<<
>>

ДЕЙСТВИЯ ДИРЕКТОРОВ В ОТНОШЕНИИ «НЕПРОШЕННЫХ» ЗАЯВОК

Что должен делать совет директоров при получении предложения о поглощении?

Главная директорская обязанность — это оценить предложение о поглощении и рекомендовать компании соответствующую модель поведения.

Действия директоров в этом контексте, как и в других случаях, оцениваются согласно презумпции добросовестности.

Что такое презумпция добросовестности?

Презумпция добросовестности (business judgment rule) — это доктрина, которой руководствуется суд, когда акционеры возбуждают иск против директоров за нарушение ими фидуциарного долга перед корпорацией. Действует следующий принцип: совет директоров защищен до тех пор, пока акционеры не докажут, что в принятии бизнес-решения директор не действовал с должной осторожностью, честно и на благо корпорации. Презумпция добросовестности защищает директоров от ответственности в тех случаях, когда они действуют в полном соответствии со своими обязанностями, с должной осторожностью и преданностью своему бизнесу.

Что такое должная осторожность?

Для директора проявление должной осторожности (exercising due саге) означает действия от имени акционеров компании путем принятия решений, основан ных на достаточной осведомленности после получения всей доступной инфор

мации, требуемой для принятия разумного решения, а также после того, как будут взвешены все относящиеся к делу обстоятельства. Согласно этому стандарту, долг директора — не просто принять наиболее выгодное для корпорации решение, но сделать его только после тщательного, основанного на информации обдумывания. И процесс принятия решений, и сами решения по существу рассматриваются судом с точки зрения проявления должной осторожности.

Дело Smith v. Van Gorkom (1985), слушавшееся в штате Делавэр, нанесло удар по презумпции добросовестности, когда суд решил, что совет директоров Trans Union, и в частности ее генеральный директор Джером Ван Горком, несут персональную ответственность за действия, предпринятые в связи с одобрением предложения о слиянии «без расчетов наличными», а также за рекомендацию этой сделки акционерам.

Судья вынес решение, что они не подпадают под доктрину презумпции добросовестности, несмотря на высокую квалификацию Ван Горкома и других членов совета директоров, достаточную для принятия тех решений, которые они приняли, и хорошую премию, полученную за акции Trans Union.

Суд счел, что следующие действия совета директоров Trans Union и Ван Горкома свидетельствовали о недостаточном проявлении должной осторожности. Генеральный директор не установил «справедливую цену» за акции компании. Генеральный директор встречался со сделавшим предложение лицом, не проконсультировавшись предварительно с директорами или топ-менеджерами. Генеральный директор не обратился за советом к инвестиционным банкирам и не получил адекватной юридической консультации. Копии предлагаемого соглашения о слиянии не были представлены совету директоров для ознакомления с ними на заседании, созванном для обсуждения слияния. Генеральный директор не сообщил директорам, что именно он оценил акции компании и предложил сделавшему предложение лицу цену покупки, а также подсказал, как профинансировать покупку. Директора не изучили соглашение о слиянии, прежде чем за него проголосовать. Директора одобрили соглашение о слиянии, опираясь на заявления лишь нескольких членов команды менеджеров. Ни генеральный директор корпорации, ни остальные директора не читали соглашение о слиянии перед тем, как подписали его и отправили сделавшему предложение лицу. Директора одобрили дополнения к соглашению о слиянии на заседании, созванном генеральным директором, не просмотрев документы и не сделав попытки понять смысл дополнений. Директора не потребовали отчета об оценке или обоснования оценки предложенной цены акций. Директора решили одобрить слияние, не оставив времени на то, чтобы взвесить его адекватность или последствия.

Когда слияние ставилось на голосование, акционеров компании не проинформировали полностью обо всех существенных фактах сделки.

Необычным моментом в деле Ван Горкома было то, что суд с самого начала не заботило окончательное урегулирование сделки (которое было, бесспорно, очень выгодным для акционеров Trans Union).

Вместо этого суд сосредоточился на разбирательстве вопросов, связанных с процессом принятия правильного решения. Директора должны принимать решения, основанные на осведомленности, и предпринимать продуманные шаги, обеспечивающие ответственные действия.

Со времени дела Ван Горкома доктрина презумпции добросовестности неоднократно уточнялась в ходе ряда знаковых судебных дел. Особенно заметными стали дела Time (1990), Paramount (1994), Caremark (1997). (См. «Перечень судебных дел» в конце книги.)

Что такое долг лояльности директора?

У директора есть долг лояльности (duty of loyalty) перед корпорацией, обязывающий директора действовать в интересах корпорации и ее акционеров, для которых он является фидуциарным лицом. В этом качестве директору запрещено начинать сделку, если есть подозрение в мошенничестве или присутствует злой умысел, или в случае личной заинтересованности директора в сделке. Если выясняется наличие у директора личной финансовой заинтересованности в конкретной корпоративной сделке, суд часто возлагает на директора бремя доказательств, что сделка является честной и служит интересам корпорации и акционеров.

Почему эти правила так важны для совета директоров?

Во-первых, они влияют на выбор времени, так как необходимость вести дела с предельной осторожностью ограничивает способность совета директоров действовать быстро в случае получения «дружественного» предложения. Совет директоров должен назначить специальную комиссию, если предполагается выкуп компании менеджментом (МВО). Как минимум следует получить заключение о справедливости цены, а инвестиционному банкиру потребуется не менее нескольких дней для выполнения этой задачи.

Во-вторых, правила ограничивают возможности совета директоров препятствовать появлению конкурентных заявок, так называемые «запирающие» действия, или предпринимать другие меры («разбивающие», «пиковые платежи» и «отказ от поиска более выгодных предложений»), направленные на нейтрализацию других участников торгов.

Эти меры находятся среди наиболее часто обсуждаемых условий публичной сделки.

По причинам, обозначенным выше, покупатель нацелен на минимизацию риска успешного конкурентного предложения, стремясь обеспечить себе компенсацию в том случае, если он проиграет сделку другому участнику. Несколько вопросов, разбираемых ниже, имеют отношение к этим проблемам в контексте фидуциарной ответственности совета директоров перед акционерами.

Когда продающейся компании следует назначать специальный комитет из числа членов совета директоров для проверки предлагаемой сделки?

Если возникает вопрос о возможной личной финансовой заинтересованности большинства членов совета директоров в предлагаемом слиянии (там, где преобладают управляющие директора, получающие прибыль от сделки), то должен быть назначен независимый специальный комитет совета директоров для ведения переговоров и выработки рекомендаций по предлагаемой сделке. Этот комитет также уместен в случае, когда предложенная сделка сложна и требует тщательного рассмотрения, чтобы обеспечить ответственность действий. Наличие специального комитета, наделенного адекватными полномочиями для проведения сделки, дает возможность перенести на истца бремя доказывания нечестности сделки. Это обычно позволяет избежать выпуска судебного предписания — запрета сделки.

Какова роль юрисконсульта специального комитета?

Юрисконсульт должен обеспечивать членам специального комитета интерпретацию доктрины презумпции добросовестности директоров в той юрисдикции, где учреждена компания. В дополнение к этому, юрисконсульт должен сообщать комитету о любой потенциальной отве ственности за его действия, а также до какой степени он может застраховать себя или каким-то иным образом защититься по уставу и регламенту компании, в том числе и по вопросам страхования профессиональной ответственности директоров и менеджеров. Юрисконсульт должен участвовать во всех заседаниях специального комитета и готовить или проверять протокол каждого заседания.

Каждый член комитета должен проверять протоколы с точки зрения их точности. В случае если предполагаемая сделка может привлечь другие предложения, юрисконсульт специального комитета должен быть готов консультировать комитет относительно долга директоров получить как можно более выгодную для всех акционеров цену. Юрисконсульт также обязан сообщить комитету о степени его обязательств по рассмотрению таких предложений и о приемах, которые комитет может или не может применять для усиления или ограничения возможностей предложений.

Какие директора подходят для включения в специальный комитет9

Специальный комитет должен состоять из независимых или незаинтересованных директоров. Такие директора не должны иметь финансовой или личной заинтересованности в предполагаемой сделке, которая может помешать им действовать беспристрастно.

Какие преимущества дает создание специального комитета?

Хотя нет никакой гарантии, что специальный комитет сделает легитимными действия совета директоров, он может быть исключительно полезен. Кроме тога он может сыграть важную роль в распространении на директоров презумпции

добросовестности. Однако следует заметить: суды будут внимательно изучать факты, касающиеся деятельности совета директоров, поэтому простое создание специального комитета не защитит директоров от ответственности за неосторожные действия.

Какие меры следует предпринять специальному комитету для обеспечения ответственных действий?

Специальному комитету следует изучить всю информацию о предполагаемой сделке. Изучение должно быть предельно тщательным, и члены специального комитета должны внимательно расспросить всех поставщиков информации, чтобы удостовериться в ее полноте и точности. Комитету также следует постараться не предпринимать поспешных действий и обеспечить, чтобы все обсуждаемое на нем подтверждалось документами. Недавние судебные решения показали: директора, принимающие решения без адекватного обсуждения, могут столкнуться с трудностями, доказывая, что действовали с достаточной осторожностью, и добиваясь распространения на них презумпции добросовестности.

Следует ли специальному комитету приглашать независимых консультантов?

В контексте слияний и поглощений специальный комитет совета директоров должен приглашать независимых юрисконсультов и финансовых консультантов.

Должен ли специальный комитет получить заключение о справедливости цены?

Должен, но заключение следует получить из квалифицированного независимого источника (например, такого, как инвестиционная банковская фирма, коммерческий банк или оценочная фирма). Кроме того, к нему должны быть приложены протоколы обсуждений совета директоров. Хотя заключение о справедливости цены (fairness opinion) может оказаться полезным инструментом в определении того, принимать или нет предложение, и в получении преимуществ презумпции добросовестности, когда имеется потенциальный или действительный конфликт интересов в сделке, суды также будут изучать сделку с точки зрения ее «внутренней справедливости». Поскольку справедливость в целом зависит от цены, которая будет получена акционерами целевой компании, финансовая экспертиза со стороны инвестиционных банкиров может иметь неоценимое значение для совета директоров. Однако совету директоров следует потребовать от инвестиционных банкиров подтверждения достаточности базы заключения и отсутствия конфликта интересов, поскольку самого заключения о справедливости цены может оказаться недостаточно для демонстрации должной осторожности.

О чем должно говориться в заключении о справедливости цены?

Заключение о справедливости цены должно описывать процесс, который источник использовал, определяя справедливость предполагаемой сделки, с указанием, какие материалы изучались и проверялись независимыми лицами, а какие не подвергались независимой проверке. В заключении также должно описываться, какая производилась выплата (или выплаты), а также все возможные конфликты интересов. Фирма, предлагающая заключение, не должна принимать условное вознаграждение за выдачу заключения о справедливости цены, поскольку это предполагает отсутствие независимости.

Что такое «защитный» опцион?

Механизм, применяемый компаниями с целью обеспечить преимущество предпочтительному участнику торгов, — это «защитный» опцион (lockup option). Он предоставляет право на приобретение пакета акций или активов.

В первом случае участник торгов получает опцион на приобретение разрешенных к выпуску, но не выпущенных акций. Этот опцион дает возможность участнику торгов реализовать полученное преимущество двумя способами: если опцион исполняется, то либо участник торгов может голосовать своими акциями в пользу сделки, либо, если другой участник выиграет контракт на компанию, получить прибыль, продав свою часть капитала по более высокой цене на тендере. Разновидностью «защитного» опциона является обратный «защитный» опцион (reverse lockup), когда акционеры или менеджмент договариваются не продавать свои акции конкурирующему участнику торгов. По той же причине покупатель будет пытаться получить опционы на приобретение акций у их держателей — как правило, у тех, кто имеет значительные капиталовложения. Такие опционы не влияют на презумпцию добросовестности, поскольку они являются действиями совета директоров (см. ниже обсуждение условий «защиты» с акционерами).

«Защитные» соглашения по акциям, заключенные с целевой компанией, получили неоднозначную оценку в судах, применявших доктрину презумпции добросовестности. Главное, что заботит суды — это то, что «защитный» опцион способен помешать конкурентным торгам, тем самым ограничив премии, которые бы иначе акционеры получили от покупателей. Суды чаще одобряют «защитные» соглашения, заключенные в конце процесса торгов, а не в начале, особенно когда нет других претендентов на борьбу за компанию.

Во втором случае, когда речь идет об активах или об опционе, защищающих «драгоценности короны» («crown jewel» lockup), компания наделяет участника торгов правом приобретения особенно привлекательного актива по цене, которая может быть соразмерной или несоразмерной с его полной рыночной стоимостью. Такой опцион может отбить охоту у других участников, если они тоже заинтересованы в «драгоценностях короны» или если потеря актива существенным образом изменяет финансовое положение и перспективы компании.

«Защитные» соглашения, связанные с активами, получили в целом негативную оценку судов, о чем речь пойдет ниже.

Могут ли директора заключать «защитные» соглашения, не нарушая своего фидуциарного долга?

Да, могут. «Защитное» соглашение не является незаконным по существу. Однако решения судов гласят, что организация «защитного» соглашения в целом должна продвигать или стимулировать процесс торгов, а не замедлять или прекращать его. Иными словами, совет директоров может, прибегая к спортивной терминологии, «подыгрывать на игровом поле» одному из участников торгов, если целью является получить от участника торгов более выгодное предложение или как-то иначе стимулировать конкурс.

Однако если цель «защитного» соглашения — полное подавление конкуренции, когда явное предпочтение отдается одному участнику перед другим, то существует большая вероятность выдвижения обвинения против совета директоров в нарушении лояльности акционерам. В деле Revlon, Inc. v. MacAndrews amp; Forbes Holdings (1986) компания Revlon, Inc. столкнулась с враждебным тендерным предложением, полученным от компании Pantry Pride. Установив неадекватность первоначального предложения Pantry Pride, совет директоров рекомендовал акционерам отвергнуть его и начал поиски «белого рыцаря», которого нашел в лице компании Forstmann Little and Co.

Затем компания Revlon, Inc. начала переговоры с компанией Forstmann Little and Со. с целью исключения Pantry Pride, не пригласив ее к участию в каких бы то ни было переговорах. Кроме того, Revlon, Inc. не ознакомила Pantry Pride с финансовыми данными, представленными Forstmann Little and Co. Со временем возросшее предложение Pantry Pride спровоцировало увеличение предложения от Forstmann Little and Co., помимо всего прочего содержавшего получение «защитного» опциона на покупку двух подразделений Revlon, Inc. за цену значительно ниже самой низкой оценки, установленной инвестиционным банкиром Revlon, Inc., плюс условие «отказа от поиска более выгодных предложений», не дававшее возможность Revlon, Inc. рассматривать заявки любой третьей стороны. Совет директоров немедленно принял предложение Forstmann Little and Co., несмотря выросшее предложение от компании Pantry Pride.

Суд пришел к выводу, что, когда совет директоров сосредоточился не на сохранении целостности компании, а на получении максимальной прибыли от продажи активов, он принял на себя роль аукционера, который должен получать наиболее выгодную цену для акционеров. Затем суд определил, что, подавляя конкурентную заявку посредством «защитного» соглашения, заключенного с Forstmann Little and Co., совет директоров Revlon, Inc. потерял лояльность компании и ее акционерам. Судебные дела, последовавшие за делом Revlon, Inc., ясно продемонстрировали, что суд не позволит совету директоров предоставить одному из участников торгов опцион на «драгоценности короны», в результате которого другие участники будут отрезаны от процесса, когда он все еще находится в активной стадии.

Бывают ли случаи, когда разрешается «защитный» опцион?

Прецедентному праву еще предстоит определить наиболее подходящее дело, представляющее в более выгодном свете «защитные» соглашения. В некоторых случаях, когда дела о «защитных» опционах проигрывались, предпочтение от

давалось инсайдерским группам или они предназначались для дружественного участника торгов — даже если он делал предложение по невысокой цене, а не тем участникам, которые были враждебны совету директоров. Однако в судебную практику не попадают случаи, когда действия совета директоров действительно отличаются беспристрастностью при предоставлении «защитного» опциона и направлены на получение максимальной цены.

В подобных случаях следует с уважением относиться к презумпции добросовестности совета директоров, особенно если имеются другие участники торгов, получившие возможность оценить компанию. Даже при отсутствии поиска более выгодных предложений есть основания уважать презумпцию добросовестности информированного и незаинтересованного совета директоров. Практически проблема заключается в том, что судебное дело, скорее всего, не возникнет, если не появится еще одна, более высокая заявка после предоставления «защитного» опциона. Если такая заявка появляется, то суд обычно признает недействительным «защитный» опцион и требуется немало усилий, чтобы объяснить, почему акционеры должны отказаться от возможности получить более высокую цену.

Может ли «защитное» соглашение привести к обвинению участников торгов в стремлении получить краткосрочную прибыль?

В соответс вии с разделом 16(b) Закона о торговле ценными бумагами покупатель не может быть обвинен в стремлении получить краткосрочную прибыль, кроме тех случаев, когда у него во владении находится более 10% акций целевой компании до покупки акций согласно «защитному» соглашению. Как только покупатель получает статус инсайдера как подлинный владелец более 10% акций, все последующие сделки подпадают по раздел 16(b).

Что следует учитывать при продаже крупного пакета акций?

Один из самых важных моментов для продающего свои акции владельца, если дело касается крупного пакета акций, — это должная осторожность, предусматривающая изучение потенциального покупателя. Судьи признают ответственность контролирующего акционера в тех обстоятельствах, когда он мог предвидеть очевидное нанесение ущерба корпорации в результате деятельности лица, приобретающего акции. Например, разграбление, мошенничество или очевидно плохое управление корпорацией. Планируя продажу, потенциальный продавец должен всесторонне изучить мотивы, ресурсы, репутацию, факты пройденного потенциальным покупателем пути, конфликты интересов и любые другие важные моменты, имеющие отношение к сделке и к корпорации.

Следующий момент — это лояльность аффилированного лица по отношению к миноритарным акционерам. Этот вопрос обычно возникает, когда аффилированное лицо продает свои акции с прибылью. Например, если корпорация владеет большим количеством дефицитной продукции, которая может быть продана по ценам выше рыночных, у аффилированного акционера может возникнуть обязательство воздержаться от продажи акций с прибылью по той

причине, что получение акционером прибыли является незаконным присвоением корпоративной возможности (а именно: акционер приобрел бы определенное количество такого актива, как гудвилл). Кроме того, несколько судов вынесли решение об обязательстве аффилированного акционера предоставлять «равную возможность». Обязательство требует от него предоставить всем остальным акционерам возможность продать свои акции в равной пропорции. Большинство судов отказались применить этот малоудобный принцип.

Соответственно, если имеется угроза покупки пакета акции, судьи проверяют конкретные факты вокруг покупки, чтобы определить, является ли она справедливой.

Если слияние или поглощение предполагает эмиссию ценных бумаг в пользу акционеров целевой компании, могут ли такие бумаги свободно перепродаваться или продажа будет ограничена?

В целом, сходство этих ценных бумаг с ограниченно обращающимися ценными бумагами состоит в том, что правилом 145 Закона о ценных бумагах устанавливается: любая сторона слияния или поглощения, получающая ценные бумаги, должна участвовать в их обращении/распределении/распространении и, следовательно, быть андеррайтером.

В связи со статусом андеррайтера, для регистрации ценных бумаг, передаваемых акционерам целевой компании, необходимо пользоваться регистрационной формой S-4. Эта форма, по существу, является «оберткой» — краткой формой извещения о голосовании по доверенности, позволяя акционерам целевой компании, не являющимся аффилированными лицами, продавать акции без ограничений. Однако аффилированные лица должны продавать акции либо согласно регистрационному заявлению, либо в соответствии с ограничениями, установленными правилом 144 Закона о ценных бумагах.

Что такое повышающая комиссия и плата за отказ от сделки?

Хотя термины «повышающая комиссия» (topping fee) и «плата за отказ» (bustup fee) употребляются как равнозначные, у каждого из них есть свое специфическое значение Повышающая комиссия, ставшая обычным явлением в середине и конце 80-х годов, — это соглашение с целевой компанией о компенсации покупателю потенциальных потерь, когда побеждает новый участник торгов. Поскольку эти комиссионные платежи ложатся на целевую компанию, победителю приходится брать на себя бремя их экономических последствий. Прямым эффектом этого обременения является увеличение стоимости сделки, что сдерживает других участников торгов. Договоренность другого рода — это плата за отказ от сделки по инициативе целевой компании (без основания).

Эти выплаты должны как минимум возместить покупателю его прямые издержки. Чаще всего договоренности включают в себя дополнительную плату за потерянное время и возможности. Они могут быть достаточно велики — от 20 до 30 млн долл. При крупной сделке — свыше 1 млрд долл., они обычно

составляют от 1 до 5% стоимости приобретения. Более высокие проценты применяются к публичным сделкам небольшого и среднего размера — от 50 до 500 млн долл.

Может ли быть оспорена в суде плата за отказ?

Может. Размер платы не должен служить серьезным препятствием для других желающих купить компанию, иначе ее можно аннулировать в суде, как скрытое «защитное» соглашение. Если размер платы не чрезмерен, то по действующему законодательству суд вполне может согласиться с нею, посчитав, что она необходима для привлечения покупателя или поддержания его интереса к целевой компании в условиях конкуренции. Шансы защитить плату за отказ возрастают, когда она предоставляется целевой компанией в обмен на фидуциарное условие выхода из сделки (о чем речь пойдет ниже) либо разрешение совету директоров вести поиск более выгодных предложений в течение какого-то времени. Заметим также: кредиторы, особенно в случае с компаниями, находящимися в процессе банкротства, могут оспорить такую плату в суде20.

Что такое соглашение об отказе от поиска более выгодных предложений и в каких случаях им пользуются?

Соглашение об отказе от поиска более выгодных предложений (no-shop agreement) — это условие либо договора купли-продажи, либо письма о намерениях, которым совету директоров запрещается приглашать других конкурсантов или поощрять расширение круга участников конкурса. Оно всегда присутствует в соглашениях о приобретении частных компаний и очень часто — в договорах о поглощении публичных компаний. Покупателю всегда следует требовать включения такого условия на стадии письма о намерениях, и продавец обычно соглашается на это, если он выбрал покупателя либо в результате аукционного процесса, либо после завершившейся «войны предложений».

Тем не менее при определенных обстоятельствах следует избегать такого рода соглашений или по меньшей мере смягчать его, добавляя в соглашение фидуциарное условие выхода из него. Эта ситуация возникает, когда покупатель — «первый на сцене» или из числа менеджмента, или «белый рыцарь» (см. ниже) — привлекается для защиты от враждебного поглощения.

Хотя закон не требует поиска более выгодных предложений до заключения окончательного соглашения о продаже, судьи косо смотрят на ограничительные условия вне зависимости от того, являются ли они самостоятельными или же составляют часть пакета (например, «защитного» соглашения), когда они сводят на нет роль совета директоров как нейтрального аукционера или когда их результатом может стать выгодная цена покупки для корпоративных инсаи деров, например менеджеров. (См. выше обсуждение МВО.) Отказ от поиска наряду с наличием этих условий может стать причиной обвинения в несправедливости цены, вследствие чего по требованию конкурента или обиженного акционера в сделку может вмешаться суд.

В особенно вопиющих случаях члены совета директоров могут нести личную ответственность, если цена слишком низкая или если совет директоров не выполнил своего долга. [См. дело Van Gorkom в конце книги среди кратко изложенных важнейших судебных дел (раздел «Важнейшие судебные дела»).] Когда совету директоров приходится отстаивать справедливость процесса и его результатов перед акционерами, то факт проведения поиска лучших предложений будет лучшим свидетельством добросовестности.

Конечно, покупатель будет настаивать на включении условия отказа от поиска, чтобы избежать расходов, понесенных в связи со сделкой, не состоявшейся из-за привлечения советом директоров участника с более выгодным предложением. Для этого случая есть совет: предложите покупателю плату за отказ.

И наконец, совет директоров должен определить, готов ли покупатель начинать сделку без условия отказа от поиска. Если это так и совет директоров считает цену справедливой, тогда можно рекомендовать подобное ограничение, чтобы обеспечить для акционеров получение хорошей цены продажи.

Как только пройдена стадия письма о намерениях, покупатель может рассчитывать на окончательное соглашение с включением условия отказа от поиска. Иначе зачем подписывать соглашение? Невзирая на условие в соглашении, совету директоров, ввиду его фидуциарной ответственности, не следует признавать, что он может не снабдить покупателя-конкурента информацией, представленной другому покупателю. Стоит еще раз повторить: решение о включении условия отказа от поиска должно оцениваться с точки зрения презумпции добросовестности совета директоров. Таким образом, учитывать следует и момент подачи предложения, и сопутствующие обстоятельства (враждебные покупатели, покупатели из числа менеджмента и т.п.), и другие свидетельства справедливости сделки, и необходимость обеспечения наибольшей выгоды для акционеров. Для этого нет твердых и однозначно формулируемых правил.

Что такое фидуциарное условие выхода из сделки?

Фидуциарное условие выхода из сделки (fiduciary out clause) — это условие в соглашении о поглощении, дающее возможность целевой компании прекратить сделку в случае появления более выгодного предложения. Как правило, этим условием совету директоров предоставляется возможность отказаться от своего обязательства рекомендовать соглашение, если целевая компания получает более выгодное предложение. Оно удобно для целевой компании и не является чрезмерно обременительным для покупателя. На самом деле такое условие может оказаться ненужным, поскольку совет директоров и без того обязан прекратить действие своей рекомендации, если поступило более выгодное предложение. Более того, внесение в соглашение фидуциарного условия о выходе, с точки зрения покупателя, может не иметь значения, так как при появлении более выгодной заявки велика вероятность того, что акционеры откажутся утвердить предложение покупателя или продать ему свои акции в тендерном предложении.

<< | >>
Источник: Рид Стэнли Фостер. Искусство              слияний и поглощений. 2004

Еще по теме ДЕЙСТВИЯ ДИРЕКТОРОВ В ОТНОШЕНИИ «НЕПРОШЕННЫХ» ЗАЯВОК:

  1. Непрошеные советы, золочение и мешки с песком
  2. Политика в отношении цикла в действии
  3. Эффективность совета директоров, стратегический процесс и система вознаграждения. Балл по компоненту - 6+ Состав совета директоров
  4. Эффективность совета директоров, стратегический процесс и система вознаграждения. Балл по компоненту - 7+ Состав совета директоров
  5. 7.4. Проблема координации действий в отношении ПИИ на федеральном и региональном уровнях
  6. Насилие, криминалитет и действия правоохранительных и силовых структур в отношении малого бизнеса
  7. ОТПРАВКА ЗАЯВОК
  8. § 4. Действия, производимые изменением в количестве депозитов (М') по отношению к количеству денег (М)
  9. Структура советов директоров Независимость советов директоров
  10. Глава 39 Исполнение брокером крупных клиентских заявок
  11. 10.2. Анализ кредитных заявок
  12. 7.4.1. Оформлення попередніх заявок членами УМВБ
  13. Просмотр котировок и очередей заявок
  14. Выполнение других крупных заявок
  15. Статья 24. Порядок приема заявок на приобретение, погашение и обмен инвестиционных паев
  16. 4.6 СОДЕРЖАНИЕ И ВИДЫ ЗАЯВОК НА СОВЕРШЕНИЕ БИРЖЕВЫХ СДЕЛОК.
  17. ПОРЯДОК ПОДАЧИ, ИСПОЛНЕНИЯ И ПОДТВЕРЖДЕНИЯ ЗАЯВОК, ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ПОДАВАЕМЫХ В УСТНОЙ ФОРМЕ ПО ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ
  18. ПОРЯДОК ОФОРМЛЕНИЯ, ПОДАЧИ И ИСПОЛНЕНИЯ ЗАЯВОК НА СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК С ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ
  19. 6. ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ПРОИЗВОДСТВО И ДЕЙСТВУЮЩИЙ БИЗНЕС
- Антикризисное управление - Деловая коммуникация - Документоведение и делопроизводство - Инвестиционный менеджмент - Инновационный менеджмент - Информационный менеджмент - Исследование систем управления - История менеджмента - Корпоративное управление - Лидерство - Маркетинг в отраслях - Маркетинг, реклама, PR - Маркетинговые исследования - Менеджмент организаций - Менеджмент персонала - Менеджмент-консалтинг - Моделирование бизнес-процессов - Моделирование бизнес-процессов - Организационное поведение - Основы менеджмента - Поведение потребителей - Производственный менеджмент - Риск-менеджмент - Самосовершенствование - Сбалансированная система показателей - Сравнительный менеджмент - Стратегический маркетинг - Стратегическое управление - Тайм-менеджмент - Теория организации - Теория управления - Управление качеством - Управление конкурентоспособностью - Управление продажами - Управление проектами - Управленческие решения - Финансовый менеджмент - ЭКОНОМИКА ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ -