Упразднение процента: «мягкий» и «жёсткий» варианты

На протяжении всей книги мы говорили о «денежной революции». О том, как ростовщики овладели денежной системой, захватили экономическую и политическую власть в обществе, к каким плачевным социальным, экономическим и духовным результатам привела «денежная революция». Возникает традиционный вопрос: что делать? Каюсь, в предыдущих тридцати главах ответ на этот вопрос оставался «за кадром». Хотя знание истории возникновения процента, его легализации, механизмов власти ростовщиков — подготовка к ответу на поставленный вопрос.

Постараюсь ответить максимально лаконично. Есть несколько вариантов решения проблем, вызванных существованием ссудного процента. Сразу подчеркну, что речь идёт не о реформировании денежно-кредитной системы, а о революционном её преобразовании.

Реформирование (любимое слово в лексиконе «профессиональных экономистов») означает лишь какие-то изменения, которые не посягают на власть имущих. Сегодня власть имущие — ростовщики. Предлагаемые ниже варианты предполагают такое посягательство. А всё, что связано со сменой власти, — это уже не реформа, а политическая революция (вслед за которой обычно следуют революции социальная и экономическая). Можно ожидать сильнейшего сопротивления со стороны ростовщиков. Подобно тому, как «денежная революция» была растянута во времени, также и «денежная контрреволюцияили «денежная реставрация» (восстановление первоначальной роли денег как инструмента товарного обмена и платежей) не может произойти в короткий срок. Тут необходимо терпение, упорство, мудрость, знания.

Поскольку из всего выше сказанного следует, что ссудный процент порождает кризисы, диспропорции хозяйства, инфляцию и кучу других неприятностей, то логично дать короткий ответ: упразднить процент. Но упразднять можно по-разному.

Начнём с самого простого, но, наш взгляд, имеющего небольшие шансы на успех, варианта. Назовём его «мягким упразднением процента», или «налоговым изъятием процента». Суть его в следующем: сохранить денежно-кредитную систему в частных руках, сохранить право ростовщиков взимать процент по кредитам, но обязать ростовщиков передавать часть полученных процентов в доход государства в виде налогов. При этом постепенно ставки налогов повышать, имея в виду доведение ставки до величин, близких к 100% банковской прибыли, полученной в виде ссудного процента (такое конфискационное налоговое изъятие ссудного процента не должно распространяться на прибыль банков в виде комиссий). Государство будет «вбрасывать» полученные процентные деньги в национальное хозяйство в виде различных бюджетных программ и проектов и таким образом восстанавливать нарушенное равновесие между платёжеспособным спросом и предложением товаров.

В настоящее время в целом ряде стран (в том числе России) центральные банки перечисляют в бюджет всю или значительную часть полученной прибыли.

Согласно статье 26 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» Центральный банк обязан перечислять по истечении года в бюджет государства 50% полученной прибыли.

Но такие перечисления проблемы не решают, так как основная часть прибылей банковского сектора приходится на коммерческие банки. Примечательно, что ставки налогообложения прибыли частных банков во многих странах такие же, как у предприятий реального сектора экономики, то есть очень щадящие, а кое-где почти символические.

Так, в начале текущего десятилетия в Российской Федерации налог на прибыль банков была понижена с 45 до 24 процентов, что уравняло банки с предприятиями нефинансового сектора.

Сомневаюсь, что даже если государство повысит ставки налогов на частные банки, то проблема будет решена: государству будет крайне сложно изъять у ростовщиков полученные ими процентные доходы. Мы сегодня видим, что банки успешно уводят свои прибыли от налогообложения, используя для этого многочисленные схемы и офшоры190. Нельзя исключать, что государство проиграет банкам в игре под названием «налоговое изъятие процентных доходов».

В этом случае можно прибегнуть к другому варианту Назовём его «жёстким (декретным) упразднением процента». Такой вариант предлагается некоторыми западными специалистами по кредиту. Например, М. Рау- ботамом (мы достаточно часто его цитировали). Для реализации данного варианта принимается закон, запрещающий банкам при кредитных операциях взимать процент. При этом кредитные институты остаются в частных руках. Банкам будет предложено зарабатывать деньги, а не «делать их из воздуха». То есть жить на комиссионные доходы. Подобно тому, как это делают сегодня некоторые кредитные организации, которые принято называть «исламскими банками». Данный вариант отличается от первого не только тактически, но также тем, что он обходится без использования бюджетной системы (перераспределение процента через бюджет).

Не следует путать декретное упразднение процента с периодическими снижениями процентных ставок, осуществляемыми центральными банками отдельных стран в рамках их денежно-кредитной политики. Такие снижения могут быть существенными: с учётом инфляции реальные процентные ставки могут оказываться даже отрицательными.

Например, после краха фондового рынка в 2000-2001 гг. ФРС США начала стимулирование экономического роста постепенным снижением учётной ставки (с 6,5 до 1% годовых). На протяжении двух лет в текущем десятилетии реальная ставка представляла собой отрицательную величину. Кстати, политика «дешёвых» денег привела к тому, что в стране были подготовлены условия для нового кризиса, который начался в 2007г.

Политика «дешёвых» (по сути, «бесплатных») денег уже длительное время проводится в Японии. Японская экономика вошла в состояние спада в начале 1990-х гг. и центральный банк этой страны на протяжении многих лет удерживает процентную ставку на символически низком уровне (0,5 — 0,

25 и даже 0,1%).

Однако подобные «упразднения» процента носят конъюнктурный и временный (обратимый) характер, они направлены на сохранение власти ростовщиков, а не на её подрыв.

Имеется «радикальная» модификация варианта декретного упразднения процента. Речь идёт о декретном введении даже не нулевого, а отрицательного процента. По мнению авторов этой идеи, реализация «радикального» варианта будет иметь следующие положительные для общества последствия:

а) ускорится обращение денег, что приведёт к ускорению обращения товаров и услуг и ускорит развитие реального сектора экономики;

б) деньги утратят свою функцию средства накопления, они будут выполнять изначально возложенную на них функцию средства обращения и средства платежа;

в) утрата деньгами функции средства накопления приведёт к постепенному «отмиранию» капитала и капитализма191.

Полагаем, что введение варианта «отрицательного процента» «сверху», т.е. по инициативе государственных властей мало вероятно (что, кстати, признают авторы данной концепции). Однако реализация такого варианта не исключается «снизу», т.е. по инициативе простых граждан. Речь идёт о введении так называемых «местных», или «локальных» денег местными общинами. На сегодняшний день накоплен немалый опыт использования таких «локальных» денег небольшими муниципалитетами и группами граждан во многих странах мира. Особенно потребность в «локальных» деньгах усиливается в годы кризисов, когда возникает дефицит законных платёжных средств: «локальные» деньги хотя бы частично компенсируют нехватку банкнот и других законных денежных знаков. Конечно, введение «локальных» денег по инициативе граждан не заменяет перестройку всей национальной денежно-кредитной системы, но при определённых условиях может снижать влияние ростовщиков на общество и, таким образом, облегчать переход к новой денежнокредитной системе.

Кстати, при упразднении банковского процента для ростовщиков в значительной мере теряет смысл существование центрального банка как института эмиссии банкнот. Ведь данный институт изначально создавался для того, чтобы давать деньги правительству и на этом «наваривать» проценты. Беспроцентное кредитование правительства становится неинтересным центральному банку, особенно если он частный (мы имеем в виду, прежде всего, ФРС). При «декретном упразднении процента» может опять стать крайне актуальным вопрос о целесообразности замены центрального банка казначейством в качестве эмитента законных платёжных средств. То есть замены эмиссии банкнот казначейскими билетами.

По поводу успешности проведения в жизнь данного варианта имеются некоторые сомнения. Ссудный процент появился на свет и заявил свои права на существование в результате серии «денежных революций». Поэтому «загнать джина в бутылку» можно лишь в результате мощной революции, точнее «денежной контрреволюции»192. Вряд ли бывшие ростовщики захотят заниматься бизнесом, который будет основываться на получении лишь жалких комиссий за те или иные финансовые операции (скажем, комиссии за подготовку, подписание и сопровождение беспроцентных кредитных сделок). Данный вариант является откровенным посягательством на экономическую и политическую власть ростовщиков.

Вспомним, как яростно в Америке велась борьба между президентами и банкирами по поводу создания центрального банка. Сколько было покушений и убийств, организованных ростовщиками! Самые громкие из этих убийств (мы о них выше говорили) — американских президентов Авраама Линкольна и Джона Кеннеди. Запрещать частным банкирам взимание процентов — примерно то же, что запрещать волкам поедать овец. Ещё ни один волк не научился питаться травой или капустой. У нас мало надежды на то, что волки превратятся в коров или кроликов. Все до сих пор проводившиеся на Западе реформы банковских систем показывают: волки становятся всё более сытыми и откормленными, а вот овцы как погибали, так и продолжают погибать. Выход один: чтобы спасти овец, волков надо убить. Сегодня это звучит не «демократично» и не «политкорректно». Мы, конечно, не призываем к физическому истреблению ростовщиков193, речь идёт о том, чтобы лишить их права заниматься банковской деятельностью. Конкретно: предлагается национализация частных банковских учреждений.

<< | >>
Источник: Катасонов В.Ю.. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия сов ременных проблем «денежной цивилизации». Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий. 240 с.. 2011

Еще по теме Упразднение процента: «мягкий» и «жёсткий» варианты:

  1. Упразднение монополией свободной конкуренции и государственно-монополистическое регулирование
  2. БОЛЕЕ ЖЕСТКИЙ КРЕДИТНЫЙ КОНТРОЛЬ
  3. Система калькулирования «жесткий директ-костинг»
  4. «Жёсткие» формы интеграции компаний
  5. Фонд фондов — жесткий клиент
  6. 18.1ДВА СПОСОБА РАСЧЕТА ПРОЦЕНТНЫХ ВЫПЛАТ (ПРОСТОЙ ПРОЦЕНТ, СЛОЖНЫЙ ПРОЦЕНТ)
  7. 15.1. Ссудный процент (процентный доход) и ставка процента
  8. 6.4.2. Проценты по облигациям и векселям, проценты по товарному кредиту
  9. «Жесткий дирскт-кистинг» в компании Allied-Signal, Скилмерсдейл, Великобритания
  10. Норма ссудного процента, ее виды, взаимосвязь и отличия от ссудного процента и нормы прибыли
  11. Ссудный процент. Дифференциация ставок ссудного процента
  12. Сравнение калькуляционных систем полного распределения затрат («абсорпшек-костинг»), «директ-к< >стинг> и «жесткий директ-костинг»
  13. Увязка результатов сканирования внешней и внутренней среды предприятия и возможных вариантов стратегии управления конкурентными преимуществами Матрица степени благоприятствования внешней и внутренней среды для реализации вариантов стратегии управления конкурентными преимуществами.
  14. 10.11. Выбор варианта машин и оборудования
  15. Сравнение вариантов I и II
  16. ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ВАРИАНТ
  17. Варианты Инкотермс
  18. 2.4. Усложненные варианты модели
  19. 10.13. Обоснование варианта технологии производства
  20. Риски базовых вариантов стратегий