«Налоговые гавани» и «юрисдикции финансовой секретности»

С одной стороны, делается вид, что идёт бескомпромиссная борьба с криминальным бизнесом и «отмыванием» «грязных» денег.

С другой стороны, по их инициативе и в их интересах созданы и продолжают создаваться различные офшоры, где ростовщики прячут свои «грязные» деньги. По сути, офшоры — тот же «теневой» бизнес, только мировая финансовая олигархия проявляет большую «толерантность» по отношению к этой форме бизнеса.

Кто-то остроумно заметил: «Счастье состоит не в том, чтобы много украсть, а в том, чтобы сохранить украденное». Вот ради настоящего «счастья» ростовщиков и прочих олигархов и были созданы офшоры. Настоящее счастье бывает лишь в раю, а для ростовщиков офшоры и есть «рай»: их называют «налоговым раем». Термин «офшор», или «оффшорная зона», подразумевает любую страну (или часть территории страны) с низкой или нулевой налоговой ставкой на все или отдельные категории доходов, имеющую определённый уровень банковской или коммерческой секретности, упрощённые процедуры создания и регистрации (а при необходимости и закрытия) любых юридических лиц, либеральные правила регулирования их деятельности. Иногда офшоры называют ещё «налоговыми гаванями», или «налоговыми убежищами». Однако с этой точки зрения в понятие офшора может попасть любая страна, которая предоставляет более благоприятный налоговый режим.

Для многих компаний и банков на первом месте среди причин пользоваться офшорами оказывается желание сохранить секретность своих операций, ибо они могут относиться к сфере «чёрной экономики». Хотя сторонники «либерализации экономики» твердят, что для развития рыночных отношений необходима «прозрачность», или «транспарентность» финансовых операций, факт наличия оффшоров свидетельствует об их «закрытости». Недаром оффшоры нередко называют «юрисдикциями финансовой секретности».

Строго говоря, первые офшоры появились ещё задолго до всеобщей «либерализации» последних десятилетий XX века. По мнению некоторых исследователей, офшоры стали появляться уже в первой половине XX века. Это было реакцией на то, что правительства стали повышать налоги для того, чтобы финансировать возросшие военные расходы.

В частности, были введены налоги на сверхприбыли для компаний, которые зарабатывали на производстве военной продукции. Борьба с кризисом 1930-х гг. также требовала новых налогов. Например, в рамках «нового курса» Ф. Рузвельта максимальная ставка налога на прибыль возросла с 25 до 63%.

Считается, что пионером офшорного бизнеса стало карликовое европейское государство Лихтенштейн. Там в 1923 году был принят закон, который предоставлял зарегистрированным в данной стране компаниям не платить налоги на имущество, доходы и прибыль. От них требовалось лишь выплачивать небольшой налог на капитал. К 1930 году в Лихтенштейне было зарегистрировано уже 747 компаний (против менее 100 до 1925 года).

Считается, что Швейцария была второй европейской страной, где был введён аналогичный налоговый режим для иностранных компаний.

Однако, «юрисдикцией финансовой секретности» Швейцария стала намного раньше. Ещё в 18 веке Городской совет Женевы принял закон, который требовал от банков вести учёт счетов своих клиентов, но запрещал предоставлять эту информацию вовне за исключением случаев, когда это санкционировал Городской совет. В 1934 г. был принят Закон о банковской тайне, который окончательно превратил Швейцарию в мировой финансовый центр. В годы Второй мировой войны в банках Швейцарии хранились громадные средства руководителей Третьего Рейха и других воюющих стран.

В последние десятилетия прошлого века монополия Швейцарии стала подрываться другими странами

Согласно британскому рейтингу мировых финансовых центров (The Global Financial Centers Index), в 2007 году швейцарский Цюрих оказался лишь на пятом месте (впереди него находились Лондон, Нью-Йорк, Гонконг, Сингапур; следом за Цюрихом шёл Франкфурт). По мнению швейцарских аналитиков, снижение значимости Цюриха в международных финансах и мировой экономике произошло по следующим причинам: 1) упущенная возможность организовать ещё в 1970 году валютные торги по единой европейской валюте (сначала — по евродолларам, а позднее — по ЭКЮ); 2) утрата в 1980 году приоритета в организации мировой торговли золотом, а позднее иными стратегическими товарами; 3) упущенная возможность стать центром регистрации различных финансовых фондов (эту «нишу» заняли Люксембург и Ирландия); 4) процесс глобализации, который создал возможности для многих стран мира стать офшорами и финансовыми центрамих.

Нередко в публикациях, посвящённых офшорам, забывают упомянуть такую «налоговую гавань» и «юрисдикцию финансовой секретности, как Ватикан. Между тем власти Папского двора в 1929 году заключили особое соглашение с Б. Муссолини, согласно которому Ватикан становился зоной, свободной от налогообложения. Да и секретность финансовых операций также гарантировалась со стороны властей Италии6.

«Ватикан активно проводит офшорные операции, не являясь формально офшорной юрисдикцией, то есть оставаясь недоступным для какого-либо регламентирования и защищённым от попадания в чёрные списки»7.

Итак, в условиях всеобщей либерализации и глобализации многие страны стали превращаться в «юрисдикции финансовой секретности». Параллельно с этим шёл процесс создания всё возрастающим числом стран режимов наибольшего благоприятствования для иностранных инвесторов. Получалось, что любая страна, которая устанавливала более низкие налоги, ограничивала социальные права трудящихся (что способствовало снижению стоимости рабочей силы), воздерживалась от введения экологических стандартов (что способствовало экономии на природоохранных затратах) и других общепринятых норм хозяйственной деятельности, становилась своеобразным «производственным офшором», привлекавшим иностранных инвесторов. В первую очередь, к таким «производственным офшорам» стали относиться развивающиеся страны, куда на вполне законных основаниях стали переноситься производства из развитых стран. Уже в 1960-е гг. появились первые признаки деиндустриализации стран Запада.

Проблемой вывода капиталов за пределы страны был уже серьёзно озабочен американский президент Джон Кеннеди, т.к. транснациональные корпорации и банки не платили налогов в казну США от своих зарубежных операций. Возникла реальная угроза подрыва производственного потенциала страны. При президентах Дж. Кеннеди и Л. Джонсоне принимались попытки предотвратить вывоз капитала или, по крайней мере, добиться того, чтобы американский бизнес платил налоги со своих зарубежных операций. Однако эти попытки оказались малоэффективными. Не только для США, но и всех стран, стимулирующих вывоз капитала (или, по крайней мере, создающих либеральный режим для того вывоза), характерна постепенная деградация их производственного потенциала. Имеет место демонтаж «материнской экономики», т.е. экономики той страны, компании и банки которой вывозят свой капитала за рубеж и создают «юрисдикции финансовой секретности».

<< | >>
Источник: Катасонов В.Ю.. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия сов ременных проблем «денежной цивилизации». Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий. 240 с.. 2011

Еще по теме «Налоговые гавани» и «юрисдикции финансовой секретности»:

  1. Использование корпорациями налоговых гаваней
  2. § 1. Понятия оффшорной юрисдикции
  3. 2.2. Офшорные банковские юрисдикции
  4. Технологические гавани
  5. § 1. Свободные гавани
  6. Замечание относительно информации и секретности
  7. Секретность как способ существования «рыночной экономики»
  8. 1.8. Налоговые и финансовые санкции за нарушение налогового законодательства
  9. УЧЕТ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ НАЛОГОВЫХ ДЕКЛАРАЦИЙ. УПЛАТА И ВОЗВРАТ НАЛОГОВ. НАЛОГОВЫЕ ПРОВЕРКИ. ПОРЯДОК РЕШЕНИЯ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ
  10. КРЕДИТНО-ФИНАНСОВАЯ И НАЛОГОВАЯ СИСТЕМЫ
  11. 1.1. Финансовый, налоговый и управленческий учет на предприятии
  12. Глава 5 ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА И ОСНОВЫ НАЛОГОВОЙ ПОЛИТИКИ