Джерри Джексон Японская экономика и кейнсианские заблуждения[§§§] 9-15 ноября 1998 г.

  Кейнсианство чем-то напоминает чудовище Франкенштейна - оно все никак не умрет. Кто-то неизменно вливает в монстра новые силы, позволяющие ему продолжать бесноваться. Профессор Пол Дэвидсон из университета Теннесси утверждает, что вовсе не кейнсианская политика завела Японию в тупик; там ее, оказывается, вообще не применяли (Australian Financial Review, 20/10).
Он заявил, что сокращение налогов действовало меньше года и что в любом случае эта мера приносит результат лишь тогда, когда страна характеризуется высокой склонностью к потреблению, чего в Японии в отличие от Австралии не наблюдается. Стало быть, в Австралии кейнсианская экономическая политика должна подействовать несмотря на ее провал в Японии. Только ничего из этого не выйдет.
Процентные ставки в Японии достигли рекордно низкого уровня, правительство осуществило программу государственных расходов в размере 16 трлн иен, а денежная масса с марта прошлого года увеличилась более чем на 50%. И несмотря на это экономика слабеет, компании разоряются, безработица растет. У кейнсианцев на этот счет имеются не разъяснения, а одни лишь отговорки. Поэтому прежде чем изучить причины, мы обратим свое внимание на склонность к потреблению - излюбленное оправдание кейнсианцев.

Термин «склонность к потреблению» - это всего лишь экстравагантный способ выразить ту сумму, которую люди не сберегают, а тратят немедленно. Например, если этот показатель равен 0,8, значит потребители расходуют 80% своего дохода на потребительские товары, т.е. из каждого доллара, полученного в результате сокращения налогов, 80 центов пойдут на потребление. Кейнсианцы придают этому огромное значение, утверждая, что «чрезмерные» сбережения ввергнут экономику в депрессию. Отсюда делается очевидный вывод, что депрессию можно одолеть путем увеличения потребления и соответственно сокращения сбережений. Но это явный абсурд. Прежде всего читателю следует обратить внимание на то, что согласно данной концепции сбережение трактуется как тезаврирование, тогда как на самом деле это два различных процесса, выполняющих две различных функции. Сберегать означает расходовать. Тот, кто делает сбережения, передает часть своей покупательной способности тому, кто берет в долг. Если заимствованные средства вкладываются в оборудование, они увеличивают национальную структуру капитала. Если они направляются на потребительские расходы, то превращаются в отрицательные сбережения. Таким образом, увеличение сбережений ускоряет экономический рост. Тезаврирование же представляет собой не более чем увеличение остатков наличности.
С этой точки зрения утверждение кейнсианцев о том, что «избыточные» сбережения (при этом они никогда не дают определение слову «избыточный») должны привести к депрессии, равносильно утверждению о том, что «слишком» быстрое накопление капитала неблагоприятно для экономики страны. Действительно, верно, что если все как один вдруг примут решение увеличить остатки наличности, это будет иметь дефляционный эффект. Но при этом необходимо учитывать два момента. Во-первых, даже если что- то подобное и произойдет, то производство и занятость при условии гибкости цен все равно вернутся на прежний
уровень. Во-вторых, резкое увеличение спроса на наличность всегда происходит после кризиса, а не предшествует ему.
Другой важнейший момент, игнорируемый кейнсианцами, заключается в том, что если депрессии начинаются из- за снижения потребительских расходов в пользу сбережений, то тогда стадия потребления структуры производства должна в первую очередь испытывать на себе воздействие от снижения расходов, причем в гораздо большей степени, нежели фирмы в отраслях, производящих товары производственного назначения. Однако опыт показывает, что все происходит с точностью до наоборот - первый удар приходится на стадии, более отдаленные от потребления, а стадии, связанные с потреблением, страдают в последнюю очередь.
Более того, отдаленные стадии всегда страдают сильнее, чем производство потребительских товаров. В отличие от кейнсианцев экономисты австрийской школы знают разгадку этой головоломки.
Искусственное снижение ставки процента побуждает капиталистов из отраслей, производящих капитальные товары, браться за проекты, для реализации которых отсутствует достаточный капитал. Другими словами, для этого не было сделано достаточно сбережений. В конечном итоге этот процесс вызывает кризис и далее депрессию, в ходе которой проекты, не полностью обеспеченные ресурсами (то, что австрийцы называют ошибочными инвестициями [malinvestments]), если не последует вмешательства со стороны государства, будут ликвидированы, и соотношение сбережений и потребления будет восстановлено. Так предельно сжато можно объяснить, почему в ходе депрессии предпринимательские ошибки сконцентрированы в основном в отраслях, производящих инвестиционные, а не потребительские товары. Однако депрессию можно предотвратить, если потребители решат увеличить сбережения до уровня, при котором появилось бы достаточно ресурсов для финансирования ошибочных инвестиционных проектов.

Проблема Японии заключается в том, что она повторяет те же самые ошибки, которые были сделаны еще в 20-х годах, когда экономика страны начиная с 1920 г. переживала период стагнации, пока финансовый кризис 1927 г. не прервал экономический застой. Вместо ликвидации ошибочных вложений они поддерживались с помощью «интенсивной терапии», тем самым сковывая ресурсы и истощая запас сбережений. Именно поэтому рекордно низкие процентные ставки, расширение денежной массы и государственные расходы так и не смогли возродить экономику. Ни одна компания не станет вкладывать свой капитал - какими бы низкими не были процентные ставки - если отсутствуют перспективы получения прибыли. Примерно такая же ситуация сложилась в Америке в 1930-х годах, продлив период Великой депрессии.
Не выдерживают никакой критики утверждения некоторых кейнсианцев о том, что японское правительство, сделав в 1980-х годах ставку не на внутреннее потребление, а на экспортоориентированный рост, тем самым резко ослабило эффективность кейнсианской политики. Во-первых, такого явления, как «экспортоориентированный рост», попросту не существует. Экономический рост определяется накоплением капитала, а этот процесс зависит исключительно от сбережений. Утверждение о том, что политика правительства направила капитал в экспортное производство, равносильно утверждению о том, что правительство неверно направляло инвестиции. Говорить о том, что этот интервенционизм стал формой экономического роста, значит, иметь абсолютно неверное представление о природе роста. При отсутствии государственного вмешательства свободный рынок направил бы инвестиции в производство для внутреннего потребления. Кейнсианцы между тем доказывают, что для экономики страны было бы лучше, если бы японцы не делали этих сбережений, а увеличили бы свои расходы. Как сокращение сбережений в пользу потребления должно повысить будущий уровень жизни, если этот уровень зави
сит от накопления капитала, которое, как мы уже отметили, может осуществляться только за счет сбережений - это вопрос, на который кейнсианцев следует заставить дать развернутый публичный ответ.
К сожалению, кейнсианское экономическое учение, судя по всему, уже приобрело характерные черты идеологии, и, стало быть, как все идеологии, оно исключает, что какие- либо противоположные взгляды могут оказаться верными. Такая позиция может являться вполне комфортной для кейнсианцев, но всем остальным она приносит только вред.
<< | >>
Источник: А. В Куряев. Маэстро бума. Уроки Японии. 2003

Еще по теме Джерри Джексон Японская экономика и кейнсианские заблуждения[§§§] 9-15 ноября 1998 г.:

  1. Джерри Джексон Японская экономика и не усвоенный урок 20-х годов[‡‡‡] 5-11 октября 1998 г.
  2. Джеффри Хербенер Прощай, японское «чудо» Ноябрь 1995 г
  3. Закон РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (с изменениями от 31 декабря 1997 г., 20 ноября 1999 г., 21 марта, 25 апреля 2002 г.)
  4. ИЗМЕНЕНИЯ НЕСКОРРЕКТИРОВАННОЙ ДЕНЕЖНОЙ БАЗЫ (НОЯБРЬ 1985 ГОДА — НОЯБРЬ 1986 ГОДА)
  5. Н.А. Сафронов. Экономика предприятия: Учебник. - М.: «Юристъ»,. - 584 с., 1998
  6. 5.3. Слабости японской экономики
  7. ЛОКОМОТИВЫ ЯПОНСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  8. Метод Джексона
  9. Фрэнк Шостак Может ли денежная эмиссия оживить японскую экономику? 8-14 марта 1999 г.
  10. Кейнсианская модель государственного регулирования рыночной экономики
  11. 6.4. ОСНОВЫ МОНЕТАРНОЙ ПОЛИТИКИ. МОНЕТАРИСТСКАЯ И КЕЙНСИАНСКАЯ КОНЦЕПЦИИ РОЛИ ДЕНЕГ В ЭКОНОМИКЕ
  12. УПРОЩЕННАЯ КЕЙНСИАНСКАЯ МОДЕЛЬ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КЕЙНСИАНСКОЙ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ
  13. Часть V Заблуждения науки
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика сельского хозяйства - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -