Денежная реформа 1922-1924 гг. РОДЬ «ЗОЛОТОГО ЧЕРВОНЦА» в условиях НЭПА

Политика военного коммунизма привела к дальнейшему углублению экономического кризиса, и правительство было вынуждено по предложению В.И. Ленина развернуть свой экономический курс в сторону новой экономической политики (нэп) для оживления производства, основанного на открытии рыночных отношений и создании новой твердой валюты. Эти меры предпринимались, однако, в парадоксальном сочетании с параллельным введением централизованного количественного планирования, исходя из общей коммунистической распределительной концепции.

Восстановление на профессиональном уровне денежно-кредитной системы началось с назначения Г.Я. Сокольникова (1988— 1939) первым наркомом финансов СССР. Он пробыл во главе финансовой системы с 1922 по 1926 г. Этот период характеризовался острыми потребностями в регулировании и накоплении финансовых ресурсов путем восстановления традиционных функций финансового ведомства. Крестьянство получало экономические стимулы для производства во все больших объемах зерна и других продовольственных товаров, и это должно было бы способствовать росту обрабатывающей промышленности. Вместо принудительной продразверстки военного коммунизма или простой экспроприации продуктов государством в пользу рабочих и бедняков крестьяне обязаны были начиная с весны 1921 г. выплачивать государственный налог в натуре, т.е. частью производимых продуктов. При этом у них был выбор продажи излишков на открытом рынке или использования их для своих собственных нужд. Первоначальное намерение реформаторов состояло в том, чтобы возникающий товарообмен был прямым и был бы ограничен местным рынком. Однако свободный рынок устранил это искусственное ограничение, частная торговля в условиях нэпа была легализована, а новая денежно-финансовая политика вошла в нее важной составной частью. Параллельно происходил и другой процесс, который, в конечном счете, исключил возможность продолжительного проведения политики нэпа. Одновременно с принятием этой политики в 1921 г. для централизованного контроля производства и распределения продукции был создан Государственный плановый комитет СССР (Госплан), который в конечном счете был призван мобилизовать избыточные трудовые ресурсы для долгосрочного экстенсивного экономического развития, основанного на современном инженернотехническом опыте и направленного на защиту экономики от дестабилизирующей ее безработицы, при открытии и сохранении, как оказалось временном, внутренней конкуренции.

Таким образом, во время нэпа создавалась экономика с двумя в конечном счете взаимоисключающими регуляторами — экономика централизованного количественного планирования и рыночная экономика. Однако заранее наперед не предусматривалось, каким образом возможные конфликты между двумя регуляторами могли бы разрешаться. Идея организации скрытого глубокого административного контроля, в противоположность более открытому денежному регулятору, могла стать доминирующей в ближайшем будущем взамен успешной (однако, как оказалось, временной меры) по введению открытого рынка и новой твердой валюты в форме «золотого червонца». Для стабилизации денежного обращения уже в ранних 1920-х годах были проведены три денежные реформы, две из которых имели ярко выраженный конфискационный характер с деноминациями бумажных денег — совзнаков, выпускавшихся для покрытия бюджетных дефицитов. В целом их принято рассматривать как единую денежную реформу 1922—1924 гг., включающую три составляющие. Первая из них была проведена в 1922 г. с целью попытки достижения унификации денежного обращения и упрощения расчетов в экономике. Начали выпускать новый рубль, и каждый такой новый совзнак должен был в обязательном, принудительном порядке заменять 10000 денежных знаков любых видов, находившихся в обращении. В следующем 1923 г. второй деноминационной реформой предусматривался обмен рублевых совзнаков образца 1922 г. на новые рублевые совзнаки образца 1923 г. в соотношении 100:1. Эти меры были проведены немедленно после отказа от политики военного коммунизма, при которой в принципе отрицалась возможность свободных и открытых рыночных отношений, а деньги не имели какой-либо товарной стоимости, оставаясь лишь временными и символическими знаками, обращавшимися в ограниченных сферах платежей и обмена, где в целом доминировали бартерные отношения.

Традиции и привычки припрятывать золото, серебро и драгоценности продолжали иметь место в условиях, когда разрегулированные полностью таможенные границы страны на фоне внутренних войн позволяли беспрепятственную контрабанду из страны бесчисленных сокровищ в форме коллекций картин, драгоценностей и других раритетов. Большое количество интеллектуалов и квалифицированных специалистов покидало страну одновременно с теми слоями буржуазии, землевладельцев и духовенства, которые вынуждены были уезжать из страны во избежание преследований и экспроприации.

Во время непрерывной и острой борьбы за власть и в попытке оживить экономику с помощью введения в обращение твердых денег, наркомом финансов СССР Г.Я. Сокольниковым была сформулирована идея «золотого червонца»'— валюты, которая обращалась бы параллельно с обесценивавшимися совзнаками.

