Глава 18 НЬЮ-ЙОРК

— Да брось, Эдуардо. Ты правда боишься, что потребуют документы? В таком-то месте? — Девушка картинно закатила глаза. Эдуардо умолял ее взглядом, но она снова углубилась в коктейльное меню. Марк тоже принялся выбирать эти чертовы напитки. Может, Келли права и никто не спросит у них документов, подтверждающих возраст. Но важно не это: их пофигизм — и ее, и Марка — страшно бесил Эдуардо. И проявлялся он не только в ресторане. С самого начала поездки в Нью-Йорк Марк вел себя так, будто приехал сюда расслабиться и оторваться. Ладно, Келли такое поведение простительно — она оказалась с ними на ужине исключительно потому, что в удачное время приехала навестить маму, которая живет в Квинсе. А Марк?! Он-то, по идее, находится в Нью-Йорке по делам компании! В городе они остановились у приятелей, так что на отель тратиться не пришлось. Но все остальное — дорогу, рестораны, такси — оплачивал Эдуардо. Точнее сказать, эти расходы покрывались со счета Thefacebook, из той стремительно таявшей тысячи долларов, которую Эдуардо внес на счет компании в январе, три с половиной месяца назад. И коль скоро поездка проходила по графе «предпринимательские расходы», Марку следовало бы отнестись к ней серьезнее. Марк, однако, был не склонен корчить из себя бизнесмена. Эдуардо организовал в Нью-Йорке ряд встреч с потенциальными рекламодателями, но толку из них не вышло. Успеху переговоров отнюдь не способствовало то обстоятельство, что их добрую половину Марк просто проспал, а на тех, которые удостоил своим присутствием, молча отсиживался, пока Эдуардо отдувался за двоих. Несмотря на то что на партнеров по переговорам производило впечатление количество зарегистрированных пользователей Thefacebook — по последним данным, их было уже больше семидесяти пяти тысяч, — вкладывать деньги в рекламу на сайте никто не спешил. Интернет-реклама — штука довольно непредсказуемая, да к тому же Эдуардо было трудно втолковать рекламщикам, чем Thefacebook отличается от других сетевых проектов. Они так и не усвоили, что на этом сайте пользователи проводят больше времени, чем на большинстве других. И что большинство однажды зашедших на Thefacebook — 67 процентов — в скором времени снова сюда возвращаются. Возможно, результат не был бы столь плачевным, если бы Марк ответственнее подходил к делу. Вот и сейчас, например, в одном из самых модных нью-йоркских ресторанов он сидел в своем идиотском худи и сандалиях. Допустим, в «66» они встречались не с потенциальным рекламодателем, но ужин тем не менее был деловым, и Марку полезно бы выглядеть соответственно. Надев что-нибудь поприличнее, он не выделялся бы, как белая ворона. Ресторан «66», расположенный на первом этаже Текстайл-Билдинга в Трайбеке, был новым проектом Жан-Жоржа Вонгерихтена и, возможно, лучшим из всех известных Эдуардо китайских заведений. Интерьер ресторана был изысканно минималистичным и подчеркнуто современным: входную дверь укрывала от глаз изогнутая полукругом стеклянная ширма в два человеческих роста, кухню от обеденного зала отделял огромный аквариум, пол был покрыт бамбуковым паркетом, между кожаными диванами — панели матового стекла. Прямо в центре стоял длинный стол на сорок персон, вдоль него протянулась матовая стеклянная стена, за которой мельтешили тени барменов. Несмотря на свисающие с потолка красные шелковые полотнища с иероглифами, кухня в ресторане была, по крайней мере на вкус Эдуардо, скорее не китайская, а фьюжн. Четвертый участник ужина опаздывал, поэтому они уже кое-что заказали: глазированную свинину с луково-имбирным соусом, тартар из тунца, паровую клешню лангуста с имбирем и вином, здоровенные китайские пельмени с креветками и фуа-гра. Подружке Эдуардо ничто из заказанного не приглянулось, она заявила, что подождет десерта — домашнего мороженого. Здесь его подавали в картонных коробочках, в такие китайцы обычно упаковывают еду «навынос». Впрочем, если удастся получить от официанта спиртное, не подтверждая возраст, она была готова обойтись и без десерта. Келли оказалась довольно ветреной особой, но зато стройной и симпатичной, — после того эпизода в туалете общежития Эдуардо сумел сохранить с ней отношения. Элис Марка давно оставила, но ему, похоже, от этого ни тепло ни холодно. В данный момент помыслами Эдуардо не то чтобы всецело владела Келли. Его мысли были заняты человеком, который собирался составить им компанию за ужином. Эдуардо мало знал о Шоне Паркере — а информация, нарытая в Интернете, не слишком радовала. Паркер был деятелем из Кремниевой долины, серийным предпринимателем, с треском вылетевшим из двух крупнейших