загрузка...

Роль самодисциплины

Я называю вышеозначенный процесс самодисциплиной и определяю ее как ментальную технику изменения направления (по мере возможности) внимания на объект цели или желания, когда этот объект или желание противоречат некоторым другим составляющим (убеждениям) среды нашего сознания. Самодисциплина - это не личностная черта, то есть люди не рождаются дисциплинированными. Внимательно подумав над моим определением самодисциплины, вы поймете, что родиться дисциплинированным невозможно в принципе. В то же время, каждому по силам использовать самодисциплину в качестве метода, задействованного в процессе трансформации личности.

Пример из моей жизни хорошо иллюстрирует динамику действия этой техники. В 1978 году я решил заняться бегом. Уже не помню, что именно послужило мне мотивацией, но стиль моей жизни в предыдущие восемь лет был далек от активного. Я не занимался спортом, если не считать просмотра спортивных телепрограмм.

В средней школе и в колледже я занимался разными видами спорта, в основном хоккеем на льду. К сожалению, жизнь после окончания колледжа складывалась не так, как я рассчитывал. Не скажу, что мне нравилось положение дел, но в то время я ничего не мог с этим поделать. Можно назвать это периодом бездеятельности, но на самом деле я пребывал в глубокой депрессии.

И опять, не уверен, что послужило толчком для моего внезапно вспыхнувшего желания заняться легкой атлетикой (возможно, какая-то телепрограмма пробудила во мне интерес к спортивному бегу). Впрочем, насколько помню, мотивация была довольно сильной. Итак, я отправился в магазин, купил пару кроссовок, обулся в них и отправился на пробежку. Первое, что открылось мне - то, что я не могу бежать. Сил хватило лишь на то, чтобы пробежать 50-60 ярдов. Неприятный сюрприз. Я не мог представить, насколько вышел из формы. Открытие оказалось настолько болезненным, что в следующий раз я надел кроссовки только через две недели. Вторая попытка тоже была неудачной: у меня не получалось пробежать больше 50-60 ярдов. На следующий день я предпринял очередную попытку, но с тем же успехом. Ухудшение физического состояния привело меня в такое уныние, что я не прикасался к кроссовкам еще месяца четыре.

Наступила весна 1979 года. Я все еще собирался заниматься бегом, хотя и был крайне удручен отсутствием прогресса. Поразмыслив над моей проблемой, я пришел к выводу, что у меня отсутствует конкретная цель. Мысль заняться бегом сама по себе прекрасна, но что это, в сущности, значит? Не знаю. Мысли недоставало четкости и конкретики. Мне требовалось нечто более осязаемое, к чему можно было идти. Поэтому я решил, что к концу лета хочу пробегать без передышки пять миль.

В то время дистанция в пять миль казалась совершенно неподъемной, но мысль о том, что я могу сделать это, наполняла меня энтузиазмом. Приподнятое настроение позволило мне в первую неделю четыре раза выйти на пробежки. К концу недели я был приятно удивлен тем, что даже незначительные по нагрузке тренировки помогли мне с каждым разом пробегать все большее расстояние. Это настолько воодушевило меня, что я решился на покупку секундомера и блокнота для записей результатов пробежек. Я рассчитал двухмильную дистанцию и разметил на ней отрезки длиной в четверть мили каждый. В блокнот я вписывал дату, дистанцию пробега, время и данные о физическом самочувствии.

Но теперь, кода мои заветные пять миль уже замаячили на горизонте, я неожиданно столкнулся с целым рядом новых проблем. Самая серьезная из них была связана с противоречивыми и сбивающими с толку мыслями, заполонявшими сознание каждый раз, когда я решал отправиться на пробежку. Меня изумляло количество (и резонность) причин, по которым я не должен был выходить из дома: «На улице очень холодно (жарко)» ; «Кажется, дождь собирается» ; «Я еще не успел как следует восстановиться после прошлого раза» (даже если прошлый раз имел место дня три назад) ; «Никто из моих знакомых не делает этого», и, наконец, самая популярная причина - «Выйду, как только закончится телепрограмма» (так ни разу и не вышел) .

Единственное, что я мог противопоставить этому потоку противоречащей моим целям негативной энергии, - попытаться перенаправить мое осознанное внимание на то, к чему стремился. Мне на самом деле хотелось пробежать к концу лета пять миль. Я обнаружил, что иногда мое желание оказывалось сильнее конфликтующего с ним. В такие моменты я надевал кроссовки, выходил на улицу и бежал. Впрочем, гораздо чаще отвлекающие мысли заставляли оставаться дома. На начальных этапах, согласно моим подсчетам, в каждых двух из трех случаев у меня не получалось одолеть противоборствующую энергию.

Еще одна трудность заключалась в следующем: при приближении к рубежу дистанции в одну милю я был настолько возбужден достигнутым успехом, что стала очевидной необходимость в дополнительном стимулирующем механизме, который помог бы продолжить движение к пяти милям. Чувство удовлетворения достигнутым грозило превратиться в непреодолимое препятствие. Поэтому я установил новое правило. Его можно назвать правилом пяти миль : «Если я, вопреки всем конфликтующим с моей целью мыслям, надеваю кроссовки и выхожу на пробежку, то каждый раз должен пробежать, по крайней мере, на шаг больше, чем в предыдущий раз» . Правило сработало на славу. Я ни разу не изменил своему слову, и к концу лета я пробежал свои пять миль.

Когда я уже был от цели на расстоянии вытянутой руки, случилось нечто чрезвычайно любопытное и совершенно непредвиденное. Конфликтующие с целью мысли стали мало- помалу исчезать, а затем вообще улетучились из моего сознания. После этого я ощутил некую свободу, поняв, что мое желание бегать не наталкивается на какое-либо сопротивление сознания и ему не мешают отвлекающие мысли. Принимая во внимание борьбу, которую мне еще недавно приходилось вести с ними, новое состояние воспринималось чуть ли не как чудо.

Результат говорит сам за себя: я совершал регулярные пробежки в продолжение следующих 16 лет.

Для любопытных сообщаю, что последние 5 лет я почти отказался от бега, потому что вновь стал уделять внимание хоккею на льду. Этот вид спорта требует серьезного напряжения физических сил, а иногда я выхожу на лед раза четыре в неделю. С учетом моего возраста - а мне уже за 50 - и того, что на восстановление уходит дня два, времени и сил для бега не остается.

Рассмотрение вышеозначенного опыта в контексте уже обретенного понимания о сущности убеждений позволяет сделать ряд наблюдений.

1. Поначалу мое желание заняться бегом было лишено фундаментальной основы в сфере сознания. Другими словами, не существовало какого-либо иного источника энергии (наполненной энергией мысли, требующей выражения), который был бы сообразен моему желанию.

2. Для создания такой основы я должен был предпринять определенные действия. Формирование убеждения «Я являюсь бегуном» требовало создания целой серии представлений, соответствующих новому убеждению. Как уже известно, все наши мысли, слова и поступки подпитывают энергией те или иные убеждения. Каждый раз, когда мне удавалось, наткнувшись на сопротивление отвлекающих мыслей, побороть их и сфокусировать внимание на моей цели - надеть кроссовки и отправиться на пробежку, то я увеличивал объем энергии, присущей убеждению «Я являюсь бегуном» . Не менее важно то, что параллельно энергия утекала из всех других убеждений, которые конфликтовали с моим желанием. Происходило это непреднамеренно. Существует множество методов деактивации конфликтующих убеждений, но в тот период моей жизни я еще был далек от понимания динамики процесса преобразования, и мне в голову не пришло бы воспользоваться этими техниками.

3. Сейчас для меня не составляет труда (с ментальной точки зрения) выражать себя как бегуна, потому что и на самом деле я являюсь бегуном . Это представление, наполненное энергией, стало функциональной частью моей идентичности. Когда я только начинал заниматься бегом, в моем сознании соседствовало много разных конфликтующих друг с другом убеждений касательно бега. Поэтому без самодисциплины у меня ничего не получилось бы. Теперь я не нуждаюсь в ней, поскольку утверждение «Я являюсь бегуном» есть ответ на вопрос «Кто я?». Когда наши убеждения полностью синхронизируются с целями и желаниями, исчезает источник негативной энергии. Отсутствие источника негативной энергии означает невозможность появления отвлекающих мыслей, оправданий, извинений, логических объяснений или ошибок (сознательных или бессознательных).

4. Убеждения поддаются изменениям, а возможность изменить одно убеждение означает возможность трансформации любого убеждения при условии понимания того, что в действительности вы не изменяете их, а только перенаправляете поток энергии с одной мысли на другую. (При этом остается нетронутой форма убеждения, которое должно подвергнуться изменению). Таким образом, в сфере вашего сознания могут сосуществовать два противоречащих друг другу убеждения. Но если лишить одно из убеждений энергии, а другое полностью насытить ею, то с точки зрения функциональных позиций противоречие исчезнет, и налицо будет только убеждение в том, что энергия способна действовать в качестве силы на состояние вашего сознания, восприятие, истолкование получаемой информации и поведение.

Единственная цель механического трейдинга - трансформация себя в стабильно успешного трейдера. Если в среде вашего сознания присутствует нечто, противоречащее принципам формирования убеждения «Я являюсь стабильно успешным трейдером» , необходимо привести в действие технику самодисциплины для восприятия вашей идентичностью этих принципов в качестве ее доминирующей рабочей части. Как только принципы станут тем, что вы есть , отпадет нужда в самодисциплине, ибо процесс обретения стабильности больше не будет требовать приложения усилий.

Напоминаю, что нельзя ставить знак равенства между стабильностью и способностью совершения результативной сделки - даже целой серии сделок, поскольку для закрытия позиции в плюс не требуется особого умения. Для этого надо просто угадать направление изменения цены, как угадывают, какой стороной опустится подброшенная в воздух монета, тогда как стабильность есть состояние сознания, и, раз достигнув его, уже нельзя вести себя по-другому . Нет смысла стараться быть стабильным, поскольку стабильность становится естественной функцией вашей идентичности. По сути, любая попытка приложения в этом направлении усилий сама по себе является знаком того, что еще не удалось полностью интегрировать принципы стабильного успеха и преобразовать их в доминирующие, неконфликтующие убеждения.

Например, предварительный расчет риска можно считать важным этапом обретения стабильности . Если это требует особых усилий, если постоянно приходится напоминать себе о необходимости определения рисков, если налицо переживание конфликтующих мыслей (то есть попытка отговорить себя от действий), или когда вы обнаруживаете открытую позицию, по которой не был заранее просчитан риск, тогда этот принцип не является составляющей вашей идентичности. Тогда это не есть вы . В противном случае проблема предварительного расчета риска вообще не возникла бы.

Если и когда все источники конфликтующих мыслей оказываются деактивированы, исчезает способность быть каким-то другим. То, что в свое время давалось с великим трудом, теперь не требует усилий. Посторонним взглядом такое воспринимается как высшее проявление самодисциплины (удаются действия, о которых другие люди и помыслить не могут), но в действительности это вообще не соотносится с тем, что называется самодисциплиной, - мы просто работаем исходя из набора убеждений, подчиняющих действия нашим желаниям и целям.

<< | >>
Источник: Марк Дуглас. «Зональный Трейдинг. Победа над рынком благодаря уверенности, дисциплине и настрою на успех»: SmartBook: Издательство «И-трейд» ; Москва;. 2013

Еще по теме Роль самодисциплины:

  1. КАК ПОВЫСИТЬ САМОДИСЦИПЛИНУ
  2. Правила личной организованности и самодисциплины
  3. Глава Роль культуры
  4. Роль ожиданий
  5. 2.2.1. ФИНАНСЫ, ИХ РОЛЬ И ФУНКЦИИ
  6. Роль денег.
  7. Ограниченная роль правительства
  8. Глава 1 РОЛЬ И ВОЗМОЖНОСТИ ИНВЕСТИЦИЙ
  9. 6. РОЛЬ ПРЕДПРИЯТИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
  10. Глава 1. Деньги и их роль в экономике
  11. ГЛАВА 4 ФУНКЦИИ И РОЛЬ ДЕНЕГ
  12. ГЛАВА 4 ФУНКЦИИ И РОЛЬ ДЕНЕГ
  13. 1. РОЛЬ ДЕНЕГ 0 РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  14. Глава 14 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА