликвидации открытого акционерного общества, назначении ликвидационной комиссии и об утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов; ? об изменении уставного капитала предприятия; ? о совершении открытым акционерным обществом указанных в главах X и XI ФЗ «Об АО» крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (п. 3 ч. 3 ст. 38 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»). Несмотря на строгую регламентацию порядка принятия решения о голосовании на общем собрании акционеров1, можно допустить возможность, что отдельные государственные мужи и целые государственные структуры могут злоупотреблять своим правом. Например, это может быть выражено в наложении вето на одобрение крупной сделки общества. Представители государства могут осуществлять злоупотребление принадлежащими им правами и за рамками общих собраний акционеров. Рассмотрев возможные примеры злоупотребления правом, стоит отметить последствия подобного поведения. В данном вопросе будет весьма полезна классификация, приведенная А. Курбатовым. Приведенные ниже положения за некоторым исключением могут использоваться и участниками корпоративных конфликтов. Итак, последствия злоупотребления правом могут быть следующими: ’ См., в частности, Порядок назначения и деятельности представителей Российской Федерации в совете директоров и ревизионной комиссии акционерного общества, в отношении которого принято решение об использовании специального права Российской Федерации на участие в управлении им («золотой акции»), утвержденный постановлением Правительства РФ от 23 января 2003 года №44. ? отказ судебными органами в защите (принудительной реализации) субъективного права (п. 2 ст. 10 ГК РФ); ? возможность уменьшения размера штрафных санкций; ? недействительность сделок (ст. 168 либо ст. 170-179 ГК РФ). Причем при осознанном нарушении общественных и государственных интересов (то есть при наличии умысла) последствия недействительности сделки должны определяться по статье 169 ГК РФ. Также в качестве примеров недействительности сделок при злоупотреблении правом можно привести пункт 1 статьи 84 ФЗ «Об АО», пункт 4 статьи 27 ФЗ «О некоммерческих организациях»; ? приостановление или прекращение деятельности, причиняющей вред или создающей такую опасность (ст. 1065 ГК РФ); ? признание актов государственных и иных органов либо действий их должностных лиц незаконными (недействительными), а также неприменение судом указанных актов в конкретном деле (ст. 12 и 13 ГК РФ)18. Перечисленные механизмы могут быть использованы участниками корпоративных конфликтов в целях защиты принадлежащих им прав и интересов. Следует подчеркнуть, что «весьма актуальной является проблема защиты интересов эмитентов иными, нежели чем попытки судебного противодействия, способами — в первую очередь самозащитой. Из-за невозможности добросовестных эмитентов и акционеров доказывать каждый раз то, что отдельные действия иных акционеров являются актами корпоративного шантажа, возникает необходимость в принятии ими определенных противодействующих мер, которые должны рассматриваться как акты самозащиты своих прав»19. Таким образом, становится очевидным, что злоупотребление правом в ходе установления контроля над акционерными компаниями является одной из актуальных проблем отечественного корпоративного права. К сожалению, данный вопрос не получил практического выражения в судебной практике. Именно это и приводит к тому, что участники корпоративных конфликтов крайне вольно трактуют имеющиеся у них субъективные права, никоим образом не соотнося их с нормами гражданского законодательства: статьей 10 ГК РФ, а также конституционным принципом, закрепленным в пункте 3 Статьи 17 Конституции РФ: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Возможным решением проблемы могла бы стать активная позиция высших судебных органов страны, находящая свое выражение в соответствующих актах (например, постановление пленума ВАС и ВС). Пока же суды не жалуют заявления участников корпоративных споров о фактах злоупотребления правом, предпочитая не углубляться в суть вопроса. Как верно подметили А. Лу- кьянцев и Т, Яценко, об отсутствии стабильности судебной практики свидетельствует, например, то, что судебные органы, по-своему трактуя соответствующие положения законодательства, квалифицируют в качестве шиканы и действия лица, преследующего при осуществлении своего права, помимо причинения вреда другим лицам, и иные цели20. При этом авторы делают вывод о том, что в сложившейся ситуации наблюдается и требует скорейшего разрешения противоречие между понятием шиканы, содержащимся в ГК РФ, и толкованием его на практике21. Хотелось бы надеяться, что в ближайшем будущем ситуация изменится и злоупотребление правом найдет свое отражение в судебной практике и иных сферах юридической жизни.
<< | >>
Источник: Молотников А. Е.. Слияния и поглощения. Российский опыт / Александр Молотников. — М.: Вершина. — 344 с.. 2006

Еще по теме Корпоративные конфликты и злоупотребление правом:

  1. Глава 12 ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ В АКЦИОНЕРНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
  2. Историко-теоретические аспекты проблемы злоупотребления правом
  3. 1.2.3. Как воспользоваться правом на освобождение
  4. ГЛАВА 12 Работа с персоналом с точки зрения ограничения воровства и злоупотреблений
  5. Определение корпоративной религии и создание системы, обеспечивающей преданность корпоративным идеалам и действия в соответствии с ними
  6. 7.5.6. Использование товарного знака и распоряжение исключительным правом на товарный знак
  7. Конфликты в социально-трудовой сфере, причины их возникновения Основные причины трудовых конфликтов
  8. 9.1. Мировой опыт корпоративных университетов Значение корпоративных университетов
  9. Управление корпоративными финансами в системе корпоративного управления
  10. Домашнее задание Конфликт с преподавателем
  11. ТИПЫ КОНФЛИКТОВ
  12. 2.2. Понятие о конфликте
  13. Возникновение конфликта
  14. Природа конфликта
  15. Классификация конфликтов
  16. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КОНФЛИКТА
  17. Методы разрешения конфликтов
  18. Конфликты в антикризисном управлении
  19. И 4.4. Конфликт
  20. Межличностные конфликты
- Антикризисное управление - Деловая коммуникация - Документоведение и делопроизводство - Инвестиционный менеджмент - Инновационный менеджмент - Информационный менеджмент - Исследование систем управления - История менеджмента - Корпоративное управление - Лидерство - Маркетинг в отраслях - Маркетинг, реклама, PR - Маркетинговые исследования - Менеджмент организаций - Менеджмент персонала - Менеджмент-консалтинг - Моделирование бизнес-процессов - Моделирование бизнес-процессов - Организационное поведение - Основы менеджмента - Поведение потребителей - Производственный менеджмент - Риск-менеджмент - Самосовершенствование - Сбалансированная система показателей - Сравнительный менеджмент - Стратегический маркетинг - Стратегическое управление - Тайм-менеджмент - Теория организации - Теория управления - Управление качеством - Управление конкурентоспособностью - Управление продажами - Управление проектами - Управленческие решения - Финансовый менеджмент - ЭКОНОМИКА ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ -