Кризис пенсионного обеспечения и проблемы человеческого развития в постсоциалистических странах


Постсоциалистические страны в начале рыночных реформ имели развитые системы государственного пенсионного обеспечения, основанные на финансировании за счет страховых взносов (главным образом работодателей) и бюджетных субсидий, т.е.
построенные на солидарной основе и всеобщем охвате населения государственными пенсионными программами.
По сравнению с развитыми странами они характеризуются более ранним пенсионным возрастом и более низкой средней продолжительностью жизни, которая в годы рыночных реформ снизилась (в РФ с 69,6 лет в 1989 г. до 65,3 года в 2004 г.), более молодым составом населения. Так, если в 2003 г. ожидаемая продолжительность жизни при рождении в развитых странах Северной Америки и Европы составляла в среднем у мужчин 75-76 лет, у женщин 80-82 года, то в странах Восточной Европы - 63 года у мужчин, 74 года у женщин, в странах СНГ - 69 лет. Более ранний выход на пенсию ведет в постсоциалистических странах к более высокой доле пенсионеров по сравнению с долей пожилого населения (в возрасте 60 лет и старше), а значит, к более высокой пенсионной нагрузке на работающее население. Например, в РФ доля населения старше 60 лет в 2002 г. составляла 18,5 % в общей численности населения, а доля пенсионеров - 26,5 % населения страны.
Однако причины кризиса государственных систем пенсионного обеспечения в странах с переходной экономикой лежали также в экономической плоскости. Трансформационный кризис экономики и бюджетной системы резко ограничил финансовые возможности государства, вместе с тем резко возросли расходы на выплату и индексацию пенсий (в среднем превысив 10 % ВВП в 1995 г.).
Сокращение реальной заработной платы в кризисные годы рыночных реформ (на 20-60 %), снижение ее доли в ВВП, сокращение занятых в официальном секторе экономики (в РФ с 75,3 млн чел. в 1990 г. до 64,3 млн чел. в 1998 г.), рост теневого сектора экономики, кризис неплатежей и несвоевременная выплата зарплаты, высокая доля убыточных предприятий привели к сокращению доходов государственных пенсионных фондов и бюджета.
Необходимость поддержания минимальных пенсий на уровне прожиточного минимума и сохранения зависимости размеров пенсий от предшествующего заработка в условиях высокой инфляции, выплата социальных, льготных и досрочных пенсий пожилым безработным, государственных пенсий работающим пенсионерам привели к значительному дефициту бюджетов государственных пенсионных фондов. При этом наблюдался рост численности и доли пенсионеров в странах с переходной экономикой, особенно на первом этапе рыночных реформ
(в странах СНГ - до 1994 г.), снижение коэффициента их поддержки, что способствовало усилению кризиса систем государственного пенсионного обеспечения.
Сокращение налоговой базы при росте пенсионных расходов ведет к повышению ставок страховых взносов в государственные пенсионные фонды, которые в основном выплачивают работодатели, что стимулирует рост безработицы, уклонение от налогов и занижение реально выплачиваемой зарплаты в официальной отчетности.
Таким образом, кризис распределительных пенсионных систем в странах с переходной экономикой прямо отразился на показателях человеческого развития пенсионеров и общества в целом. Минимальная пенсия во многих странах не соответствует величине прожиточного минимума пенсионера (Россия, Украина, Молдова, Кыргызстан), принуждая пенсионеров к поиску и продолжению работы (табл. 10.4). Сокращается средний размер государственных пенсий по отношению к средней зарплате. Соотношение максимальной и минимальной пенсий сокращается, т.е. теряется связь пенсии с предыдущим заработком, особенно для высокооплачиваемых пенсионеров. Индексация пенсий задерживается и производится не в полной мере при высоком уровне инфляции. Несмотря на проводимые мероприятия по индексации, как абсолютный, так и относительный размер пенсий остается на низком уровне. Так например, в конце 1990-х гг. отношение среднего размера пенсий к средней заработной плате в Азербайджане, Армении, Таджикистане, Украине составляло менее 30 %, в Беларуси, Казахстане, Молдове, России - около 40 %. Наблюдается задолженность пенсионных фондов и госбюджета по выплате государственных пенсий - несвоевременность их выплаты. Уклонение от уплаты высоких взносов ведет к развитию теневой экономики и преступности. Высокое налоговое бремя пенсионных взносов работодателей ведет к сокращению частных инвестиций, росту безработицы, стагнации экономики и уровня жизни населения. В середине 1990-х гг. налоговое бремя социальных страховых взносов в РФ составляло 8 % ВВП, в Польше - 10,3 %, в Венгрии - 12,4 %, в Словакии - %, в Чехии - 15,4 %.
Интегральным результатом кризиса систем государственного пенсионного обеспечения в странах с переходной экономикой является сокращение средней продолжительности жизни пенсионеров. Так, ожидаемая продолжительность жизни граждан в возрасте 65 лет сократилась в РФ с 14,6 года в 1989 г. до 13,6 года в 2004 г., в Азербайджане за тот же период - с 15,6 года до14,6 года, в Армении - с 15,3 года до 14,6 года,
в Беларуси - с 15,5 лет до 14,1 года, в Казахстане - с 14,7 года до 13,4 года, в Кыргызстане - с 15 лет до 14,2 года, на Украине за 1989-2003 гг. - с 14,8 года до 14,1 года, в Молдове за тот же период- с 14,2 года до 12,8 года [Население и условия жизни в странах СНГ, 2005: 67].
Таблица 10.4. Динамика соотношения прожиточного минимума пенсионера и минимальной пенсии в России в 1991-2002 гг.

Прожиточный минимум и мини- маль ная пен - сия

1991

1992

1993

1994

1995

1997

1998

1999

2000

2001

2002

Отношение мини маль - ной пенсии к прожиточно му мини - муму пен- сио не ра, %

222,7

84,2

87,2

52,8

48,1

76,6

67,3

45,4

47,1

41,4

36,5

Источник: Российский статистический ежегодник. 2004. Росстат. М., 2004. C. 187; 2005. C. 194.


В условиях низкого размера государственных пенсий возможности стабилизации уровня жизни пожилых людей связаны с продолжением трудовой деятельности в формальном и неформальном секторах экономики, владением или приобретением земельного участка для обеспечения себя продовольствием, наличием жилья для сдачи в аренду или обмена на меньшее, сбережений и движимого имущества, внутрисемейными трансфертами, а также участием в негосударственных пенсионных фондах.
Важными показателями человеческого развития пенсионеров ву- словиях низкого уровня государственных пенсий, несвоевременности их выплаты и индексации являются показатели занятости лиц пенсионного возраста в экономике постсоциалистических стран. Сохранение государственных пенсий работающим пенсионерам позволяет тем из них, кто сохранил трудоспособность, повысить уровень своих денежных доходов и преодолеть нищету. По данным статистики РФ, из общей численности занятого населения в 1992 г. лица в возрасте 60-72 лет составляли 5 %, а в 1996 г. их доля снизилась до 3,3 %. За 1992-1996 гг. занятость пенсионеров в возрасте 60-72 лет сократилась с 3,6 млн до 2,2 млн чел. При общем росте числа пенсионеров, получающих пенсии по старости, с 28,4 млн до 29,1 млн чел., за 1992-1996 гг. данная тенденция означала сокращение доли работающих пенсионеров. В годы экономического роста наблюдается повышение доли лиц в возрасте 60 лет и выше в общей занятости в экономике РФ до 5,1 % в 1999 г. затем ее постепенное снижение до 3,8 % в 2004 г. При этом наблюдается
абсолютный рост численности работающих пенсионеров с 7,1 млн чел. в 1999 г. до 7,8 млн чел. в 2004 г. при сокращении общей численности пенсионеров в данный период. Таким образом доля работающих пенсионеров в РФ за 1999-2004 гг. возросла с 18,6 % до 20,5 %.
При этом статистика позволяет исследовать гендерные аспекты занятости пенсионеров. Она показывает, что более ранний пенсионный возраст женщин (55 лет) создает им большие возможности для занятости при выходе на пенсию. Так, в 1992 г. на долю женщин в возрасте 55-72 лет приходилось 10,2 % общей численности работающих женщин, а на долю мужчин-пенсионеров в возрасте 60-72 лет - только % общего числа работающих мужчин. В 1996 г. указанные показатели составляли у женщин пенсионного возраста - 8,3 %, у мужчин-пен- сионеров - 3,8 %, что также подтверждает тенденцию к вытеснению пенсионеров из официального сектора российской экономики. В 1999-2004 гг. гендерные соотношения в занятости пенсионеров сохранились. При этом в 1999 г. на долю мужчин в возрасте 60 лет и выше приходилось 5,2 % от общей занятости мужчин в экономике РФ, на долю женщин в возрасте 55 лет и выше - 9,6 % работающих женщин. В 2004 г. доля работающих мужчин пенсионного возраста снизилась до 4 %, а доля работающих женщин пенсионного возраста - до 8,7 %. Анализ социального статуса работающих пенсионеров показывает, что большая их часть работала по найму, меньшая - представляла лиц нена- ем но го труда.
Возможности для повышения уровня жизни пожилых людей через участие в системе добровольного пенсионного страхования в постсо- циалистических странах ограничены в силу неразвитости негосударственных пенсионных фондов и финансовых рынков как институтов рыночной экономики. За исключением Чехии, где охват работников добровольным пенсионным обеспечением, по оценкам специалистов, составляет около 25 %, в других странах эта форма расширения возможностей человеческого развития пенсионеров развита слабо. Примером тому является Россия, где в 1997 г. в негосударственном пенсионном страховании участвовало около 2 млн чел., из которых только 187 тыс. чел. получали дополнительные негосударственные пенсии. При этом в годы экономического роста в РФ число участников негосударственных пенсионных фондов возросло с 2,4 млн чел. в 1999г. до 5,6 млн чел. в 2004 г., а численность получателей негосударственных пенсий возросла заданный период с 258,6 тыс. чел. до 500,6 тыс. чел. [Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005: 95, 215,217].
Что касается личных сбережений пенсионеров в РФ, то большая их часть была обесценена в 1992 г. в условиях либерализации цен и отсутствия индексации сбережений во вкладах в Сберегательном банке РФ при росте потребительских цен только за один год в 26 раз.
Важнейшими источниками стабилизации уровня жизни пенсионеров в РФ сегодня являются натуральные и денежные доходы от личного
подсобного хозяйства (дачи, сады, огороды), а также доходы от трудовой деятельности в неофициальном секторе экономики.

В целом в условиях становления рыночной экономики возможности получения дополнительных доходов пенсионерами нейтрализуются ростом безработицы и преступности в обществе, инвалидности и заболеваемости среди пожилых людей, неразвитостью рынка жилья и его аренды, обесценением сбережений в условиях высокой инфляции, их потерей в результате деятельности финансовых пирамид, низким уровнем доверия населения к институту негосударственных пенсионных фондов.
Снижение реального размера государственных пенсий и возможность продолжения трудовой деятельности после достижения пенсионного возраста в РФ при сохранении пенсии принуждают многих пожилых людей к поиску работы через органы государственной службы занятости. При этом важное значение в оценке человеческого развития пенсионеров в переходный период имеют показатели трудоустройства, безработицы и средней продолжительности поиска работы пенсионерами и инвалидами. Сам феномен безработицы среди пенсионеров отражает резкое снижение их уровня жизни, недостаточность государственного пенсионного обеспечения для реализации права на достойную жизнь и является показателем нищеты пожилых людей в постсоциалистиче- ских странах.
Таблица 10.5. Трудоустройство пенсионеров органами государственной службы занятости в РФ

Годы

Обратилось по вопросу трудоустройства (тыс. чел.)

Трудоустроено (тыс.чел.)

В % от числа обратившихся

1992

53,4

8,2

15,4

1993

82,7

14,5

17,5

1994

165,0

20,6

12 5

1995

166,1

31,4

18 9

1996

194,9

29,4

15,1

1999

179,5

61,5

34,3

2000

153,5

68,5

44,6

2001

167,1

73,3

43,9

2002

230,6

97,2

42,2

2003

257,9

110,4

42,8

2004

303,1

126,4

41,7

Источники: По данным Федеральной службы по труду и занятости России; Социальное положение и уровень жизни населения России; Стат. сб. М.: Росстат, 2005. С. 107.





Из приведенных в табл. 10.5 данных видно, что в годы рыночных реформ наблюдается значительный рост обращаемости пенсионеров в службу занятости и невысокие показатели их трудоустройства. Это особенно заметно при сравнении последних со средними показателями трудоустройства граждан, ищущих работу в РФ: в 1992 г. - 29,7 %, в 1995 г. - 43,3%, в 1996 г. - 43,4%, в 1999 г. - 65,6%, в 2004 г. - %, что существенно выше аналогичных показателей для пенсионеров. При этом необходимо отметить, что в годы экономического роста показатели трудоустройства пенсионеров органами государственной службы занятости значительно возросли, что расширяет возможности их занятости и повышения уровня доходов. />При этом гендерные показатели безработицы среди пенсионеров значительно различаются. Если в общей численности безработных мужчин доля пенсионеров (60-72 лет) составляла в 1996 г. 2,6%, то доля пенсионерок (55-72 лет) среди безработных женщин - 5,1 %. В 1999 г. доля безработных мужчин пенсионного возраста составляла 3 % среди безработных мужчин, а аналогичный показатель у женщин - 6,4%, в 2003 г. данные показатели снизились у мужчин-пенсионеров до 2,3 %, у женщин-пенсионерок - до 4,8 % при сохранении гендерных различий.
Однако при сокращении численности и доли безработных пенсионеров по возрасту одновременно у них наблюдается рост средней длительности безработицы, особенно среди инвалидов. Так,за 1994-1996 гг. среднее время поиска работы пенсионерами по возрасту и получателями льготных пенсий возросло с 6,6 до 8 месяцев, в 1999 г. оно достигло 11,6 месяца, в условиях экономического роста к 2004 г. оно снизилось до 9,6 месяца. Среднее время поиска работы пенсионерами по инвалидности в 1999 г. составляло 12,1 месяца, к 2004 г. оно также снизилось до 9,9 месяца. Эти показатели свидетельствуют о росте социальной изоляции безработных пенсионеров и инвалидов в России, что является неблагоприятной тенденцией в человеческом развитии указанных групп населения. За 1994-1999 гг. возросла также доля пенсионеров по возрасту, ищущих работу более 1 года, - с 26,3 до 66,4 % общей численности безработных данной категории, и с 41,6 до 72,9 % этот показатель возрос у безработных пенсионеров по инвалидности. Только в 2000-2004 гг. в РФ наблюдается снижение данного показателя у пенсионеров по возрасту - до 46,8 % и инвалидов - до 52 % в 2004 г. При этом последняя категория пенсионеров имеет самые низкие показатели трудоустройства, что свидетельствует о необходимости активизации усилий государства по переподготовке и трудоустройству инвалидов, квотированию рабочих мест для них на предприятиях, их интеграции в экономическую жизнь общества, повышению уровня их пенсионного обеспечения. Динамика показателей трудоустройства безработных инвалидов в РФ такова: в 1994 г. - 10,2 тыс. чел., в 1995 г. - 16,0 тыс. чел., в 1996 г. - 16,9 тыс. чел., в 1999 г. - 28,2 тыс. чел., в 2000 г. - 29,2 тыс. чел., в 2001 г. - 33,6 тыс. чел., в 2002 г. - 43,9 тыс. чел., в 2003 г. -
тыс. чел., в 2004 г. - 64,3 тыс. чел. При значительном росте числа трудоустроенных безработных инвалидов в 1999-2004 гг. численность последних за данный период возросла с 45,3 тыс. чел. до 102,3 тыс. чел., а доля трудоустроенных среди них практически не изменилась (1999 г. - 62,3 %, 2004 г. - 62,9 %) [Росстат, 2005: 104-107].
Существуют также гендерные различия в среднем времени поиска работы пенсионерами. Так, в РФ средняя длительность безработицы у женщин-пенсионерок в целом выше, чем у мужчин: в 1996 г. среди женщин в возрасте 60-64 года - 10,1 месяца, в возрасте 65-72 года - месяца; у мужчин-пенсионеров в возрасте 60-64 года - 7,7 месяца, в возрасте 65-72 года - 5,6 месяца [Госкомстат РФ, 1997: 52-53]. В 1999 г. среднее время поиска работы безработными женщинами в возрасте 60 и более лет возросло до 13,3 месяца, безработными мужчинами пенсионного возраста - до 11 месяцев. К 2004 г. данные показатели снизились у женщин соответствующего возраста - до 9,7 месяца, у мужчин -до 9,6 месяца. Таким образом, наблюдается тенденция к выравниванию гендерных различий в трудоустройстве безработных граждан пенсионного возраста в РФ [Росстат, 2005: 105].
Среди показателей человеческого развития пенсионеров в постсоциа- листических странах важное значение имеют территориальные оценки дифференциации уровня жизни пожилых, и, в частности, соотношение среднего размера назначенной пенсии и регионального прожиточного минимума пенсионера. По данным Госкомстата РФ, в 1996 г. данный показатель в среднем по России составлял 119,6 %. Однако в целом ряде субъектов федерации средний размер назначенной пенсии был ниже стоимости прожиточного минимума пенсионера: в Архангельской области - 98,5 %; в Москве-90,8 %; в Республике Ингушетия-86,1 %;вРеспубли- ке Тыва - 82,8 %; в Читинской области - 88,1 %; в Камчатской области - %; в Республике Саха (Якутия) - 99,2 %. Это значит, что в указанных регионах среднестатистический пенсионер живет за чертой бедности. В 2004 г. при средней по РФ величине данного показателя 109,6 % наблюдается рост числа субъектов Федерации, где средняя пенсия ниже величины регионального прожиточного минимума: Курская область - 93,4%; Москва - 85,9 %; Мурманская область - 98,7 %; Республика Ингушетия - 93,5%; Чеченская Республика - 81,1 %; Республика Бурятия - 84,4%; Республика Тыва - 94,6 %; Читинская область - 96,4 %; Агинский Бурятский АО - 86,5 %; Таймырский АО - 72,2 %; Усть-Ордынский Бурятский АО - 77,8 %; Эвенкийский АО - 57,3 %, а также большинство регионов Дальневосточного федерального округа (за исключением Камчатской и Магаданской областей) [Росстат, 2005: 176-178]. Данные показатели свидетельствуют об ухудшении региональных показателей уровня жизни пенсионеров в РФ на современном этапе развития.
Важнейший показатель человеческого развития пожилых людей в переходный период - доля пенсионеров, проживающих за чертой бедности, т.е. с доходом ниже прожиточного минимума пенсионера.

В РФ в 1992-1997 гг. численность пенсионеров по возрасту с доходами ниже прожиточного минимума снижалась: с 9,9 млн чел. в 1992 г. до 3,7 млн в 1994 г. и 3 млн в 1997 г. В данный период наблюдается также тенденция к сокращению доли пожилых в общей численности бедного населения в рФ: с 19,8 % в 1992 г. до 11,1 % в 1994 г. и 9,9 % в 1997 г. Однако необходимо иметь в виду, что данные показатели зависят от величины прожиточного минимума пенсионера, устанавливаемой государственными органами власти. При этом расчеты специалистов показывают, что официальная величина прожиточного минимума пенсионера в РФ занижена. В 2001 г. доля граждан пенсионного возраста, имеющая среднедушевые доходы ниже величины прожиточного минимума, составляла 12,2%; в 2002 г. - 12,1%; в 2003 г. - 12,1%; в 2004 г. - 12,0 % [Росстат, 2005: 165].
Анализ гендерных показателей бедности среди пожилого населения России показывает, что среди женщин-пенсионерок уровень бедности выше, чем у мужчин. Доля женщин старше 55 лет с доходами ниже прожиточного минимума составляла в 1992 г. 36,8%, а мужчин старше 60 лет, проживающих за чертой бедности, -29%; в 1994 г. соответственно 13,8 и 8,5 %; в 1997 г. - 10,9 и 7,1 %; в 2001 г. - 8,7 и 3,5 %; в 2002 г. - 8,6 и 3,5 %; в 2003 г. - 8,6 и 3,4 %; в 2004 г. - 8,7 и 3,3 % [Росстат, 2005: 165]. Эти данные отражают сохраняющееся в РФ гендерное неравенство в уровне доходов и бедности в пользу мужчин.
Таким образом, существование неэффективной государственной распределительной пенсионной системы, препятствовавшей преодолению экономического кризиса и устойчивому экономическому росту стран с переходной экономикой, неразвитость добровольного пенсионного страхования потребовали разработки программ реформирования пенсионных систем в этих странах. Тем более, что старение населения в них будет продолжаться.
<< | >>
Источник: В.П. Колесов. Человеческое развитие: новое измерение социально-экономического прогресса. 2008

Еще по теме Кризис пенсионного обеспечения и проблемы человеческого развития в постсоциалистических странах:

  1. Кризис пенсионного обеспечения и проблемы человеческого развития в постсоциалистических странах
  2. Пути перехода к устойчивому человеческому развитию пожилого населения в постсоциалистических странах
  3. Пути перехода к устойчивому человеческому развитию пожилого населения в постсоциалистических странах
  4. Связь пенсионного обеспечения с человеческим развитием
  5. Связь пенсионного обеспечения с человеческим развитием
  6. Пенсионные реформы в других постсоциалистических государствах
  7. Структурная единица 2.2 Пенсионный фонд Российской Федерации и смешанная система пенсионного обеспечения
  8. Пенсионные реформы в других постсоциалистических государствах
  9. Глава 16 Обеспеченность жильем И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
  10. Глава 16 Обеспеченность жильем И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика сельского хозяйства - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -