загрузка...

11.2. Расширение Евросоюза: сценарий, проблемы, последствия

В то время как мировая экономика замедляет темпы роста, страны ЦВЕ вполне успешно противостоят наступлению глобальной рецессии. Об этом свидетельствуют данные за первые шесть месяцев 2001 г. Производство продолжает расти (причем довольно высокими темпами), безработица сокращается, инфляция снижается, начинается укрепление национальных валют, а экспорт все увеличивается. По прогнозу британского исследовательского центра Economist Intelligence Unit, рост 10 стран Центральной Европы составит в нынешнем году 3,5%, что лишь на 0,2 процентного пункта меньше уровня прошлого года. Для экономик ЕС прогноз экономического роста куда менее оптимистичен – всего 2% (в 2000 г. – 3,4%).

Как считают аналитики EIU, именно сложный процесс перехода к рыночной экономике, чреватый постоянной возможностью создания кризисных ситуаций, дал странам региона возможность вполне успешно противостоять глобальной рецессии. Устойчивость экономического роста во многом объясняется восстановлением национальных рынков: рост реальных доходов населения создает спрос на продукцию местных производителей. Хотя последние и вынуждены сталкиваться с ростом стоимости труда, это не вызывает серьезных проблем благодаря повсеместному росту производительности. Как считает британский экономист Питер Дикен, ситуация в Восточной Европе сейчас во многом напоминает 50-е и 60-е годы в западных экономиках, где рост производства базировался на параллельном росте производительности и заработных плат. Даже в условиях довольно высокой зависимости экономик региона от внешних рынков устойчивый рост национального потребления оказался весьма успешным способом борьбы с наступающим спадом.

На рубеже ХХ1 в. Европейский союз вступил в новый, беспрецедентный этап своего расширения. Число его членов за счет государств Центральной и Восточной Европы намечается довести с 15 до 26.

Шагая на Восток, ЕС заметно наращивает свой ресурсный потенциал (территорию – на 34%, население – на 29%), превращается в крупнейший в мире рынок с 500 млн. потребителей, сохраняет пространственную динамику интеграции. Политически складывается гегемония Евросоюза на основной части территории Европы, что придает ему уже совершенно иной международный вес, статус и позиции. Сторонники расширения надеются, что в новом формате он будет гораздо активнее участвовать в принятии глобальных решений, укрепит свои позиции в ВТО, МВФ, ОЭСР и НАТО, станет признанным лидером в том, что касается моделей интеграции и в развитии современного международного права.

Принятие десяти новых членов с совершенно иными социально-экономическими и экологическими характеристиками, с глубокими межнациональными и межгосударственными противоречиями не будет безболезненным как для Евросоюза, так и для «новичков». Несомненно, что расширение интеграции несет плюсы и минусы и тем, кто открывает двери, и тем, кто входит в них. Претенденты рассматривают свое вступление в ЕС как золотой ключик в царство процветающего Запада. Их экономика получит финансовые вливания, современные технологии и новые профессии, выгоды от установления единой валютной системы, помощь отсталым районам, доступ на рынки ЕС и в перспективе единую внешнеторговую политику, а также уменьшит опасность военных конфликтов в регионе.

На Западе отношение к приему новых членов противоречиво. Богатые страны, особенно Германия, мощные корпорации ожидают получить беспошлинный доступ к новым рынкам, а их предприятия в странах ЦВЕ – более дешевую рабочую силу и выгоды географического положения. Менее богатые страны опасаются, что будут урезаны финансы из общего бюджета ЕС, направляемые ныне на подъем их хозяйства.

Однако несомненно, что развитие интеграционных процессов является источником ускорения экономического прогресса всех входящих в объединение стран.

На присоединение к ЕС претендуют Болгария, Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия и Эстония43. Их прием обусловлен четырьмя критериями:

А) стабильность функционирования национальных институтов, обеспечивающих демократию, верховенство закона, права человека и защиту интересов национальных меньшинств;

Б) наличие сложившейся и функционирующей рыночной экономики;

В) способность конкурировать и выдержать давление рыночных сил на внутреннем рынке Евросоюза;

Г) готовность принять на себя в полном объеме обязательства, связанные с членством в ЕС.

По оценкам ЕК, из всех перечисленных государств таким критериям пока ни одно не соответствует полностью. Поэтому сам процесс присоединения намечается совместить с интенсивной подготовкой к будущему членству. Для каждой из этих стран Совет ЕС разработал индивидуальную «стратегию присоединения» с выделением приоритетов, конкретных действий и сроков их осуществления, в т.ч. в сфере формирования рыночной экономики, демократического правопорядка, совершенствования органов управления, борьбы с преступностью, социальной и региональной политики, политики в ряде ключевых отраслей хозяйства (энергетика, агробизнес, транспорт) и т.п.

В отношении стран ЦВЕ вполне оправдано применении концепции «разных скоростей» ввиду слишком различного уровня их экономического развития. Это означает неторопливый подход к их приему в ЕС. Политика Союза в регионе рассчитана на длительную перспективу и будет проводиться дифференцированно – в зависимости от степени близости той или иной страны к западноевропейской интеграции и созданной более или менее единой для всех членов ЕС социально-экономической и политической модели. Уже в начале пути произошло деление претендентов на членство в Союзе на две группы стран: те, что связаны с ЕС соглашениями об ассоциации, и те, что вынуждены были довольствоваться соглашениями о сотрудничестве.

По степени относительной готовности к членству указанные государства на базе тех же оценок ЕК разделены на две группы – начавшие непосредственные индивидуальные переговоры о присоединении с 30 марта 1998 г. (Венгрия, Польша, Словения, Чехия, Эстония) и остальные, находящиеся под наблюдением специальной Европейской конференции, регулярно собирающейся для обсуждения и решения текущих проблем расширения. Подготовка стран-кандидатов к вступлению может частично финансироваться из средств ЕС, но лишь при условии аккуратного выполнения ими своих предвступительных обязательств.

Что касается критериев относительно демократического строя и правового государства, то наибольшие шансы на прием в ЕС имеют четыре страны – Польша, Чехия, Словения и Венгрия. Успешно проходит в этих странах также структурная перестройка экономики и создание функционирующего рыночного хозяйства.

Более отдаленны перспективы вступления в Союз остальных шести государств ЦВЕ. В отношении Словакии все еще существуют опасения в демократичности ее государственного строя. Румыния и Болгария остаются экономически отсталыми странами. Кроме того, нынешняя политическая и экономическая нестабильность в Болгарии вряд ли допускает ее прием в ЕС в обозримом будущем. В Румынии после недавней смены правительства вырисовывается перспектива нового экономического и политического курса, однако время покажет, насколько последовательно будут проводиться реформы. Что касается стран Балтии, то при всех экономических успехах им далеко до решения проблем русскоязычного меньшинства.

С учетом данного сценария ожидается, что фактическое расширение ЕС за счет отдельных, наиболее подготовленных стран-претендентов может начаться примерно с 2003-2004 гг. Впрочем, многие эксперты скептически относятся к достоверности этой даты, считая данный сценарий недостаточно продуманным и излишне поспешным44. При этом вхождение новых членов в ЕС будет происходить не коллективно, а индивидуально, с вероятными ограничениями прав в сфере аграрной, региональной, экологической, валютной и внешнеторговой политики, в области свободного передвижения населения и т.п. Добавим еще приблизительно двухлетний период ратификации минимум двадцатью национальными парламентами, а также Европарламентом.

Очевидной проблемой для Евросоюза прежде всего является то, что его экономические выгоды от расширения пока потенциальны, а сам прирост ресурсов сводится в основном к земельным и людским. Имея 100 млн. жителей, страны-претенденты увеличивают ВНП ЕС всего на 5%. Это, во-первых, гораздо меньше, чем при любом из предыдущих расширений, а, во-вторых, заметно снижает показатели развития по Евросоюзу в целом (см. табл. 15). Наконец, практически все они находились в последние годы в состоянии экономического кризиса.

Таблица 15

Экономические последствия отдельных волн расширения ЕС,

(%)

Территория Население ВНП Душевой ВНП

(по ЕС в целом) ВНП

(ЕС-6 =100) С 6 до 9 стран +31 +32 +29 -3 97 С 9 до 12 +48 +22 +15 -6 91 С 12 до 15 +43 +11 +8 -3 89 С 15 до 26 +34 +29 +5 -16 75

Разительна и внутренняя дифференциация среди претендентов, чей душевой ВНП, составляя в среднем 32% от среднего по ЕС, колеблется от 59% (Словения) до всего 18% (Латвия), то есть в пропорции 1:3,2 против 1:1,26 между нынешним ЕС-15. Тем самым внутри интеграционного пространства Евросоюза возникает конгломерат бедных и богатых стран, свой восточноевропейский Третий мир.

Более того, внутри каждой из стран-претендентов существует своя региональная дифференциация. Например, если в Чехии среднедушевой ВНП составляет 49,2%, аналогичного показателям по ЕС-15, а в Праге даже 74,8%, то в Центральной Богемии всего 42,8%. Тот же показатель в Польше составляет (%) 27,3 (в Варшаве – 46,2 и в околоваршавском районе – 26, в Венгрии – 34,8, в Будапеште – 62, и на Северо-Востоке – 23,8). Таким образом, в расширяющемся ЕС резко обостряются еще и межрегиональные проблемы развития.

Наконец, к ЕС присоединяются в основном малые страны со структурой экономики, перегруженной тяжелой и горной промышленностью и обширным массивом застойного сельского хозяйства, требующими коренной модернизации. В них далеко не завершены рыночные реформы, в т.ч. приватизация. На региональные проблемы развития накладываются еще и этнические, ибо нацменьшинства составляют 13% населения Румынии, 14 – Болгарии, 18 – Словакии, не говоря уже о Прибалтике.

По оценкам ЕК, в этих странах сохраняется малоэффективная администрация и судебная система, проблемами остаются слабое соблюдение законов, преступность, состояние окружающей среды, поддержание социальных стандартов жизни населения. В итоге даже для относительно более развитой Венгрии в ее программу подготовки к членству КЕС включено 88 серьезных нерешенных задач, Чехии – 90, Словакии – 98, у большинства остальных претендентов число этих проблем превышает сотню.

В еще меньшей степени эти страны готовы присоединиться к валютному союзу ЕС и единой валюте евро, что потребовало бы от них на порядок большей стабильности государственных финансов. Поэтому в расширяющемся ЕС неизбежно размежевание на внутреннее ядро государств, перешедших к новой валюте, и обширную и нестабильную валютно-финансовую периферию. Это, в свою очередь, лишает завершенности и сам внутренний рынок Сообщества. Не случайно у идеологов европейской интеграции есть серьезные опасения, что экспансия ЕС вширь будет происходить за счет и во вред развитию вглубь, и по этому поводу в Евросоюзе происходят самые острые дебаты.

Очевидно и то, что страны-претенденты самостоятельно не в состоянии преодолеть в обозримом будущем свое отставание ни в развитии, ни в зрелости рынка и структуре хозяйства. Евросоюз еще долго будет иметь дело с государствами клиентского типа, активно претендующими на регулярное перераспределение в их пользу ресурсов Сообщества. Число жителей территорий, которые по современным стандартам ЕС могут претендовать на помощь из его бюджета, возрастает после расширения со 185 млн. человек до 291 млн. человек, или с 50 до 61% всего населения ЕС. Потому еще до начала расширения в ЕС решено завершить радикальную реформу бюджетной, региональной и аграрной политики, заметно снизив связанные с ними бюджетные трансферты. В опережающем расширение порядке к 2003 г. будет введено евро. Наконец, потолок бюджета ЕС для гарантий от его расширительного раздувания обозначен на период до 2006 г. на уровне 1,27% совокупного ВНП ЕС, а вся возможная помощь странам-претендентам – не более чем 4% ВНП каждой из них.

Но с учетом всего этого на реализацию идеи расширения до 2006 г. от ЕС потребуется около 75 млрд. евро, в т.ч. 21 млрд. на содействие программам предприсоединения и 54 млрд. – на различные формы помощи новым странам-членам в первые годы пребывания в ЕС. Иными словами, их членство станет для ЕС еще более обременительным, чем присоединение, а в сопоставлении с ассигнуемым на это долям ВНП планируемое расширение обойдется ЕС примерно вдвое дороже, чем в свое время США «план Маршалла».

В итоге, становясь обширнее, ЕС станет беднее. Уже сейчас число направлений структурной политики ЕК предполагает сократить с нынешних 7 до 3; долю населения ЕС, пользующегося льготами в развитии с 51 до 35-45%; ужмется и общая централизованная помощь из Брюсселя на цели развития в расчете на душу населения. Целые географические районы ЕС-15 лишатся прежних льгот (например, Лиссабон, Валенсия, Корсика, Валансьен, Сардиния, бельгийская Эно, горная и островная Шотландия, голландский Флеволанд, Ольстер, вся Ирландия), а Испания вообще превратится из страны бенефициара бюджета ЕС в его чистого донора45.

Движение интеграции на восток скорее вызвано политическими и военно-стратегическими мотивами, нежели экономической целесообразностью. «Расширение, - гласят документы Европарламента, - это прежде всего политическая цель, политическая важность вопроса далеко превосходит вкладываемые в это финансовые средства» и потому «следует со всей решительностью подчеркнуть, что проблеме цены расширения ни в коем случае не должно быть позволено взять верх над связанными с ним принципиальными политическими соображениями».

Иными словами, за расширением стоит открытое стремление к переделу бесхозного наследства, оставшегося в Европе от социалистического лагеря, в условиях взаимного отчуждения между странами ЦВЕ и Россией. В самих странах ЦВЕ главным смыслом «бархатных революций» было освобождение от зависимости восточного соседа, какая бы система там ни была. Вхождение в ЕС под лозунгом «назад в Европу» рассматривается ими как важнейшая стратегическая задача. Вместе с тем внутри ЕС есть своя оппозиция расширению, которое лишь обострит в Евросоюзе трения между Севером и Югом, городом и деревней, равно как и между сторонниками интеграции преимущественно вглубь и преимущественно вширь.

Осознает связанные с этим вопросом угрозы и население ЕС в целом. Как показывают опросы, оно хотело бы скорее видеть среди кандидатов в Евросоюз Швейцарию (77% опрошенных), Норвегию (69), Исландию (50), Мальту (49) и даже Турцию (32%), но только не своих восточных соседей, причем, прежде всего из-за боязни увеличения безработицы и ухудшения соцобеспечения (50%), роста преступности (65%) и т.д.

Не однороден во взглядах на этот вопрос предпринимательский блок. Крупный бизнес и банки активно готовятся к освоению этих рынков, к извлечению выгоды от использования дешевого труда и сырья присоединяющихся стран и от участия в местной приватизации. На вытеснение их малопродуктивных мелких ферм рассчитывают также агробизнес и крупные сельхозкооперативы ЕС. Наоборот, в низкотехнологичных отраслях (сталь, химикаты, текстиль) фирмы ЕС опасаются так называемого «социального демпинга», т.е. дешевых товаров с Востока. Не желает делить свои субсидии с «пришельцами» и блок мелкого и среднего фермерства. У них вызывает сильное беспокойство перспектива соревнования с аграрным производством Центральной и Восточной Европы, называвшейся когда-то «хлебной корзиной Европы».

Недовольство присоединением сильнее всего чувствуется на юге ЕС, относительно отстающем в своем развитии. По мере перехода от деклараций к действиям все это грозит немалыми конфликтами. Идея «Европы разных скоростей» фактически делит страны на первую и вторую категории. Кроме того, непросто складываются отношения Польши, Чехии и Словакии с ФРГ, а Словении с Италией.

В целом совокупный ВВП десяти стран ЦВЕ на душу населения составляет только 13% от уровня Евросоюза, средний уровень жизни в странах региона намного ниже не только среднего по ЕС, но и Греции, Испании и Португалии.

Расширение европейской интеграции на восток требует урегулирования финансовых проблем, в противном случае цена финансовой поддержки претендентов может оказаться непомерно высокой, что угрожает оттянуть их вступление в Союз на неопределенный срок.

Разброс оценок затрат общесоюзного бюджета очень велик, но даже небольшое увеличение бюджета Евросоюза дается ему с большим трудом.

