<<
>>

2.1. Оценка Российского и зарубежного опыта регулирования процедуры банкротства

В результате применение процедур несостоятельность воспринимается общественным сознанием исключительно как катастрофа для неплатежеспособного должника. Однако, если более внимательно рассмотреть ту роль, которую играет в современном праве институт банкротства, вывод об исключительно катастрофических последствиях начала процедуры несостоятельности для неплатежеспособного должника становится не таким уж однозначным.

Если изучить эволюцию, которую претерпел за последнее столетие институт банкротства, можно увидеть следующую картину.

Ранее на протяжении веков главной целью производства о несостоятельности являлось справедливое распределение имущества должника между всеми кредиторами. В XIX веке внимание стало переключаться с личности должника на его имущество и его бизнес. В XX веке, в эпоху глобальной индустриализации и качественного скачка в области научно-технического прогресса, произошло смещение акцента в области законодательства о несостоятельности в сторону отодвигания во времени признания должника банкротом и создания для него максимально благоприятного режима в целях восстановления его платежеспособности (Трефилова Т.И. Развитие института банкротства и защита прав кредиторов // Вестник ФСФО России. - 2001.- № 7.

- С.3-7.(с.3).

Сегдоня реабилитационные процедуры стоят во главе угла процедур банкротства фактически всех развитых правовых систем.

Основная идея всех современных развитых систем правового регулирования несостоятельности заключается в том, что целесообразнее сохранить действующее предприятие, чем распродать его по частям. Стоимость работоспособного технологического комплекса несоизмеримо выше стоимости разукомплектованного оборудования. Для создания общественно полезного продукта в виде действующего предприятия затрачиваются значительные материальные, временные и интеллектуальные ресурсы.

Для обеспечения нормальных условий работникам предприятия формируется сфера обслуживания - учреждения социальное сферы, торговые организации и тому подобное. Бюджет государства базируется на налоговых поступлениях. Поэтому, когда предприятие становится неплатежеспособным, приходится решать не только задачи справедливого распределения оставшегося имущества должника среди кредиторов, но и проблемы, связанные с задачей сохранения технологической целостности, поддержки социальной сферы, налоговых поступлений.

Как и раньше, в современных системах правового регулирования несостоятельности основной процедурой является конкурсное производство, в ходе которого все действия с имуществом должника осуществляются в пользу сообщества кредиторов. Используются все традиционные средства конкурсного производства: запрет индивидуальных действий кредиторов, формирование конкурсной массы, отстранение должника от управления бизнесом, назначение конкурсного управляющего. Наряду с этим в конкурсном производстве государство, применяя систему приоритетов и очередности удовлетворения требований, защищает интересы некоторых категорий истцов и свои бюджетные интересы. Однако следует отметить, что теперь конкурсное производство является лишь одной из процедур. И, хотя большинство дел по-прежнему завершаются именно конкурсным производством, значительное место в современных системах регулирования несостоятельности занимают реабилитационные режимы.

Так, французский закон, регулирующий несостоятельность, даже в названии избежал упоминания о банкротстве и называется "О финансовом оздоровлении предприятия". При этом в указанном законе предусматривается, что его целями являются "сохранение предприятия, поддержание его деятельности и рабочих мест и очищение пассива"

( Степанов В.И. Правовое регулирование несостоятельности в Германии,США,Англии,Франции,России //МЖ. Статут.1998.- 228 С.с.117.). После серьезных финансовых кризисов французские законодатели сделали ставку на экстремально продебиторскую модель законодательства о несостоятельности.

При открытии процедуры оздоровления производства права кредиторов значительно ослабляются. За счет ущемления этих прав производится попытка реабилитации предприятия. Но так как в нормально развитой экономике субъект становится банкротом вследствие системных просчетов менеджеров и структурных изменений рынка, получается, что активы (которые могли бы достаться при распределении кредиторам) в любом случае в первую очередь будут использоваться для попыток восстановления платежеспособности предприятия, находящегося в системном кризисе.

Отсутствие баланса между целевой установкой по сохранению действующих предприятий и оправданностью мер по поддержке безнадежного предприятия является основным фактором недостаточной эффективности французского законодательства о несостоятельности. Такое жесткое обращение с правами кредиторов, а также безоглядное желание оздоровлять все, в том числе нежизнеспособные предприятия, является основной причиной полусонного состояния французской экономики. В последнее время были внесены изменения, несколько улучшающие права кредиторов. Однако, несмотря на, эти изменения, французская система правового регулирования несостоятельности все еще недостаточно сбалансирована.

