загрузка...

Деньги в эпоху ПРОСВЕЩЕННОЙ МОНАРХИИ

Из всех российских правителей после Петра I наиболее выдающейся в плане экономической и политической деятельности была императрица Екатерина II, которая правила продолжительное время — 34 года (1762—1796). В своем «Большом наказе», базовом документе века Просвещения на Руси, она обобщила некоторые основные идеи западных просветителей и при этом сделала особый акцент на значение государственных законов для всех сфер имперского правления. Свободная торговля и промышленное развитие, основанные на частной собственности, должны были играть ведущую роль в экономическом развитии государства. Стимулировалась колонизация иностранными поселенцами свободных земель для развития местного производства продовольственных и потребительских товаров на базе возраставшего выпуска сельскохозяйственной продукции. В период 1763—1765 гг. в Россию приехало около 30 тыс. мигрантов из Европы, преимущественно из Германии, и они поселились, в основном, в Саратовской губернии и в Малороссии. Поселенцы были энергичными и знающими сельское хозяйство работниками и ремесленниками. Им в распоряжение были предоставлены крупные наделы земли и кредиты на благоприятных условиях с целью внедрения современных сельскохозяйственных технологий и повышения производительности труда. На самом деле они играли не меньшую роль в модернизации российской экономики в целом, чем иностранные специалисты, приглашенные ранее для работы в промышленности.

Во время правления Екатерины II финансовые проблемы государства, ведшего опустошительные военные кампании, возросли до неимоверных масштабов. Екатерина II была вынуждена вернуться к идее выпуска бумажных денег с двоякой целью — содействие кредитованию торговли и покрытие дефицита казны.

Выпуск бумажных денег — ассигнаций был начат в соответствии с Манифестом Екатерины II от 29 декабря 1769 г. В Манифесте не было указано, на какие монеты, находившиеся в обращении (серебряные, медные или золотые), могли бы обмениваться ассигнации. Однако в реальных условиях оказалось, что только медные монеты могли обмениваться на ассигнации в течение первых 20 лет их выпуска.

Война с Турцией в 1774—1775 гг. стоила казне оценочно 47,5

млн руб., однако только 20 млн руб. из этой суммы покрывалось реальной наличностью в форме монет, а остальная сумма — бумажными деньгами. Были предприняты также другие меры для покрытия возраставших расходов, включая сосредоточение оптовой торговли спиртным на контролируемых казной винных складах и регулирование цен. Государственная винная монополия принесла казне значительные дополнительные поступления для финансирования русско-турецкой военной кампании, возобновившейся в 1768 г. В конце правления Екатерины II

сумма только внешнего государственного долга исчислялась н 43,7 млн руб.26

Петр I, несмотря на постоянные финансовые затруднения, воздерживался от иностранного кредитования своей казны. При Гжатерине же II первым кредитом, полученным царской империей, был предоставленный амстердамскими банкирами в 1769 г. кредит на сумму 7,5 млн гульденов, или 3,7 млн руб. на 10летний срок под благоприятный процент — 5% годовых. В качестве обеспечения кредита были приняты таможенные поступления от порта на Балтийском море. В связи с заключением мирного договора с Турцией были либерализованы правила торговли для увеличения поступлений в казну. Было также объявлено, что «любой и каждый» может открыть производственное предприятие без получения специального разрешения. Таким образом, объявлялась свобода торговли и свобода предпринимательства. Средний уровень пошлин отныне находился на уровне 10% цены товаров.

Однако в последние годы своего правления Екатерина II приняла запретительные меры против иностранной конкуренции в промышленности и для предотвращения отлива капитала н виде золота и серебра. Типичным примером влияния дипломатических отношений на таможенное обложение и другие сферы внешнеторгового регулирования служило то, что испытывая неприятие Французской революции 1789—1794 гг. и пытаясь ослабить Францию экономически, Екатерина II приняла Манифест от 8 апреля 1793 г., которым полностью запрещался экспорт всех товаров из России во Францию и импорт французских товаров в Россию. Стремясь избавиться от инфляции, которая вымывала серебряные и золотые монеты из обращения, Екатерина II девальвировала империалы в 1768—1769 гг. одновременно с введением в обращение бумажных ассигнаций.

Манифестом от 29 декабря 1769 г. были учреждены два специальных государственных ассигнационных банка — один в Москве и второй в Санкт-Петербурге. Эти банки принимали депозиты в монетной форме и выпускали в обмен ассигнации. В Манифесте провозглашалось, что ассигнации будут приниматься казной в качестве платежа по меньшей мере одной четверти налоговых поступлений от налогоплательщиков и иных должников, в то время как держателям ассигнаций был обещан полный возврат монет, вносимых за получаемые ассигнации. Однако на практике, хотя ассигнации и были объявлены законным платежным средством, они не обменивались на валюту и не имели отношения к монетам того же номинала. Тем не менее бумажные деньги быстро вошли в оборот, так как они были просты в обращении и их подделка была затруднена.

Внешний заем, полученный от амстердамских банкиров, и выпущенные ассигнации позволили казне покрыть дефицит на сумму 8 млн руб., или У5 всех бюджетных расходов казны в 1771 г.

Более половины этого бюджета было направлено на военные расходы, включая 9 млн руб., затраченных непосредственно на военные кампании, и 12,9 млн руб. — на содержание армии и флота.

Система расчетов государственных расходов и доходов в России оставалась запутанной и очень сложной со времен царя Ивана IV Грозного: многочисленные доходные статьи никогда не анализировались и не пересматривались и на самом деле своим бессистемным содержанием наносили казне больше ущерба, чем пользы.

Хотя в принципе признается, что наряду с тщательной денежной реформой Петр I заложил основы российского государственного бюджета, все еще оставались многочисленные остатки прошлого в отсталой структуре источников доходов и способов собирания пошлин.

Время от времени старые и вводимые вновь пошлины пересматривались, например, в 1782 г. оставалось в силе более 60 статей так называемых канцелярских или бюрократических сборов. Подсчет доходов и расходов казны был вменен в обязанность Сенатской экспедиции, созданной в 1773 г. под руководством Генерального прокурора князя A.A. Вяземского, который должен был ежегодно представлять свои финансовые доклады, включая показатели чрезвычайных расходов. Таким образом, государственные расходы стали подразделяться на обычные и чрезвычайные, однако еще долгие годы такое деление не было юридически оформлено. В 1780 г. функции упомянутой экспедиции были существенно расширены, предусматривая ежегодные доклады Императрице Генерального прокурора относительно государственных доходов, расходов, остатков и расхождений с соответствующими комментариями.

Финансовое положение страны постоянно было напряженным, однако ничто не предвещало глубокого и неожиданного системного кризиса.

Расширение территории и увеличение населения России, быстрое освоение новых земель на Юге, стремительное увеличение внешнеторгового оборота предполагали рост в ближайшем будущем поступлений от прямого и косвенного налогообложения. Роль иностранной квалифицированной помощи в обрабатывающей промышленности, сельскохозяйственном производстве, архитектуре и других искусствах возрастала, а местные российские производительные силы быстро развивались при наличии иностранной конкуренции. Иностранцы ввозили в Россию некоторые технологии и изобретения, несмотря на существовавшие в их странах строгие экспортные запреты на вывоз новых изобретений, в особенности механических образцов и агрегатов из военной области, а также из области производства часов и текстильных изделий. Промышленная политика Екатерины II принесла положительные результаты. За время ее правления количество промышленных предприятий в стране увеличилось более чем вдвое и составило около 1160 (не включая горнорудные производства), на которых работали 900 тыс. чел., включая более 47% свободных граждан и крепостных. Общее же число фабрик, увеличившееся в 3,2 раза, достило 316127.

Общая сумма ассигнаций в обращении не превышала 50 млн руб. В 1784—1786 гг. в Санкт-Петербурге 1 руб. ассигнаций обменивался на 98 серебряных копеек28.

Однако в считанные годы ситуация в корне изменилась к худшему. Причиной стал накопленный бюджетный дефицит, вызванный все возраставшими расходами во времена правления Екатерины II (в 5,3 раза — на военные кампании, в 2,6 раза — на обеспечение армии, в 5,8 раза — на содержание бюрократического аппарата).

Потребности дальнейшего расширения торговли и развития экономики побудили правительство к широкомасштабной эмиссии бумажных денег вместо того, чтобы сначала привести в порядок финансово-денежное хозяйство и по возможности сократить расходы.

Своим Манифестом от 28 июня 1786 г., совпавшим с 25-летием восхождения на трон, Императрица провозгласила создание Ассигнационного банка, который должен был предоставлять кредиты дворянству и муниципалитетам в лимитированных суммах. Управляющим директором банка был назначен граф А.П. Шувалов, который был автором проекта и сыном известнейшего графа елизаветинских времен П.И. Шувалова. Было торжественно заявлено, что никогда и ни при каких обстоятельствах сумма выпушенных ассигнаций не превысит 100 млн руб. Однако в Манифесте не содержалось ни единого слова о том, должны ли были ассигнации свободно приниматься к обмену на монеты. Из выпущенных 100 млн ассигнационных рублей, помимо упомянутых кредитов дворянству и муниципалитетам, 50 млн руб. были выделены для обмена ранее выпущенных ассигнаций, которые становились недействительными, 15 млн руб. оставлялись в качестве резерва на случай войны и 2 млн руб. передавались в распоряжение казны в случае чрезвычайной необходимости29.

Вскоре был учрежден Государственный заемный банк, принявший активы и обязательства Дворянского банка, который был закрыт. Государственный заемный банк мог предоставлять займы из расчета 4,5% годовых против обеспечения недвижимостью. При этом в 1786 г. в банке была учреждена Страховая экспедиция, которая предназначалась для предоставления услуг по страхованию кирпичных домов, производственных предприятий и заводов. Таким образом, в России зародилось страховое дело. Однако реальное применение выпущенных ассигнаций оказалось весьма далеким от провозглашенных правительством планов. Значительная доля выпущенных бумажных денег пошла на покрытие расходов, связанных с военными кампаниями. Только чрезвычайные военные расходы (не считая регулярных расходов) в период 1788—1791 гг. составили 16 млн руб. в год30. Военные расходы финансировались исключительно путем выпуска ассигнаций и за счет внешних займов.

Таким образом, была введена систематическая практика получения денег через эти каналы, и к 1790 г. ранее объявленный лимит выпуска ассигнаций на 100 млн руб. был уже превзойден. За несколько лет структура денежного обращения в корне изменилась. К концу 1790-х годов на ассигнации приходилось не менее 50% номинальной стоимости всего денежного обращения. Курс обмена ассигнационного рубля резко упал с 98 серебряных копеек в 1787 г. до 71 коп. в 1794 г. Дефицит казны, не покрываемый ассигнациями, пытались покрывать путем значительных иностранных заимствований. Начиная с 1787 г., в течение пяти лет были получены иностранные займы на сумму 39 млн руб., т.е. в 6 раз больше, чем в предшествовавшие 20 лет. В 1793 г. сумма выплаченных по полученным займам процентов составила 7,2 млн руб., или 80% всех доходов по таможенным поступлениям. К окончанию правления Екатерины II общая сумма внешней задолженности составляла 43,7 млн руб.31

Однако на весьма неприглядную картину денежной и финансовой политики Екатерины II можно посмотреть под углом зрения возникновения необходимых предпосылок для некоторых более рациональных методов финансовой деятельности и создания финансовой администрации. Была восстановлена (после Петра I) практика систематического ведения государственного бюджета в письменном виде и тем самым была создана основа для административных и финансовых реформ первой половины XIX в.

В XVIII в. ведущей стала идеология всемерного развития промышленного производства. В 1765 г. было учреждено Имперское вольное экономическое общество, которое участвовало в разработке многочисленных теоретических и практических аспектов промышленного развития, таможенной политики, внешней и внутренней торговли, денежно-финансового хозяйства. Выдающиеся русские ученые М.В. Ломоносов (1711—1765),

В.Н. Татищев (1686—1750), П.И. Рычков (1712—1777), М.Д. Чул- ков (1743—1792) были наиболее активными сторонниками прогрессивного развития российской промышленности и торговли.

В.Н. Татищев в своей работе «Представления о купечестве и ремеслах» развивал идеи Петра I относительно расширения внешнеэкономических связей с Европой. М.Д. Чулков в труде из семи томов «Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах» обосновывал мысль о ведущей роли промышленности в народном хозяйстве, подчеркивая при этом, что важнейшим условием процветания является внутренняя и внешняя торговля. Видный экономист П.И. Рычков в статьях об истории торговли стремился к воплощению в практику российской коммерции наиболее передовых методов счетоводства. Однако сфера финансов и денежного регулирования оставалась монополией правителей. Они в основном предпринимали спонтанные и экстраординарные меры в зависимости от текущих нужд казны и огромных военных расходов вне зависимости от макроэкономических последствий, которые было невозможно и нереально спрогнозировать и которые оставались за пределами существовавшего экономического анализа. Деньги играли все большую роль при сборе налогов и сборов с населения, которое в большинстве своем оставалось под игом крепостничества.

<< | >>
Источник: Попырин В.И.. Очерки истории денег в России. — М.: Финансы и статистика; ИНФРА-М - 224 с.. 2010

Еще по теме Деньги в эпоху ПРОСВЕЩЕННОЙ МОНАРХИИ:

  1. ГЛАВА У. Свободное и несвободное население во франкской монархии и в Британии.
  2. ВОСПРИНИМАЙТЕ ТРЕЙДИНГ КАК ПРОСВЕЩЕНИЕ
  3. В. В. Скобара и др.. Аудит: учеб. для вузов / [В. В. Скобара, Г. И. Пашиго-А93 рева, О. Л. Островская и др.]; под ред. В. В. Скобара. — М.: Просвещение. - 479 с., 2005
  4. 6. ИНФЛЯЦИЯ В ЭПОХУ ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА
  5. 9.1. Учет в эпоху военного коммунизма (1917-1921 гг.)
  6. ГЛАВА I. Аграрный строй в эпоху Цеэаря и Тацита.
  7. Экономический рост Китая в эпоху Цин (1644-1911)
  8. Цены и прибыль в эпоху торгового капитала.—Революция цен.
  9. Экономическое развитие в эпоху торгового капитализма (1500-1820 гг.)
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ Товарное производство в эпоху, предшествующую монополистическому капитализму
  11. 2. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ И КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА РОССИИ В ЭПОХУ ДОМОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА
  12. Вопрос 4: Советская экономика в эпоху «развитого социализма» (1965–1985 гг.)
  13. 3. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ И КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  14. 2.1. Как деньги делают деньги и откуда берется прибыль?
  15. 2.3. НЕПОЛНОЦЕННЫЕ НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ — БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ ГОСУДАРСТВА
  16. 2.3. НЕПОЛНОЦЕННЫЕ НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ — БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ ГОСУДАРСТВА
  17. 4.4. Деньги центрального банка (наличные деньги)
  18. ДЕНЕЖНЫЕ АГРЕГАТЫ. ДЕНЬГИ И "ПОЧТИ ДЕНЬГИ