К тому же есть ряд таких труднопредсказуемых факторов, как прогноз экономического развития не только стран ЦВЕ, но и самого Союза. Величина возможных расходов определяется тремя важнейшими факторами: -

сроками фактического вступления стран ЦВЕ в ЕС; -

числом и составом вступающих членов; -

способностью ЕС осуществить радикальные реформы в наиболее дорогостоящих статьях расходов. Такими статьями являются единая аграрная политика – ЕАП и региональная политика Евросоюза, которые в совокупности «съедают» более 80% бюджета ЕС (1,2% совокупного ВВП 15 стран ЕС).

В области сельского хозяйства всеобщая интеграция предполагает достижение полного единства цен, размеров компенсационных выплат, норм вывода земель из оборота и квот на отдельные виды продукции, которой производится в ЕС слишком много. Даже прием в Союз Австрии, Швеции и Финляндии с их небольшим, но высокоразвитым сельским хозяйством вызвал трения по этому вопросу.

Основные препятствия аграрной интеграции со странами ЦВЕ: -

во-первых, низкая производительность аграрного сектора: посевная площадь нынешних десяти стран-кандидатов составляет 44% от аналогичного показателя ЕС, при этом численность занятых в сельском хозяйстве достигает 9,5 млн., или 26,7% общего числа занятых, против 8,2 млн. и 5,7% соответственно в ЕС; фактический же объем аграрной продукции ЦВЕ равен всего 7% от уровня Союза; -

во-вторых, отсутствие или слишком медленное становление надлежащего порядка в землепользовании и передаче прав собственности на землю. -

в-третьих, сложность ситуации, в которой оказалось сельское хозяйство стран ЦВЕ в результате ликвидации крупных колхозов или их превращение в кооперативы. Приватизация в сельском хозяйстве уже создала здесь на месте госхозяйств со средним размером 5-7 тыс. га и кооперативов (около 2 тыс. га) 9,5 млн. мелких частных ферм средним размером (без Чехии) в 3 га. Однако, например, в Польше, по официальным оценкам, из 1,5 млн. таких ферм в условиях ЕС выживет едва 1/3. За этим последовали рост цен и падение спроса так же, как изменение в структуре потребления продовольствия; -

в-четвертых, невозможность распространения финансовых льгот ЕАП на страны ЦВЕ: фермерское население ЕС оберегается всем обществом. Его достаток, как и низкие цены на продукцию села искусственно поддерживаются Союзом, который ограждает рынок от более дешевых импортных продуктов, в том числе из стран ЦВЕ, скупает и хранит излишки в случае перепроизводства, возмещает убытки от неурожаев, регулирует структуру производства, поощряет отказ от возделывания менее продуктивных земель, а также экологические мероприятия фермеров и т.п.

Понятно поэтому, что чем ниже душевой доход, чем больше численность занятых в сельском хозяйстве и чем более важную роль играет аграрный сектор в тех или иных странах ЦВЕ, тем большей будет их потребность в субсидиях при сохранении существующей дотационной политики ЕС.

Другая статья расходов союзного бюджета, которую также нельзя будет распространить на будущих членов в ее нынешнем виде – это ассигнования на региональную политику, на поддержку отстающих регионов и стран с более низким уровнем среднедушевого дохода. Фондами пользуются прежде всего Испания, Греция, Португалия и Ирландия, а также восточные земли Германии. Однако даже самая богатая из стран ЦВЕ – Словения – отстает по этому показателю от самой бедной в ЕС Греции. Таким образом, все 10 стран ЦВЕ должны будут получать помощь из структурных фондов.

Если ЕС будет относиться к будущим членам Союза как к Греции и Португалии, то расходы на региональную политику придется увеличить в 1,7 раза. Увеличить налоги с граждан ЕС нереально, поэтому остается «снять с довольствия» тех, кому платят сегодня. Таким образом, прием новых членов сильно ударит по карману Греции, Португалии и Испании, которые, в свою очередь, пригрозили заблокировать принятие стран ЦВЕ, если им закроют доступ к структурным фондам. Кроме того, вступление в ЕС новых бедных стран может настолько снизить уровень среднедушевого дохода по ЕС, что доходы некоторых районов Италии, Испании и Ирландии, а также Лиссабона в Португалии превысят тот потолок доходов, выше которого средства из структурных фондов ЕС уже не выплачиваются или выплачиваются в гораздо меньших размерах.

Следовательно, расширение ЕС может поставить под угрозу уже достигнутое, особенно в области ЕАП и структурной региональной политики. Если ЕС найдет в себе силы для их пересмотра, то расходы могут быть не выше 10 млрд. экю, т.е. при принятии соответствующих мер расширение ЕС вполне можно будет профинансировать.

Кроме того, оценки возможного роста ассигнований исходят из современного уровня среднедушевых доходов стран ЦВЕ. Однако, по расчетам Венского института сравнительной статистики, к 2010 г. некоторые из «новичков» могут догнать наименее развитые страны Союза. Если взять за основу наиболее вероятное предположение, что экономика реформируемых стран ЦВЕ в обозримом будущем будет расти вдвое быстрее, чем экономика ЕС (4% против 2% в год), то Словения уже к 2003 г. достигнет подушевого дохода Греции, а Чехия заметно сократит разрыв по отношению к этой наиболее бедной стране ЕС (см. табл. 16).

Таблица 16

Сценарии сближения: ВВП на душу населения

в отдельных странах ЦВЕ и ЕС ( % от среднего уровня в ЕС = 100)

Страны 1995 2003 2005 2010 При приросте ВВП 3%46 Ирландия 90 94 96 99 Португалия 67 71 72 74 Испания 76 80 81 84 Греция 63 66 67 69 При приросте ВВП 4% Словения 59 66 68 74 Чехия 55 59 61 67 Словакия 41 46 48 52 Венгрия 37 41 43 46 Польша 31 35 36 39 Болгария 24 27 28 31 Румыния 24 27 28 30 Литва 24 … … … Эстония 23 … … … Латвия 18 … … …

Если же принять во внимание, что в большинстве реформируемых стран существует значительная теневая экономика (в Венгрии, например, около 30% ВВП), постепенная легализация которой также статистически повышает уровень благосостояния, то различия в доходах между претендентами и членами ЕС к моменту фактического вступления их в Союз существенно сократятся и, следовательно, потребность в финансировании уменьшится.

Одна из важнейших задач европейской интеграции – поддержка мелких и средних предприятий (МСП). Эти предприятия обладают большей гибкостью и капиталовооруженностью, нежели крупные предприятия. Крупным фирмам труднее приспособиться к быстрым темпам экономических перемен и рыночного спроса из-за величины и сложности структур. Напротив, мелкие и средние в состоянии быстрее перестроиться к изменившимся нуждам потребителей и требованиям заказчиков.

Недостаток капиталов – главное препятствие при создании крупных предприятий, хотя и МСП зачастую приходится сталкиваться с серьезными проблемами в изыскании необходимых средств.

Очевидно, поэтому в наиболее быстро развивающихся странах – кандидатах в ЕС МСП поставляют сегодня от 38 до 65% ВВП. Их можно разделить на три основные группы: микропредприятия с числом занятых до 10 человек, малые – от 11 до 100 занятых и средние – до 500. От 93 до 97% МСП относятся к первым двум группам (в Венгрии – 96%, Словении и Болгарии – по 31%). Значение МСП растет.

Пространственное размещение МСП почти во всех рассматриваемых странах примерно соответствует одной схеме. Больше всего таких предприятий в столицах; высока их концентрация в приграничных районах и городах, находящихся на важных транспортных магистралях, а также в торговых центрах. В то же время в сельской местности и регионах, располагающих промышленными комплексами, унаследованными от социалистической эпохи, их немного. Что касается распределения МСП по отраслям, то основная их часть сосредоточена в торговле и сфере услуг, хотя растет число МСП в строительстве и промышленности. Несколько иначе обстоит дело в Польше, где 26,5% МСП занимается оказанием услуг, 24% - производством, 17% - строительством и 14,5% - торговлей. В Венгрии почти треть МСП работает с недвижимостью.

Перспективы развития малого и среднего бизнеса в странах ЦВЕ будут зависеть от успешного преодоления бюрократических препятствий, а проблемы все больше будут напоминать западноевропейские, если не считать специфичной для этого региона Европы нехватки финансовых средств.