Традиционно германская система была ориентирована на защиту интересов кредиторов. Вследствие того, что прежние правила регулирования, базирующиеся на конкурсном производстве и мировом соглашении, в современных условиях стали неэффективными, появилась потребность в разработке реабилитационных режимов (Степанов В.И. Правовое регулирование несостоятельности в Г ермании,США,Англии,Франции,России //МЖ. Статут. 1998.- 228 С..с.131.). За основу была взята процедура реорганизации, используемая в американской системе. При этом разработчики стремились избежать системных недостатков; возможность затягивания процедуры реорганизации менеджерами должника, ослабление прав кредиторов, отсутствие оперативного контроля со стороны кредиторов за действиями владеющего должника. Но, решая эти задачи, они не смогли построить оптимальную модель.

В результате права кредиторов защищены достаточно хорошо, однако, имеет место частичная потеря эффективности системы правового регулирования несостоятельности. В первую очередь это связано с тем, что независимо от дальнейшего развития событий все процедуры начинаются открытием конкурсного производства. Кроме того, у назначенного конкурсного управляющего ограничен оперативный простор для принятия важных стратегических решений. Защита, предоставляемая обеспеченным кредиторам, снижает реабилитационные возможности. Все вышеперечисленные факторы приводят к частичной потере эффективности (в целом весьма добротного) нового германского закона.

Американскую систему регулирования несостоятельности можно охарактеризовать фразой: реорганизация является более предпочтительней, чем ликвидация. Иными словами, система построена таким образом, что явное предпочтение предоставляется реорганизационной процедуре. Ее достаточно легко инициировать. Широко применяется схема "должника во владении" (32.с.133.). Кредиторы, в том числе и обеспечение, увязают в процедуре реорганизации. В ряде случаев основной целью использования должниками законодательства о несостоятельности является отказ от обременительных договоров. Менеджеры должника могут быть заинтересованы в затягивании процедуры реорганизации. Поэтому можно говорить о том, что американская система регулирования несостоятельности по некоторым параметрам имеет потери в эффективности. В настоящее время такая вязкая схема позволяет экономике проводить мягкую реструктуризацию производительных сил.

Из всех проанализированных систем в английской системе права кредиторов защищены наиболее сильно. При этом основным способом урегулирования несостоятельности является не конкурсное производство в виде распродажи имущества по частям, а создание правового механизма по отчуждению всего предприятия с целью сохранения его технологической целостности и рабочих мест. Для этого используется разработанная ранее схема предоставления полного контроля судьбы предприятия обладателю "плавающего" обеспечения (Степанов В.И.

Правовое регулирование несостоятельности в Германии,США,Англии,Франции,России //МЖ. Статут.1998.- 228 С..с.148.). Этот механизм позволяет решить проблему сообщества кредитов, так как представитель владельца "плавающего" обеспечения действует в интересах всех кредиторов. В результате реформы законодательства была разработана процедура управления должником (аналог американской процедуры реорганизации), однако в настоящее время она применяется редко из-за того, что ее может легко блокировать обладатель права "плавающего" обеспечения. Традиционно большую роль играют различного рода соглашения должника с кредиторами, несмотря на то, что английская модель в ряде случаев может приводить к потере эффективности, так как не позволяет использовать весь набор современных правовых технологий системы регулирования несостоятельности.

Российская модель законодательства о банкротстве сходна с французской в части общей направленности процедур и главного приоритета - сохранение предприятия, но не любой ценой.

В настоящее время осуществляется третий этап передела собственности. На первом этапе передел собственности проходил с помощью законодательства о приватизации, на втором - с помощью законодательства об акционерных обществах, на третьем этапе - путем использования законодательства о банкротстве.

Постулат о смене собственника прямо указан в законодательстве о банкротстве практически всех стран, включая Россию. Однако в России при возбуждении процедуры банкротства (внешнее управление, конкурсное производство) контроль над предприятием переходит в руки кредиторов, собственники должника теряют полную свободу действий в управлении финансовыми потоками и активами. Такое положение дел открывает перед кредиторами огромные возможности не только для управления должником, но и для его ликвидации и реорганизации. Возможно, что на ближайшие 1020 лет главенствующую роль при процедурах банкротства предприятий- должников целесообразно отдать государству.

В процессе реформ претерпевала изменения не только экономика, но и законодательная база в области несостоятельности, в общей системе гражданского права.

Этот вопрос серьезно обсуждался на разных уровнях. Итогом всех обсуждений стал Закон «О несостоятельности (банкротстве)» №127-ФЗ от 26. 10.2002г., практическое применение которого выявило ряд неотложных проблем, требующих своего решения. Проанализировав работу Агентства Республики Коми за 2000 г., можно увидеть, что из рассмотренных 610 арбитражных дел, связанных с процедурой банкротства, внешнее управление введено только в отношении 9 предприятий-должников, а в отношении 469 предприятий - конкурсное производство. Аналогичная ситуация и по другим регионам, т.е. основная часть дел о банкротстве заканчивается признанием должника банкротом и открытием конкурсного производства. Эффективность данной процедуры заключается в реальном погашении долгов кредиторам, а также быстрых сроках ее проведения. Отсутствие в ранее действующем законе сроков проведения конкурсного производства привело к тому, что по многим делам конкурсное производство длится неоправданно долго. За это время кредиторы утрачивают интерес к должнику, не надеясь на погашение задолженности, бывшие работники предприятия теряют надежду получить причитающиеся им долги по заработной плате. Проблема соблюдения срока конкурсного производства достаточно серьезна, так как, чем дольше длится конкурсное производство, тем больше отвлекается средств из конкурсной массы на эту процедуру, большая часть которых уходит на вознаграждение конкурсному управляющему и сотрудникам ликвидационной комиссии. Поэтому реальное погашение долгов кредиторам практически затруднено. Упущением закона "О несостоятельности (банкротстве)" является проведение процедуры ликвидации отсутствующего должника. К отсутствующим должникам ст. 226 Закона относит юридические лица, которые фактически прекратили свою деятельность (не проводятся текущие платежи в течение длительного времени), не находятся по адресу, указанному в учредительных документах, и установить их местонахождение не представляется возможным. Конкурсное производство ведется управляющим на "общественных началах", поскольку вознаграждение в связи с отсутствием имущества у должников им не выплачивается. Чтобы как-то справиться с работой по ликвидации отсутствующих должников, в качестве арбитражных управляющих привлекаются все работники территориального Агентства Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству.

Положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вызывали наибольшее количество возражений при принятии нового закона. Основной аргумент состоит в том, что это не соответствует Гражданскому кодексу Российской Федерации. В связи с этим следует отметить, что отсутствие в тексте ГК статьи, специально посвященной банкротству граждан, при наличии статей, регулирующих банкротство индивидуальных предпринимателей (ст. 25) и юридических лиц (ст. 65), вовсе не означает запрета на включение соответствующих норм в текст Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Более того, реализация некоторых положений, содержащихся в Кодексе невозможна без регулирования порядка признания граждан несостоятельными. Прежде всего это касается норм, предусматривающих субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение должника до банкротства (ст. 56 и 105 ГК), а также положения об ответственности лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица, выступают от его имени (п.3 ст.53 ГК). В подобных случаях размер ответственности граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, может во много раз превысить стоимость их имущества, что будет иметь крайне негативные последствия, как для самих граждан, так и для иных их кредиторов (к примеру, для детей, получающих алименты), Такие же проблемы могут возникнуть и при реализации иных положений ГК, устанавливающих субсидиарную или солидарную ответственность физических лиц по долгам юридических лиц. Единственно решение этой проблемы - введение института банкротства граждан, не являющихся предпринимателями.

Закон "О несостоятельности (банкротстве)" определяет категории должников, к которым общие правила не применяются. Это должники, в отношении которых закон "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает принятие специальных законов, которые будут содержать особенности их правового положения. К ним относятся: кредитные

организации; естественные монополисты; участники финансовопромышленных групп.

В соответствии со ст.197 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" перепрофилирование или закрытие производства(производств), осуществляющего производство(реализацию) товаров (работ, услуг) в условиях естественной монополии, допускается в порядке, установленным федеральным законом.В настоящее время действует только один такой закон -

"Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса" (далее - Закона о банкротстве ТЭК) от 4 июня 1999 г.№ 122-ФЗ, вступивший в силу 01.07.99г. Следует отметить, что Закон о естественных монополиях от 19 июля 1995 г. № 147-ФЗ применяется к естественным монополистам в сферах: -

транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам; -

транспортировки газа по трубопроводам; -

услуг по передаче электрической и тепловой энергии; -

железнодорожных перевозок; -

услуг транспортных терминалов, портов, аэропортов; -

услуг общедоступной электрической и почтовой связи.

Таким образом, особенности банкротства естественных монополистов установлены только для некоторых категорий монополистов. Статья 1 Закона о банкротстве ТЭК перечисляет эти категории: -

монополисты, основная деятельность которых осуществляется в сферах транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, транспортировки газа по трубопроводам, услуг по передаче электрической и тепловой энергии; -

монополисты, основная деятельность которых связана с производством электрической, тепловой энергии, добычей природного газа и которые имеют в собственности имущество, входящее в единый производственно-технологический комплекс, то есть обеспечивающее непрерывный производственный процесс снабжения потребителей топливно-энергетическими ресурсами. Для указанных категорий монополистов в настоящее время действуют особые правила банкротства, направленные на предотвращение не только признания их банкротами, но и возбуждения конкурсного процесса. Очевидно, что в ряде случаев такое регулирование может отрицательно повлиять на интересы контрагентов монополистов. Но, исходя из экономических интересов, следует признать, что банкротство естественного монополиста может повлечь больше негативные последствия для множества субъектов, поэтому должно допускаться только в чрезвычайных обстоятельствах. Представляется, безусловно, целесообразным принятие и других законов в области банкротства субъектов естественных монополий.

Практика применения законодательства показывает, что банкротство нередко служит недобросовестным лицам орудием для реализации своих противоправных интересов. Законодатель установил институт фиктивного и преднамеренного банкротства. Преднамеренное банкротство это банкротство, произошедшее по вине учредителей (участников) или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом определять его действия. В случае преднамеренного банкротства названные лица отвечают перед кредиторами субсидиарно. Уголовно наказуемым преднамеренным банкротством является умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия (ст. 196 УК). К ответственности за преднамеренное банкротство могут быть привлечены как физические, так и юридические лица например, собственники и участники (акционеры) должника. Содержание умысла физического лица известно. Как определить умысел юридического лица? Несогласованность уголовного законодательства и законодательства о банкротстве, несовместимость рассматриваемых понятий не позволяют использовать возможности уголовного процесса для установления арбитражным судом факта преднамеренного банкротства. В законодательстве о банкротстве нет ясности, кто и на каком этапе устанавливает преднамеренное банкротство как юридический факт, на основании которого виновные лица привлекаются к субсидиарной с должником ответственности. Специальная процедура привлечения к гражданско-правовой ответственности лица, виновного в преднамеренном банкротстве, отсутствует. В рамках нынешнего законодательства практически применять институт преднамеренного банкротства чрезвычайно сложно. Для того, чтобы он заработал, необходим законодательно установленный механизм его реализации, который существует во многих правовых системах.

При проведении процедур банкротства многое зависит от компетентности и моральных качеств лиц, назначаемых арбитражными управляющими. Утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.12.1998 г. №1554 Положение о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих содержит ряд норм, которые будут препятствовать привлечению к работе в качестве арбитражных управляющих квалифицированных специалистов, имеющих опыт руководящей работы на промышленных предприятиях. Так, в соответствии с п.п. 4-7 Положения лицензии выдаются трех категорий. Право на осуществление деятельности в качестве арбитражного управляющего на крупных предприятиях получает только обладатель лицензии третьей категории. Но для получения данной лицензии необходимо проработать арбитражным управляющим малых и незначительных предприятий (с лицензией I и II категорий) и отчитаться перед Федеральной службой. Такие условия не способствуют привлечению специалистов, имеющих опыт руководящей работы, к работе в качесттве арбитражных управляющих. Кроме того, обращение за выдачей лицензий каждой категории связано со значительными материальными затратами: за сам факт обращения взимается 3-х кратный минимальный размер оплаты труда, за выдачу лицензии - десятикратный минимальный размер оплаты труда. Каждые три года арбитражные управляющие должны получать новые лицензии, выплачивая названные суммы.

Работа по совершенствованию российского законодательства о несостоятельности (банкротстве) должна обязательно сопровождаться разработкой механизмов реализации соответствующих законоположений.

Препятствует решению основной государственной задачи в области - финансового оздоровления предприятий, являются недостаток правовых возможностей государства влиять на процесс финансового оздоровления предприятий и отсутствие финансовых средств, необходимых для реформирования этих предприятий.

<< | >>
Источник: Найденов, Н.Д.. Инструменты повышения финансовой устойчивости предприятия в условиях его банкротства. - Сыктывкар.- 248с.. 2006

Еще по теме 2.1. Оценка Российского и зарубежного опыта регулирования процедуры банкротства:

  1. Анализ российского и зарубежного опыта социальной рекламы
  2. Сравнительный анализ российского и зарубежного опыта создания и развития индустриальных парков
  3. Возможности использования зарубежного опыта налогового контроля (в частности, США) в Российской Федерации
  4. 2.2.3. Процедуры банкротства: понятие, виды, регулирование
  5. Глава 8. Регулирование заработной платы: российский и зарубежный опыт
  6. Использование зарубежного опыта в России
  7. 9.4. Российский подход к оценке и прогнозированию банкротства
  8. 20.9. ИЗ ОПЫТА ОРГАНИЗАЦИИ БАНКОВСКИХ СИСТЕМ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
  9. 20.9. ИЗ ОПЫТА ОРГАНИЗАЦИИ БАНКОВСКИХ СИСТЕМ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
  10. Процедура банкротства, предупреждение банкротства
  11. 13.3. Исследование и использование опыта функционирования зарубежных депозитарных систем в современной инфраструктуре фондового рынка
  12. Процедуры банкротства
  13. Упрощенная процедура банкротства
  14. Процедуры банкротства