загрузка...

Государственная денежно-кредитная система и ссудный процент

В случае перехода банковской системы в собственность государства за банками возможно сохранение права взимания процентов при выдаче ссуд. Подсудным и безрассудным банковский процент является лишь в том случае, если он попадает в карман частных лиц — ростовщиков. Но он может иметь право на существование в том случае, если он принадлежит всему обществу. В этом случае процент может направляться государством, действующим от имени и по поручению общества на инвестиции, социальные программы, выплаты дополнительной заработной платы бюджетникам, повышение пенсий и т.п. При такой схеме диспропорций в национальном хозяйстве не возникает, т.к. процентные доходы идут на повышение платёжеспособного спроса и равновесие между этим спросом и предложением товаров и услуг восстанавливается.

Итак, вопрос об отмене процента может и должен ставиться лишь в том случае, если банковская (денежная) система остаётся в руках частных структур (ростовщиков). При государственном статусе денежно-кредитных институтов вопрос об отмене процента теряет свою актуальность.

Резюмируя, можно сказать, что наиболее эффективный способ борьбы с «перекосами» в национальном хозяйстве, вызванными ссудным процентом, на наш взгляд, является перевод всей банковской системы в государственную собственность. В этом случае процент по кредитам перестанет быть «вирусом», дестабилизирующим и убивающим хозяйство. Он будет «обезврежен», и его можно будет использовать как эффективный инструмент управления национальным хозяйством.

Вместе с тем, отрадно, что всё чаще такие «крамольные» выводы приходят в головы других людей, естественно не относящихся к гильдии «профессиональных экономистов».

Вот что, в частности, пишет в статье «Нуженли ссудный процент?»199 Андрей Максон: «...противоречие ссудного процента...приводит к дефициту денежной массы у населения, к росту их долгов перед банками и, в конечном счёте, к перераспределению собственности в пользу финансовой олигархии. Это обычный принцип ростовщичества, известный в древности и упоминаемый ещё в Библии. И тем не менее, я не выступаю за отмену процента. Почему? Дело в том, что ссудный процент является регулятором инфляции, регулятором развития экономики. Конечно, он работает как тормоз, но и тормоз бывает необходим. Иногда нужно снижать предложение денег в рыночной экономике, и ставка ЦБ может это проделать. Само же противоречие ссудного процента, приводящее к хроническому дефициту денег у населения, может быть разрешено за счёт государственных расходов — деньги в экономику может вводить государство. Для этого необходимо просто вернуть государству возможность денежной эмиссии, которая сейчас исключена из-за «независимости» центральных банков».

Единственный комментарий, который хотелось бы сделать по поводу данной цитаты: в ведении государства должна находиться не только денежная эмиссия центрального банка (наличные деньги), но также денежная эмиссия безналичных денег, осуществляемая банками второго уровня. Я их сознательно не называю «коммерческими банками», поскольку получение прибыли в виде ссудного процента не должно рассматриваться целью и критерием оценки работы таких банков. Ссудный процент в их работе — не цель, а средство обеспечения эффективного использования финансовых средств получателями кредитов.

Вывод о допустимости умеренного процента в условиях государственной денежно-кредитной системы не является умозрительным. Мы имеем перед глазами живой опыт Советского Союза, в котором была государственная банковская система. Государственные банки выдавали предприятиям народного хозяйства кредиты, взимая при этом хоть и невысокий, но всё-таки процент. Взимание такого процента имело смысл. В частности, он был некоторой «прививкой» для заёмщиков, которая предотвращала развитие иждивенческих настроений у предприятий и стимулировала наиболее эффективно использовать полученные средства.

Вот что по поводу платности кредита в условиях социалистической экономики сказано в Большой советской энциклопедии200 (статья «Сущность и функции кредита»): «За пользование заёмными средствами государство устанавливает в плановом порядке плату в форме процента. Размеры процентных ставок дифференцированы по отраслям народного хозяйства, по видам ссуд и по срокам их использования. Средняя процентная ставка по всем ссудам Госбанка СССР в 1975 г. — 2,2%».

Сегодня авторы, призывающие обращаться к изучению советского опыта организации и управления в сфере хозяйства и денежного обращения, рискуют прослыть «ретроградами», «отсталыми людьми», «врагами рынка» и т.д. и т.п. Так что мой вывод о необходимости восстановления государственного статуса денежно-кредитной системы страны «профессиональными экономистами» может быть расценен как вызов идеологии mainstream.

Но для обоснования вывода о том, что эффективная экономика возможна при государственной кредитно-денежной системе и использовании умеренного процента в кредитных операциях, можно обойтись без апелляции к опыту Советского Союза. У нас перед глазами имеется живой опыт Китая. Не будем сейчас погружаться в дискуссию по поводу того, что строит Китай (капитализм или социализм). Главное, что Китай имеет банковскую систему, находящуюся преимущественно в руках государства.

Там имеется три очень крупных государственных банка, которые имеют неофициальное название «политических». Это Государственный банк развития, Экспортно-импортный банк Китая, Сельскохозяйственный банк Китая. Они осуществляют кредитование проектов, включённых в государственные программы. Имеется ещё несколько крупных специализированных государственных банков, а также множество «обычных» коммерческих банках, в которых государство имеет те или иные доли (паи, акции). Из специализированных банков самым крупным является Торговопромышленный банк Китая. По показателям активов, депозитов, чистой прибыли в 2008 году он стал крупнейшим банком в мире (хотя во многих западных рейтингах он не присутствует). Другие крупные специализированные банки: Строительный банк Китая, Банк Китая, «Цзяотун« Чжа - ошан». В целом, по оценкам, 90-95 процентов всего банковского сектора китайской экономики находится в руках государства. В настоящее время проводится акционирование китайских банков, также ослаблены ограничения для присутствия на китайском рынке иностранных банков. Однако, по оценкам, в ближайшее время доля государства в капитале банковского сектора существенно не понизится.

Ежегодно банки всех уровней в Китае предоставляют кредиты на сотни миллиардов долларов под очень низкий процент или даже под нулевой или отрицательный процент (если брать реальную ставку, учитывающую инфляционный рост цен). Ожидается, что в 2010 году банки предоставят кредитов реальному сектору на сумму более одного триллиона долларов.

В период 1993-1996 гг. страна переживала высокую инфляцию, которая в годовом исчислении составляла 15-20%. Тем не менее, банки выдавали кредиты предприятиям реального сектора под 10-11% годовых, т.е. реальная процентная ставка имела даже отрицательное значение.

По депозитам в эти годы банки платили 8-20%. Почему китайская экономика выдержала этот эксперимент («мягкая посадка»)? Потому, что за счёт кредитов, которые вызвали убыточность ряда китайских банков, удалось резко повысить производство товаров и увеличить поступление налогов в государственную бюджетную систему. Увеличение товарного предложения сбило инфляцию, а дополнительные бюджетные доходы позволили компенсировать убытки ряда китайских банков, которые в то время все были на 100% государственными.

Денежная эмиссия не привязывается к золотовалютным резервам, а при- Адам Смит - один из вязывается к потребностям реального

основоположников современной сектора экономики.

То есть кредитование экономической теории осуществляется для финансирования

проектов, обеспечивающих увеличение предложения товаров и услуг. Это означает, что Китай имеет действительно суверенную денежно-кредитную систему. Показатель монетизации китайской экономики (отношение денежного агрегата М2 к ВВП) один из самых высоких в мире — 150% (против 40% в России)201.

При этом никакой особенно заметной инфляции в Китае нет, а темпы роста ВВП на протяжении многих лет подряд — самые высокие в мире. Именно наличие суверенной денежно-кредитной системы в Китае позволило этой стране даже в условиях нынешнего кризиса демонстрировать хорошую экономическую динамику.

По данным Всемирного банка и Международного валютного фонда, в истёкшем 2009 году прирост ВВП в целом по миру составил 2,7%, а в Китае он был равен 8,7%. Этот показатель тем более впечатляет, что объём ВВП в реальном исчислении в Российской Федерации сократился в 2009 году на 7,9%. По прогнозным оценкам упомянутых международных финансовых институтов, в 2010 году прирост ВВП Китая должен составить. Если этот прогноз оправдается, то к концу нынешнего года Китай по объёму ВВП обойдёт Японию и займёт второе место в мире.

Вот сравнительная картина экономической динамики двух стран: Китая с его государственной, суверенной денежно-кредитной системой и России, которая имеет де-факто денежно-кредитную систему, находящуюся под контролем ФРС США.

Конечно, сильная зависимость Китая от экспорта (особенно учитывая, что большая часть экспорта идёт на рынок США) создаёт риски дестабилизации китайской экономики. Думаю, что руководство страны это прекрасно осознаёт. В условиях начавшегося кризиса в экономической политике страны произошли серьёзные подвижки: взят курс на развитие внутреннего рынка. А он, как известно, имеет громадный потенциал, всё-таки в стране 1,5 миллиарда жителей!

В марте 2009 года в Китае состоялась очередная, 2-я сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), на которой была озвучена программа борьбы с кризисом и переориентации экономики на внутренний рынок. Особый упор сделан на расширение совокупного внутреннего спроса за счёт увеличения доли государства в общенациональных расходах; общего повышения уровня жизни населения; увеличения дотаций крестьянам и городскому населению с низкими доходами; обеспечение роста спроса в сфере услуг за счёт развития торговой сети и сетей коммунально-бытового обслуживания населения в городских микрорайонах и деревне; продолжения политики автомобилизации и т.п. В целом на борьбу с кризисом и расширение внутреннего потребления правительство Китая запланировало выделение на период 2008-2010 гг. в целом около 4 трлн юаней202. В пересчёте на доллары это примерно столько же, сколько американские власти в 2008 году выделили по «плану Полсона» (700 млрд долл.). Только американские власти закачали деньги в банковский сектор (поддержка крупнейших банков Уолл-стрит), а китайские власти — на строительство железных и автомобильных дорог, других объектов инфраструктуры, стимулирование реальной экономики через увеличение потребительского спроса.

Безусловно, это потребует определённых изменений в денежнокредитной политике Народного банка Китая и банковской системе Китая. Но эти изменения, по нашему мнению, ещё более усилят суверенный характер банковской системы, позволят отойти от политики накопления Народным банком Китая ненадёжной «зелёной» валюты.

В 2008 году началось снижение процентных ставок кредитов и депозитов и наращивание объёмов кредитования китайской экономики. По предварительным оценкам, в 2009 г. общий объём кредитования, согласно прогнозным оценкам должен достичь впервые 1 триллион долларов203.

При желании интересный опыт организации денежно-кредитного хозяйства можно найти даже в тех странах, которые находятся в сфере влияния мировых ростовщиков. Там имеются отдельные «островки», на которые это влияние не распространяется или, по крайней мере, оно ослаблено. Во-первых, очень может пригодиться опыт использования так называемых «местных» денег, эмитируемых муниципалитетами и общинами (мы об этом выше упомянули) — особенно в условиях кризиса, когда возникает дефицит законных платёжных средств. Во-вторых, в некоторых странах «золотого миллиарда» и периферии мирового капитализма имеются государственные банки, которые позволяют достаточно эффективно решать отдельные локальные социально-экономические проблемы.

Даже в США — цитадели мирового капитализма, находящейся под контролем ФРС, имеется банк, который принадлежит государству и весьма выделяется на фоне тысяч частных коммерческих банков. Он называется Банком Северной Дакоты (Bank of Nothem Dacota — BND). Банк Северной Дакоты (БСД) был учреждён в 1919 году законодательным собранием штата с целью освободить фермеров и бизнесменов штата от кредитных тисков частных банкиров. По закону штата казначейство Северной Дакоты размещает финансовые средства бюджета штата на счетах БСД, банк при этом выплачивает определённый депозитный процент казначейству. БСД выдаёт под невысокий процент кредиты бизнесу, фермерам, правительству штата. Важно подчеркнуть, что БСД не просто перераспределяет бюджетные средства штата, а создаёт новые деньги (т.е. действует депозитно-кредитный мультипликатор), что позволяет правительству штата всегда иметь достаточное количество денег для финансирования различных проектов и программ. Таким образом, экономика Северной Дакоты имеет определённый иммунитет против денежно-кредитных манипуляций Федерального резерва. Лишь три штата в 2008 году не имели дефицитов своих бюджетов, и Северная Дакота — один из них. Профицит его бюджета составил 1,2 млрд долл. И ещё: часть прибыли БСД направляет в казну штата в виде налогов и дивидендов.

Сегодня большинство штатов сводят свои бюджеты с громадными дефицитами. Некоторые находятся на грани банкротства. Вот, например, власти Калифорнии в условиях нынешнего кризиса объявили о фактическом дефолте и вынуждены были пойти на решительное сокращение бюджетных расходов, что ударило по гражданам самого населённого штата Америки. Штат до кризиса жил в основном за счёт ипотечного бума — налогов, которые взимались при совершении операций с недвижимостью. На грани банкротства оказались также штаты Невада, Флорида, Нью-Мексико, Массачусетс, которые также жили за счёт ипотечной пирамиды. В тяжёлом положении также оказались штаты, которые жили за счёт налогов с банков и финансовых корпораций. Например, резко возрос дефицит бюджета штата Нью-Йорк, на территории которого зарегистрированы все основные игроки с Уолл-стрит204. Арнольд Шварценеггер, губернатор Калифорнии, отреагировал на финансовый кризис в своём штате таким образом: «...мы не можем напечатать свои собственные деньги. Мы можем потратить только то, что мы имеем»205. Пример штата Северная Дакота показывает, что власти штата могут при необходимости «напечатать свои собственные деньги». Полагаем, что опыт Северной Дакоты может очень приходиться многим субъектам Российской Федерации, которые сегодня находятся в таком же тяжёлом финансовом положении, как и Калифорния или штат Нью-Йорк206.

<< | >>
Источник: Катасонов В.Ю.. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия сов ременных проблем «денежной цивилизации». Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий. 240 с.. 2011

Еще по теме Государственная денежно-кредитная система и ссудный процент:

  1. Норма ссудного процента, ее виды, взаимосвязь и отличия от ссудного процента и нормы прибыли
  2. Сущность ссудного процента — дохода на денежный капитал
  3. Ссудный процент. Дифференциация ставок ссудного процента
  4. ГЛАВА 4. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ФИНАНСЫ. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА
  5. § 3. Спрос и предложение на рынке заемных средств (ссудного капитала). Реальные и денежные теории процента
  6. Катасонов В.Ю.. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия сов ременных проблем «денежной цивилизации». Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий. 240 с., 2011
  7. 15.1. Ссудный процент (процентный доход) и ставка процента
  8. Б. Ссудный капитал и ссудный процент
  9. ССУДНЫЙ КАПИТАЛ И ССУДНЫЙ ПРОЦЕНТ
  10. 2.2. Современная банковская система как институциональная основа денежной системы. Кредитная и денежная эмиссия
  11. Глава 20. КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА
  12. 2.1. Современная банковская система как институциональная основа денежной системы. Кредитная и денежная эмиссия
  13. Лекция 1.Роль банков в накоплении и мобилизации ссудного капитала. Структура кредитной системы
  14. Виды ссудного процента
  15. 14.2.ССУДНЫЙ ПРОЦЕНТ
  16. Глава 15 ССУДНЫЙ ПРОЦЕНТ