Эта идея получила политическую поддержку в условиях, когда возникла потребность возобновления рыночных отношений. Однако, как оказалось на деле позднее, эта поддержка была весьма непродолжительной и уступила место централизованному контролю дефицитной экономики как в сфере производства, так и в сфере ценообразования и соответственно в сфере денежного обращения. Тем не менее денежная реформа, проведенная под руководством Г.Я. Сокольникова, оставила яркий след в истории денежного хозяйства страны и имела в своей теоретической основе опыт той денежной реформы, которая была проведена С.Ю. Витте. На самом деле она осуществлялась при участии тех еще остававшихся в стране высококвалифицированных специалистов, которые работали еще при С.Ю. Витте. «Золотой червонец» как основная, главная составляющая денежной реформы, был введен в обращение в течение относительно короткого периода — с ноября 1922 г. по февраль 1924 г. Эта была новая твердая валюта в форме банковских билетов, обмениваемых на золото. В одном рубле, эквивалентном 5,146 долл., содержались по стоимости те самые 10 руб., которые выпускались при царе Николае II в соответствии с денежной реформой С.Ю. Витте.

«Золотой червонец» имел государственную эмблему и надпись «один червонец», что условно предполагало золотое содержание в 1 золотник, или 7,74234 г чистого золота и было полным эквивалентом 10 царским рублям. Эмиссия банковских билетов покрывалась в следующих пропорциях: 25% — драгоценными металлами и иностранной твердой валютой и 75% — краткосрочными векселями и некоторыми другими ценностями и быстро реализуемыми товарами. Предполагалось позднее начать и выпуск золотых монет, равных по стоимости бумажным купюрам. И на самом деле в 1923 г. появилась золотая монета массой 8,6 г с золотым содержанием 7,74234 г чистого золота, как это указывалось на банковских билетах60. На монете был изображен крестьянин-сеятель на фоне фабричных труб и восходящего солнца с изображением государственной эмблемы на оборотней стороне.

В небольшом количестве такие же монеты были выпущены в 1925 г. Эти золотые монеты использовались преимущественно во внешней торговле, а когда они возвращались на внутренний рынок, то, как правило, в оборот уже не поступали и оседали у частных тезаврантов, предчувствовавших недолговременность твердого денежного оборота на фоне постепенного проявления антиры- ночных тенденций.

С введением в период нэпа «золотого червонца» в стране частично было восстановлено нормальное, основанное на достаточно солидной базе, денежное обращение. Червонец свободно принимался в расчетах на международном рынке. К тому времени, когда был прекращен выпуск совзнаков, общая сумма этих бумажных денег, обращавшихся на внутреннем рынке, достигала многих квадриллионов, а стоимость коробки спичек или трамвайного билета равнялась миллионам совзнаков. Таким образом, начиная с 1922 г. в стране было восстановлено, хотя и не полностью и временно, нормальное денежное обращение, основанное в принципе, но с некоторыми изъятиями, на золоте и свободной обратимости рубля, что дало толчок к процветанию торговли на внутреннем рынке, а также и во внешней торговле.

В денежно-финансовой сфере, остававшейся под контролем наркомата финансов, имело место изъятие из обращения совзнаков, обращавшихся параллельно с «золотым червонцем», что остановило гиперинфляцию. В начале 1924 г. для покрытия текущего и ожидаемого бюджетного дефицита было принято постановление о выпуске новых казначейских билетов в деноминациях один, три и пять золотых рублей и в соответствии с этим постановлением их сумма в обращении должна была определяться потребностями торговли. При этом был введен специальный механизм с целью предотвращения избыточной эмиссии казначейских билетов и недопущения инфляции. Этим механизмом предусматривалось, что сумма находящихся в обращении таких билетов в первый день любого месяца не должна превышать половины общей суммы червонцев, находящихся в обращении на ту же дату (после вычета суммы долга казначейства Государственному банку). Однако более поздним постановлением это правило было изменено, что допускало в обращении объем казначейских билетов первоначально на уровне 75% и впоследствии на уровне 100% суммарной стоимости червонцев, находившихся в обращении61. Казначейские билеты должны были приниматься в качестве платежа по всем обязательствам, а выпуск совзнаков был прекращен и вскоре они выбыли из обращения. За короткий четырехлетний период нэпа в значительной мере была восстановлена экономика, разрушенная в годы гражданской войны, и в целом уровень производства приблизился к довоенному уровню.

Денежная реформа 1922—1924 гг. была проведена без иностранных заимствований. К моменту прекращения выпуска совзнаков их находилось в обращении 762300 трлн руб., а реальная ценность была всего 152 млн руб. В ходе реформы также был ликвидирован бюджетный дефицит, и в 1924 г. выпуск денежных знаков для его покрытия был запрещен законом62. Червонец был устойчивой валютой и его реальное золотое содержание за годы реформы не снижалось ниже 50%. В 1924 г. курс червонца к доллару составлял 1:1,9, а к фунту стерлингов — 1: 8,68.

Параллельное денежное обращение не могло не иметь временного характера, и устойчивость такой денежной системы была непродолжительной. Экстенсивное расширение общественного сектора влекло за собой растущие расходы. На непродолжительное время была задействована рыночная инфраструктура для внутреннего обмена иностранных валют. Открытые валютные операции осуществлялись обменными пунктами, функционировавшими не только в Москве и затем в Ленинграде, но и в других крупных городах — Киеве, Харькове, Тбилиси, Батуми, Баку, Владивостоке и др. Купля-продажа валюты производилась официальными кредитными учреждениями, среди которых можно выделить Госбанк СССР, а также другие банки союзного значения, республиканские региональные банки, некоторые местные банки и кредитные общества. Существовал так называемый вольный или свободный рынок, который функционировал с участием частных компаний и индивидуальных посредников. Хотя первыми такие операции начали осуществлять обменные пункты, вскоре основная доля операций переместилась в банковский и межбанковский сектора.

Отличительной чертой экономики при нэпе была синдика- лизация промышленности и оптовой торговли. Предприятия сливались в вертикально или горизонтально интегрированные тресты, а их продукция продавалась синдикатами. Синдикаты также предоставляли своим предприятиям ресурсы, в том числе деньги и кредиты. К концу 1920-х годов синдикаты превратились в центры кредитов и расчетов, и их деятельность охватывала планирование, снабжение, реализацию и даже строительство. Покупатели готовой продукции обходили государственные лимиты кредитования, предлагая «дружеские» векселя, которые продавцы могли затем обналичивать, дисконтировать в Госбанке СССР, а в случае его отказа — в других кредитных институтах и банках. При необходимости синдикаты брали на себя ответственность за векселя и расписки их наименее кредитоспособных предприятий. В условиях запутанной системы расчетов предприятия и тресты могли выстраивать финансовые пирамиды на базе исходных реальных товаров. Без видимых угроз неустоек кредитная экспансия автоматически приводила к росту денежной массы. Реальным уроком для будущих централизованных преобразований, который преподала практика нэпа, стала комбинация «мягких бюджетных ограничений» коммерческих кредитов и коммерческих банков, конкурирующих между собой за вклады, что вместе взятое могло привести к потере Госбанком СССР контроля над денежной массой. На самом деле коммерческие кредиты автоматически трансформировались этим банком в рост денежной массы даже в условиях принятой жестко ограничительной кредитной политики.

К концу 1925 г. торговл в обменных валютных пунктах практически прекратилась за исключением некоторых операций в южных и восточных портах. При этом обменный курс червонца сохранял устойчивость. Однако все же отсутствовал основной фактор его продолжительной обратимости, а именно, открытые рыночные отношения, которые все более подавлялись централизованным планированием и контролем. Первоначально успешная реформа по введению в обращение твердой валюты червонца на своеобразной, специфической базе золотого стандарта постепенно себя исчерпала с точки зрения конечных результатов и, в частности, из-за начавшейся постепенной «социалистической» инфляции, когда один вид бумажных денег заменялся в обращении другим видом при выпадении из оборота сначала золотых монет, а затем и бумажных червонцев в условиях крайней напряженности государственного бюджета. Одной из важных причин свертывания нэпа, как предполагает экономист, чл.- корр. РАН В.Л. Перламутров, была необходимость развития государством военного сектора в экономике в условиях противоречивого и неустойчивого мира63. XIV съезд ВКП(б), состоявшийся в декабре 1925 г., предопределил решительный курс в направлении количественной индустриализации с помощью немедленной и максимальной мобилизации всех имевшихся ресурсов и таким образом практически был удушен частный капитал.

<< | >>
Источник: Попырин В.И.. Очерки истории денег в России. — М.: Финансы и статистика; ИНФРА-М - 224 с.. 2010

Еще по теме Денежная реформа 1922-1924 гг. РОДЬ «ЗОЛОТОГО ЧЕРВОНЦА» в условиях НЭПА:

  1. Кризис финансовой системы СССР в 1922-1924 гг. Денежная реформа как необходимая мера выхода из кризиса.
  2. Глава VIII РЕФОРМА 1924 ГОДА И НОВАЯ СИСТЕМА ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ
  3. РОССИЙСКИЕ РЕФОРМЫ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ К 80-летию НЭПа и Госплана
  4. 4.4. ПОСЛЕВОЕННЫЕ АГРАРНЫЕ РЕФОРМЫ (1916-1924 гг.)
  5. ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА 1991-1993 гг., ДЕНОМИНАЦИЯ РУБЛЯ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА 1998 г.
  6. Глава IX Денежная политика 1924-1927 годов
  7. 3.4. Денежные реформы б России
  8. 13.3. ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ РОССИИ
  9. 13.3. ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ РОССИИ
  10. 2.1. Денежная политика в действии «ЗОЛОТОЙ ОРЕЛ»
  11. ГЛАВА 13 ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ
  12. ГЛАВА 13 ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