интернет-компаний. Эдуардо он виделся этаким дикарем, вероятно, даже немного опасным. Он понятия не имел, зачем этому типу понадобилось с ними встречаться и что он от них хотел. Сам Эдуардо не хотел от Паркера ровным счетом ничего. Помяни черта — он и появится. Эдуардо первым заметил Паркера, когда тот выплыл из-за полукруглой стеклянной ширмы. Не заметить его было трудно — он передвигался по ресторану не как все нормальные люди, а на манер мультяшного персонажа, шарахаясь от стенки к стенке, истерично кружа по залу. Казалось, он знал здесь всех и каждого. Он обнял официантку и, не выпуская ее из объятий, поздоровался с девушкой-метрдотелем, потом подошел к одному из столиков, пожал руку мужчине в костюме и, как близкий друг семьи, взъерошил волосы его сыну. Что, черт возьми, это за персонаж? Наконец он подошел к их столику и улыбнулся — в его улыбке было что-то волчье. — Шон Паркер. Ты, наверное, Эдуардо, а ты Келли. А это, разумеется, Марк. Склонившись над столом, Паркер протянул руку Марку. При этом, увидел Эдуардо, у Марка вдруг заалели щеки и загорелись глаза — прямо как у язычника перед идолом. Марк, подумал Эдуардо, поклоняется Шону Паркеру, как божеству. Догадаться об этом Эдуардо мог бы и раньше. Ведь Napster был знаменем компьютерных пиратов, вокруг которого развернулась величайшая в истории пиратства битва. Битву пираты в конце концов проиграли, но важно не это — главное, что Napster до сих пор оставался непревзойденным по масштабам взломом. Паркер в битве выжил, занялся Plaxo и прославился во второй раз. Эдуардо не успел вспомнить, что еще он читал о Паркере в Google, поскольку тот сам пустился рассказывать о себе, едва только уселся рядом с Келли и заказал на всех выпивку, перехватив на бегу официантку, с которой явно успел подружиться в прошлые посещения.
История следовала за историей — Шон оказался совершенно неутомимым рассказчиком. Они узнали от него про сражения за Napster и еще более ожесточенные — за Plaxo, из последних он еле выбрался живым. Он рассказывал обо всем, не стараясь ничего утаить: о Кремниевой долине, о вечеринках в Стэнфорде и в Лос-Анджелесе, о друзьях, которые стали миллиардерами, и о тех, кто к этому пока только стремится. Он рисовал захватывающую картину, а Марк слушал его раскрыв рот. Еще чуть-чуть, казалось Эдуардо, и он бросится покупать билет в Калифорнию. Наконец запас историй временно исчерпался, и Шон задал вопрос о последних успехах их проекта. Эдуардо начал было докладывать, что Thefacebook доступен теперь в двадцати девяти университетах, но Шон прервал его и спросил у Марка, как они добиваются, чтобы к сервису подключались все новые учебные заведения. Эдуардо обиженно умолк, а Марк для примера рассказал о том, как Thefacebook оказался в Бейлоре. Этот маленький техасский университет сначала отказался его к себе пускать, потому что там уже имелась своя внутренняя социальная сеть. Вместо того чтобы переть напролом, они составили список всех университетов и колледжей в радиусе ста миль от Бейлора и внедрили в них Thefacebook. Вскоре бейлорские студенты обнаружили, что все их друзья и знакомые зарегистрированы на этом сайте, и буквально упросили Марка с Эдуардо открыть его и для них. А считаные дни спустя о местной социальной сети Бейлора было забыто. Шон пришел в восторг и, со своей стороны, процитировал пассаж, вычитанный им в университетской газете «Стэнфорд дейли» от 5 марта: «Студенты прогуливают занятия. Не выполняют заданий. Вместо этого они, как завороженные, сидят за компьютерами. Весь кампус поголовно обезумел от Thefacebook.com». Через двадцать четыре часа после того, как это было напечатано, 85 процентов стэнфордских студентов стали пользователями Thefacebook. Марку льстило, что Шон читает материалы о нем, а Шону было приятно найти в Марке своего поклонника. Между ними произошел мгновенный контакт. А с Эдуардо… Нельзя сказать, что Шон намеренно его игнорировал, но Марку он уделял несравненно больше внимания. Может, конечно, все дело в том, что Шон с Марком оба были классными программерами. Но Шон покорил Марка не потому, что был сдвинут на компьютерах. Сдвинут на них он, бесспорно, был, но как-то очень эффектно — как если бы он изображал человека, сдвинутого на компьютерах, в эфире какого-нибудь телевизионного ток-шоу, идущего в прайм-тайм. И дело не только в том, как он одевался, и не в его аффектированных манерах. Шон завладел вниманием всего ресторана, а не только одного их стола. Он показал себя великолепным шоуменом, но при этом отлично разбирался в том, о чем говорит. Ужин продлился недолго, хотя и показался бесконечным Эдуардо, который чуть не захлопал в ладоши, когда Келли наконец принесли ее мороженое. Как только китайская картонная коробочка опустела, Шон мягко настоял, что за всех платит он, и пообещал обязательно встретиться с Марком. Вслед за этим крутящийся дервиш исчез так же молниеносно, как появился. * * * Десять минут спустя Эдуардо ловил такси, стоя рядом с Марком на тротуаре у входа в ресторан. Келли отправилась в бар, где Шон и его подруга встречались с их общими с Келли друзьями. Эдуардо тоже собирался туда, но попозже — ему еще надо было сделать несколько звонков, договориться о новых встречах с рекламщиками. Толку от таких встреч до сих пор было мало, но он не терял надежды. Из-под поднятой руки Эдуардо посмотрел на Марка — у того по-прежнему розовели щеки. Паркера и след простыл, но обаяние его ауры никуда не делось. — Он похож на разносчика, впаривающего всякую туфту. — Эдуардо попытался разогнать овладевшие Марком чары. — Пойми, он серийный предприниматель. Это совсем не то, что нам нужно. Марк молча пожал плечами. Эдуардо нахмурился — его слова услышаны не были. А все потому, что Паркер понравился Марку, с ходу околдовал его. И с этим ничего нельзя было поделать. Но это сейчас не главное, думал Эдуардо. Ведь не то чтобы этот фигляр собирался осчастливить их умопомрачительной суммой — у него, насколько понял Эдуардо, с деньгами так себе. А деньги для сайта нужны позарез. Пользователей становилось все больше, и, соответственно, приходилось наращивать мощность серверов. Кроме того, придется нанять еще двух программистов. Этим двоим они решили присвоить статус стажеров, но какую-никакую зарплату им надо будет платить. По такому случаю завтра они с Марком собирались открыть банковский счет. Эдуардо нашел возможность положить на него десять тысяч долларов. У Марка собственных средств не было, так что в обозримом будущем предприятию оставалось полагаться на деньги Эдуардо. Паркер, по всей видимости, большими инвестиционными возможностями не обладал, зато у него имелись хорошие связи среди венчурных капиталистов. Но тут — в кои-то веки — оказалось кстати равнодушие Марка к деньгам. Для него веб-сайт — это в первую очередь игрушка, в которой все должно прикалывать. А реклама — это не прикольно и не круто. Венчурные инвестиции — тоже. Люди в костюмах и галстуках, люди при деньгах не бывают прикольными по определению. То есть Эдуардо можно было пока не волноваться — в ближайшее время Марк с венчурным капиталом точно связываться не станет. При всем при том Эдуардо не оставляла мысль, что Шон Паркер, несмотря на наличие денежных приятелей, воплощал для Марка саму идею крутого и прикольного. И бразилец всеми силами гнал от себя эту мысль. Все будет хорошо, поводов для беспокойства нет. От сайта народ без ума. Рано или поздно они найдут способ извлекать из него прибыль — и никакой Шон Паркер им для этого не понадобится. Ведь очевидно же, что Паркер не единственный обратил внимание на Thefacebook. Нужно только немного подождать, и у них отбоя не будет от толстосумов, на чьи деньги можно позволить гораздо больше, чем ужин в модном нью-йоркском ресторане.
<< | >>
Источник: Бен Мезрич. Миллиардеры поневоле Альтернативная история создания Facebook. 2011

Еще по теме Глава 18 НЬЮ-ЙОРК:

  1. Международные финансовые центры: Нью-Йорк, Лондон и Токио
  2. § 4. Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 1974 г., в ред. 1980 г.)
  3. 1.5.3. Индекс Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE Index)
  4. Индекс Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE Index)
  5. 5 НЬЮ-ЙОРКСКАЯ ФОНДОВАЯ БИРЖА: ЕЕ ФУНКЦИИ И ИСТОРИЯ
  6. 6 НЬЮ-ЙОРКСКАЯ ФОНДОВАЯ БИРЖА: ЕЕ ОРГАНИЗАЦИЯ И ЧЛЕНЫ
  7. Нью-Йоркская фондовая биржа (НФБ)
  8. Большая охота на буйволов в Нью - Джерси
  9. ИСТОРИЯ НЬЮ-ЙОРКСКОЙ ФОНДОВОЙ БИРЖИ
  10. ФУНКЦИИ НЬЮ-ЙОРКСКОЙ ФОНДОВОЙ БИРЖ
  11. § 1. ТРАНСАКЦИОННЫЕ ИЗДЕРЖКИ НА НЬЮ-ЙОРКСКОЙ ФОНДОВОЙ БИРЖЕ
  12. Еженедельный отчет членов Нью-Йоркской фондовой биржи
  13. Человек из Нью - Джерси продает Бруклинский мост
  14. Акции, котируемые на Нью-Йоркской фондовой бирже
  15. Нью-Йоркская фондовая биржа и общественное мнение Отто Кан
  16. Глава 22. ЭКОНОМЕТРИКА В ПРИМЕНЕНИИ К ИССЛЕДОВАНИЮ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА (глава написана Ричардом М. Гудвином)
  17. Глава 5. Организация как феномен Глава 6. Жизненные стадии и циклы организации
  18. Глава II. ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ Исключена. - Федеральный закон от 31.12.1997 N 157-ФЗ. Глава III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ УСТОЙЧИВОСТИ СТРАХОВЩИКОВ