ГОСУДАРСТВЕННАЯ монополия НА ВАЛЮТНЫЕ ОПЕРАЦии

В условиях отказа от политики нэпа стала проявляться новая волна —при укреплении и расширении государственной монополии внешней торговли постепенное введение де-факто государственной монополии на валютные операции. Теперь уже обе монополии жестко воплощались в жизнь через вырабатываемые на базе количественных (физических показателей) критериев пятилетние государственные планы экономического развития. Эти планы начиная с самого первого — на 1928—1933 гг., предусматривали строгую протекционистскую защиту внутреннего рынка от товаров иностранного происхождения, в особенности, потребительских товаров, с целью стимулирования и осуществления изолированного от внешних рынков местного производства при недопущении конкуренции из-за границы. В то же время ввоз машин, оборудования и технологий и некоторой иной дефицитной продукции из-за границы допускался преимущественно на основе монополии внешней торговли, исключавшей внутреннюю конкуренцию на иностранные заказы.

В принятой концепции будущей экономической политики СССР не оставалось реального места для твердой валюты в экономике и для такой денежной системы, которая функционировала бы в соответствии с собственными экономическими закономерностями. Денежная система становилась «аппендиксом», придатком плана, пассивным орудием плана, полностью зависимым от поставленных в нем целей и их реализации. В теории появились парадоксальные точки зрения, согласно которым централизованное планирование и денежный инструмент не противоречили друг другу, поскольку якобы советский рубль становился особым, специальным средством счета в планировании и заложенном в нем стимулировании производства в социалистической стране66. Вскоре введение в обращение «золотого червонца» было заклеймено как попытка контрреволюционного переворота. Вместо рыночной, установилась своего рода «догоняющая» социалистическая экономика с ограниченной ролью денег, работавших в закрытом, но при этом очень крупном по масштабам, экстенсивно расширяющемся экономическом пространстве. В этом пространстве обменные безденежные бартерные операции традиционно играли большую роль, что существенно повлияло на принятие концепции социалистического административного количественного планирования. В попытке акцентировать внимание на количественном характере социалистического планирования и на физических объемах создавалась обширная и солидная база для множества выводимых математическими методами переменных величин, относящихся к достижению, в первую очередь, физического роста, однако оставляющих качественный прогресс преимущественно либо за счет инноваций, получаемых в государственном секторе, как правило, с опозданием в их реализации, либо за счет освоения иностранных образцов техники и прототипов. Устранение конкуренции, которая нормально базируется на относительно свободной игре рыночных стимулов, осуществлялось одновременно с ограничением роли денег в экономике.

После того как политика нэпа вновь стала возвращать к той социальной несправедливости, против которой выступали большевики, централизованный большевистский контроль напротив стал удушать нэп вместе с постепенным ограничением свободной обратимости «золотого червонца» при том, что централизм на безденежной основе стал доминирующим на многие десятилетия вперед, приведя к социальной несправедливости и застою совершенно иного характера. Другой причиной отказа большевиков от политики нэпа могли быть непредсказуемые изменения на международной арене, что, возможно, подталкивало большевистское руководство к централизованной милитаризации на базе государственного сектора. Но что бы ни делалось специалистами в области денежно-кредитных отношений в России, благосостояние людей в значительно большей степени зависело от реальных событий, которыми определялось положение страны.

Государственная монополия на внешнюю торговлю и операции с иностранной валютой позволяла административным органам регулировать в деталях все валютные операции с иностранными государствами. Реальное содержание государственной монополии на ведение валютных операций и ее основные принципы включали:

а) монопольную государственную собственность на все резервы в иностранной валюте, что обеспечивалось через механизм принудительной продажи, т.е. сдачи всей выручки в иностранной валюте в централизованный государственный пул в обмен на рубли по официальному обменному курсу;

б) централизованное распределение резервов в иностранной валюте и осуществление всех валютных платежей с разрешения и одобрения органов власти и исключительно через единый государственный центр;

в) обязательное осуществление всех платежей в иностранной валюте только в зарубежных денежных средствах и закрепление за национальной денежной единицей (рублем) функции исключительно внутреннего средства платежа;

г) особый режим операций с иностранной валютой для граждан своей страны и иностранных граждан, при котором граждане СССР практически были лишены доступа к какой-либо иностранной валюте, а иностранные граждане не имели законных прав в обычном порядке пользоваться рублями на территории СССР.

Благодаря государственной монополии на операции с иностранной валютой производители страны и ее потребители полностью исключались из международного денежного оборота и фактически длительное время не имели прав ведения нормальных деловых отношений с внешним миром, а их предпринимательская деятельность была обречена на стагнацию.

В официальном порядке окончательная точка в закрытии внутреннего денежного рынка была поставлена еще в 1930 г. после принятия законодательства, полностью запрещающего биржевую деятельность в области как товарных, так и валютных операций. Тем самым была закрыта крайне ограниченная сфера конвертируемости «золотого червонца», которая еще как-то теплилась вне рамок монополии внешней торговли. Пришел конец кратковременной эпохе «золотого червонца». Это открыло путь к неограниченному выпуску неконвертируемого бумажного рубля — полностью замкнутой внутренней валюты СССР.

Централизованная государственная монополия на операции с иностранной валютой вела к полному игнорированию естественных интересов нижних эшелонов власти, специалистов в области денежного обращения и широких слоев населения в общей осведомленности относительно реального положения страны в сфере международных расчетов, остававшихся под контролем центральных органов власти. Ни иностранному, ни местному сообществу ничего не было известно о состоянии платежного баланса СССР, наличии государственных резервов в иностранной валюте и в золоте, масштабах и структуре внешнего долга СССР. Ошибочное мнение относительно необходимости централизованного хранения всех резервов в иностранной валюте и управления ими с целью якобы наиболее эффективного их использования привело к изоляции СССР и его политических союзников от участия в деятельности международных валютных и финансовых организаций и защиты в них своих интересов. В условиях советского режима рубль был исключительно внутренним средством обращения и платежей и он не мог обслуживать внешнюю торговлю, не имел выхода на внешние рынки и не мог обмениваться на иностранные валюты. Недопущение рыночных отношений в сферу внешних экономических связей хозяйствующих субъектов отрезало внутреннюю экономику СССР от мирового рынка. Монополия внешней торговли и государственное регулирование валютного курса рубля создало в экономике две довольно разобщенные сферы: внутреннюю торговлю с внутренними ценами и внешнюю торговлю по ценам мирового рынка. Поэтому существовала покупательная способность рубля внутри страны и его условная покупательная способность за границей. Такой «дуализм» очень скоро привел к девальвации «золотого червонца», а затем и к его выходу из обращения.

Несмотря на усилия по стимулированию экспорта и контролю над импортом в допустимых пределах экспортных поступлений, резервы СССР в иностранной валюте, как и общее социально-экономическое положение страны оставались нестабильными. За пятилетний период 1922/23—1926/27 гг. общие внешние платежи превысили поступления на 150 млн руб. Благодаря поступлению новых кредитов от иностранных компаний и банков такой дисбаланс не привел к уменьшению золотовалютных резервов, которые даже возросли на 144 млн руб., или около 75 млн долл. Данные о золотовалютных резервах Государственного банка СССР публиковались только до 1 июля 1932 г., а затем были засекречены. К этому времени золотовалютные резервы увеличились до впервые обнародованной суммы в 734 млн руб., включая стоимость 525 т золота на сумму 678 млн руб.67

<< | >>
Источник: Попырин В.И.. Очерки истории денег в России. — М.: Финансы и статистика; ИНФРА-М - 224 с.. 2010

Еще по теме ГОСУДАРСТВЕННАЯ монополия НА ВАЛЮТНЫЕ ОПЕРАЦии:

  1. РАСПАД ДЕНЕЖНОГО ХОЗЯЙСТВА при ПЕРЕХОДЕ К РЫНОЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ. ОТМЕНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ монополии НА ВНЕШНЮЮ ТОРГОВЛЮ в ВАЛЮТНОЙ монополии
  2. Финансовая-биржа.рф. Валютные операции и валютное регулирование ( лекции ), 2013
  3. Лекция: Сущность валютных операций. Валютная позиция банков
  4. 23.1. Валютные операции банка: базовые понятия Валюта и валютный рынок
  5. УЧЕТ КАССОВЫХ ОПЕРАЦИЙ В ИНВАЛЮТЕ И ОПЕРАЦИЙ ПО ВАЛЮТНОМУ СЧЕТУ
  6. 15.3. Операции на банковском сегменте валютного рынка Спот-операции с валютой
  7. Глава 15 ВАЛЮТНЫЙ РЫНОК И ВАЛЮТНЫЕ ОПЕРАЦИИ
  8. 3.2. Валютные операции коммерческих банков на мировом валютном рынке
  9. 5.1. Рыночное и государственное регулирование валютных отношений. Валютная политика, ее формы
  10. Государственный контроль над естественными монополиями в России
  11. Чистая монополия Чистая монополия и ее характерные черты. Барьеры для вступления в отрасль. Типы монополий
  12. Методы прямого государственного регулирования деятельности естественной монополии
  13. 10.2. Валютный рынок и валютные операции в России
  14. ВАЛЮТНЫЕ РЫНКИ И ВАЛЮТНЫЕ ОПЕРАЦИИ
  15. Упразднение монополией свободной конкуренции и государственно-монополистическое регулирование
  16. 8.2. Валютные рынки и валютные операции
  17. Тема: ВАЛЮТНЫЕ ОПЕРАЦИИ
  18. 25.2. ВИДЫ ВАЛЮТНЫХ ОПЕРАЦИЙ