загрузка...

Сила ассоциации

Эти вопросы кажутся на первый взгляд довольно запутанными, однако ответить на них легко. Уверен, многим из вас известен ответ: устройство нашего разума побуждает ассоциировать и связывать все, что обладает похожими свойствами, характеристиками и особенностями, с уже имеющимся в сфере нашего сознания в качестве воспоминания или представления. Другими словами, в случае с боявшимся собак мальчиком вторая или любая другая собака, с которой он сталкивается, не должна обязательно быть той самой, что укусила его, для того чтобы вызвать у него страх и стресс. Достаточно определенной степени схожести для образования в мозгу ассоциативной связи.

Естественная склонность сознания к ассоциациям является подсознательной ментальной функцией, работающей в автоматическом режиме. Речь здесь не идет о том, о чем можно подумать и принять решение. Протекающие в подсознании процессы можно сравнить с рефлективной работой органов физического тела, например, с сокращением сердечной мышцы. Мы не ломаем голову над тем, как привести работу органов в действие, аналогично, мы не задумываемся об ассоциативной связи и вызываемых ею переживаниях. Это просто естественный для ментальной сферы способ обработки информации, который столь же важен для сознания, как процесс кровообращения для физического тела.

Попрошу вас попытаться зримо представить себе двусторонний энергетический поток, разворачивающий причинно-следственную связь, вследствие чего, ребенку становится трудно (если не невозможно) воспринимать какие-либо другие возможности, помимо уже существующей в его голове. Я помогу разделить процесс на отдельные этапы и пройду их вместе с вами. Все это звучит несколько абстрактно, но понимание этих процессов чрезвычайно важно для раскрытия вашего потенциала и достижения стабильного успеха в трейдинге.

Начнем с основных положений. Структурированная энергия существует вне мальчика и внутри него. Внешняя энергия позитивно заряжена и имеет форму дружелюбной собаки, желающей выразить себя через игру. Внутренняя энергия представлена негативно заряженным воспоминанием в форме ментальных образов и звуков, отражающих первый опыт общения со злой собакой.

Как внешняя, так и внутренняя энергии способны оказывать влияние на чувства мальчика, вследствие чего создаются две совершенно разные ситуации. Воздействие внешней энергии на чувства достаточно приятное. Собака проявляет такие поведенческие характеристики, как дружелюбие, игривость и даже любовь. Однако имейте в виду, что со всеми этими проявлениями собачьей натуры ребенок еще не сталкивался, и, с его точки зрения, их не существует. Как и в примере с ценовым графиком, мальчик не в состоянии понять то, чему он еще не научился, если он не находится в состоянии, крайне благоприятном для восприятия нового.

Внутренняя энергия тоже располагает определенными возможностями и, так сказать, выжидает удобный момент для самовыражения. Ее воздействие на глаза и уши мальчика заставит его испугаться. Это в свою очередь вызовет переживание эмоциональной боли, страха и, возможно, даже ужаса.

Нарисованная мной картина может создать впечатление, будто у мальчика есть выбор между страхом и радостью, но это не соответствует действительности, по крайней мере, в момент второй встречи с собакой. Из двух возможных сценариев однозначно будет реализован тот, что связан с переживанием эмоциональной боли. На то есть несколько оснований.

Во-первых, как уже отмечалось, наше сознание автоматически настроено мгновенно ассоциировать и связывать куски информации, обладающие схожими характеристиками, свойствами и особенностями. Внешнее впечатление, в форме собаки, выглядит очень похоже на отложенное в памяти воспоминание. Но степень схожести, необходимая для того, чтобы ассоциативная связь состоялась, является неизвестной переменной. Мне неизвестны все детали работы ментального механизма, определяющего степень схожести, достаточную для того, чтобы в нашем сознании образовалась связь между двумя или более наборами информации.

Сознание у разных людей работает примерно одинаково, но, в то же время, каждому человеку присущи единственные в своем роде, индивидуальные особенности, поэтому резонно предположить наличие определенного диапазона сходств и отличий, и для каждого из нас, по-видимому, характерно особое место на его шкале.

Когда вторая собака, встретившаяся мальчику, попадает в поле его зрения и слуха, при наличии определенной степени сходства внешнего облика и издаваемых ею звуков с тем, что уже запечатлелось в его памяти, сознание автоматически соединяет два этих впечатления. Эта связь, в свою очередь, приводит к высвобождению негативной энергии, которая воздействует на физическое тело и порождает неприятное предчувствие или ужас. Степень переживаемого дискомфорта или эмоциональной боли прямо пропорциональна серьезности травмы, полученной в результате первой встречи с животным.

То, что происходит потом, психологи называют проекцией. Я определяю это как еще одну мгновенную ассоциацию, благодаря которой реальность с точки зрения мальчика кажется ему бесспорно истинной. Его тело заполнено негативной энергией. В то же время он переживает сенсорный контакт с собакой. Его сознание связывает воспринимаемую глазами и ушами чувственную информацию с бродящей в нем болезненной энергией, и из-за этого ему кажется, что источником боли и страха является собака, которую он видит и слышит.

Психологи называют такие ситуации проекционными, так как мальчик проецирует испытываемую боль на собаку. Эта болезненная энергия отражается назад, и собака кажется ему опасной и таящей угрозу. Вследствие этого процесса вторая собака превращается в подобие первой, память о которой хранится в сознании мальчика, и это несмотря на то, что информация, которую вторая собака генерирует о своем поведении, не только не идентична, но прямо противоречит поведению укусившей его собаки.

Поскольку обе собаки - та, что внутри, и та, что снаружи - ощущаются совершенно одинаково, крайне маловероятно, чтобы ребенок сумел разобраться в поведении второй собаки настолько, чтобы допустить мысль о ее отличии от первой. Поэтому вместо того, чтобы отнестись ко второй встрече как к возможности узнать нечто новое о собачьей сущности, он ощущает опасность и угрозу.

Стоит задуматься над тем, что во всем этом процессе может указать ребенку на то, что его переживание ситуации не является абсолютно и бесспорно истинным? Ведь страх и боль, которую он ощущал в своем теле, были настоящими.

Как обстоят дела с воспринятыми возможностями? Были ли они истинными? С нашей точки зрения, нет. Но с позиции мальчика могли ли они представлять что-то иное, нежели истинно реальную ситуацию? Была ли у него альтернатива? Во-первых, он был не в состоянии воспринять возможности, знанием о которых пока не располагал. Очень сложно научиться новому, когда пребываешь в состоянии страха, ведь, как уже известно, страх является формой энергии, подрывающей силы. Он заставляет отступить, занять оборонительную позицию и сузить фокус внимания, и благодаря этому нам очень трудно, если не невозможно, открыть себя новым впечатлениям и знаниям.

Во-вторых, и я уже отмечал это, для мальчика собака является источником боли, что в определенном смысле соответствует правде. Вторая собака, хотя и вызвала болевые ощущения, которые уже присутствовали в его сознании, действительным источником боли не является. Это животное было заряжено позитивной энергией, вошедшей в соединение с негативной энергией мальчика посредством автоматического ментального процесса, скорость протекания которого невероятно высока.

Сам мальчик совершенно не осознает этот процесс. Что касается мальчика, то с какой стати ему опасаться того, что воспринимаемая им информация о собаке не является абсолютной истиной?

Как видите, поведение собаки не имеет никакого значения, равно как и попытки других людей объяснить ребенку, что ему нечего бояться, так как любая генерируемая собакой информация, безотносительно степени ее позитивности, воспринимается им с негативной точки зрения. Ему ни за что не догадаться о том, что переживание боли, страха и ужаса исходит от него самого.

Итак, ребенок способен генерировать в себе собственную боль и вместе с тем быть твердо убежденным в том, что негатив приходит извне. С таким же успехом трейдеры могут при взаимодействии с рыночной информацией генерировать собственные переживания страха и эмоционального страдания, будучи при этом уверенными в том, что страх и боль полностью оправданы обстоятельствами. Лежащие в основе вышеозначенных реакций психологические силы работают по одной и той же схеме.

Одной из основных целей, стоящих перед трейдером, является восприятие предоставляемых возможностей, а не страх угрозы переживаний. Для того чтобы научиться концентрации на возможностях, следует уметь четко распознавать и понимать источник угрозы. И это не рынок. Рынок с нейтральной позиции генерирует информацию относительно возможности ценового движения. Одновременно он предоставляет (наблюдателю) бесчисленное множество возможностей действовать исходя из собственных интересов. Если воспринимаемое в тот или иной момент времени вызывает у вас чувство страха, задайтесь вопросом: является ли информация опасной по сути, или вы просто переживаете эффект отраженного состояния собственного сознания (как в вышеприведенном примере)?

Понимая, сколь непросто принять эту идею, я дам еще один пример, ее иллюстрирующий. Предположим, что последние две или три ваши сделки обернулись потерями. Вы наблюдаете за изменениями цены и видите, что на рынке присутствует набор переменных, используемых вами при идентификации торговой возможности. Вместо того чтобы немедленно открыть позицию, вы начинаете колебаться. Сделка выглядит настолько рискованной, что вас посещают сомнения относительно того, на самом ли деле появился сигнал. Как следствие, начинается сбор информации в поддержку ваших сомнений. В обычной ситуации такого типа информация, как правило, игнорируется — ваша торговая стратегия вообще не подразумевает ее использование.

Между тем движение цены продолжается. К сожалению, она все дальше отходит от начального уровня, на котором вы бы открылись, не одолей вас колебания. Теперь вы переживаете конфликт, а войти в рынок все-таки хочется, но и мысль об упущенной возможности нестерпима. По мере удаления цены от уровня предполагаемого входа растет и долларовое выражение риска. Перетягивание каната в вашем сознании становится еще интенсивнее. Не хочется ни упускать шанс, ни крупно потерять деньги. В конце концов, все заканчивается ничем, так как конфликт парализовал вашу волю. Вы оправдываете бездействие, говоря себе, что гоняться за рынком слишком опасно, но каждый ценовой тик в направлении того, что могло оказаться прибыльной сделкой, кувалдой обрушивается на вашу голову.

Если вам знаком этот сценарий, прошу задаться вопросом о том, что вы воспринимали в момент колебаний: предоставляемую рынком возможность или то, что отражалось назад в вашем сознании? Рынок одарил вас сигналом. Но он не был воспринят с объективной или позитивной точки зрения. Вы не увидели в этом возможность переживания позитивного чувства, которое появилось бы после прибыльной сделки, а ведь рынок дал вам этот шанс.

Задумайтесь вот над чем: как бы вы восприняли сигнал, если в предлагаемом сценарии последние несколько убыточных сделок заменить прибыльными? Возможно, сложившаяся на рынке ситуация оказалась бы в ваших глазах более благоприятной для открытия позиции? После трех прибыльных сделок подряд стали бы вы колебаться перед входом в рынок? Крайне маловероятно! На самом деле, если вы похожи на большинство трейдеров, наверное, вы задумались бы об открытии более крупной, чем обычно, позиции.

В каждой ситуации рынок генерирует один и тот же сигнал. В первом случае ваше сознание было преисполнено негатива и движимо страхом, вследствие чего вы акцентировали внимание на возможности неудачи, что привело к колебаниям. Во втором сценарии вы почти не воспринимали риск. Вполне возможно, что вас даже посетила мысль о том, что рынок собирается материализовать все ваши мечты. Такой настрой повышает склонность к безрассудным шагам, что может привести к взятию на себя чрезмерно больших финансовых рисков.

Согласившись с тем, что генерирование позитивной или негативной информации не является неотъемлемой характеристикой рынка, особенностью его самовыражения, нетрудно прийти к мысли, согласно которой информация становится негативной или позитивной исключительно в вашем сознании , поскольку такова функция процесса обработки информации. Другими словами, не рынок принуждает вас сфокусироваться на убытке и страдании или на прибыли и удовольствии. Информация приобретает негативный или позитивный характер вследствие того же подсознательного ментального процесса, что заставил мальчика воспринять вторую собаку, ласково виляющую хвостом, как потенциально опасную и агрессивную.

Наш рассудок постоянно ассоциирует внешнее (информацию) с тем, что уже присутствует в сознании (что мы знаем), вследствие чего кажется, будто внешние обстоятельства являются точно такими же, как и воспоминания, представления или убеждения, с которыми ассоциируются эти обстоятельства. В результате в первом сценарии после нескольких неудачных сделок вы расцениваете следующий сигнал, возникший на рынке, как слишком рискованный. Ваш рассудок автоматически и бессознательно связывает настоящий момент с недавними впечатлениями, полученными при совершении убыточных сделок.

Ассоциативная связь вызывает воспоминание об испытанной боли, ввергает в состояние страха и заставляет воспринимать поступающую с рынка информацию в негативном ключе. Кажется, что рынок выражает себя посредством содержащей угрозу информации, и поэтому ваши колебания, безусловно, оправданны.

Во втором сценарии тот же самый процесс заставляет воспринимать ситуацию с чрезмерно позитивной точки зрения лишь потому, что перед этим три сделки подряд удалось закрыть с прибылью. Ассоциация между настоящим моментом и вызванным недавними победами приподнятым настроением создает чрезмерно позитивное, эйфорическое состояние сознания, благодаря которому начинает казаться, будто рынок предоставил безрисковую возможность. Конечно, это оправдывает принятие на себя повышенных финансовых обязательств.

В Главе 1 я писал, что многие ментальные модели, которым трейдеры обязаны своими ошибками и неудачами, являются столь очевидными и укоренившимися, что нам никогда не придет в голову мысль о том, что успех трейдера определяется в первую очередь стилем мышления. Для достижения стабильности крайне важно понимание, осознание и обучение искусству преодоления естественной склонности к ассоциативному мышлению. Развитие и поддержание состояния сознания, позволяющего воспринимать поток возникающих на рынке возможностей, не опасаясь при этом угрозы эмоционального страдания или связанных с самоуверенностью проблем, требует от вас сознательного контроля над процессом ассоциативной связи.

<< | >>
Источник: Марк Дуглас. «Зональный Трейдинг. Победа над рынком благодаря уверенности, дисциплине и настрою на успех»: SmartBook: Издательство «И-трейд» ; Москва;. 2013

Еще по теме Сила ассоциации:

  1. 13.5. Ссудо-сберегательные ассоциации
  2. ИНТЕРНЕТ и Ассоциация менеджеров проекта
  3. Ассоциация по инструментам денежного рынка и деривативам
  4. Первая ассоциация репетиторов
  5. Российская Ассоциация Венчурного Инвестирования
  6. 3. МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ РАЗВИТИЯ
  7. Ссудо-сберегательные ассоциации и строительные общества_
  8. 12.1. Международная ассоциация участников валютного рынка
  9. Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ)
  10. Конференция Национальной плановой ассоциации
  11. 2.8. Членство в ассоциациях, объединениях и биржах
  12. Управление кредитным риском в сберегательных ассоциациях