В ЕС МСП доминируют в экономике южных стран. Тогда как крупные ТНК сосредоточены в основном в ФРГ, Нидерландах, Люксембурге, Италии, Австрии. В 1995 г. в ФРГ и Италии было сосредоточено 75% из 50 крупнейших западноевропейских концернов.

Энергетическая политика. Большая и сложная область интеграции – координация энергетической политики, гармонизация национальных энергетических программ наталкивается на различия в самообеспеченности отдельных стран источниками энергии и сырья. Выделим ряд основных проблем энергетической политики ЕС, которые имеют региональный аспект и таким образом попадают в сферу активной политики ЕС.

Во-первых, кризис угледобывающей промышленности, поскольку непродуктивные месторождения находятся, как правило, в старопромышленных депрессивных районах; во-вторых, сильная зависимость островных территорий от импорта энергоносителей, причем это относится как к «богатым», так и к «бедным» странам. В целом Южная Европа и островные районы более уязвимы в области энергетики. Региональная энергетическая политика заключается не только в предоставлении этим районам мощных инвестиций, но в первую очередь имеет целью стимулирование их собственного потенциала и рационального использования местной энергетической базы.

В странах ЦВЕ энергетика более всех других отраслей промышленности нуждается в реформе, хотя провести ее будет особенно трудно. В большинстве стран существует избыток энергетических мощностей при устаревшем оборудовании. Эффективность составляет не более 30% от западных стандартов. Особенно это касается ТЭС, работающих на угле и лигните. Устарели оборудование передающих и распределительных систем. Потери только в распределительной сети составляют 10% выработки электроэнергии, а иногда 15-20%. Требуется реформа тарифов и отпускных цен на энергоносители. В Западной Европе и в Северной Америке тарифы на электроэнергию, например, для промышленных предприятий составляют 45-55% тарифов электроэнергии, используемой на бытовые нужды.

По уровню потребления электроэнергии на душу населения регион ЦВЕ отстает от промышленно развитых стран.

Характерной чертой развития топливно-энергетического комплекса стран ЦВЕ последних десятилетий является ускоренных рост выработки электроэнергии по сравнению с увеличением производства и потребления первичных энергоносителей. В результате все большая доля энергоресурсов используется для выработки электроэнергии. Однако эта доля (25%) все еще ниже, чем в развитых странах Запада (35-40%).

Экологические аспекты. В отличие от военно-стратегического или территориального суверенитета, понятия «экологический суверенитет» не существует. Поэтому одно из необходимых условий вступления ЦВЕ в ЕС – приведение состояния окружающей среды в соответствие с требованиями, действующими в ЕС.

Экологическая политика Союза получила полные права с подписанием в 1987 г. Единого европейского пакта. Практическая деятельность ЕС в области охраны среды заключается, в частности, в издании рекомендаций, нормативов и директив, а также в использовании налоговой политики и штрафных санкций. Они касаются не только таких крупных проблем, как, например, кислотные осадки и автомобильные выбросы, но и сравнительно частных задач, например, уровня шума бытовой техники. Разработаны важные стандарты содержания в атмосфере сернистого ангидрида, окиси азота и свинца, выбросов в воздух вредных веществ конкретными производствами; качества воды для питья, купания и рыбной ловли; содержания в стоках ртути, кадмия и химикатов; перевозку и хранение твердых бытовых отходов и радиоактивных веществ и т.п.

С 1985 г. в ЕС существует директива об экологической экспертизе, основанная в значительной степени на американском опыте, а с 1988 г. выделены объекты различных отраслей, которые должны в обязательном порядке проходить экологическую экспертизу.

Более 10 лет диалога, переговоров и совместных действий стран ЕС принесли плоды. К примеру, значительно снижен уровень выбросов, в т.ч. автотранспортом и промышленными предприятиями, завершена крупная программа по восстановлению лесов в Средиземноморье; в Рейне появился лосось. Хотя в целом ЕС еще далек от решения многих экологических проблем, к тому же возникают и новые.

В последние годы европейцы все чаще называют одной из главных экологических проблем шум. По оценкам экспертов, около 80 млн. жителей Западной Европы живут в постоянном грохоте промышленных предприятий, улиц и аэродромов, и еще примерно 170 млн. человек находятся в так называемых «серых зонах», где шум смолкает только ночью. Союз уже принял ряд мер по снижению зашумленности на отдельных видах транспорта, однако тише не стало, т.к. одновременно в несколько раз выросло число автомобилей на дорогах.

Окружающая среда в регионе ЦВЕ находится в угрожающем состоянии, а экологическая политика менее эффективна, чем даже в самых неблагополучных с этой точки зрения периферийных районах ЕС: грязная питьевая вода, неочищенные стоки, горы непереработанного мусора, загазованность и т.п. Воды в устье Дуная – самые грязные в Европе, а ведь в 70-х гг. Рейн был более загрязнен, чем Дунай. В бассейне Дуная находится свыше трех десятков средних и крупных предприятий, но только треть из них имеет современные установки для очистки сточных вод. Перевозки грузов по реке возросли за последние 30 лет более чем в 10 раз.

В настоящее время ЕС предоставляет своим будущим членам на экологическое оздоровление по 140 млн. экю в год, и эту сумму предполагается увеличить до 1 млрд. экю в год на период с 2000 по 2006 г. Тем не менее основное бремя расходов будет возложено на сами страны ЦВЕ, затраты которых будут составлять 2-5% их ВВП. В абсолютных цифрах наибольшие суммы придется потратить полякам – 35 млрд. экю (или 927 экю в расчете на душу населения). В относительных цифрах экологическая политика дороже всех обойдется Чехии и Венгрии – по 1407 и 1306 экю на душу населения соответственно.

Одна из первоочередных задач укрепления европейской интеграции – создание единой транспортной системы. Исторически внутренние транспортные системы в Европе сложились так, что не соответствовали друг другу. Поэтому создание единой внутриконтинентальной транспортной системы потребовало унификации технических стандартов и нормативов – соответствия национальных транспортных систем общим правилам и, соответственно крупных капиталовложений. На территории Союза практически не осталось районов с плохо развитой транспортной сетью.

Дальнейшему развитию международной транспортной сети будет способствовать реализации 14 крупных приоритетных проектов реорганизации транспортной инфраструктуры на территории Европы, которые превратят транспортную сеть континента в взаимосвязанную общеевропейскую транспортную систему вместо чисто национальных или даже внутрисоюзных транспортных сетей.

Однако сегодня ограничения на расходы в бюджетах стран – членов ЕС особенно строги, т.к. каждая из них стремится выполнить критерии членства в валютном союзе, в связи с чем, очевидно, основные проекты транспортной инфраструктуры будут отложены. Но Европа не может себе этого позволить – заторы на магистралях слишком велики, особенно в городских и промышленных зонах, пробки на основных магистралях растягиваются на многие километры. Если существующие тенденции в грузоперевозках сохранятся, то в ближайшие 15-20 лет транспортные потоки удвоятся. При этом водный и железнодорожный транспорт не используются на полную мощность, задержки гражданской авиации растут, а автомобильные и железные дороги в странах ЦВЕ почти доисторические.

<< | >>
Источник: Громыко В.В., Окрут З.М.. Конспект лекций по темам курса «Фундаментальные проблемы развития экономики ЕС».. 2010

Еще по теме 11.2. Расширение Евросоюза: сценарий, проблемы, последствия:

  1. Сценарии и последствия глобальных трансформаций
  2. Инерционный сценарий и его последствия
  3. Сценарий решения продовольственной проблемы
  4. ФИНАНСОВЫЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ И ПРОБЛЕМА ЧРЕЗМЕРНОГО РАСШИРЕНИЯ БИЗНЕСА[I] (ДЕФИЦИТ ФИНАНСИРОВАНИЯ)
  5. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ: РЕАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  6. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ: МНИМЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  7. Проблемы в расчете затрат, связанных с запасами, и их последствия
  8. 3. Последствия деятельности ТНК в мировом хозяйстве и проблемы её регулирования.
  9. 7.3. Социальная политика Евросоюза
  10. Лиссабонская стратегия Евросоюза
  11. Новый этап в развитии Евросоюза
  12. Конституция Евросоюза и отношение к ней народов
  13. Региональная политика ЕС и деятельность структурных фондов Евросоюза