Об ошибках и достижениях советской эпохи

Ещё раз подчеркну простую мысль, которую уже озвучивал выше: советская модель экономики была гораздо более эффективной, чем западная, и СССР фактически выиграл экономическое соревнование с Америкой в 70-е годы прошлого века. Однако, советское руководство либо не заметило этого, либо сознательно не воспользовалось неожиданно возникшим преимуществом в «холодной войне»207. Не будем углубляться в эту щекотливую проблему, пусть в ней разбираются историки и политики.

Обратим лишь внимание на следующее обстоятельство: Запад делал всё возможное и невозможное для того, чтобы в ходе нашей «перестройки» и наших «реформ» перевести развитие российского хозяйства с рельсов «плановой и централизованно управляемой экономики» на рельсы «рыночной экономики». Западными экспертами, «профессиональными экономистами», не менее «профессиональными» работниками идеологического фронта из вашингтонского обкома партии доказывалось, что первая из этих моделей «неэффективная», а вторая — «эффективная», и только она способна вывести Россию в лидеры мировой экономики. Но возникает законный вопрос: зачем Западу понадобилось выводить Россию в лидеры? Мы ведь уже показали, что «денежная цивилизация» склонна к внешней экспансии и подавлению конкурентов — как реально имеющихся, так и потенциальных. За всю историю существования «денежной цивилизации» не известно ни одного случая, чтобы страны, относящиеся к «ядру» этой цивилизации, совершили хотя бы один бескорыстный акт благотворитель ности и помощи в отношении других стран (хотя пропагандистской РИ- «пены» по поводу такой «благотворительности» хоть отбавляй). Россия в глазах Запада — реальный конкурент, подлежащий если не уничтожению, то, по крайней мере, подавлению208.

На это так называемое «противоречие», которое почему-то в наших «верхах» никто не хотел замечать последние четверть века, обращали и обращают внимание многие отечественные авторы. Например, Валерий Подгузов писал: «Почему американские предприниматели были заинтересованы в замене «неэффективной социалистической экономики в СССР» на «эффективную» рыночную? От большой ли врождённой щедрости? Ведь если экономика СССР была действительно безнадёжно больна, то она, ко всеобщей радости буржуазии, умерла бы естественнм образом. Но бизнесмены стран НАТО настаивали на том, чтобы СССР оздоровил свою экономику... рынком.

А ведь нужно быть идиотом, чтобы приписать предпринимателям желание помочь СССР стать ещё более результативным конкурентом. До Тэтчер история не имела прецедента, когда бы пройдохе удалось соблазнить своего конкурента перейти на более «эффективные» (с точки зрения соблазнительницы) методы хозяйствования. Образованный человек заподозрил бы в подобных уговорах подвох. Но Горбачёва и Ельцина к числу образованных людей никто и не относил. Да и российские диссиденты всегда знали, но молчали, и о недалёкости главарей «перестройки», и о тех причинах, которые вынуждали глобалистов неприлично настойчиво «впаривать» руководству КПСС ( в том числе Ельцину) идеи рыночной «благодати».

О высоком уровне головотяпства «отцов русской демократии», т.е. руководства КПСС и российских журналистов, свидетельствуют факты. Например: в своё время по заданию Горбачёва Явлинский (выученик Абалкина) разрабатывал «программу» якобы перевода экономики СССР на рыночную основу за 500 дней. Явлинский частенько хвастал журналистам, что в разработке «его программы» принимали участие 200 американских профессионалов и что именно это обстоятельство гарантирует ей высокое качество. Степень этой глупости легче понять, если представить на мгновение, что Сталин пригласил для разработки плана разгрома фашистов под Сталинградом профессионалов из германского генштаба, которых также, как американских, нельзя назвать законченными кретинами. Иначе говоря, нетрудно представить содержание действительного задания, с которым американские эксперты приехали «помогать» Явлинскому.

Тем не менее, идиотский слух, усердно тиражируемый журналистами, о желании бизнесменов США видеть СССР процветающей, конкурентоспособной страной был с восторгом «проглочен» демократическими обывателями»209.

Мы же в самом общем виде сформулируем следующий тезис: вся политика советского руководства (в том числе экономическая, социальная, культурная, образовательная и т.д.) исходила из ложного представления марксизма об общественном устройстве (концепция общественноэкономической формации — ОЭФ). Суть этого представления предельно проста: общество (ОЭФ) представляет собой совокупность экономического базиса (совокупность отношений, связанных с производством, обращением, распределением и потреблением товаров и иных благ) и надстройки, куда входят политические отношения, право, культура, общественное сознание, религия и все остальные аспекты общественной жизни (для простоты её называли «политической» надстройкой). Т.е. экономика (как никак «базис»!) определяет все остальные сферы общественной жизни, она главнее всего! Не вдаваясь глубоко в философию и политологию, отметим, что такое представление об обществе ставит всё с ног на голову Есть другие представления об обществе, которые исходят как раз из обратного соотношения: базисом общества является его идеология, общественное сознание, религия, а вот экономика — лишь надстройка над этим невидимым, нематериальным базисом210. И проиграл «холодную войну» СССР именно потому, что этот нематериальный базис был у него в весьма плохом состоянии.

Многим покажется крамольным мой тезис: нас погубил примитивный, вульгарный материализм.

А наши геополитические противники наносили удары в первую очередь именно по этому самому нематериальному базису Что же касается той экономической машины (включая денежно-кредитную систему), которая была создана в СССР, то она была намного более совершённой и эффективной, чем та, которая существовала на Западе.

Если говорить коротко, то наша экономическая машина была сконструирована для решения такой задачи, как производство (средств производства и предметов потребления). Западная экономическая машина была запрограммирована на решение такой задачи, как потребление и перераспределение общественного продукта, а производство занимало подчинённое место. Недаром ещё в начале «перестройки» немногие экономисты (без кавычек) пытались донести до общественности банальную мысль: «Рынок ничего не производит, он только перераспределяет». Высокий уровень жизни в странах «золотого миллиарда», как справедливо отмечали такие экономисты, достигнут посредством «перераспределения» общественного продукта в масштабах всего мирового хозяйства. А если говорить проще — за счёт ограбления стран периферии мирового капитализма. Однако голоса настоящих экономистов не были услышаны.

Голоса настоящих экономистов заглушались голосами «профессиональных экономистов», причём голоса последних многократно ретранслировались и усиливались СМИ, которые успели стать «демократическими». «Профессиональные экономисты» всячески пропагандировали «рыночную экономику», причём в её центр они поставили «потребителя». Таким образом, начиналась постепенная пропаганда того, что принято называть «духом потребительства». Человек-производитель благодаря усилиям «профессиональных экономистов» постепенно стал трансформироваться в homo economicus.

Вот что по поводу подобных «вывертов» «профессиональных экономистов» пишет В. Позгузов: «...для ещё большего затуманивания сознания интеллигенции в экономической литературе пространно «исследуется» фи1ура товаровладельца, чуть меньше — товаропроизводителя, много места уделено «маркетингу», т.е. тому, как товаропроизводитель должен «убедить» покупателя потратить все деньги только в его магазине. О покупателе в экономической литературе сказано, что он — главное действующее лицо на рынке, что он диктует рынку свои потребности и вынуждает рынок подчиняться своей воле.

Самые титулованные экономисты современности не понимают, что не существует такой профессии — «покупатель», поскольку «покупателем» может стать только тот, кто уже продал что-нибудь за деньги, украл деньги или взял взятку и потому временно уподобился «покупателю». Доказано, что чем больше бизнесмен украл, а чиновник взял в виде взятки, тем более щедрыми покупателями они являются. Чем больше продавец выручил от продажи, тем больше он может купить»211.

Таким образом, в центре «рыночной экономики» оказывается «потребитель», причём ему не обязательно для получения такого престижного статуса становиться «производителем» товаров и услуг, необходимых для удовлетворения естественных жизненных потребностей человека.

Он может «производить» наркотики, оружие, генетически модифицированные продукты, оказывать «услуги» сексуального характера, «услуги» по убийству «заказанных» конкурентов и т.п.

Он также может стать «потребителем», «заработав» миллион (миллиард) с на фондовом рынке с помощью инсайдерской информации.

Он может стать «потребителем», получив взятку, ограбив банк, приобретя предприятие в ходе ваучерной приватизации или в результате удачной рейдерской операции, получив выкуп за захваченных детей миллионера и т.п.

Он даже может стать «потребителем», печатая фальшивые деньги (особенно это относится к банкирам, которые занимаются операциями с «частичным покрытием»).

Последним в этом длинном списке «потребителей» оказывается тот, кто собственным трудом произвёл товары, действительно жизненно необходимые человеку Но вся эта широкая панорама «потребителей» остаётся за «кадром» современных учебников по «экономике».

Беда заключалась в том, что при том неблагополучном идейнодуховном базисе, который существовал в СССР, советская экономическая машина не могла реализовать свой мощнейший производственный потенциал. Надо отдать должное геополитическим противникам СССР: они не находились в плену марксистских догм и умели нащупать «болевые точки» советского общества.

У нас в последние годы выходило достаточно много интересных работ, в которых анализируются отдельные причины гибели СССР — недостатки экономической и социальной политики, подрывные операции Запада против стран социалистического лагеря, предательство и ошибки отдельных политических и государственных деятелей (Ю. Андропова, М. Горбачёва, Б. Ельцина и др.)212. Однако, следует признать, что до сих пор работ, содержащих глубокий анализ метафизической природы произошедшей катастрофы, идейно-духовных причин поражения СССР в «холодной войне», у нас крайне мало213. Очевидно, что без такого понимания нельзя приступать и к разработке экономической программы возрождения, программы «освобождения» России из пут мировой финансовой пирамиды, возрождения суверенной денежно-кредитной системы. Без настоящего духовного возрождения России механическое воспроизведение советского экономического опыта будет заранее обречено на неудачу.

<< | >>
Источник: Катасонов В.Ю.. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия сов ременных проблем «денежной цивилизации». Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий. 240 с.. 2011

Еще по теме Об ошибках и достижениях советской эпохи:

  1. Большинство людей проигрывают на рынке не из-за технологий или недостатка информации, они проигрывают из-за своих необдуманных эмоциональных реакций, а также из-за того, что не учатся на своих ошибках и ошибках других.
  2. Эмоции и биржевая толпа Большинство людей проигрывают на рынке не из-за технологий или недостатка информации, они проигрывают из-за своих необдуманных эмоциональных реакций, а также из-за того, что не учатся на своих ошибках и ошибках других.
  3. УРОК 11. НА ПУТИ К МЕНЕДЖМЕНТУ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭПОХИ
  4. 4. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЭПОХИ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
  5. Начало новой исторической эпохи
  6. От "эпохи экономики" - к "эпохе культуры"
  7. Первые кризисы эпохи капитализма
  8. ЧАСТЬ I ПЕРВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЦИКЛ ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА (кризис 1907 г.)
  9. Ответ на вызовы индустриальной эпохи
  10. ГЛАВА 3 Экономика России в индустриальные эпохи
  11. ГЛАВА 4 Экономика России в доиндустриальные эпохи
  12. Глава I ДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА ЭПОХИ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА