Административные реформы и их значение для развития человека


Государство, обладая наибольшими ресурсами и возможностями по сравнению с частным некоммерческим сектором и бизнесом, несет главную ответственность за развитие человеческого потенциала. Его первоочередная задача - создать условия эффективной реализации программ развития человека, финансируемые не только через бюджет, но и частные фонды, обеспечить развитие рынков в интересах человека.
Эта задача не отделима от задачи совершенствования организации, повышения результативности государственного управления и регулирования, развития местного самоуправления применительно ко всему спектру их полномочий, а не только к человеческому развитию. В этом смысле реформы государственного управления и местного самоуправ
ления являются общим условием успешной реализации программ развития человека, достижения целей тысячелетия, сформулированных ООН.
Вместе с тем, повышение качества государственного управления предусматривает включение человека в процесс принятия решений, создание механизмов общественного контроля, экспертизы, обратной связи. Человек, таким образом, выступает не только конечной целью, но и средством, поскольку его знания, навыки, общественная активность становятся чрезвычайно важными в новой парадигме государственного управления, опирающейся на сотрудничество, участие и взаимодействие всех сторон.
Реформы государства, осуществляемые во многих странах в последние десятилетия, направлены на повышение результативности государственных организаций, их приближение к человеку. В то же время, государственные бюрократии, как известно, консервативны, а их модернизация неизбежно затрагивает влиятельные структуры, устоявшиеся процедуры, меняет сложившийся баланс интересов, а следовательно, вызывает сопротивление переменам. Поэтому крайне важна общественная поддержка новациям, возникающая, во-первых, на основе понимания проблем и озабоченности состоянием государственного управления, во- вторых, при наличии возможности участия и гарантий, что голос граждан, гражданских организаций будет услышан.
Международные оценки сигнализируют о том, что институты исполнительной власти в России требуют серьезной модернизации. Причем на протяжении последних лет сохраняется негативная динамика этих оценок. Например, по Индексу конкурентоспособности экономического роста, рассчитываемому Всемирным экономическим форумом, Россия в 2006 году, по сравнению с 2005 годом, переместилась с 62-го на 53-е место в рейтинге 127 стран. При этом, по одному из компонентов индекса - качеству общественных институтов, отражающему защиту прав собственности, эффективность правительства, распространенность коррупции, уровень безопасности и вмешательства в дела бизнеса - Россия оказалась на 114-м месте, впервые уступив Украине (104) и Казахстану (75). По индексу GRICS Всемирного Банка, оценивающего эффективность государственного управления в двух сотнях стран, Россия находится в нижней части рейтинга по таким показателям, как эффективность правительства, качество законодательства, верховенство закона и контроль коррупции. Последние данные Transparency International по значениям индекса восприятия коррупции в России также говорят об ухудшении ситуации.
В последние десятилетия сформировался почти стандартный набор направлений реформирования государственного управления, который включает: Оптимизацию функций государства в целях снижения избыточного административного бремени; Внедрение механизмов, обеспечивающих ориентацию деятельности государственных органов на результаты, необходимые обществу;
Модернизацию (реинжениринг) административно-управленческих процессов в целях повышения управляемости и отзывчивости государственных органов на потребности общества, сокращения административных расходов; Децентрализацию и деконцентрацию управления, приближающие его к гражданам с их локальными интересами; Обеспечение прозрачности исполнительной власти для эффективного общественного контроля и участия; Реформу института государственной службы, позволяющую развивать ее кадровый потенциал и повысить ответственность перед обществом; Электронное государство и электронное правительство.
Оптимизация государственных функций предполагает анализ их целесообразности с точки зрения обеспечения общественных приоритетов, прежде всего развития человеческого потенциала. Реальный набор функций практически любой администрации, как правило, далек от оптимального. Обычно, имеется значительное число государственных функций, унаследованных от прежних структур, в то время как развитие государства, экономики и общества приводит к тому, что функции, ранее считавшиеся необходимыми, становятся ненужными. Однако из-за стремления ведомственной бюрократии к сохранению и расширению своих полномочий, ненужные функции вовремя не отменяются, возникает дублирование функций в различных ведомствах. Это, с одной стороны, приводит к несогласованности действий, возникновению административных конфликтов, затрудняет достижение установленных целей. С другой стороны - увеличивает неэффективные, не оправданные результатами прямые (на содержание бюрократического аппарата) и косвенные (связанные с нерациональным регулированием, издержки граждан и организаций) расходы.
Учитывая эти обстоятельства, целесообразно периодически проводить аудит функционала исполнительной власти, готовить предложения по актуализации необходимых, сокращению избыточных и дублирующих государственных функций, рассматривать варианты их распределения по уровням власти. Этот процесс не может быть делегирован исключительно бюрократическому аппарату, имеющему свои групповые интересы. Необходимо участие в нем не только всех ветвей власти, но и организаций гражданского общества, способных сформулировать критерии необходимости тех или иных государственных функций с позиции человеческого развития.
При анализе рациональности функций необходимо иметь в виду, что организации гражданского общества способны взять на себя отдельные государственные функции. Развитие системы саморегулирования возможно не только в сугубо экономических областях, но и в сферах образования, здравоохранения, культуры и других, связанных с развитием человека.

Саморегулирование означает развитие самостоятельной инициативы, направленной на разработку и установление правил и стандартов предпринимательской или профессиональной деятельности, осуществление контроля за соблюдением законодательства, соблюдением разработанных и одобренных правил и стандартов. В тех сферах, где саморегулирование получает широкое распространение, государственное регулирование и расходы, связанные с ним, могут быть минимизированы. В этом состоит один из главных ресурсов сокращения бюрократического бремени, повышения качества услуг, связанных с человеческим развитием.
В тех сферах, где функции государства признаны необходимыми, требуется создавать условия их эффективного исполнения. Инструментом решения этой задачи являются управленческие технологии, обеспечивающие ориентированность деятельности государственных органов на востребованные обществом результаты. Эти технологии включают процедуры целеполагания, учитывающие приоритеты граждан, системы стратегического и оперативного планирования, внутриведомственного управления и стимулирования, мониторинг результатов деятельности, включая системы обратной связи с «клиентами» государственных организаций.
Наиболее простой формой результативного управления являются доклады о результатах (Performance reports/reviews), в которых содержатся публичные обязательства ведомств по достижению общественно значимых целей в подконтрольной сфере деятельности. Эти доклады, где индикативно фиксируются ведомственные задания, до утверждения их правительством (а иногда и парламентом) могут проходить общественные (экспертные) обсуждения. Обсуждения важны не только для более полного учета мнения и адекватного отражения потребностей в сфере развития человека, но и для формирования у граждан и гражданских организаций навыков и традиций прямого и предметного диалога с исполнительной властью, конструктивного отстаивания своих интересов.
Увязка докладов о результатах с финансовыми ресурсами осуществляется в рамках технологий и процедур бюджетирования по результатам. Бюджетирование является наиболее комплексной формой управления по результатам, поскольку охватывает как определение самих результатов, так и необходимых для их достижения ресурсов, прежде всего бюджетных ассигнований. При бюджетировании, обосновании ведомственных бюджетных заявок используются категории экономичности (относительной экономии ресурсов при одинаковом результате), эффективности и результативности, как отношение результатов к затратам. Соответствующие этим экономическим категориям показатели позволяют наглядно сравнивать варианты различных программ достижения желаемых результатов, предоставляют информацию для административного и общественного выбора.
В Российской практике система управления по результатам стала внедряться с 2004 года (если, конечно, не учитывать полувековой опыт

социалистического планирования СССР). В рамках реформы бюджетного процесса на федеральном уровне были внедрены так называемые Доклады о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования, в которых описывались ведомственные цели и соответствующие им показатели, давались оценки бюджетных потребностей. Параллельно с этим была модернизирована бюджетная классификация, которая стала в большей степени ориентированной на описание целей деятельности, функций, а не детальной структуры расходов. Была введена категория государственного (муниципального) задания, как формы определения результата адресных бюджетных ассигнований. Введен режим действующих и вновь принимаемых обязательств (финансирование последних может начинаться лишь при обеспечении первых). Стал разрабатываться трехлетний бюджет, позволяющий более корректно планировать расходы в соответствии с результатами, для выхода на которые требуется не один год.
Все эти инструменты бюджетирования по результатам являются вполне рациональными и в ряде случаев даже передовыми, в сравнении с имеющимися в других странах. Однако их внедрение является всего лишь необходимым, но не достаточным условием достижения высокой результативности бюджета. Одним из главных препятствий является формализм, отсутствие законодательно утвержденных процедур и критериев, реального общественного диалога и выбора. Показатели результатов, например, определяются самими ведомствами и в большей степени отражают традиции отечественной статистики, чем действительно желаемые цели. В той же степени бюрократизировано распределение средств между ведомствами, определяемое скорее в рамках закрытых межведомственных переговоров, чем при открытом обсуждении в парламенте и его комиссиях.
Как показывает опыт, основные трудности внедрения бюджетирования по результатам состоят, во-первых, в определении самих результатов, а также отражающих их показателей. Во-вторых, в увязке показателей и планов деятельности ведомств, в оценке влияния ведомственных усилий на достижение установленных результатов. Очевидно, не существует показателей не только конечного эффекта (полезности), который в принципе нельзя измерить, но и показателей, в равной степени устраивающих разные стороны общественного диалога. Возможно лишь приближение к таким идеальным показателям. Невозможно и абсолютно точно учесть вклад органов власти, их управленческих усилий в достижение общественных целей. Однако с определенной степенью приближения, устраивающей различные группы интересов погрешностью, результаты и вклад бюрократии в их достижение могут быть оценены. Это зависит от организации процесса обсуждения показателей и вклада, т.е. от традиционных условий организации общественного выбора - повестки дня, правил голосования (принятия решений), права голоса (участия в принятии решений) для различных групп интересов.
Применение управления по результатам является особенно сложным в сфере политики человеческого развития. Дело в том, что параметры развития человека являются главными в системе конечных результа
тов развития экономики и общества. Они аккумулируют воздействие различных программ, ведомств, уровней власти. Вычленить и оценить количественно вклад каждого из агентов невозможно. Например, сокращение смертности может быть не столько результатом улучшения в системе здравоохранения, сколько кризисного сокращения загрязняющего окружающую среду производства. Падение уровня образования может быть связано не только с деградацией школы, но также с изменением спроса на рынке труда, семейных ценностей, приоритетов молодежи. Экспертные оценки результатов и влияния всегда являются субъективными. Объективизировать их может лишь общественный диалог по поводу результатов, вклада в него отдельных властных институтов. Только на основе диалога может быть достигнут баланс интересов, выраженный в заданиях для отдельных учреждений и ведомств, объеме и структуре ассигнований.
Необходимым элементом управления по результатам является создание системы обратной связи, основанной на мониторинге и аудите результативности. В одном случае создается информационная база для всех заинтересованных сторон, в другом - принятия решений руководителями органов власти. Мониторинг обеспечивает сбор и обработку фактической информации о результатах и связанных с ними расходах в интересах различных общественных слоев, позволяет им сориентироваться при принятии тех или иных решений. Аудит результативности, как правило, обслуживает саму административную систему, помогает повысить степень ее управляемости, преодолеть замкнутость в рамках одного ведомства, контролировать единые нормативные требования.
Управление по результатам может быть организовано в рамках программ. Такой подход является популярным во всем мире. В зависимости от уровня управления программы могут быть ведомственными, региональными, национальными, международными. Такая комплексная задача как развитие человеческого потенциала может быть решена лишь путем реализации серии программ разного уровня, цели которых согласованны между собой. Программа развития человека ПРООН, например, во многих странах поддерживается соответствующими национальными программами, а те, в свою очередь, конкретизируются в региональных, отраслевых и ведомственных программах.
В России существует система федеральных, ведомственных и региональных программ. Кроме того, реализуются национальные проекты, напрямую связанные с развитием человека в области образования, здравоохранения. Программа должна удовлетворять ряд критериев, в частности, иметь четкие цели, задачи и показатели, по которым можно оценивать ее исполнение, быть согласованной со всеми заинтересованными сторонами в случае ее межведомственного характера, обладать внутренней организацией, распределением ответственности, системой мониторинга.
Большое значение для плодотворного диалога власти и общества имеет установление четких правил их взаимодействия, прозрачных кри
териев принятия решений. В этих правилах и критериях должны найти отражение административные процедуры и обязательства, учитывающие законные требования граждан. Обязательства, в свою очередь, могут быть выражены в стандартах взаимодействия и качества государственных услуг.
