загрузка...

Неразменные деньги

Сторонники неразменных денег полагают, что такие деньги также имеют обеспечение — в широком смысле. Неразменные деньги использовались достаточно давно, когда у властей не хватало полноценных денег. Особенно часто введение неразменных денег в обращение происходило в периоды войн, приводивших к полному исчерпанию казны. Неразменные деньги впервые появились в Китае в VII веке (хотя некоторые исследователи считают, что ограниченный размен таких денег на золото и серебро всё-таки существовал).

За пределами Китая неразменные бумажные деньги стали использоваться в североамериканских колониях в конце XVII — начале XVIII вв. (они носили название «колониальные расписки»). Первое масштабное использование неразменных бумажных денег в Европе имело место почти три столетия назад во Франции.

Речь идёт о Франции времён малолетнего короля Людовика XV (начало XVIII века), когда казна была пуста, а на займы рассчитывать не приходилось. Регент малолетнего монарха Филипп Оранский пригласил шотландца Джона Jloy, который предложил начать эмиссию бумажных денег, не обеспеченных золотом. После одобрения своего проекта Лоу создал банк (Королевский банк), который начал выпуск бумажных денег (банкнот), однако по настоянию королевских министров определённое обеспечение бумажных знаков золотом сохранялось. Позднее Лоу удалось начать выпуск банкнот без оглядки на золотой запас, и денежная масса в обращении увеличилась многократно, при этом в стране началась инфляция. Кончилось всё крахом Королевского банка, бегством Лоу из Франции и появлением у французов стойкого отвращения к бумажным деньгам.

Неразменными деньгами считаются также гринбэки (greenbacks) времён гражданской войны в США. Следует отметить, что они выпускались не банками, казначейством, т.е. были государственными обязательствами. Они были предназначены в первую очередь для того, чтобы платить жалованье солдатам и осуществлять закупки товаров для армии. Всего в 1862-1863 гг. было выпущено таких денег на сумму 450 млн долл. Критики казначейских денег подчёркивают, что опыт президента Линкольна вызвал в стране инфляцию, поэтому после войны выпуск гринбэков был прекращён.

Уже после А. Линкольна много раз правительства прибегали к использованию неразменных бумажных денег в периоды войн. Каждый раз это вызывало в той или иной степени инфляцию. Отчасти эта инфляция смягчалась тем, что правительства «связывали» излишнюю денежную массу облигационными займами, т.е. обязательствами властей гасить «настоящими» деньгами свои долги по окончании войн.

Многие полагали и полагают, что бумажные (или электронные) неразменные деньги — очень неплохая вещь, так как позволяют отказаться от накопления золота, которое известный английский экономист Джон Кейнс называл «пережитком варварства». Часто при этом приводится такой аргумент, что на производство полноценных металлических денег и их обращение необходимо затрачивать большое количество труда и ресурсов (добыча руды и её обогащение, плавка металла, чеканка, затраты на хранение). Наш гениальный Пушкин ещё за сто лет до Кейнса (когда Лондон начал активно насаждать золотой стандарт по всему миру) писал в «Евгении Онегине» о возможности существования общества без золотых денег: «Как государство богатеет, И как живёт, и почему, Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет».

В России до революции сформировалась «школа номиналистов» (наиболее яркий представитель — С.Ф.Шарапов), которая выступала против введения золотого стандарта в стране, считала (также как и Кейнс), что для развитого общества нужны бумажные деньги, которые имели бы декретную покупательную силу При этом русские «номиналисты» совершенно справедливо считали, что введение бумажных денег требует высокой ответственности и сознательности со стороны населения и государства. Чтобы избежать печальных опытов применения бумажных денег в других странах (ведущих к инфляции и полному расстройству денежного обращения), необходимо наличие двух условий: 1)

жёсткий контроль над денежной эмиссией со стороны государства; 2)

доверие граждан к государству, осуществляющему эмиссию.

Таким образом, русский «номинализм» главное внимание уделял

не технике эмиссии бумажных денег, а укреплению государственности. С.Ф.Шарапов полагал, что наиболее благоприятные условия для использования бумажных денег обеспечивает монархический строй.

Интересно, что в 1920-е годы Советский Союз стоял перед выбором: то ли восстанавливать золотой стандарт (идея «золотого червонца», которая в значительной мере опиралась на опыт введения золотого рубля министром финансов С.Ю. Витте в конце XIX века), то ли обойтись без золотого стандарта и сделать упор на обеспечение рубля «простым продуктом» (товарами, производимыми промышленностью, сельским хозяйством и другими отраслями экономики). В конечном счёте, был выбран второй путь. На наш взгляд, такое решение позволило избежать многих «ловушек», в которые попала Россия в начале XX века.

Тогда страна «подсела» на «золотую иглу», что имело своим следствием: рост внешней задолженности («золотые» кредиты Ротшильдов); форсированный вывоз зерна в обмен на золото (что доводило деревню до голода); дефляцию (которая больно ударила по сельскому хозяйству и ряду других отраслей), резкое усиление зависимости российской экономики от иностранного капитала и т.д. Фактически эти проблемы ускорили приближение России к трагедии 1917 года67.

В то же время опора на рубль, имеющий широкое товарное обеспечение, позволила Советскому Союзу провести индустриализацию, стать действительно суверенным государством и подготовиться к войне с Гитлером.

В начале же XXI века ситуация с товарным обеспечением денег в широком смысле слова в России и во всём мире очень не проста. Некоторые экономисты утверждают, что такое обеспечение существует, так как денежная эмиссия представляет собой процесс обмена бумажных знаков эмитента (центрального банка) на иные бумажные знаки или под обеспечение иных бумажных знаков, называемых ценными бумагами. Такие ценные бумаги выпускаются правительствами (обычно министерствами финансов), торговыми и промышленными корпорациями, банками, страховыми компаниями и т.д. Называются они облигациями, акциями, векселями, производными финансовыми инструментами и т.п. Считается, что каждая ценная бумага, в свою очередь, имеет обеспечение в виде уже произведённых товаров или иных материальных активов (прежде всего, природные ресурсы); в крайней случае, она является свидетельством того, что её эмитент в ближайшем будущем произведёт товар или услугу. Однако, ценные бумаги, становящиеся основой эмиссии денежных знаков, на самом деле не являются надёжными представителями материальных богатств68. Товарное обеспечение доллара США в широком смысле стало быстро исчезать в 1970-е годы, когда прекратился обмен долларов на золото69. По оценкам некоторых экономистов, всех материальных ресурсов в США хватит для покрытия лишь нескольких процентов требований всех держателей долларов и финансовых инструментов, номинированных в американской валюте (как резидентов, так и нерезидентов).

Соединённые Штаты любят бравировать тем, что у них самый большой в мире валовой внутренний продукт (ВВП), который в настоящее время превышает 15 триллионов долларов. Некоторые «экономисты» сравнивают долларовую массу с ВВП США и говорят, что проблема необеспеченности американской валюты не столь критична. Мол, Америка может расплатиться с держателями долларов даже за счёт текущего производства. Но вряд ли держатели долларов захотели бы обменивать «зелёные бумажки» на любой «продукт», входящий в ВВП. В широком смысле обеспечением доллара может быть лишь та часть, которая приходится на товары. Истории почти не известны случаи, когда обеспечением денег служили услуги. Так вот материальная, «осязаемая» часть ВВП составляет около 1/5, т.е. сегодня это около 3 триллионов долларов. При этом следует иметь в виду, что большая часть создаваемого за год «осязаемого» продукта тут же потребляется, поэтому «твёрдый остаток», производимый американской экономикой за год, очень скромен. По мнению некоторых специалистов, создаваемый за год «твёрдый остаток», который может быть использован в качестве широкого обеспечения, не компенсирует даже ту часть национального богатства страны, которая амортизируется за тот же период времени (физический износ основных фондов и имущества домашних хозяйств, истощение природных ресурсов и т.п.). Иначе говоря, национальное богатство Америки, которое можно рассматривать как обеспечение доллара в широком смысле, в последние десятилетия не только не «прирастает», но даже убывает.

Даже всех материальных богатств мира (при сегодняшнем уровне цен) не хватило бы для «связывания» небольшой части накопившейся в мировой экономике «зелёной массы». Кстати, даже если бы активов США хватило для того, чтобы удовлетворить всех счастливых держателей «зелёной бумаги», совсем не факт, что Америка им это позволила бы сделать. Если в 1971 г. дядя Сэм отказался делиться своим золотым запасом с остальным миром, он точно также может отказаться от того, чтобы Америку скупали какие-то люди, не вписывающиеся в их представления о демократии и цивилизации.

За примерами далеко ходить не надо. В середине текущего десятилетия начался бум создания в странах, торгующих нефтью и сырьём, так называемых суверенных фондов (в России был создан Стабилизационный фонд). Эти фонды формировались за счёт валютных доходов от экспорта (прежде всего доллары, частично евро); через некоторое время доллары США подобно бумерангу стали возвращаться в Америку. Вашингтон объявил тревогу и начал выставлять барьеры на пути инвестиций суверенных фондов под предлогом того, что они «угрожают национальной безопасности США».

Что же тогда говорить о других валютах, скажем, нашем рубле? Валюты других стран, особенно развивающихся и таких, как Россия, «обеспечиваются» прежде всего долларом США («национальные денежные единицы» выпускаются в результате скупки центральными банками американской валюты, накапливаемой в международных резервах). Очевидно, что такое «обеспечение» представляет собой способ ограбления экономически слабых стран теми, кто печатает американскую валюту. В обмен на реальные ресурсы (нефть, металлы, другое сырьё, трудоёмкая промышленная продукция и т.д.) получают почти ничем не обеспеченные «зелёные бумажки» и над виртуальной мировой финансовой пирамидой надстраивают ещё один этаж в виде фантиков, называемых «национальными денежными единицами». На самом деле это всё та же «зелёная бумага», которая центральными банками перекрашивается в другой цвет. Держатели таких цветных фантиков — самые последние в очереди на склад, где у дяди Сэма что-то ещё осталось ценного. Уж им-то рассчитывать на это «что-то» точно не стоит.

<< | >>
Источник: Катасонов В.Ю.. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия сов ременных проблем «денежной цивилизации». Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий. 240 с.. 2011

Еще по теме Неразменные деньги:

  1. 2.4. Неразменные деньги и их формы
  2. Об обратимости неразменных банкнот
  3. 1.7.5. Система неразменных бумажных денег
  4. 2.1. Как деньги делают деньги и откуда берется прибыль?
  5. 2.3. НЕПОЛНОЦЕННЫЕ НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ — БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ ГОСУДАРСТВА
  6. 2.3. НЕПОЛНОЦЕННЫЕ НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ — БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ ГОСУДАРСТВА
  7. 4.4. Деньги центрального банка (наличные деньги)
  8. ДЕНЕЖНЫЕ АГРЕГАТЫ. ДЕНЬГИ И "ПОЧТИ ДЕНЬГИ
  9. 4.5. Деньги коммерческих банков (безналичные деньги)
  10. 4 Зак 775 3. Деньги Деньги