Глава 23 ХЕНЛИ-ОН-ТЕМЗ

Две секунды. Они определили разницу между чемпионством и забвением, из-за этих секунд братья не увидят своих имен на стене победителей и на наградном кубке, а просто увезут домой ленту за участие и нерадостные воспоминания. Всего две секунды. Тайлер устало склонился вперед, его мозолистые руки безвольно лежали на бесполезных теперь веслах. Лодка-восьмерка продолжала скользить по воде с почти что гоночной скоростью, но гонка уже окончилась. Даже если бы он собственными глазами не видел, как лодка голландцев обошла их на те самые две секунды, исход состязания был бы ясен из криков, раздававшихся с обоих берегов реки. Приветствия в адрес своих друзей и товарищей по команде выкрикивали голландцы, а не кучка американцев, пересекших океан ради того, чтобы поболеть за Тайлера и его брата. В глубине души Тайлер понимал, что участие в Королевской регате в Хенли — уже само по себе огромная честь и опыт, память о котором он сохранит на всю жизнь. Регата проходит ежегодно, начиная с 1839 года, на самой длинной в Англии прямой речной дистанции — на полуторамильном отрезке Темзы в черте средневекового городка Хенли. Этот городишко словно сошел со страниц волшебной, сказки. Здесь во множестве сохранились старинные здания, и все пять дней регаты Тайлер с братом и своими английскими знакомыми, у которых остановились, пробродили по узким улочкам, то и дело заглядывая в пабы, церкви и магазины — чаще всего, разумеется, в пабы. Но в Хенли они приехали отнюдь не за культурным досугом, а для того, чтобы принять участие в Кубке Большого вызова, помериться силами с лучшей командой в мире. Несмотря на то, что выложились они по полной, победа ускользнула из их рук. И все из-за каких-то двух секунд. * * * К тому времени, когда братья выбрались из лодки на причал, где должно было происходить награждение, великосветская публика высыпала из Ложи стюардов — престижных зрительских мест, попасть на которые могут только члены этой самой Ложи и их гости, — и толпилась на причале в ожидании принца Альбера, которому предстояло наградить победителей. Принц оказался ниже ростом, чем ожидал Тайлер, но он все равно был крайне польщен, когда член правящего великокняжеского дома пожал ему руку, обратившись при этом по имени. Обычно обязанность почтить спортсменов выпадала на долю не столь значительных особ королевских кровей, но на сей раз участникам регаты повезло: принц Альбер прибыл из Монако, дабы отдать должное памяти деда, одного из лучших гребцов своего времени. Несмотря на спортивные заслуги, Джека Келли,35как сына каменщика, к участию в Королевской регате в Хенли не допускали, и вот теперь его внук собственным присутствием заглаживал историческую вину перед предком. Но рукопожатие — это все, что досталось Тайлеру и Кэмерону от франтоватого принца. Настоящая награда ушла к голландцам, которые приняли ее с благодарностью. Было больно смотреть на соперников с поднятым кубком над головой, однако Тайлер, как и подобает спортсмену, аплодировал им вместе со всеми. После награждения Тайлер с Кэмероном отправились в Ложу стюардов — нужными для этого пропусками-беджами их снабдили состоявшие в Ложе английские знакомые. Там братья вдоволь налюбовались причудливыми нарядами британских любителей академической гребли: яркими пиджаками и галстуками, длинными струящимися платьями и шляпками, каждая из которых была подлинным произведением искусства. Стоял июль, солнце палило нещадно, но публика в Ложе стюардов словно не замечала жары — возможно, потому, что в ее распоряжении имелись четыре бара, а также укрытые под тентами ресторан и лужайка с чайными принадлежностями. — Всех кубков не возьмешь. Вы, ребята, отлично поработали. И обставили-то вас всего на чуть-чуть! Увидев, что к ним, оставив свою дружескую компанию, направляется отец семейства, у которого они остановились в Хенли, Тайлер выдавил из себя улыбку. Это был полный мужчина пятидесяти с чем-то лет, краснощекий, с толстым курносым носом и глубоко посаженными голубыми глазами. Симпатяга работал адвокатом в Лондоне, до которого от Хенли всего тридцать пять миль, а четверть века назад он выступал за гребную команду Оксфорда. С тех пор не пропускал ни одной Королевской регаты, а в последние лет десять постоянно принимал у себя дома ее американских участников. — Спасибо, — сказал Тайлер насколько мог жизнерадостно. — Попотеть всем пришлось. Но они победили заслуженно. Сильнее выложились. Тайлер не лицемерил. Командные гонки редко кончаются с таким маленьким разрывом — голландцы вырвали у них эти две злосчастные секунды только благодаря воле к победе. — Моя дочка сделала красивые фотографии, — сказал адвокат. — Но, к сожалению, она уже ушла домой. — Может, она пришлет их нам по электронной почте? — вставил свое слово Кэмерон. В этот момент кто-то совершенно незнакомый вручил им по бокалу с теплым пивом.
К манере употреблять пиво теплым привыкнуть было непросто, но братья практиковались в этом с самого приезда в Хенли. — А вы на Thefacebook есть? Тайлер замер с бокалом пива у рта. Сначала он даже решил, что ослышался. Разумеется, в последние месяцы он вдоволь наслушался разговоров об этом проклятом сайте, но никогда до сих пор его название в присутствии Тайлера не произносилось с британским акцентом. Он никак не ожидал, что кто-то упомянет его в средневековом английском городке на Темзе. — Извините? — проговорил Тайлер с запинкой, все еще надеясь, что не так понял собеседника. — Это такой сайт в Интернете. Дочка говорила, что он очень популярен у американских студентов. Она, знаете ли, недавно вернулась из Амхерста, где училась целый год. И теперь проводит на этом сайте прорву времени. Вы ее там легко найдете, свяжетесь, и она пришлет вам фотографии. Тайлер посмотрел на брата. Выражение лица Кэмерона выдавало в точности те же чувства, которые испытывал он сам. Даже здесь, за океаном, в тысячах миль от Гарварда, им рассказывают про Thefacebook. И это при том, что он доступен только студентам американских университетов. Но скольких университетов? Тридцати? Сорока? Пятидесяти? Ничего подобного братьям в дурных снах не снилось. А ConnectU тем временем глухо буксовал. Несмотря на то, что сайт был буквально нашпигован всякими полезными функциями и заработал одновременно во многих университетах, у него не получалось тягаться с Thefacebook. Может, виной тому упущенное преимущество первого хода или же попросту то, что студентам больше нравился Thefacebook… ConnectU же оставался едва заметной точкой на карте социальных сетей. В сравнении с ним Thefacebook был настоящим монстром, Годзиллой, крушащим все на своем пути. Тайлер попытался улыбнуться и продолжить разговор, всячески избегая темы злосчастного сайта, но его мысли упорно возвращались к вопросам, не дававшим ему покоя весь последний месяц. Они с Кэмероном и Дивьей постарались не зацикливаться на злости и обиде, сделали все, что можно было в сложившейся ситуации. Результат оказался нулевым. Они запустили свой сайт, всячески соблазняли пользователей Thefacebook перейти к ним — но все без толку. Студенты хотели регистрироваться на сайте, которым уже пользуются их друзья и знакомые, а не на каком-то другом, никому не известном. Thefacebook был готов растоптать любого соперника. Как это ни обидно, но они потерпели поражение. Администрация Гарварда умывала руки. Марк проигнорировал их мейлы и письмо-предупреждение. Оставался один-единственный способ борьбы. Ларри Саммерс назвал этот способ вслух, но они пока воздерживались от его применения. Из деловой практики отца Тайлер и Кэмерон кое-что знали о судебных исках — бизнесмены с Уолл-стрит шагу не делали без юристов, и братьям были известны многие истории корпоративных тяжб. Они отдавали себе отчет, что любой судебный процесс, вне зависимости от исхода, — штука неприятная и некрасивая. Что подача иска — это средство последней надежды. Но не пришло ли уже время прибегнуть к нему, к средству последней надежды в борьбе с бессовестным типом, вооруженным компьютером и не оставившим им другого выбора? Тайлер понимал, что неприятностями обернется не только сам судебный процесс, — легко было представить, как тяжба будет подана в прессе. Он всегда отличался трезвостью мысли и догадывался, в каком свете газеты выставят братьев, наезжающих на Марка Цукерберга. Да чего тут догадываться — «Гарвард кримсон» уже несколько раз выступала против них, однажды даже наградив прозвищем «неандертальцы». Как потом выяснилось, оно принадлежало перу студентки, которая встречалась с одним из членов «Порселлиан» и все недолгое время их романа посвятила выуживанию из бедняги сведений о «мерзкой сущности» «финальных клубов». Вот с такими журналистами и придется иметь дело, выдвинув иск против Марка Цукерберга. Если бы о их конфликте снимали кино в духе восьмидесятых, Тайлер с Кэмероном были бы назначены «плохими парнями». Одетые в костюмы скелетов, они преследовали бы хорошего Парня-каратиста36на школьных танцах. Они ведь были качками из семьи влиятельных богатеев, а Марк — скромным ботаном-программером, собственными мозгами проложившим себе путь наверх. Ни один журналист не упустит случая живописать классовую битву между детками из состоятельной привилегированной семьи, уверенными, что существующий порядок стоит на страже их прав, и свободолюбивым программистом, вздумавшим нарушить установленные правила. Тайлер отлично понимал, какими убожествами они с братом предстанут на газетных страницах. Но если это даст хоть малейшую надежду на восстановление справедливости — что ж, они готовы напялить на себя костюмы скелетов. Марк Цукерберг просто вынуждает их к этому.
<< | >>
Источник: Бен Мезрич. Миллиардеры поневоле Альтернативная история создания Facebook. 2011

Еще по теме Глава 23 ХЕНЛИ-ОН-ТЕМЗ:

  1. Глава 22. ЭКОНОМЕТРИКА В ПРИМЕНЕНИИ К ИССЛЕДОВАНИЮ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЦИКЛА (глава написана Ричардом М. Гудвином)
  2. Глава 5. Организация как феномен Глава 6. Жизненные стадии и циклы организации
  3. Глава II. ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ Исключена. - Федеральный закон от 31.12.1997 N 157-ФЗ. Глава III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ УСТОЙЧИВОСТИ СТРАХОВЩИКОВ
  4. Глава 7
  5. Глава 6
  6. Глава 5
  7. Глава 4
  8. Глава 2
  9. Глава 3
  10. Глава 1
  11. ГЛАВА II
  12. Глава 3.