Стандартизация наибольшее значение имеет применительно к государственным и муниципальным услугам, где набор требований к исполнению и результат определены нормативными актами. Понятие услуги в данном контексте отличаются от обычных рыночных услуг, а также от услуг государственных учреждений и предприятий, предоставляемых за счет бюджетных ассигнований (бюджетных услуг), своим обязательным, зачастую принудительным характером (получение паспорта, регистрация имущества, получение лицензии на определенный вид деятельности, обращение за социальной помощью или для поиска работы и т.п.).
Государственные и муниципальные услуги воспринимаются как обременительные, но вместе с тем выгодные для всего общества. Учитывая навязанный, принудительный характер такого рода услуг, государство зачастую берет на себя обязательства предоставлять их в более комфортной, по возможности не обременительной для клиентов форме, создавая определенный стандарт услуги, обслуживания.
Стандарты государственных и муниципальных услуг фиксируют наиболее важные параметры взаимодействия гражданского общества, бизнеса с исполнительной властью, а также результаты этого взаимодействия (получение разрешения, права на пособие, льготу, пр.). Эти стандарты являются нормативно установленными требованиями общества к исполнительной власти.
Основные элементы стандарта - время и комфортность ожидания, доступность и стоимость услуги, право выбора альтернативы и обжалования административных действий. Во многих странах стандарты государственных и муниципальных услуг фиксируются в хартиях, реестрах стандартов. Понятие хартии (лат. charta, от греч. chartes - бумага, грамота), в данном контексте применяется к документу публично-правового характера, выражающему общественные требования к государству, его учреждениям и организациям, а также взятым ими на себя обязательствам.
Имеются хартии объединений частного бизнеса, например, «Социальная хартия российского бизнеса», «Хартия корпоративной и деловой этики» РСПП. Правительственные органы многих стран приняли потребительские, гражданские хартии (consumers, citizen charter), направленные на обеспечение прав потребителей их услуг. В российской практике идеи хартий реализуются в виде стандартов государственных и муниципальных услуг, которые являются более строгой, бюрократической формой выражения обязательств. Очевидно, что в стандартах (или хартиях) должны быть, прежде всего, отражены требования, связанные с развитием человека, соблюдением прав и свобод граждан.

Для достижения принятых стандартов качества и доступности государственных и муниципальных услуг, обеспечения четкости управления и минимизации расходов на их оказание, проводится анализ и оптимизации (регламентация) обеспечивающих эти услуги деловых процессов. Эта работа имеет большое общественное значение и не может быть отдана в исключительное ведение чиновников и консультантов, поскольку конечными бенефициарами являются институты гражданского общества, граждане.
В бизнесе аналогом такой административной регламентации и стандартизации является реинжениринг бизнес-процессов. Собственно, опыт корпоративного управления организационными изменениями и был взят за основу при реализации проектов модернизации деятельности органов исполнительной власти.
В отличие от бизнеса, где условием успешной модернизации деловых процессов является участие собственников в принятии решений об изменении, в государственном секторе таким условием является участие основных клиентов тех или иных государственных институтов. Такое участие может выражаться в пассивном выражении мнения клиентов (граждан и организаций) о предпочтительном порядке, формах и параметрах предоставляемых им государственных и муниципальных услуг или в их активной работе в составе специально создаваемых экспертных групп. Активная форма участия, безусловно, предпочтительнее, поскольку позволяет не только детальнее определить интересы, но и разделить с государственными служащими ответственность за принятие решений, обсудить выгоды и расходы, связанные с проведением модернизации.
В России в рамках административной реформы создаются административные регламенты государственных функций и услуг, в которых отражаются общественно значимые характеристики соответствующих процессов и конечные результаты. Их утверждению в качестве нормативных правовых актов предшествует широкое обсуждение на рабочей группе, созданной при правительственной комиссии. В обсуждениях участвуют представители бизнеса (ОПОРА России, РСПП), другие гражданские организации (КонфОП - международной конфедерации обществ потребителей). Их предложения по повышению комфортности предоставления услуг, информированию граждан, порядку проведения проверок на потребительском рынке и промышленных объектов были полностью учтены в окончательных версиях регламентов.
В Бельгии во многом аналогичной работой занимается государственный секретариат по административному упрощению. Этот секретариат и действующая при нем небольшая служба проводят анализ законодательных актов и административных процедур на предмет наличия в них избыточной административной нагрузки на граждан и бизнес. Первоначальные сигналы о бюрократическом произволе поступают от граждан и бизнеса (до 15 тысяч ежегодно).
Децентрализация и деконцентрация управления являются еще одним способом приближения власти к гражданам. Децентрализация означает
передачу полномочий с верхнего на нижние уровни вертикали власти. Например, передача полномочий (функций) традиционно исполняемых на федеральном (национальном) уровнях, регионам и муниципальным образованиям, органам местного самоуправления. Деконцентрация предусматривает передачу исполнения функций из центрального аппарата органа исполнительной власти в его территориальные отделения, представительства. В обоих случаях власть приближается к местным сообществам, получает возможность более тесного контакта и диалога с ними.
Децентрализация и деконцентрация являются взаимодополняемыми и, одновременно, взаимоисключаемыми решениями. Их дополняемость состоит в том, что любое государственное полномочие должно иметь агента для реализации, будь то на региональном или национальном (федеральном) уровне. Взаимоисключаемость, в свою очередь, означает, что нерационально одно и то же полномочие (функцию) исполнять одновременно органами федерального и регионального уровней. В этом случае неизбежны конфликты, бесконтрольность, неэффективность использования средств.
Децентрализация в большей степени, чем деконцентрация позволяет учесть требования и обеспечить непосредственное участие граждан в управлении, поскольку полномочия, сосредоточенные на локальном уровне, дают возможность принятия окончательных решений, без согласования с центром, конкретизируют ответственность за их последствия.
Выбор рационального варианта децентрализации зависит от содержания конкретного полномочия (функции), степени развития гражданского общества, бюрократических традиций и многих других факторов. Так, функции, связанные с обеспечением правопорядка, национальной безопасностью, традиционно исполняются органами власти национального (федерального) уровня, поскольку в большей степени обладают свойствами общественного блага. В тоже время функции (полномочия) государства в сферах развития человеческого потенциала - здравоохранения, образования, культуры и пр., наряду с общенациональным компонентом имеют яркие признаки локальных общественных благ, требуют учета особенностей потребностей отдельных групп населения. Именно поэтому эти функции могут быть переданы в ведение региональных и муниципальных властей, в первую очередь.
Принцип делегирования федеральных полномочий, установления механизмов ответственности регионов и органов местного самоуправления за их осуществление положен в основу Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации”» (№ 95-ФЗ от 04.07.2003 г.) и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (№ 131-ФЗ от 06.10.2003 г.). В них установлены закрытый перечень передаваемых

на региональный и муниципальный уровни полномочий, принципы их финансирования и управления.
Прозрачность (открытость) системы государственного управления является одним из базовых демократических требований. Она служит условием конструктивного взаимодействия власти и общества, поскольку без соответствующей информации доверительное взаимодействие, диалог невозможны.
Прозрачность власти не означает раскрытия всех деталей ее деятельности, а лишь установление разумного правового режима раскрытия информации, т.е. определения категорий информации по уровням доступности (информация для общего обязательного доступа, с ограниченным доступом, отнесенная к государственной тайне, конфиденциальная). Очевидно, что ограничения на доступ к информации должны иметь четкие и исчерпывающие основания и критерии. На их основе должен действовать принцип презумпции открытости информации, т.е. вся информация, которая по закону не ограничена для доступа, должна быть раскрыта в удобной и понятной для потенциальных потребителей форме.
Так, в соответствии с Федеральным Законом «Об информации, информатизации и защите информации» и Постановлением Правительства Российской Федерации «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти», нормативные акты, документы, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти, чрезвычайных ситуациях, не могут иметь режим ограниченного доступа.
В перечень сведений о деятельности Правительства, федеральных органов исполнительной власти, обязательных для размещения в информационных системах общего пользования, включаются: нормативные правовые акты; решения суда; сведения о деятельности координационных и совещательных органов; сведения о законопроектной деятельности; сведения о программах и планах деятельности, включая объявления о конкурсах; тексты официальных выступлений; повестка дня и решения, принятые на заседаниях; международные соглашения, участие в международных организациях; сведения об основных показателях социально-экономического развития; обзоры обращений граждан и организаций; сведения о членах правительства и руководителях органов.
Важным условием ориентации государства на цели человеческого
развития является создание динамичной и отзывчивой системы государственной службы (бюрократии). Эта, сторона административных реформ
в широком смысле является необходимым условием для успешной реализации всех вышеназванных элементов. Дело в том, что реформы осуществляют прежде всего сами государственные служащие, а это значит, что их готовность, умение и желание проводить инновации является крайне важными для успеха реформирования.
В трактовке основоположника теории бюрократии М. Вебера, государственной службе свойственны: иерархическая субординация всех элементов, их связанность нормами закона и административными процедурами, безличностный подход к выполнению функций (без учета симпатий/антипатий), рациональность, политическая нейтральность и карьерный рост, основанный на заслугах. Эти свойства создают относительно замкнутую систему, далеко не всегда восприимчивую к интересам граждан, гражданских институтов.
До определенного момента возникающие противоречия между бюрократическими и общественными интересами могут компенсироваться неинформированностью граждан. Действует эффект безразличия. Когда противоречия становятся явными и острыми, возрастает недовольство властью, люди начинают активно интересоваться политикой, в силу вступают демократические процедуры голосования и смены высших эшелонов правительства, а затем начинается пересмотр штатов государственных служащих более низкого ранга [Downs, 1965]. Это неблагоприятный вариант кризисного развития событий. Чтобы избежать его, необходимо сглаживать конфликты на ранних стадиях их возникновения, внедрять механизм упреждающих сигналов и постоянной настройки деятельности государственных институтов на нужды общества. Именно эта идея воплотилась в концепции «нового государственного управления», реализуемой во многих странах, начиная с последней четверти прошлого века.
Один из основоположников концепции нового государственного управления В. Нисканен [Niskanen, 1971] предложил сделать государственные органы и учреждения более похожими на частные корпорации, создавать для них стимулы, а там, где возможно, искусственную конкурентную среду. Главная проблема в данном случае состоит в поиске правильной конструкции стимулов, позволяющих согласовать бюрократические и общественные интересы.
Довольно просто провозгласить, например, принципы оплаты по результатам для чиновников, систему дополнительных гарантий, поощрений и наказаний. Гораздо труднее конкретно определить желаемые результаты их деятельности и критерии, когда применяются те или иные поощрения или санкции. В этом случае не обойтись без диалога общества и власти, создания условий для воздействия гражданского общества на формирование целей государственной службы и контроля за их достижением.
Современная, более открытая бюрократия предусматривает участие гражданского общества в ее внутренних процедурах и механизмах. Та
кие бюрократические институты, как конкурсный отбор на государственную службу, периодические квалификационные экзамены и аттестации чиновников, экспертные и наблюдательные советы органов исполнительной власти, рабочие группы правительственных комиссий, действуют с участием представителей общественности.
Таким образом, целям человеческого развития отвечает комплексная модель бюрократии, сочетающая в себе иерархические принципы веберианской организации, клиент-ориентированность и стимулы «нового государственного управления», а также прямое участие гражданского общества.
Результативная бюрократия немыслима без эффективного и отзывчивого чиновника, а значит, повышение человеческого потенциала государственных служащих может иметь кумулятивный эффект для достижения общих целей развития человека. Недостаток знаний, умений, навыков, моральных принципов у государственных и муниципальных служащих иногда делает невозможным реализацию каких-либо общественно-полезных программ, приводит к разрастанию антагонизма между властью и обществом, коррупции. Отсутствие доверия общества к чиновничеству подрывает демократические механизмы.
Программы развития государственной службы, наряду с переподготовкой и повышением квалификации государственных служащих, традиционно предполагают меры по развитию этических норм и правил, акцентирующих приоритет служения обществу, а не начальнику, государству в целом, а не олигархическим группам.
Этика государственного чиновника в отличие от этики других профессий имеет гораздо большее значение, ведь она связана с предоставлением общественных благ и, следовательно, его действия касаются всех граждан. С экономической точки зрения важно, что этика имеет прямой выход на качество услуг и эффективность функционирования общественного сектора [Ethics in Public Service, 1996].
Этика обращает внимание не только на различие хорошего и плохого, правильного и неправильного поведения. Она формулирует и ранжирует определенные ценности - социальные, политические, административные (организационные), человеческие. Эти ценности государственные служащие привносят в свои решения.
Целью развития этических норм и правил являются, во-первых, поддержание общественного доверия к государству, государственной службе. Во-вторых, устранение неэтичного поведения как одной из главных причин низкого качества государственных и муниципальных услуг, в том числе за счет внедрения системы соответствующих поощрений и санкций. В-третьих, развитие умений и навыков учета этических последствий бюрократических решений. Чем более частный характер носит то или иное бюрократическое решение, тем ближе оно к судьбе отдельного человека и, зачастую, бывает связано с проблемой «трагического выбора». Отдельным служащим приходится брать на себя ответст
венность, без какой-либо возможности разделить ее с руководителями. Этические правила в этом случае призваны ослабить моральную ответственность чиновника.
Инструментами регулирования служебной этики служат, во-первых, правила, инструкции, кодексы. Во-вторых, подготовка и переподготовка госслужащих. В-третьих, воздействие через ролевые модели, навязываемые руководителями и организационными структурами. В-четвертых, децентрализация и участие общественности в работе государственных учреждений.
В докладе Комитета экспертов по государственному управлению Экономического и социального совета ООН отмечается, что инновации «государственно-административной деятельности должны рассматриваться как средства достижения целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия» [Комитет экспертов по государственному управлению. Пятая сессия, 02.03.2006, E/c.16.2006/2]. При этом выделяются четыре основные тенденции: Обеспечение верховенства права; Обновление государственного и общественного управления; Переосмысление роли государства; Наполнение демократии новым содержанием и расширение возможностей для участия в формировании политики.
Все это должно способствовать росту доверия к государству и репутации государственных служащих, демократизации и слиянию институтов гражданского общества и государства. С этих позиций ООН будет оценивать инновации в госуправлении, отмечая их новизну, результативность в достижении целей тысячелетия, возможность передачи другим странам и распространения в иных программах.
<< | >>
Источник: В.П. Колесов. Человеческое развитие: новое измерение социально-экономического прогресса. 2008

Еще по теме Административные реформы и их значение для развития человека:

  1. Административные реформы и их значение для развития человека
  2. Роль труда в развитии человека и общества Значение труда в развитии человека
  3. 1. Значение технологических инноваций для экономического развития и укрепления национальной безопасности
  4. СУТЬ ДЕНЕЖНОГО РЫНКА И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  5. 3. Как действует мировой рынок и его значение для развития хозяйств отдельных стран
  6. Измерение гендерного неравенства в «Докладе о развитии человека»
  7. Измерение гендерного неравенства в «Докладе о развитии человека»
  8. Воздействие экологического фактора на человеческое развитие и здоровье человека
  9. Воздействие экологического фактора на человеческое развитие и здоровье человека
  10. Урок 39 ЛУЧШИМ ВРЕМЕНЕМ ДЛЯ РЕНЕССАНСНОГО ЧЕЛОВЕКА БЫЛ РЕНЕССАНС
  11. 1.3. Экономический человек и концепции человека в других общественных науках
  12. ГЛАВА 12 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ И РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ
  13. Государственный комитет по развитию и реформам и министерства формируют политику
  14. 7.2 Влияние реформ Петра I на развитие учета в России
- Бюджетная система - Внешнеэкономическая деятельность - Государственное регулирование экономики - Инновационная экономика - Институциональная экономика - Институциональная экономическая теория - Информационные системы в экономике - Информационные технологии в экономике - История мировой экономики - История экономических учений - Кризисная экономика - Логистика - Макроэкономика (учебник) - Математические методы и моделирование в экономике - Международные экономические отношения - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги и налолгообложение - Основы коммерческой деятельности - Отраслевая экономика - Оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Политэкономия - Региональная и национальная экономика - Российская экономика - Страхование - Товароведение - Торговое дело - Финансовое планирование и прогнозирование - Ценообразование - Экономика зарубежных стран - Экономика машиностроения - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика полезных ископаемых - Экономика предприятий - Экономика природных ресурсов - Экономика сельского хозяйства - Экономика труда - Экономика туризма - Экономическая история - Экономическая публицистика - Экономическая социология - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ - Эффективность производства -